read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Скотт Чинчин


Долина Теней


(Аватары - 1)
Scott Ciencin. Shadowdale (1989)

Сканирование, распознавание и вычитка - Игорь Серафимов


Чинчин С.
Ч 63
Долина Теней: Роман / Пер. с англ. С. Шабашова. - М.: ИЦ "Максима", 2004. - 448 с.
ISBN 5-94955-010-2

Изгнанные с небес, они скитаются по Земле между Тантрасом и далеким Глубоководьем, пытаясь вернуть себе прежнюю мощь. Злобный Бэйн, жаждущая могущества Мистра и Хельм, Страж Небесных Врат, - все они знают, что дело в исчезнувших Камнях Судьбы.
Обладающие таинственным амулетом, четверо героев, отчаявшиеся избавиться от своего темного прошлого, оказываются вовлеченными в борьбу высших сил, побеждая падших богов и их приспешников.
Но время работает и против героев, и против Королевств. Разрываемая противоречиями природа сама восстает: странные, смертельно опасные создания шествуют по земле, и даже магия становится непредсказуемой. Герои должны найти мудрого Эльминстера, единственного из смертных, кто может знать тайну Камней Судьбы.
Поиск начинается в Долине Теней...


ПРОЛОГ

Хельм Недремлющий, бог Стражей, внимательно наблюдал за богами-соратниками. Сход собрал всех - богов, полубогов и стихий-элементалей. Стены огромного пантеона давно разрушились, хотя окна остались висеть в воздухе. Сквозь них Хельм видел приходящую в упадок Вселенную. Пантеон со множеством недостроенных алтарей находился на островке в самом сердце чудовищных руин, и его только-только хватало, чтобы вместить всех явившихся богов.
Снаружи, пересекая море распада, уходила в неизвестность дорожка из крошащихся серых плит. Она служила единственным выходом из пантеона, однако никто из богов не сделал бы ни шага по ее неровным камням - дорожка могла завести в неизвестное место, куда страшнее, чем пантеон.
Воздух вокруг острова являл собой белый холст, усеянный точками черных звезд. Вспышки молний, настолько яркие, что даже боги не могли смотреть на них, прожигали гобелен небес, вычерчивая руны, и Хельм содрогнулся, прочитав их.
"Все, что было, прошло. Все, что мы знали, во что верили, - все ложь. Время богов подошло к концу".
Потом руны исчезли. "Неужели кто-то из нас решил напугать остальных?" - подумал Хельм, но быстро отказался от этой мысли. Он знал, что руны посланы силой более могущественной, чем та, которой обладали окружающие его боги.
Когда огромные серые облака с прожилками черных молний сошлись, Хельм услышал рокот грома, и тени окутали пантеон. Чистое белое небо заволокло облаками, а дорожка, уходившая вдаль, рассыпалась в прах.
Первым призвали Хельма. Он находился в своем храме, размышляя о недавних ошибках, содеянных им на посту Стража Владыки Эо, как вдруг оказался посреди пантеона. Вскоре начали прибывать другие боги. Они были смущены и измотаны дорогой, ведь пантеон находился на краю вечности.
Глашатай, призвавший их на сход, явился богам, приняв обличье и форму самых ужасных кошмаров. Перед Мистрой, богиней Магии, он предстал предвестником магического хаоса. Богине Любви и Красоты, прекрасной Сьюн Огневолосой, он показался изможденным уродцем, который непрерывно роптал на судьбу, неся Сьюн к пантеону. Черному Властелину, богу Бэйну, глашатай явился под маской абсолютной любви и согласия и, опалив своим светом самое существо Бэйна, вынес бога из его владений.
Посмотрев направо, Хельм увидел, что Бэйн, Мистра и Миркул, бог Смерти, о чем-то жарко спорят, а потом разбушевавшаяся не на шутку Мистра отправилась искать себе более подходящую компанию. Бросив взгляд в другую сторону, Хельм разглядел Ллиру, богиню Радости: с выражением легкого беспокойства она заламывала руки, пока вдруг не опомнилась и не посмотрела на них с удивлением. Стоявший позади Ильматер, бог Страдания, неудержимо хохотал, пританцовывая на месте и бормоча что-то себе под нос.
