read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Дэвид Вебер


Клятва мечей


(Бог Войны-1)
David Weber. Oath of swords (1995)

Распознавание и вычитка - Дмитрий Горбачев

Базел Бахнаксон из племени градани Конокрадов - совсем не рыцарь в сияющих доспехах. Его соплеменники известны непредсказуемыми приступами ярости, кровожадностью и тем, что не всегда ведут себя так, как это принято у более цивилизованных народов. Ни одна из остальных четырех рас не любит градани. Помимо этого, Базелу мешают жить и личные неприятности: нарушенные обязательства заложника, преследования мстительного принца, награда, обещанная за его голову. Ему не нужны еще и чужие проблемы, к тому же проблемы богов. И уж тем более проблемы Бога Войны.
Почему же он оказался за тысячу лиг от дома, в гуще политических интриг и авантюр? Что заставило его иметь дело с наемными убийцами, демонами, колдунами, черной и белой магией, Богами Тьмы, Богами Света, плохими поэтами и алчными содержателями постоялых дворов? И наконец, как его занесло в бухту Борталык?
Во всем этом виноват Бог Войны...


Градани (сущ.): 1) одна из пяти первичных человеческих рас. Отличаются заостренными ("лисьими") ушами, высоким ростом и атлетическим телосложением, большой физической силой, неистовым темпераментом; 2) варварски или буйно ведущий себя индивид; 3) негодяй, разбойник; (прил.) а) принадлежащий к расе г.; б) опасный, кровожадный, жестокий; в) предательский, недостойный доверия; г) неспособный к цивилизованному поведению (от староконтоварского хра - спокойный + данахи - лис).

Раж (сущ.) - граданское обозначение для состояния неконтролируемой кровожадной ярости, в которое иногда впадают их соплеменники. Некоторые исследователи относят его к последствиям ритуалов черной магии, практиковавшейся во времена Падения Контовара (см.).

Кодекс Оттовара - свод законов белой магии, введенный Советом Оттовара незадолго до Падения Контовара. Древние источники сообщают, что Кодекс запретил магию крови и использование колдовства против лиц, не владеющих магией. Нарушение этих запретов рассматривалось как тяжкое преступление. Ходят слухи о том, что колдун Венсит Румский (см.), последний Глава Совета Оттовара, еще жив и пытается возродить Кодекс с помощью Ордена Семкирка.

Новый Манхомский энциклопедический словарь
норфресских языков.
Королевско-Имперское издательство,
Колледж Короля Кормака
Манхом

ГЛАВА 1

Не надо было срезать.
Базел Бахнаксон понял это сразу же, как услышал звуки, доносящиеся из чернильно-черного поперечного прохода. Если он хотел попасть к Брандарку без ведома охраны, надо было идти по задним коридорам, которыми пользовались только многочисленные дворцовые слуги и еще более многочисленные рабы. Здесь же ему вряд ли удастся остаться незамеченным. Ох, не надо было срезать путь только для того, чтобы избежать предательских закоулков старого замка.
Он стоял в скудно освещенном зале, наполненном зловонием редких факелов (дорогие масляные лампы использовались только в покоях Чернажа и его "придворных"), и пошевеливал остроконечными чуткими ушами, улавливая малейший шум. Затем он замер, распознав источник звука, и выругался. Это не его дело, сказал он себе. Его дело - держаться подальше от любых неприятностей. Ведь он уже не в первый раз слышал подобные вопли в Навахке... и ничего-то принц Харграма не мог здесь поделать.
Он сжал рукоять кинжала и стиснул зубы в гневе, который вынужден был скрывать от своих "гостеприимных хозяев". Отец направил его сюда послом. Фактически - заложником, в который раз угрюмо подумал Базел. Армия князя Бахнака наголову разбила Навахк и его союзников, но Харграм был городом-государством, не имевшим союзников. Его войско было слишком малочисленным, чтобы оккупировать территорию поверженного противника.
