read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Юлия Латынина.

Проповедник



© Copyright Юлия Латынина, 1994
"Знание -- сила", NoNo 7-12, 1994.



Глава первая
-- Все, -- сказал Филипп Деннер, -- через два месяца эта планета
превратится в ад. Через два месяца и три дня. Хоть часы ставь. .
И он в самом деле снял с полки электронный будильник и начал нажимать
на кнопки, -- впрочем, потому лишь, что будильник выключился вместе с
электричеством час назад.
-- За работу в аду, -- сказал Антонио, -- повышают жалованье.
Деннер поморщился. Филипп С. Деннер -- исполнительный директор
"Anreco", и своим напоминанием о жалованье Антонио словно обварил его сердце
кипятком.
Деннер воздел руки кверху и воскликнул:
-- Международный арбитражный суд! "Харперс" просто дал сенатору
Федерику Дейну вот такую взятку!
-- А мы почему не дали взятки? -- ледяным тоном спросил Антонио
Серрини.
Я вынул из кармана фляжку местной просяной водки, взял три
пластмассовых стаканчика и разлил по ним водку. Это было первый раз в жизни,
чтоб я пил на службе, но ведь у всего должен быть первый раз...
Антонио вылил свой стаканчик в себя.
-- Вы понимаете, -- сказал я Деннеру, -- что население страны
голосовало не против Президента? Оно голосовало против "Анреко".
-- Какого черта, -- сказал Деннер, -- мятежников поддерживает
"Харперс".
-- Против "Анреко", -- повторил я, -- и особенно против личного друга
Президента господина Филиппа Деннера.
-- Я вас уволю! -- заорал Деннер. -- Вы меня не уволите, -- возразил я.
-- Вы не найдете на всей этой паршивой планете специалиста по связи, который
делает так много работы за так мало денег.
-- Мне плевать! -- взвизгнул Деннер. -- Вы мне надоели! Добиваетесь
того, чтобы перебежать в "Харперс"? Только попробуйте! За первое же ваше
изобретение там я предъявлю вам иск, что вы его сделали службе "Анреко".
-- Добрый день, -- сказал кто-то за нашими спинами.
Антонио и я обернулись. В приоткрытую дверь кабинета заглядывал человек
лет пятидесяти, невысокий, с округлым румяным лицом и рыжими волосами. Глаза
у него были большие, цвета сухой персиковой косточки. Приятные глаза. Одет в
безупречный костюм, в руке -- немного старомодный чемоданчик, через
чемоданчик перекинут светло-зеленый плащ.
-- Я бы, -- сказал человек, -- хотел видеть пресс-секретаря компании
"Анреко" Эрика Байна.
Деннер хлопнул глазами. Раз и два.
-- Это, -- сказал Деннер, -- кабинет исполнительного директора. К-кто
вас сюда пустил? Где мои секретари?
-- Вы кто, -- спросил я, -- журналист? С Земли?
Конечно, журналист, черт их побери! Корабль, который привез
окончательное решение арбитражного суда, должен был привезти и целый выводок
журналистов: страна будет подыхать, а они будут делать волнующие репортажи.
Кстати, в здание пускали только служащих компании.
Антонио встрепенулся:
-- Слушайте, -- сказал он человеку, -- я вас видел на экране. Вы --
Арнольд ван Роширен.
Незнакомец кивнул. Деннер страдальчески крякнул. Я уже говорил: что бы
Деннер ни увидел, его реакция проста: "А сколько это стоит компании?"
А Антонио засмеялся и сказал:
-- Мистер ван Роширен, советую вам убираться с планеты этим же рейсом.
На какой-нибудь курорт. И читать там свои проповеди по телевизору увядающим
дамам. А то вы будете единственным телепроповедником, еще при жизни попавшим
в ад. Потому что через два месяца это будет самое близкое к аду место.
-- А зачем вы сюда пожаловали, мистер ван Роширен? -- поинтересовался
я.
-- Привести, -- ответил он, -- враждующие стороны к согласию.
Мне показалось, что я ослышался. А Деннер спросил:
-- Это во сколько же вы обошлись старому Гарфилду?
-- Я, -- осторожно ответил ван Роширен, -- предлагал посредничество
даром. Однако "Анреко" не пожелала принять подобной услуги от лица, не
связанного с ней контрактом. Совет директоров испугался, что я буду
независим.
-- И какую же сумму вы запросили?
-- Четыреста девятнадцать кредитов.
-- Четыреста девятнадцать кредитов! Я вчера менял шины на
пуленепробиваемые, и то заплатил восемьсот!