Пока Недремлющий изучал лица богов, его окружила маленькая группа второстепенных божеств, которые не были столь травмированы вызовом Эо. Бог Стражей попытался не обращать внимания на их сетования - эти создания, похоже, совершенно потеряли всякое представление о достоинстве. Они отчаянно вопили и цеплялись за Хельма, желая узнать, что происходит.
- Мой дом разрушен! Мой храм на Уровнях рухнул! - один за другим жаловались боги, но Хельм не вслушивался в их слова.
- Эо призвал вас. Все прояснится в свое время, - непрестанно объяснял бог Стражей.
Вскоре он устал твердить одно и то же и резко приказал божкам удалиться. "Близятся перемены", - думал Хельм, гадая о том, какова будет воля его бессмертного господина, Владыки Эо.
Так могуч был Эо, что, возникнув в начале времен из туманного водоворота Хаоса, он уравновесил силы Порядка и Хаоса. Из этого равновесия произошла жизнь: сначала были созданы боги на небесах, потом - смертные в Королевствах. Эо, Создатель Всего Сущего, выбрал Хельма себе в помощники. И Хельм знал, что только Эо мог собрать всех богов в этом пантеоне, где сейчас царили безумие и беспорядок.
Хельм по-прежнему предавался размышлениям, когда вперед выступил Талое, бог Бурь:
- Хватит недомолвок! Если наш господин желает поставить точку, пусть говорит, пусть его мудрость наполнит наши опустевшие сердца и умы!
Талое вложил в слово "мудрость" как можно больше презрения, но никого его речь не вдохновила: в голосе Талоса, как и в голосах других богов, звучал страх.
Вызов, брошенный Талосом, остался без ответа, а все, кто стоял рядом с богом Бурь, отшатнулись от него. Тишина, наступившая после выкрика Талоса, принесла с собой окончательный ответ. Боги услышали приговор Эо, но только потом поняли, что их судьба была предрешена задолго до этого собрания.
- Хранители Порядка, я обращаюсь к вам, ко всем и к каждому! - В голосе Эо чувствовалось величие столь могущественное, что боги пали ниц. Только Бэйн опустился на одно колено и держал голову высоко поднятой. - Вы получили прекрасное наследство! В вашей власти было сохранить равновесие между Порядком и Хаосом, вы же повели себя как неразумные дети, прибегнув к мелочному воровству в погоне за властью...
Бэйну вдруг подумалось: может быть, тот, кто дал жизнь богам, теперь призвал их, чтобы исправить ошибку и начать все сначала?
- Может, ты и вправду исчезнешь из этой Вселенной, Бэйн, - провозгласил Эо, как будто услышав мысли Черного Властелина. - Но не обольщайся - такая судьба слишком милосердна по сравнению с тем, что ждет тебя и других богов, которые обманули мое доверие.
Хельм шагнул вперед.
- Владыка Эо, я хранил эти Камни, так пусть... - начал было он.
- Замолчи, Хельм, а то и тебя постигнет та же участь.
Хельм повернулся к собранию богов:
- Вам наконец следует узнать о вашем преступлении. Камни Судьбы похищены.
Прорезавший темноту луч света ударил в бога Стражей. Кольца белого пламени, обвившиеся вокруг запястий и лодыжек Хельма, подняли его ввысь, за пределы видимости других богов, которые, тяжело дыша, наблюдали за происходящим. Хельм, которого никто еще никогда не смог победить, заскрипев беспомощно зубами, уставился в пятно темноты. Эта темнота жила и стремилась поглотить его, она стала гневом Великого Эо.
- Предпочитаешь остаться с друзьями, добрый Хельм? Неужели ты бросишь своего господина?