Многие вожди градани довели бы до разорения собственные владения, стремясь добавить к ним новые территории. Но Бахнак не был обычным вождем. Он знал, что не может быть прочного мира, пока жив Чернаж, однако хорошо понимал, что случится, если он рассеет свои силы по отдельным гарнизонам, слишком слабым, чтобы выстоять в одиночку. Он мог разбить Навахк и его союзников в битве, но, чтобы покорить их, ему нужно было время. К тому же требовалось упрочить отношения с союзниками, которых привлекли к нему военные победы. И он купил себе это время, опутав Чернажа и его сторонников паутиной мирных предложений, договорами о совместной обороне и дополнительными условиями, разобраться в которых было трудно и Пурпурному Лорду. Полдюжины подозревающих друг друга вождей градани решили, что задача для них слишком сложна, и потребовали более простых (и традиционных) средств ее разрешения. Бахнак настоял на обмене заложниками. Базелу не повезло, потому что Навахк, наиболее сильный противник Харграма, мог претендовать на заложника из правящей семьи.
Именно в этом случае Базел очень хотел бы избежать обязанностей, которые накладывало на него положение сына Бахнака. Быть градани Конокрадом уже было довольно рискованно. Он на голову возвышался над самыми рослыми гвардейцами племени Кровавого Меча, и это сразу же выдавало чужака. Но хуже всего, что сокрушительные поражения унизили Навахк, что сделало Базела ненавистным чужаком. Но и с этим можно было примириться, если бы Навахком не управлял князь Чернаж, который не только ненавидел князя Бахнака и его сына, но и презирал их как выродков, изнеженных слабаков. Его прихвостни наперебой подражали своему повелителю, каждый старался показать, что его презрение глубже.
Пока что положение заложника обеспечивало Базелу относительную безопасность, и его меч не покидал ножен. Но ни один градани по своей природе не подходит на роль дипломата, и Базел подозревал, что годится для нее еще меньше других. Тем более здесь, где приходится молча выслушивать оскорбления, за которые в ином месте обидчик заплатил бы кровью. Иногда ему казалось, что Чернаж намеренно хотел бы вывести его из терпения, ввести в раж, чтобы получить предлог стряхнуть путы унизительных соглашений. Или Чернаж воображал, что воины Харграма более не способны впадать в раж? О таком скользком типе, как Чернаж, трудно было что-то утверждать наверняка, но в его безграничной ненависти и презрении к князю Бахнаку и всем харграмским нововведениям можно было не сомневаться.
В общем-то, Базел мог понять точку зрения врага. Ведь он сам был градани. Ему было знакомо стремление сражаться, горячая жажда ража, он разделял отвращение своего народа к любой слабости. Но вот чего нельзя было понять, так это как может Чернаж всерьез считать Бахнака дураком. Чернаж с насмешкой говорил, что Харграм - город торгашей, разучившихся воевать, но не думал же он, что Харграм обязан всеми своими военными победами исключительно воле случая?
Конечно, сам Базел, когда был еще подростком, с сомнением относился к странностям своего отца. К чему воину уметь читать, писать, знать арифметику? Какое дело вождю до таких вещей, как торговля, ремесла, зачем заниматься такими глупостями, как законы о ростовщичестве или правах собственности? Зачем надо было обучать солдат держать строй, вместо того чтобы стремительной атакой вырвать у врага победу? И уж конечно - Базел невольно улыбнулся своим юношеским воспоминаниям, - еженедельное мытье способно разрушить человеческий организм!
Теперь он больше не сомневался. Армия Харграма не просто побеждала впятеро превосходящие ее по численности войска противника. Она наносила им сокрушительное поражение, уничтожала их, потому что подчинялась железной дисциплине. Карты отличались точностью, а командиры четко и быстро маневрирующих частей (или хотя бы их помощники) были грамотны, могли читать приказы князя и слаженно взаимодействовать на поле боя. Армия Харграма была обучена по единым правилам, могла четко держать строй и была оснащена оружием, созданным в собственном городе в кузницах и мастерских тех самых "лавочников", которых так презирал Чернаж.
Эти уроки усвоили и другие соплеменники князя Бахнака, и союзники, собирающиеся теперь под его знамена. Попав в Навахк, Базел смог еще раз убедиться в том, насколько полезны были нововведения отца. Столица князя Бахнака не была ухоженным городом, когда он вступил на престол, но Навахк сейчас был намного хуже, чем Харграм тогда. Его вонючие улицы были всегда завалены отбросами, нечистотами, дохлыми крысами. Люди никогда не мылись, от них исходил не только отвратительный запах, но и ощутимая угроза готовой разразиться эпидемии. И над всем этим надзирали чванливые чинуши принца, грабящие народ, вместо того чтобы им управлять.
