read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Георгий Гуревич.

Делается открытие


----------------------------------------------------------------------
Сборник "НФ-19".
OCR & spellcheck by HarryFan, 19 August 2000
----------------------------------------------------------------------
Повесть в 12 биографиях


Вам нужен свет. Синие сумерки за окном, трудно различать буквы. Вы
протягиваете руку, легкое движение пальцем, и тьма отступила за окно, тени
заползли под кусты. Подправили движок, отрегулировали яркость и оттенок.
Какой вам свет по душе: дневной, резкий и трезвый, желтоватый вечерний -
мягкий, интимный, успокаивающая голубизна для ночи или красноватый цвет -
праздничный, будоражащий? Всего два движения пальцем.
Вам нужен совет. Тут уже больше движений, целых девять, потому что у
друга девятизначный номер, девять клавиш надо нажать. Ну и вот он - на
экране, улыбается, кивает. "Надо помочь?" - "Помоги, если не занят". -
"Ну, показывай!" - "Вот посмотри, я сделал график. Должна быть плавная
кривая, а получается зигзаг..."
Вам нужен обед. Тоже девять движений. Другой девятизначный номер. На
том же экране милая девушка, диетолог, хозяйка вашего стола. "Леночка, чем
вы накормите сегодня? Блинчики вчера были просто великолепны". - "Я бы не
советовала, при сидячей работе не стоит каждый день мучное". - "Ну, все
равно, пришлите что-нибудь на ваше усмотрение. Некогда заниматься
гастрономией, голова занята..."
И через пять минут звоночек пневмопочты извещает, что обед подан,
прибыл по трубопроводу.
Вы не удивляетесь, привыкли. Так оно и полагается. Щелк-щелк-щелк и
звоночек. Получаете все, что требуется.
Но не так давно, даже в начале прошлого века, нередко все это выглядело
иначе. Когда за окошком сгущались сумерки, прадеды ваши, чиркнув вонючей
спичкой, зажигали свечу - желтый цилиндрик, восковой или жировой. И,
прикрывая хилый огонек от дуновения, несли эту свечку на стол,
потрескивающую, оплывающую, капающую жиром, чтобы, осветив кусочек стола,
а неверном пляшущем свете разбирать нечеткие буквы.
А чтобы посоветоваться с другом, отложив все дела, надевали пальто,
шапку, калоши и пешком шлепали через весь город, тратя час или два на
дорогу. Люди обеспеченные могли заложить карету или оседлать лошадь:
затолкать ей железо в рот, седло взгромоздить на спину, затянуть подпругу,
коленкой упираясь в лошадиный живот, переодеться для верховой езды, сапоги
натянуть специальные, шпоры к ним прицепить: все равно, добрый час на
сборы. И ехали наугад, могли и не застать дома. Тогда приходилось
поджидать, пока друг вернется неизвестно откуда. И, вернувшись, он,
естественно, приглашал пообедать; полдня прошло уже. А для обеда надо было
наколоть дрова. Кряхтя и крякая, толстые чурбаки разбивали тяжелым топором
- колуном. И особо собирали щепки, от щепок откалывали тоненькие лучинки,
потому что печку растопить было не так просто: огонь загорался не сразу.
Сначала спичкой поджигали бумагу, от бумаги загорались лучинки, от них
щепки посуше, а потом уже, треща и пуская смоляные слюни, начинали гореть
поленья, пламя с протяжным гулом устремлялось в трубу, плита раскалялась
постепенно. Вот тут можно было ставить на нее кастрюли, чтобы кипятить
воду, в в кипящей воде варить мясо или овощи. И не пять минут, часа два
проходило до обеда. И не пять минут, весь день уходил, чтобы
посоветоваться с другом.
Удивительная растрата времени. Мудрено ли, что жизнь развивалась так
неторопливо тогда?
Сегодня вам некогда. Дел по горло, а времени в обрез. К утру
обязательно, хоть трава не расти, надо подготовить доклад, закончить
расчеты, перечитать материалы, да еще одной девушке надо помочь, милой
девушке, которая без вас ни за что не разберется. Ну что ж, вы знаете, как
управиться со всеми делами. Вы неторопливо собираете книги, складываете
дорожный чемоданчик и шагаете через улицу, в ближайший Дом срочности. Есть
свободная комната? Пожалуйста. Набираете на двери отношение 1:4, или 1:10,
или 1:24. Переступаете порог, и в вашем распоряжении ускоренное время. В
большом мире проходит час, у вас - сутки. За двадцать минут выспался,
сорок минут поработал, выспался еще раз. И через два-три часа вы
подготовлены. Можете бежать к той девушке, которая без вас нипочем не
справится.
Каждый из нас - хозяин времени.
Студенту не хватило дня перед экзаменом. Забежал на два часа, получил
дал дня.
Девушке не хватило часа, чтобы принарядиться. Заглянула на часок, новое
платье склеила.
Ночной дежурный зашел выспаться перед сменой. Выспался за двадцать
минут.
Вообще, десять смен подряд - не подвиг. Можно поспать перед каждой.
Сколько здоровья сохраняется, сколько снято напряжения!
Поэт отошел от праздничного стола, сочинил мгновенный экспромт,
почеркал, поправил, проверил на слух, выучил наизусть.
Актер повторил роль перед действием, или новую выучил, чтобы
заболевшего заменить.
Или сам заболевший ложится в срочную больницу. Там и вылечится и
отлежится и сил наберется за сутки.
Впрочем, вы все это знаете. Частенько заглядываете сами в Дом
срочности. Даже злоупотребляете, упрекают вас иногда, что не умеете
организовать свое естественное время.
Но так было не всегда. Было время, когда люди сами покорялись времени.
Время плыло величавой рекой, а люди томились на берегу, ожидая своей
очереди, или же, захлебываясь и суетясь, торопились переплыть, пока не
унесло невесть куда. Даже поговорка была: "хуже нет - ждать и догонять".
Ожидающие, тоскуя и зевая, придумывали способы убивать лишние часы:
бессмысленными разговорами, бессмысленной игрой, бесцельными прогулками. А
другие, нервничая, метались от одного дела к другому, комкая, бросая на
полпути, небрежничая, что-то упуская, суетой изматывая себя больше, чем
работой. Казалось бы, так просто; сожми время ждущему, растяни
перегруженному. Но даже идея такая в голову не приходила. Людям прошлого
тысячелетия все казалось, что законы природы непреодолимы. Умирать
обязательно, стареть обязательно, горевать обязательно и обязательно
подчиняться времени. Непреодолимо его своевластие. Недаром у античных
греков бог времени Кронос был отцом всех богов, и жесточайшим: пожирал
своих же отпрысков.
И время пожирало своих детей до той поры, пока...