- Да, - процедил бог сквозь сжатые зубы. Внезапно Хельм рухнул вниз, и низвержение его, стремительное и жестокое, поразило остальных богов. Окровавленный, покрытый синяками, Недремлющий попытался подняться и снова взглянуть на Эо, однако эта задача оказалась для него непосильной. Божественные собратья пальцем не шевельнули, чтобы помочь ему, да и не видели они его молящего взгляда, устремленного на каменный пол пантеона.
Редкие вспышки света вырывали из тьмы черные щупальца энергии, все ближе подбиравшиеся к богам.
- Не сидеть вам больше в хрустальных башнях, не разглядывать Королевства, словно созданы они были исключительно ради вашей потехи.
- Изгнание, - прошептал, задыхаясь, Бэйн.
- Навсегда, - сказал бог Смерти Миркул. Холод охватил даже его безжизненную душу.
- Никогда больше не забудете вы те цели, ради которых вам была дарована жизнь! Осознайте же свои преступления и помните о них вечно! Вы согрешили перед вашим господином и будете наказаны.
Бэйн почувствовал приближение темных щупалец.
- Вор! - громко крикнула Мистра. - Позволь нам найти его и вернуть Камни!
Тир, бог Справедливости, с мольбою поднял руки:
- Кто-то из наших братьев или сестер совершил безрассудство! Так не заставляй же нас расплачиваться за это, Владыка Эо!
Мрак, словно удар кнута, скользнул по лицу Тира, и тот отшатнулся, застонав и схватившись за кровоточащие глазницы.
- Вас волнует лишь спасение собственной шкуры!
Боги молчали, а темные щупальца быстро вращались вокруг них, смыкаясь все теснее и теснее, словно хотели превратить богов в единую мишень для гнева Эо. Начали раздаваться крики - кто-то кричал от страха, кто-то от боли. Боги не привыкли к подобному обхождению.
- Трусы. Кража Камней Судьбы стала последней каплей. Вы вернете их. Но прежде заплатите за тысячелетие разочарований.
Бэйн отчаянно боролся с энергетическими щупальцами, но внезапно они, извергнув языки холодного, ослепительно синего пламени, обожгли его. Повернувшись, он на мгновение встретился взглядом с Мистрой, которая, с застывшей на лице легкой улыбкой, тоже пыталась сопротивляться тьме. Затем щупальца схватили Бэйна, и мир превратился для него в ужаснейшую, непредставимую, нестерпимую боль.
После вечности страданий все божества оказались во власти темных щупальцев, плотно прижатые друг к другу. И тут способность мыслить и двигаться снова вернулась к ним. Но вернулся и страх - испытанную боль боги не забудут никогда.
Талое, собравшись с силами, заговорил. От испуга голос его был слабым и сиплым, слова исчезали в приступах удушья.
- Это все? Мы пережили твой суд, Эо?
Вдруг всем показалось, что пантеон исчезает, и каждый из богов оказался лицом к лицу с тем, чего больше всего на свете боялся, столкнувшись с хаосом, болью, любовью, жизнью, безразличием. И каждое божество узрело свою гибель.
- Это был всего лишь вкус моей ярости. Теперь же испейте полную чашу гнева!
Раздался странный, ни на что не похожий гул.
Боги закричали.
Мистра, которую увлек фантастический водоворот, попыталась сохранить хотя бы видимость самообладания. Она испытала невыносимую боль, когда божественная сила, вырвавшись наружу, оставила ее. Богиня Магии, однако, не была одинока в своих мучениях. Низверженными с небес оказались все боги, кроме Хельма.
Прошло немного времени, и Мистра очнулась в Королевствах. Обнаружив, что тело ее приняло первичную материальную форму, богиня страшно перепугалась.
- Ты станешь аватарой, - прозвучал голос Эо. - Ты получишь тело смертной женщины, ты будешь жить как человек. Может, тогда ты оценишь то, что потеряла.
И Мистра осталась одна.
Еще мгновение падшая богиня парила в воздухе, снова и снова повторяя про себя слова Повелителя Сущего. Если ей суждено принять земное обличие - стать аватарой, - если она получит тело из плоти и крови, значит, Эо действительно решил изгнать богов с Уровней. Мистра предполагала, что Эо непременно накажет своих слуг за кражу Камней - на этот случай она даже припрятала часть своей силы в Королевствах, - но примириться с потерей положения, с потерей дворца на небесах богиня не могла.