Прежде чем вступить в армию Навахка, Чернаж был просто разбойником. Он быстро выдвинулся, сделал карьеру и захватил трон. Чернаж гордился грубой силой, которая привела его к власти. Базел тоже ценил силу и считал слабость достойной лишь презрения. Он знал, что его отец не удержался бы на троне и секунды, если бы проявил слабость. Но для Чернажа сила и беззаконие были синонимами. Бесконечные войны сделали Навахк самым устрашающим из всех городов Кровавого Меча, но весь Навахк трепетал перед Чернажем, а пятеро его сыновей были еще хуже папаши.
Поэтому-то заложнику из Харграма меньше всего пристало стоять в полутемном зале, прислушиваясь к крикам и раздумывая, не стоит ли вмешаться. Кроме того, кто бы там ни вопил, он тоже принадлежал к племени Кровавого Меча. А если не считать Брандарка, то никто из этого племени не стоил даже времени, чтобы послать его к Фробусу, не говоря уж о том, чтобы рисковать из-за него жизнью.
Базел высказал себе это со всем хладнокровием, на какое был способен, грязно выругался и нырнул в темный проход.

Кронпринц Харнак ухмыльнулся, и его кулак снова с размаху опустился на лицо Фармы. В ответ раздался приглушенный стон, более слабый, чем при предыдущем ударе, и принесший Харнаку меньше удовлетворения. Рот Фармы был заткнут, силы покидали ее. Но покрытая металлическими заклепками рукавица Харнака взрезала ей кожу, оставив кровоточащие царапины, и тогда он испытал прилив упоения своей властью, более мощный, чем от насилия над девушкой.
Он подождал, пока она сползет по стене на пол, неловко, из-за невозможности пользоваться связанными за спиной руками, отползет, потом ударил по ребрам. Разорванная рубашка, запиханная в рот девушки, заглушила вскрик, когда его сапог отбросил ее к каменной стене. Принц засмеялся. Сука. Она, видишь ли, слишком хороша для принца крови. Теперь она, конечно, иного мнения...
Он наблюдал, как она пытается сжаться в комочек, наслаждаясь ее ужасом и беззащитностью. Изнасилование могло отвратить от него даже людей отца, но никто не догадается, кто поимел эту сучку. Когда найдут ее труп и увидят, что он с ней сделал - и еще сделает! - они придут как раз к тому заключению, на которое он рассчитывает: кто-то одержимый ражем разделал ее, как свинью. И...
Эти приятные мысли были прерваны, когда раздался громовой удар в дверь и в лицо ему полетели щепки. Дверь давно заброшенной опочивальни была толста и прочна, как и все двери старого дворца, но ее засов мгновенно исчез в облаке обломков, а сама дверь, соскочив с одной из петель, грохнулась в проем. Харнак в панике отпрыгнул, лихорадочно обдумывая, как подкупом или угрозами спастись от последствий неожиданного разоблачения. Но когда он узнал застывшую в проеме фигуру, его глаза расширились от изумления. Вошедший же смотрел на обнаженную избитую девушку, скорчившуюся у противоположной стены.
Затмившую проем фигуру нельзя было ни с кем спутать, но за нею никого не было, и Харнак пробурчал что-то себе под нос с презрительным облегчением. Ничего не скажешь, парень он здоровенный, но все же Базел из Харграма в счет не идет. Два года этот жалкий трус прикрывается статусом заложника, глотая оскорбления, которых бы не стерпел ни один воин, и у него только кинжал, тогда как меч Харнака лежит тут же, под рукой, на полуразвалившейся кровати. Базел не поднимет руку на наследника престола, особенно с восемнадцатью дюймами стали против сорока! А если он даже проболтается о том, что видел, никто в Навахке не отважится поверить такому рассказу о принце крови. Особенно если Харнак позаботится о бесследном исчезновении Фармы, пока тот бегает за помощью. Харнак приосанился, снова обретая привычную уверенность и собираясь окриком заставить незваного гостя покинуть комнату. Но слова замерли у него на губах, когда к нему обратился взгляд Базела.
Харнак ощутил в животе ледяной ком. Он еще успел почувствовать резкий приступ ужаса, словно пронзивший его насквозь, и сделать отчаянную попытку дотянуться до меча, и тут глотку зажимом перехватила железная рука. Звать на помощь не имело смысла, он сам выбрал местечко, чтобы не были слышны крики его жертвы. Да он и не мог издать ни звука, когда его за горло подняли в воздух. Его кулаки в клепаных перчатках бессильно колотили Базела в грудь, и тут другая рука противника, на этот раз не зажим, а кистень, врезалась ему в живот.
