read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Сергей Костин


Счастливчик




OCR Nosferatum, SpellCheck Mitridat Lib

Аннотация

Он - космический Маугли.
Единственный, выживший во время катастрофы космического корабля. Осиротевший малыш, выросший на далекой, чужой планете. Человеческий ребенок, воспитанный в Толще подземных пространств племенем Ночных Охотников - странных и страшных существ, наводящих ужас на обитателей покрывающего поверхность планеты Леса.
Он - "Счастливчик, рожденный на закате ночи". Воин, обучившийся выживать там, где выжить невозможно. Даже - в Академии Легионеров, куда был продан космическими работорговцами. Даже - там, где готовят самых элитных убийц Вселенной. Даже - там, где всякое задание превосходит человеческие возможности...



Глава 1
Детеныш

Некоторое время тому назад.


В ночном небе вспыхнула новая яркая звезда.
За мгновение до этого от разрастающегося ослепительным огнем сверкающего пятна отделилась маленькая искра и стала стремительно приближаться к планете. Она протиснулась сквозь плотные слои атмосферы, с глухим воем врезалась в землю, разбросав вокруг густые хлопья жаркого пламени.
Лес не успел приготовиться к нападению. Удивленный неслыханной наглостью, он некоторое время растерянно наблюдал, как языки огня стремительно перескакивают с одного куста на другой, ползут по высокой траве, загребая жадными, длинными пальцами все живое и мертвое.
И только тогда, когда белое пламя принялось торопливо облизывать стволы вековых любимцев, Лес, окончательно проснувшись, возмутился.
Крупные, тяжелые капли густой влаги, поднимая небольшие фонтанчики сухого пепла, ударились о землю, соприкоснулись с оранжевым незнакомцем, изучили его. И только потом, окончательно поняв, что это, с неба на наглеца обрушился ливень.
Пришелец пытался сопротивляться, захватывая в заложники новые жертвы, удерживая их горячими руками, выпивая влагу из стволов и листьев. Он пробовал пробиться и сверху и снизу, надеясь, что лес стар и невнимателен. Как он ошибался!
Через несколько часов тщетных попыток расширить пепельное пятно, неугомонный пришелец сдался.
Редкие язычки пламени, шипя и проклиная небо, навеки затихали пронзенные стрелами воды. В природе все предрешено. И ничто не может нарушить спокойствие спящего Леса. Спите жители великого королевства. Ваш дом заботиться о вас даже ночью. Спите.
Последние капли устало опускались на сверкающую поверхность молчаливо лежащего в центре поверженного пожарища круглого шара, неторопливо стекали по его отполированным бокам, мимолетом заглядывали в небольшие, затемненные круглые окошки, вздыхали и срывались вниз, чтобы соединиться там с землей планеты.
Лес провел рукой ветра по черному пятну, нежно поглаживая мертвых, осторожно помогая подняться раненым. И вздрогнул, когда скорбную тишину ночи разорвал шипящий звук, исходивший от круглого, гладкого шара.
Выпустив из себя небольшую струйку безобидного прозрачного пара, небесный гость с ненавязчивым легким перезвоном раскрылся, как распускаются раз в сто лун цветы Черемши на дальних западных болотах. Лес насторожился, свесил поближе ближайшие живые ветви деревьев, ожидая от гостя новых неприятностей.
Но ничего не произошло. Ровным счетом ничего.
Разве можно считать большим событием то, что спустя некоторое время из глубины шара донесся слабый, то ли стон, то ли плач?
А потом из ночного, не званного гостя выкатился на свет живой комок. Покачался на согнутых, дрожащих коленях, прохныкал что-то невнятное и свалился вниз.
Лес только успел услужливо подставить под падающее тельце мягкие стрелки расторопной травы. Все-таки гость. Хоть и не прошенный.
Любопытный ветерок сорвался с насиженных ветвей, подлетел к лежащему телу, медленно облетел его, осторожно заглянул в голубые маленькие глаза. И не увидел там ни злости, ни жажды мщения. Только боль и страх.
Лес удивился. Странное существо, ползущее на дрожащих лапках, не разбирая дороги! Кого он напоминает?
Голое тельце остановилось на невысокой круче старого, давно высохшего ручья, задрало к ночному небу голову и издало такой жалобный крик, что лесу стало не по себе.
Но никто не отозвался на призыв. В лесу ночь. А ночью положено спать. До тех пор, пока первые лучи Великого Светила не возвестят о начале Дневной Охоты. И вот только тогда... А сейчас..., какое дело до плачущего комка старому Волкогону, уютно устроившегося в глубокой теплой норе? Или странной и глупой птице Дриде, беззаботно уткнувшейся длинным клювом в сухие стенки гнезда? Ночь.