Мистра осмотрелась по сторонам и содрогнулась - насколько это было возможно в ее бесформенном состоянии. Окружающая местность могла казаться чрезвычайно привлекательной смертным: вдаль убегали пологие холмы; на западе, у горизонта, возвышался старинный полуразрушенный замок. Да, большинству людей такая картина пришлась бы по душе, подумала Мистра, но по сравнению с ее домом - это унылая пустошь.
Владения богини находились в Нирване, на Уровне Абсолютного Порядка. Это был прекрасный, бескрайный Уровень, где свет и тьма, жар и холод были идеально уравновешены. В противоположность хаотичному ландшафту Королевств Нирвана походила на внутренность гигантских часов, все детали которых исправны и идеально пригнаны друг к другу, составляя единое целое. Каждая из деталей представляла собой владения какого-нибудь бога. Свою часть Мистра считала самой великолепной в Нирване, а следовательно, и на всех Уровнях.
Богиня Магии остановила взгляд на руинах замка, а потом отпустила пару тихих ругательств в адрес Эо. - "Этот замок, даже когда он был цел и невредим, вполне мог сойти за чулан моего дома", - печально подумала Мистра, и образ великолепного мерцающего дворца вновь всплыл в ее памяти. Дворец тот был выстроен из чистой магической энергии, соткан из волшебного полотна, окружающего Фэйран. Как и все в Нирване, дворец был вечен. Его башни имели одинаковую высоту, окна - равные размеры. Даже волшебные тканые кирпичи, из которых его выложили, были похожи друг на друга как две капли воды. А в центре обиталища Мистры располагалась библиотека, где хранились книги и свитки с известными и еще неведомыми людям заклинаниями.
Темные тучи заволокли небо.
- У меня снова будет мой дом, Эо, - мягко проговорила Мистра. - И очень скоро.
Пристально вглядевшись в клубящиеся тучи, богиня Магии заметила какой-то яркий блеск в вышине. Сияние, казалось, исходило из самих туч. Мистра попыталась всмотреться в него, но почувствовала головокружение. "Я еще не оправилась от атаки Эо", - подумала она и снова взглянула на то, что светилось близ руин замка. Внезапно ее зрение прояснилось, и богиня узнала колеблющиеся очертания...
Небесная Лестница!
Постоянно меняющаяся, переливающаяся лестница соединяла дома богов на Уровнях и Королевства. Хотя богиня редко пользовалась мостами к Фэйрану, она знала, что их существует множество, они раскиданы по всем Королевствам и ведут к небесам.
Затуманенными глазами Мистра следила за тем, как Лестница из длинной деревянной спирали превращается в бесконечную вереницу великолепных мраморных ступеней. Внезапно богиня поняла, почему ей так трудно смотреть на Небесную Лестницу: взирать на нее могли либо боги, либо смертные величайшей силы. Мистра же стала никем.
Зрелище Небесной Лестницы подтолкнуло падшую богиню к действию - Мистра решила получить обратно ту часть магической силы, которую передала одному из своих последователей в Королевствах незадолго до собрания у Эо. Богиня начала подбирать нужное заклинание. Даже в ее нынешнем состоянии она легко выполнила сложные пассы и произнесла тайные слова. Но ничего не произошло.
- Нет! - эхом разнесся ее крик. - Ты не можешь лишить меня моего искусства, Эо. Я не смирюсь с этим!
Богиня попыталась повторить заклинание. Луч зеленой энергии вырвался из-под земли и быстро достиг Мистры. Богиня пронзительно вскрикнула, когда энергия ударила в нее. Зеленая молния прострелила туманное облако, которым сейчас являлась богиня Магии, заставив ее закричать от боли. Ее взгляд остановился на черных тучах, вращавшихся вокруг ярко светящейся Небесной Лестницы, и через несколько мгновений богиня лишилась сознания.