Харнака вырвался сдавленный крик, когда треснули три нижние ребра. А когда дубовое колено ударило ему между ног, он просто взвыл.
Кистень обрабатывал его тело снова и снова, и мир померк в глазах Харнака.
Остатком сознания он почувствовал, как его хватают одной рукой за шиворот, другой за пояс. Принц Харнак Навахкский, хрипя, взлетел в воздух, его тело описало дугу и стукнулось о стену. Удар лицом о камень резко оборвал его хрип.
Он сполз по стене, оставляя кровавый след, а Базел подошел к нему, чтобы завершить начатое. Его мышцы подрагивали, в них бушевала ярость, но забрезжил и здравый смысл, и он заставил себя остановиться. Закрыв глаза, он сделал глубокий вдох, стараясь подавить гнев. Это было нелегко, но вот безумие отхлынуло, не успев переродиться в раж. Он встряхнулся, открыл глаза и огляделся. Костяшки пальцев были разбиты о заклепки на кожаном колете противника. Он повернулся к жертве Харнака.
Она в ужасе отпрянула. Девушка была слишком избита и измождена, чтобы понять, что это не Харнак. Почувствовав его бережное прикосновение, она застонала.
- Ну, ну, милая, - пробормотал он, с горечью сознавая, как бесполезны утешающие интонации, но не переставая нежно успокаивать девушку. Ее судорожные рыдания утихли, один глаз открылся, со страхом глядя на него, другой заплыл кровоподтеком, щека под ним была разбита.
Он слегка прикоснулся к ее волосам и вздохнул, узнав ее. Фарма. Кто, кроме Харнака - или его братьев, - смог бы изнасиловать девушку, находящуюся под покровительством их отца?
Базел приподнял ее и ощутил прилив ненависти, когда она вскрикнула от боли, вызванной движением сломанных ребер. Ее связанные руки напомнили ему о разглагольствованиях Харнака о храбрости и стойкости. Храбрость заставила "воина" связать руки девушке-подростку, вдвое меньше его, изнасиловать ее и избить до полусмерти!
Он усадил девушку на сундук у стены. Сундук не отличался чистотой, но это была единственная мебель в комнате кроме кровати, на которой Харнак над ней надругался. Фарма дрожала от боли и ужаса, но наклонилась вперед, чтобы помочь Базелу разрезать шнур, врезавшийся ей в запястья. Освободив руки, Фарма сама вытащила изо рта тряпки. В ее открытый глаз возвращалось осмысленное выражение.
- Благодарю вас, милорд, - прошептала она. - Спасибо.
Ее ладонь сжала его руку с удивившей его силой. Конечно, Фарма тоже была градани, какой бы тоненькой и хрупкой ни казалась она в сравнении с Базелом.
- Спокойно, спокойно. Тебе не нужно меня благодарить, - проворчал Базел, только сейчас заметив ее наготу и отвернувшись. Он заметил сброшенный Харнаком плащ, сгреб его и протянул девушке, стараясь не глядеть на нее. Она взяла плащ со странным звуком, в котором слышалось рыдание боли и стыда и одновременно будто бы отзвук подавленного горького смеха.
Звук этот глубоко пронзил Базела, вновь возбуждая его ярость. Он выиграл несколько мгновений, чтобы восстановить самообладание, оторвав полосу от не слишком чистой рубашки Харнака и обматывая свои кровоточащие костяшки и ладонь. Задержка мало помогла, и его так и подмывало схватиться за кинжал при взгляде на лежащего без движения Харнака. Изнасилование, Это преступление не извинял даже раж, Даже в Навахке. Женщины градани и без того выносили слишком много тягот, кроме того, они не были подвержены ражу, обеспечивая хоть какую-то стабильность, необходимую племенам градани для выживания.
- Лиллинара послала вас! - Эти слова, с трудом произнесенные распухшими губами девушки, заставили Базела инстинктивно осенить себя охраняющим знамением. Фарма завернулась в плащ Харнака, борясь с болью и последствиями потрясения, и вытирала куском рваной ткани, оставшейся от ее одежды, разбитые нос и губы.
- Не пугай меня, девушка. Ничего хорошего не жди, если смертные впутываются в дела богов. Мы оба сейчас с тобой в лабиринте Фробуса, - пробормотал он, и Фарма понимающе кивнула.