1. ЗАДАЧА (ИВАН АНИКЕЕВ)
Этот человек жил в двух эпохах одновременно: мысленно - в третьем
тысячелетии, а физически - в начале XX века, в царской России, в уездном
городишке на Средней Волге.
Напрягите свое воображение, попытайтесь представить себе жилище того
времени, так называемую "избу". За крошечным коридорчиком - "сенями" -
одна-единственная комната - "горница". Половина ее занята громоздкой
выбеленной мелом печью, наверху тряпье и старые шубы - это постель. Вдоль
щелястых бревенчатых стен сундуки и широкие скамьи - лавки. На них сидят,
на них и спят. В углу несколько икон, перед одной зажженная чашечка с
маслом - лампадка. Левее шаткий столик, керосиновая лампа, которая громко
называлась "молнией". Полочка для книг на клинышках, вбитых в деревянную
стену.
Вот в такой обстановке рождалась темпорология - одно из высших
достижений XXI века.
А за подслеповатым окошком простор: величественная река и заливные луга
до самого горизонта. Река была оживленно-суетливой во времена Аникеева:
масса лодок, лодчонок, парусников, баржи нагружались, баржи разгружались.
На берегу громоздились бочки с керосином, связки вонючих кож, пирамиды
полосатых арбузов. Грузчики вереницей бежали по сходням, неся мешки на
собственном горбу, незанятые дремали тут же на берегу, привязав к босой
ноге бирку: "Меньше чем за полтинник не будить". Пьяные дрались у кабака,
упившиеся дремали в канаве. Нищие гундосили у церковных ворот. И надо всем
этим плавал колокольный звон: басы, густые, как мед, и мелкие колокольцы,
словно мухи над медом.
Дремучая жизнь. Дремотное время. И в такой обстановке - думать о том,
чтобы пришпорить секунды!
Выдавала Россия такие чудеса. А откуда пришли в науку Ломоносов,
Циолковский, Мичурин? Откуда пришли в литературу Горький или Есенин? Иван
Аникеев из этого ряда.
Он обожал книги, не любил, а обожал, читал молитвенно и восторженно.
Всю жизнь его восхищала и утешала возможность уйти из тусклой жизни в
праздничный мир мудрых мыслей. Он так был благодарен авторам, всем авторам
до единого, за то, что они, не чинясь, делились с ним - полуграмотным
мальчишкой, откровенно беседовали о вещах серьезных и задушевных.
И правда, есть великий демократизм в книгопечатании, в слове,
обращенном к каждому, к кому угодно.
Отец Ивана работал на пристани слесарем, на ремонте судов. Некоторый
достаток был у него, сына он отдал в школу. К сожалению, как все
мастеровые вокруг, старший Аникеев пил, даже запивал, спуская вещи в



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.