Деннер изумленно рассмеялся и сказал:
-- Пожалуй, вы больше и не стоите.
Арнольд ван Роширен поклонился.
-- Спаситель наш,: -- промолвил он, -- стоил тридцать Серебреников, и
на современные деньги это около четырехсот двадцати кредитов. Полагаю, что
стою хотя бы на кредит дешевле.
И вышел.
Антонио покрутил пальцем у виска.
-- Я всегда говорил, -- сказал Деннер, -- что нам надо было самим
продавать оружие! Если бы мы продавали оружие хотя бы Президенту, то
"Харперс" просто нечего было бы делать в этой стране!
Я поднялся и ушел в свой кабинет. Под его дверью уже лежали привезенные
с Земли газеты недельной давности. Я разложил их на столе и стал смотреть с
конца. Последняя газета была от семнадцатого числа. Арбитражный суд вынес
свое решение четырнадцатого числа, и на роль новости его решение уже не
годилось. Новостью был Арнольд ван Роширен. Журналисты взяли у него
интервью, в котором он объяснил, что отправляется на Новую Андромеду, чтобы
предотвратить гражданскую войну. "Это очень просто, -- сказал проповедник,
-- Я хочу, чтобы Президент и полковник встретились друг с другом. Глядя друг
другу в глаза, они осознают взаимные грехи и попросят друг у друга прощения.
Господь принесет народу мир".
Где-то внизу слабо ухнуло, мигнул свет, и на корпусе служебного
компьютера загорелась красная лампочка в знак того, что энергия идет не из
сети, а из блока бесперебойного питания. Видимо, кто-то -- Президент или
полковник -- согрешил еще раз.
Через три часа Антонио заглянул ко мне.
-- Пошли, -- сказал он, -- я хочу напиться, а здесь нам вечно будут
мешать.
Мы проверили пистолеты и пошли.
У стеклянных вращающихся дверей нас поджидали репортеры.
-- Мистер Денисон, -- сказал один из них, -- ваши комментарии по поводу
решения арбитражного суда.
Я высказал свои комментарии коротко и энергично.
-- Ой, -- сказал молоденький репортер, покраснев до ушей, -- по
транссвязи это не пропустят.
Я высказал ему мое сожаление -- в тех же выражениях.
-- Мистер Серрини, -- спросил другой, -- что вам известно об Арнольде
ван Роширене? Это правда, что он нанят непосредственно вашим отделом? Вы
рассчитываете, что его связи с оголтелыми правыми кругами могут образумить
местную военщину?
Антонио сказал:
-- Мой отдел занимается обеспечением безопасности служащих компании.
Мой отдел не занимается Господом Богом. Я ничего не знаю о ван Роширене. Два
года назад я где-то видел запись его проповеди. Он проповедовал слово Божие
и любовь между людьми.
-- Мне нужны новости, а не пропаганда, -- возразил репортер.
-- Что значит "пропаганда"? -- справился Антонио Серрини.
-- Отрицательная информация -- это новости, положительная информация --
это пропаганда, -- пояснил репортер.
-- А ну катись отсюда! -- сказал Антонио.
-- А вам известно, -- спросил с надеждой репортер, -- скажем, чтобы он
преследовал домогательствами своих прихожанок или присваивал пожертвования?
-- Ничего такого я не слышал, -- сказал Антонио.
На следующее утро по пути на работу я заехал в гостиницу, где
остановился ван Роширен.
Гостиница стояла на малой базарной площади. Первый этаж был сделан из
камня, остальные два -- из дерева. Крыша, по местному обычаю, была сложена
из деревянных плашек, крашенных под черепицу. По ту сторону площади стоял
местный храм со статуей бога-привратника. Боевики Президента отбили богу
голову и приставили сверху гипсовую голову Президента, Начиналась весенняя
засуха, и все -- гостиница, храм и пустая базарная площадь -- было покрыто
густым слоем пыли. Бог с головой Президента грустно глядел на запустение.
Я поднялся на третий этаж, перевернул табличку "Просьба не беспокоить",
исполненную на асаисском и на английском. По-английски табличка была
написана с одной ошибкой. По-асаисски ошибок было две. Я постучался. Мне
никто не ответил, хотя в номере что-то бубнило. Я повернул ручку и вошел.
Ван Роширен стоял на коленях и говорил вполголоса. Собеседник его в
древнеримских плавках висел перед ним на кресте в двух метрах от пола. Судя



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.