Понятия градани о правосудии были суровыми, что неудивительно для людей, подверженных ражу. Общепринятым наказанием за изнасилование была кастрация с последующим разрыванием лошадьми или четвертованием. Но Харнак был не просто сыном Чернажа. Он был старшим сыном, наследником престола, и десять лет правления Чернажа показали, что действие законов на него не распространяется. Фарма знала это лучше других, потому что ее отец и старший брат погибли от рук капитана княжеской гвардии. Каждый знал, что Чернаж был должен ее отцу крупные суммы. Князь простил гвардейца, приняв его версию о напавшем на него раже, а деньги, означавшие для Фармы средства для жизни или возможность бегства, просто исчезли. Таким образом, она оказалась под протекцией Чернажа, и ее положение фактически немногим отличалось от положения рабыни.
- Он... жив? - тихо спросила она.
- Гм... - Базел грубо пнул обмякшее тело, оно опрокинулось на спину, на губах принца запузырилась кровавая пена. - Жив, собака. Но сколько он еще будет в таком состоянии? Неизвестно. - Он нагнулся, прикоснувшись к вмятине на лбу Харнака. - Он выглядит еще менее симпатичным, чем раньше. В стену врезался довольно сильно, но башка у него как булыжник. Может выжить, чтоб его Крахана...
Базел пощупал кинжал. Перерезать глотку беззащитному, даже если это такая мразь... С другой стороны, надо думать о последствиях...
- Чалак видел, как он забрал меня с собой, - раздался сзади тихий голос Фармы, и Базел снова выругался. Прикончив Харнака, он может предохранить себя, но если брат принца знал о его планах относительно Фармы, смерть Харнака сделает ее положение еще безнадежней. Чалак мог бы промолчать, если бы устранение Харнака повысило его шансы на престол. Но он был лишь четвертым сыном Чернажа. Маловероятно, что устранение Харнака принесет ему существенную выгоду, а вот если он укажет отцу на убийцу брата...
Базел встал, глядя на недвижное тело у своих ног. Убийство Харнака не поможет Фарме, значит, не поможет и ему. Пытка развяжет любой язык, а Чернаж - большой любитель этого занятия. Он бы с удовольствием поразвлекся этим, даже не потеряв сына. Так что тогда пришлось бы перерезать горло и девушке...
- Как ты себя чувствуешь, милая? - спросил он, повернувшись к ней. Она ничего не ответила, и Базел не смог сдержать нетерпеливого жеста. - Мы оба - покойники, если останемся здесь, выживет он или умрет, все равно. Сможешь ты двигаться достаточно быстро, чтобы сбежать отсюда?
- Я... - Фарма посмотрела на Харнака, и ее передернуло. Потом она выпрямилась и кивнула, словно прочитав мысли Базела. - Я смогу. Не быстро, но смогу, милорд. - Голос у нее стал хриплым. - Только куда бежать?
- Да, вопрос хороший. - Базел снова пнул Харнака, чувствуя на себе ее взгляд, и доверие, светившееся в этом взгляде, не прибавляло ему уверенности. Он не желал ей зла, но невольно жалел, что услышал ее крики. И он не знал, насколько сможет оправдать ее доверие перед лицом грозящих им опасностей. Но что толку думать об опасностях, меньше их от этого не станет. Он сделал глубокий вдох и решился. - Думаю, такое место есть. Харграм.
- Харграм?
Он горько улыбнулся ее испугу. Очевидно, что он не может вернуться в Харграм. Даже если Харнак выживет, страшно подумать, какой поднимется шум. Если же подонок подохнет, Чернаж объявит Базела вне закона за нарушение кодекса заложника. Он может сделать это и в том случае, если Харнак останется жив. Видят боги, видят демоны, он давно благосклонно смотрел на провокации, подбивавшие Базела именно на такие действия. И если он, объявленный вне закона, появится при дворе отца, хрупкий мир, сдерживающий армии, рухнет.
- Да, Харграм. - сказал он. - Но только для тебя, девушка, не для меня. - Он отвернулся от Харнака. Время сомнений прошло, пора действовать. Он поднял Фарму на руки. - Я выбирал путь, чтобы никого не встретить. Будем надеяться, что мы и дальше ни с кем не столкнемся. И что этого ублюдка никто не найдет раньше времени.

ГЛАВА 2

Базел быстро двигался по темным коридорам, будто не замечая своей ноши. "Дворец" Чернажа был беспорядочным нагромождением полуразрушенных помещений, арок и переходов; самая старая его часть когда-то служила разбойничьим притоном, где скрывались от властей, подсчитывали и распределяли добычу. Следующие перестройки добавили ряд более нарядных и парадных залов, свидетельствуя о временах, когда правители Навахка стремились улучшить свою резиденцию. Привычки теперешнего правителя отражались на состоянии дворца катастрофически, некоторые части здания грозили вот-вот обрушиться.