Стоя на вершине Лестницы, Хельм, бог Стражей, наблюдал за Мистрой, которую поразило ее же собственное заклинание. Тело Хельма по-прежнему было изранено и окровавлено, но, в отличие от других, бог сохранил свой обычный для Уровней облик: огромный вооруженный воин с нарисованными на стальных перчатках немигающими глазами.
Взгляд Хельма был ясен, но в нем отражалось уныние. Бог Стражей повернулся и, подняв голову, взглянул на пульсирующее черное облако, повисшее над ним:
- А что будет со мной, Владыка Эо?
Молчание. Когда же Эо наконец ответил, Хельм молча опустил голову. То, что он услышал, не было неожиданностью для бога Стражей.

1
ПРОБУЖДЕНИЕ

Необычайно сильный дождь заливал улицы Зентильской Твердыни, вода неслась по мостовым, но Траннус Кельтон крепко спал. Ничто не могло нарушить его сон. От шума разбушевавшейся стихии колебались занавески маленькой комнаты, которую Траннус снимал, чтобы проводить ночи с прекрасной, но такой одинокой Анжеликой Кантаран, женой самого богатого в городе поставщика специй. Легкий прохладный ветерок ворвался в комнатку и, обретя форму полупризрачной струйки, понесся к Кельтону, чтобы незаметно нырнуть в чуть приоткрытые губы спящего.
Грохотал гром, а Траннусу снился мрачный зал и возвышавшийся в центре его трон из украшенных драгоценными камнями черепов. Только мучения и вопли жертв могли согреть туманную фигуру бога, восседавшего на троне. Пустые глазницы черепов светились красным огнем, а их челюсти были широко раскрыты словно в предсмертном крике даже сейчас, спустя много лет после агонии.
Фигура на троне, хотя и походила на человеческую, была во много раз крупнее. Ее окутывали черные одежды с единственным ярким пятном - полосой красного цвета. По украшенной драгоценными камнями перчатке на правой руке бога текла нескончаемая струйка крови.
Трон окутывала голубоватая дымка, и, хотя казалось, что в зале отсутствовали стены, потолок и пол, ощущение невыносимого давления душило тех несчастных, которых доставляли в это адское помещение в последние минуты жизни. И они успевали увидеть истинное лицо отвратительного существа, восседающего на троне.
Но сейчас внушающее ужас существо одиноко сидело на троне, удовлетворенно всматриваясь в золотую чашу, полную слез своих жертв. И затем грозный бог Бэйн - а это был он - вдруг взглянул на спящего Кельтона и поднял кубок, словно приветствуя гостя...
Траннус сразу же проснулся, жадно глотая воздух. Казалось, что, потрясенный сновидением, он на мгновение разучился дышать. "Сумасшествие", - подумал он. Руки и ноги его затекли, и ему пришлось выбраться из постели, чтобы немножко размяться. Что-то толкало его скорей одеться и уйти, но вдруг он ощутил чье-то мягкое прикосновение. Анжелика шевельнулась и с улыбкой протянула к нему руку.
- Траннус? - сказала она удивленно, недовольная тем, что на шелковых простынях рядом с ней осталось лишь тепло мужского тела. Она подняла руку и потрепала его по волосам. - Ты уже одет? - спросила она, как будто желая убедиться в этом и в то же время узнать причину.
- Мне нужно идти, - ответил он.
Траннус и сам не знал, куда его так влечет. Ему лишь хотелось вырваться из комнаты.
- Возвращайся поскорее, - сказала Анжелика, поудобнее устраиваясь на мягкой перине.
Даже сквозь сон ее лицо отражало уверенность в том, что Кельтон обязательно вернется. Траннус молча посмотрел на нее - и почему-то понял, что они никогда уже не увидятся. Закрыв за собой дверь, он ушел.