Базел это знал. За два года он хорошо изучил дворец, ориентируясь в нем не хуже, чем рабы и слуги. Сейчас он использовал эти знания для безопасного прохода к своим покоям. Они были уже почти у цели, когда послышались легкие встречные шаги.
Он тихо, но с чувством выругался. Нельзя было представить худшего места для встречи. Кто-то быстро приближался по поперечному проходу к последнему перекрестку перед его комнатами. Пустой коридор за ним не давал возможности спрятаться. По крайней мере это был один человек, и он ссадил Фарму и вытащил кинжал.
Шаги все приближались. Они достигли перекрестка, и Базел прыгнул навстречу, но тут же остановился как вкопанный, когда его предполагаемая жертва в испуге отпрянула назад.
- Милорд? - Женщина средних лет схватилась за сердце, и Базел не мог не улыбнуться, несмотря на напряженность ситуации. Ее глаза были прикованы к сверкающему клинку, она была перепугана, но не бросилась наутек, потому что узнала его. Слуги Чернажа были запуганными существами, постоянно подвергавшимися опасностям и насилию. Немало времени понадобилось Базелу, чтобы убедить их в том, что он ни когда не причинит им вреда. Этот момент оправдал все его усилия.
- Извините, я не хотел вас испугать, Тала, - сказал он, убирая кинжал в ножны. В Харграме эту женщину называли бы управляющей дворцовым хозяйством. Здесь она была одной рабыней из многих, но чаще испытывала на себе придирки "чистой" публики. Она перевела дыхание, успокоенная мирным тоном Базела, и открыла было рот, но тут сзади неверными шагами выступила Фарма.
- Фарма! - Тала задохнулась от ужаса и подхватила девушку, нетвердо державшуюся на ногах, не давая ей упасть. Увидев состояние Фармы, Тала устремила вспыхнувший гневом взгляд на Базела, и он вздрогнул от ужасного подозрения, которым был полон этот взгляд. Он, однако, не мог винить ее за эту реакцию. Правда, Тала почти сразу же поняла свою ошибку, но ужас и ярость продолжали владеть ею.
- Кто, милорд? - прошептала она. - Кто сделал это?
- Харнак, - ответила вместо него Фарма, прижимаясь щекой к плечу Талы. Женщина посмотрела на Базела, как бы ожидая подтверждения, и он кивнул. Она хотела было что-то сказать, потом сжала губы и подтолкнула Фарму к нему.
Ни слова не говоря, она метнулась обратно к перекрестку, огляделась по сторонам и сделала ему знак рукой. Базел облегченно вздохнул, подхватил девушку и последовал за ней.
Тала вела их как разведчик до покоев Базела. Впустив их, она зашла, закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, глядя, как он опускает Фарму в кресло. С мрачным выражением лица, но не удивляясь, она смотрела, как Базел скинул свой камзол, натянул стеганый подкольчужник и снял с крюков кольчугу. Кольчуга была особо крепкая, пластинчато-чешуйчатая, прочнее, чем латы. Надев ее, он взял меч, перекинул перевязь через голову, подгоняя рукоять к левой лопатке. Тала снова заговорила.
- Он мертв? - Голос ее казался равнодушным.
- Дышал, когда я его оставил. Сейчас... - Базел пожал плечами.
Она кивнула, затем продолжила таким же ровным голосом:
- Я этого давно боялась. Он давно преследовал ее. - Тала замолчала и покачала головой. - Чем я могу помочь, милорд?
Базел мрачно потряс головой:
- Тала, вы понимаете, что говорите? Если он умрет или нас поймают в пределах дворца...
- Если вас поймают, будет уже все равно, помогла я вам или просто не вызвала стражу. - Она с тоской и жалостью смотрела на Фарму, сломленно обмякшую в кресле и, казалось, находившуюся в полубессознательном состоянии. - Это могло случиться со мной, милорд... Или с моей дочерью, если бы я была такой дурой, чтобы обзавестись дочерью.
Базел нахмурился, но она была права. Он уже подверг ее опасности, оказавшись на ее пути, и ему нужна была ее помощь.
- Главное - одежда, - сказал он. Тала понимающе кивнула. - У меня ничего для нее нет, а любой, кто увидит этот плащ...