Промокший до костей, Траннус Кельтон шагал по улицам, освещаемым вспышками молний. Ему казалось, что вокруг никого нет, но он всегда верил только в то, что точно знал, а не в то, что ему мерещилось. Улицы Зентильской Твердыни никогда не пустовали; это была всего лишь видимость, удобная для убийц и воров. В городе жили и дышали даже тени, а в темных, потаенных уголках тонкими и высокими голосами переговаривались всевозможные чудовища. Удивительно то, что Кельтон отправился в путь один, нырнув в опасный лабиринт так, будто путь ему расчищал невидимый проводник, которому никто не посмел бы противостоять.
Траннус шел словно во сне. Он представил себе, что улицы стали скользкими от крови его врагов, и проливной дождь вдруг стал приятен ему, словно вдовьи слезы. Неподалеку от него молния ударила в стену, и на землю посыпались обломки камней. Но жрец бога Бэйна Траннус Кельтон шел вперед, отрешившись от всего, кроме настойчивого зова, который придавал силу его уставшим ногам, окрылял целью отупевший ум и вкладывал страстное желание в омертвевшее сердце. И Траннус никак не мог понять, зачем ему, смиренному жрецу, рабу Бэйна, ниспослано это видение, почему он не может остановиться.
Впереди возникли очертания огромного здания. На мгновение Траннус остановился, зачарованный открывшимся ему зрелищем. В ночном небе вырисовывался силуэт Черного Храма Бэйна, внушительные башни которого взметнулись ввысь, подобно черным зазубренным лезвиям, готовым пронзить врага. Даже когда вспыхивала молния, и мир озарялся светом, храм оставался черным - ни единого светлого блика не появлялось на его стенах. Ходили слухи, что храм был построен в Ахероне, на Уровне, где жил Бэйн, а затем перенесен сюда, в Зентильскую Твердыню.
Траннус сильно удивился, когда обнаружил, что храм не охраняется. Услышав пьяный смех стражников, жрец исполнился гневом, которому вторила бушующая стихия.
Он взглянул наверх и сквозь дождь разглядел тяжелые облака, мечущиеся по небу в разные стороны. Внезапно небесная твердь взорвалась, и полоса черной молнии разодрала облака. Все озарилось пламенем, звезды исчезли, в небе появились светящиеся шары. Один из них, увеличиваясь в размерах, со страшной скоростью несся вниз. Траннус вдруг осознал, что шар этот нацелен прямо в храм.
Времени предупредить стражников не оставалось - шар ударил в Черный Храм. Траннус застыл на месте, наблюдая, как гранитные шпили разгорелись красновато-желтым цветом, обращаясь в раскаленную лаву. Во все стороны полетели осколки, но Траннус остался невредим. Стены на глазах у жреца рухнули, и Черный Храм стал красным - кровь и страдания многочисленных жертв, казалось, приобрели форму и цвет. Камень, металл и стекло в считанные секунды превратились в пылающий пепел и шлак.
Наконец на том месте, где стоял храм, не осталось ничего, кроме пламенеющих руин. Траннус приблизился к развалинам, желая узнать, не сон ли все это. Расплавленный шлак, по которому он ступал, не обжигал его, а разъяренный огонь, мирно потрескивая, затухал перед ним, открывая путь в глубь пожарища и снова смыкаясь за спиной жреца.
По остаткам стен Траннус определил, что подходит к тронному залу своего господина, и остановился, завидев перед собой то, что искал. Черный трон остался нетронутым. Легкая белая дымка окружила Траннуса, и призрачный образ, нежно взяв жреца за запястье, повлек его в центр зала. Только великан мог с удобством расположиться на огромном троне, но рядом стоял еще один, поменьше, предназначенный для человека.
На меньшем троне лежала перчатка, та самая, из сна Траннуса, украшенная драгоценными камнями.
Траннус улыбнулся. Впервые сердце его познало радость, душа воспрянула. Это судьба. Он будет править империей тьмы. Его мечты о власти наконец сбылись.
Покорно подняв перчатку, Кельтон почувствовал дрожь, когда в его жилы хлынула живительная энергия. Сияющий на перчатке драгоценный камень внезапно превратился в глаз, открылся, вспыхнув алым огнем, и уставился на жреца, но тот, упоенный происходящим, ничего не заметил.