- Да, милорд. Мы примерно одного роста, моя одежда подойдет. Еще что?
- Еще - забудьте, что видели нас. Мы выйдем через черный ход.
- Сможет ли она идти? - без обиняков спросила Тала, и Фарма вздрогнула:
- Смогу.
Тала скептически посмотрела на нее, и девушка выпрямилась в кресле, прижав руку к поврежденным ребрам.
- Смогу... и должна.
- Но куда вы... Нет, - прервала себя Тала. - Лучше, если я не буду знать ничего лишнего.
- Да, нам всем так будет лучше, - угрюмо согласился Базел и стал запихивать вещи в кожаный мешок, начав с тяжелого кошеля, который дал ему с собой отец.
- Хорошо, милорд, я постараюсь поскорее.
Она выскользнула, закрыв за собой дверь. Базел собирался быстро, решительно отбирая самое нужное. Много взять он не мог. Время от времени он посматривал в сторону Фармы. Она снова обмякла в кресле, не пытаясь больше демонстрировать свою бодрость.
Плохо было и то, что она явно оберегала правую сторону тела. Что-то там было сломано, и только боги знали, какие увечья нанес ей Харнак. Да, храбрости ей не занимать, но далеко ли она сможет уйти? И насколько быстро - ведь люди Чернажа будут преследовать их верхом уже через несколько часов.
Он, насколько мог, подавил свое беспокойство, застегнул мешок, задумчиво прикинул на руке арбалет, снабженный стальной пружиной. Еще одна вещь, служившая предметом насмешек Чернажа: что это за градани, если он полагается на стрелы, вместо того чтобы встретить врага лицом к лицу! В качестве заложника Базел имел право носить любое оружие по своему выбору, но один вид арбалета может возбудить у стражи желание задавать вопросы, отвечать на которые ему вовсе не хотелось. Не хотелось ему и расставаться с арбалетом. Тут дверь открылась, и он обернулся, как был, с арбалетом в руках.
Тала принесла сверток. Увидев арбалет, она хотела что-то сказать, но передумала, направилась к Фарме и помогла ей пройти в его спальню. Базел с сожалением отложил арбалет. У них и так мало шансов добраться до городских ворот незамеченными. Лучше уж не дразнить судьбу.
Он повел плечами, чтобы поудобнее приладить вооружение, и зашагал по комнате. Вряд ли кто-то найдет Харнака, но насколько долго он еще будет валяться без сознания? Как только он придет в себя и поднимет тревогу...
Базела отвлекла от этой мысли другая, не менее беспокойная: состояние Фармы. Он потер подбородок, его уши медленно двигались вперед и назад, пока он предавался напряженным раздумьям. Ближайшая задача - выбраться из города, но после этого надо будет как-то доставить Фарму в Харграм, а как он это сделает, если сам не смеет ступить на его территорию?
Он мог придумать только один способ, но состояние Фармы...
Он повернулся, когда дверь его спальни снова открылась. Фарма вышла осторожно и медленно, - очевидно, ей было трудно двигаться. Но все же она выглядела лучше, чем он ожидал.
Тала следовала за ней с озабоченным выражением лица.
Домоправительница постаралась вовсю, подумал Базел. С первого взгляда не подумаешь, что простое серое платье слишком велико. Пояс помогал скрыть повязки, которыми Тала забинтовала поврежденные ребра девушки. Длинные рукава скрывали не только кровоподтеки на руках, но и запястья, на которых шнур, связывавший руки, оставил зловещие следы. Ничто, конечно, не могло скрыть следы на ее лице. Она смыла кровь, но глубокие порезы и синяки, особенно под заплывшим глазом, где была размозжена щека, производили ужасное впечатление.
Фарма смутилась под его взглядом и тронула свое лицо.
- Извините, милорд, - начала она неловко, и он почувствовал ее стыд за свой жалкий вид, сознание того, что некоторые из шрамов останутся на всю жизнь, что каждый, кто ее увидит, поймет, что с ней произошло.
- Ш-ш-ш, перестань, твоей вины здесь нет. - Он посмотрел на Талу. - Я думаю, плащ с капюшоном...
- Конечно, милорд. - И Тала подняла руку, через которую был перекинут плащ. - У меня есть еще кое-какие мысли...
- Лучше бы вы не увязали все глубже в этой истории, - возразил Базел, но Тала только фыркнула:
- Э, можете считать, что я уже в ней утонула, милорд, так что не беспокойтесь об этом.