Ручейки из золота и серебра потекли из перчатки, когда Траннус осторожно натянул ее. Колючая боль пронзила его руку, по венам распространился сильный жар. Бешено бьющееся сердце жреца окутала тьма, кровь, превращаясь в лед, поступила в мозг, смывая все следы человеческого сознания. Слова "мой господин" сорвались с губ Траннуса, и дуновение белого ветерка исторгло душу из груди.
Теперь глазами человека на мир глядел Черный Властелин. Почувствовав внезапную слабость, Бэйн схватился за трон, чтобы не упасть. Его мысли, ограниченные человеческими понятиями, спутались в попытке осознать перемены, происшедшие при превращении в аватару. Он больше не мог заглянуть за черный занавес, предречь или повлиять на время и характер смерти своих последователей. Он разучился различать ложь и предвидеть несчастье, не мог проникать в глубины человеческой души, чтобы узнать правду, скрытую глубоко внутри. Не мог он теперь и участвовать в бесконечном числе событий одновременно, воздействовать на них, думая совсем о другом.
- Что ты сделал со мной, Эо? - прокричал Бэйн, и мягкий камень трона захрустел в его сильных пальцах.
Он попытался овладеть собой. Он должен подготовиться к приходу сотен других служителей, которым он тоже явился во сне.
Бог Раздора сидел на меньшем троне, стараясь не замечать соседний престол, некогда принадлежавший ему. "Мои последователи, - думал он, - увидят во мне лишь человека. Сочтут, что один из них помешался, заявляя, будто бы им завладел бог. И после того как это тело закончат пытать, добиваясь правды о том, кто в действительности уничтожил храм, мнимого бога предадут ужасной смерти".
Черный Властелин знал, что должен предстать перед своими жрецами в облике более значительном, чем человеческий, чтобы сразу же поразить и покорить их. Вызвав в памяти образ, который он использовал, чтобы явиться своим последователям, Бэйн принялся воплощать его наяву. Черному Властелину было известно о сокровищнице, расположенной где-то под храмом. Он мысленно представил себе волшебный нефритовый браслет и произнес заклинание переноса. Мгновение спустя браслет был у него в руках, и Бэйн стал изменять свою внешность, произнося заклинание и точно выполняя необходимые пассы.
Сначала глаза - в них зажглось пламя, как бы пылавшее внутри человеческого черепа. Бледную плоть аватары Бэйн изменял до тех пор, пока она не почернела и не обуглилась.
Затем из черного тела сами собой выросли острые шипы, и оно приняло звериные очертания, сохранив отчасти человеческий облик.
На пальцах выросли острые когти, способные рвать плоть и сталь. Перчатка причиняла боль, но Бэйн понимал, что у него нет выбора: он должен произвести требуемое впечатление на служителей. Уже послышались торопливые шаги жрецов, солдат и магов, пробиравшихся сквозь руины в направлении разрушенного тронного зала.
Бэйн видел, что заклинание действует как-то не так, хотя был уверен, что выполнил все правильно. Сила, бушевавшая в нем, уже осуществила все его желания, но продолжала действовать вопреки мысленным приказам остановиться. Воздух вокруг затвердел, словно пытаясь выдавить жизнь из тела. Охваченный паникой, Бэйн попытался прекратить действие заклинания. Но вместо этого его тело приобрело новую форму - кожа полностью почернела, и на ней проступили пятна мерзкой крови.
Все еще надеясь остановить колдовство, Черный Властелин разбил браслет, но человеческое обличье не вернулось к нему.
Раздумывать о случившемся было некогда. Появился первый служитель, вооруженный, готовый предать страшной смерти осквернителя Черного Храма. Однако, прежде чем жрец успел что-то предпринять, Бэйн встал с трона и заговорил.
- Пади на колени перед своим богом! - повелел он, подняв священную перчатку над головой своего нового тела.
Служитель сразу узнал символ власти и с выражением глубочайшего потрясения на лице исполнил то, что ему велели. Все прочие священнослужители, явившиеся в разрушенный храм, также пали ниц.
Бэйн смотрел на испуганные лица своих последователей, едва сдерживая бушующий внутри смех.

* * *

Миднайт открыла глаза и почувствовала прикосновение нежных и теплых лучей, которыми утреннее солнце ласкало ее лицо. В эти мгновения чародейку обычно охватывали воспоминания о светлой поре жизни, и она могла насладиться благостным забвением, могла выкинуть из головы переживания, с которыми ей пришлось столкнуться совсем недавно. За двадцать пять лет Миднайт исходила Королевства вдоль и поперек и думала, что теперь мало что могло удивить ее. Ей просто следовало извлечь уроки из последних, по меньшей мере необычных, событий.
Она проснулась в незнакомой кровати. И она не помнила, как попала сюда. За окном виднелась небольшая поляна, а за ней - густой лес. Было совершенно очевидно, что это не то место, в которое направлялась Миднайт. Она ехала в окруженный стенами город Арабель, расположенный в северном Кормире.
Ее одежда, оружие и книги были аккуратно сложены на красивом столике у дальней стены хорошо обставленной комнаты, как будто кто-то хотел, чтобы, проснувшись, она сразу увидела свое имущество. Даже кинжалы лежали рядом.
Миднайт удивилась еще сильнее, обнаружив на себе прекрасную сорочку из дорогого шелка цвета первого инея - белую с бледно-голубыми разводами.
Девушка немедленно проверила свои книги, обнаружила, что они не тронуты, подошла к окну и распахнула створки, впустив свежий воздух. Ей потребовалось приложить некоторые усилия, словно окно было запечатано и никто не прикасался к нему уже много лет, хотя в комнате вроде бы прибирали совсем недавно.
Отвернувшись от окна, Миднайт увидела зеркало в золотой раме и слегка напугалась при виде своего отражения.
Длинные волосы были чисто вымыты и тщательно расчесаны. Щеки горели почти ненатуральным румянцем юности. Губы налились необыкновенно красным цветом. Даже ее тело, о котором она всегда заботилась, стало изящнее.
Вместо грязной, растрепанной искательницы приключений, застигнутой прошлой ночью страшной бурей по пути в Арабель, в зеркале отражалась почти богиня, способная привлечь внимание множества поклонников.
Миднайт дотронулась до груди и почувствовала холодную сталь медальона под сорочкой.
Сняв сорочку, она снова подошла к зеркалу, чтобы получше рассмотреть медальон. Он представлял собой бело-голубую звездочку с искорками энергии, сверкавшими подобно крошечным молниям на его поверхности. Когда же девушка перевернула медальон, чтобы исследовать обратную сторону, то почувствовала, что кожа на ее шее слегка натянулась.
Цепочка медальона срослась с плотью!
Произнесение простого заклинания для проверки волшебных свойств звездочки потребовало полной сосредоточенности, и результаты чар оказались поразительными. Мощный поток света вырвался из медальона, осветив всю комнату. Простая безделушка обладала такой гигантской силой, что Миднайт упала на колени. Угасающим взглядом обведя комнату, чародейка увидела, что все вокруг медленно кружится.
Девушка ощупью добралась до постели и бессильно рухнула на мягкую перину. Вцепившись в одеяло, она не открывала глаз, пока головокружение не прошло, после чего перевернулась на спину и еще раз осмотрела комнату. Ее мысли обратились к событиям последнего месяца.
Менее трех недель тому назад, в Приморье, Миднайт вступила в Отряд Рыси под началом Норрела Тальбота. Тальбот узнал о смерти огромного дракона на берегах Драконоводья. Это чудовище, появившееся неизвестно откуда, напало на дипломатическую миссию в пустыне Анаврок, но вскоре было убито отважными героями, которые даже не подозревали о случившемся.
Со слов единственного спасшегося участника миссии выходило, что дракон проглотил всех дипломатов вместе с щедрыми, богатыми дарами, предназначенными правителям Кормира. Тальбот решил найти останки дракона и достать запечатанные при помощи магии мешки, которые проглотило чудовище, - работенка, конечно, грязная, но очень прибыльная.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.