По возрасту она годилась Базелу в матери, ее резкий тон так напоминал Базелу речь его старой няньки, что он улыбнулся, несмотря на серьезность ситуации. Очевидно, Чернаж не смог до конца сломить по крайней мере одну из своих рабынь.
Тала сложила руки на животе и проговорила:
- Послушайте-ка, милорд, что я скажу. Если вы попробуете двигаться вместе, то вид ваш не понравится первому же стражнику.
- Да, и поэтому...
- Пожалуйста, милорд! - Она подняла руку, и он замолчал. - Вы не должны выходить вместе. Все слуги знают, что вы все время ползаете к лорду Брандарку.
Его глаза расширились, и она нетерпеливо покачала головой:
- Конечно знают! Поэтому они, как обычно, не обратят на вас внимания. То же самое и с охраной. Так?
- Ну, пожалуй, так, - медленно согласился он.
- В этом случае вы, как всегда, выйдете через черный ход, в то время как Фарма пойдет через парадный.
- Вы с ума сошли? Да ее никто не выпустит с таким лицом, женщина! А если и выпустят, то сразу же поймут, кто ее так отметил, когда найдут Харнака.
- Конечно. - Тала покачала головой, говоря терпеливым тоном, будто втолковывала что-то маленькому ребенку. - Милорд, они так или иначе сообразят, в ем дело, когда обнаружат ее отсутствие, так что не имеет смысла притворяться. Если вы выйдете поодиночке, у вас хотя бы будет шанс добраться, не привлекая внимания, до городских ворот.
- М-да. - Базел опять потер подбородок. - В ваших словах есть здравый смысл, Тала. Но посмотрите на нее.
Фарма, ослабев, опиралась о косяк. Она тут же заставила себя выпрямиться, и Базел покачал головой:
- Я не упрекаю вас, Фарма, вы ни в чем не виноваты, но без посторонней помощи вы не пройдете даже по коридору.
- Нет, милорд, не пройдет... но с ней буду я.
Базел вытаращил глаза на домоправительницу, голос которой был мягче, чем выражение ее глаз.
- Это единственный выход, милорд. Я скажу, что веду ее к Янахле. Она не ахти какой целитель, но все же получше того коновала, которого они держат во дворце.
- А если спросят, что с ней случилось?
- Упала. - Тала еще раз фыркнула, на этот раз с горечью. - Это не первый случай, когда падает хорошенькая служанка или рабыня, милорд. Особенно молодая. - Ее голос помрачнел, а Базел снова покачал головой:
- Так вы выйдете, но когда они хватятся Фармы, войти вам будет...
- Когда они хватятся Фармы, они хватятся и меня. - Тала смотрела на него со смесью отчаянной решимости и мольбы. - С тех пор как умер мой сын, меня здесь ничто не держит. Я постараюсь не быть вам обузой вне города, но... - Ее голос задрожал, она за крыла глаза. - Пожалуйста, милорд. У меня недостаточно храбрости, чтобы бежать в одиночку.
- Еще вопрос, удастся ли нам убежать, - заметил Базел. Она кивнула. Было видно, что она боится, но приняла бесповоротное решение, и он внутренне содрогнулся. Финдарк свидетель, что и одна Фарма его задержит, а Тала хотя и здорова, но и не резвая девушка. Он хотел было отказать ей, потом задумался. Конечно, при обычных обстоятельствах две горожанки более чем двойная обуза, но эти обстоятельства обычными никак не назовешь.
Он внимательно смотрел на нее, взвешивая риск, все "за" и "против", и вдруг осознал, что уже принял решение. Он не может оставить ее здесь, после того как она поможет бежать Фарме, а ее помощь вдвое повышает их шансы выбраться из дворца. Кроме того, девушка будет нуждаться в помощи и уходе. Если он сможет доставить их обеих до Чаздарка, то...
Его глаза прояснились, он кивнул головой:
- Ладно, если уж вы решились бежать с нами... И я этого не забуду, Тала.
Она взглянула на него, и он улыбнулся:
- Конечно, здесь-то моя благодарность не слишком много стоит, но, если удастся, я собираюсь послать Фарму к отцу. Там она будет в безопасности. И вы тоже.
- Спасибо, милорд, - прошептала Тала и притронулась к его арбалету. - Вам, кажется, жалко расставаться с этим, милорд. Я могу запаковать его в тюк с грязным бельем. Один из слуг вынесет его из дворца и встретится с вами снаружи.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.