Дрожащий комок перестал издавать жалобные звуки, скатился вниз, к руслу ручья, поползал вокруг вывороченных прошлогодним ураганом корней, заполз в их переплетенье и затих. Чтобы принести в лес тишину и покой.
И только добрый старый ветерок бесшумно, стараясь не потревожить покой леса, заботливо подкидывал широкие теплые листья на голое, свернувшееся калачиком, тело. Может быть доживет до утра. Может быть. Чтобы стать чьей-то желанной добычей.
Лес вздрогнул. Лес насторожился. Он почувствовал, что еще где-то далеко, но стремительно приближаясь, движется под землей его единственный ночной враг, отказывающийся подчиняться древним законам Планеты. Приближался тот, которого никто никогда не видел при дневном свете. Тот, который являлся ночным кошмаром каждого спящего Верхнего Жителя.
Земля вздыбилась черным фонтаном как раз в том месте, где затихло живое тельце, и на поверхности показался он, Ночной Охотник.
Лес неприятно поежился, но ничего не смог сделать. Ночной Охотник пренебрегал им, и Лес не хотел, да и не имел никакой возможности помешать ему.
Высокое, черное пятно Охотника молча склонилось над тельцем, протянуло к нему широкие лапы, подняло, прижало к груди и... исчезло. Только новые брызги разлетевшейся почвы отметили путь, по которому ушло под землю это странное создание.
Ветер, задремавший было в густых ветках вековых великанов, опустился на все еще сохранившее тепло место, где мгновение назад лежал живой комок, облетел вокруг и услужливо доложил лесу, что Ночной Охотник забрал свою жертву.
Лес сердито покачал верхушками деревьев, вздохнул, но вскоре забыл о неприятном инциденте. Лучше думать о том, что утром все вокруг наполниться шумом проснувшихся жителей, нетерпеливо ожидающих начала Охоты. Только тогда Лес сможет спокойно отдохнуть.
Оставшиеся часы ночного сна прошли спокойно. Ночной Охотник больше не возвращался за новой добычей. Значит Дневная Охота произойдет в полном составе. Что редко случалось. И это радовало.
Но как только первые лучи Великого Светила дотронулись до верхушек самых высоких деревьев, к лесу пришла дурная весть. Как раз над тем местом, где бушевал ночной пожар, появился новый небесный неприятель.
Огромное, яйцеобразное тело, гораздо большее по размерам, нежели первое, опускалось на старательно замаскированное травой пожарище.
Продавив тяжелыми плоскими лапами землю, подминая под себя молодые, только появившееся ростки новых деревьев, небесный враг опустился на поверхность и замер.
Лес решил подождать. Он умел ждать. Но умел и наказывать. За это его любили и боялись. Но, казалось, странное металлическое тело абсолютно не обращало внимания на его, леса терпение. Внутри чудовища раздался скрежещущий звук, похожий на раскаты летнего грома, внизу яйца опрокинулась круглая дверца и, на постанывающую от боли траву, ступили несколько странных существ.
Какое-то время двуногие переговаривались между собой на незнакомом Лесу языке, странно порыкивая и взвизгивая, затем разбрелись по сторонам, беззастенчиво топча траву и ломая свежие побеги. Один из них нашел блестящий, раскрывшийся шар, что-то крикнул, подождал пока остальные подбегут ближе и залез внутрь ночного гостя.
Через некоторое время он показался обратно, таща за собой сначала одно, а потом и второе тело. Их положили на землю, и любопытная трава сразу же прикоснулась к неподвижным телам, обследуя их и сообщая узнанное Лесу.
Они мертвы. Давно. И не опасны. В отличии от обступивших их двуногих, которые так невнимательны и жестоки.
И тогда лес рассердился. Последний раз приступ гнева овладевал им несколько лет назад, когда с юга пришла пустыня. Но в тот раз все было иначе. Враг оказался медлителен и пуглив. Потребовалось всего несколько часов, чтобы он поспешно убрался на свою территорию. Несколько часов ураганов и бурь.
А сейчас? Дерзкие пришельцы мешали ему, Лесу. Такие маленькие и ничтожные. Но Лес чувствовал, как от этих маленьких и ничтожных исходит странная сила. Именно это его и взбесило.
До металлического чудовища успело добежать лишь несколько. Остальные двуногие навечно останутся на его, Леса, территории.
Он снисходительно наблюдал, как разрываются острыми зубами вопящие тела, как растаскиваются по сторонам куски мяса. Славная Дневная Охота. Его жители останутся довольны. Не каждый день с неба спускается дармовая пища.
Но лес рано праздновал победу. Металлическое чудовище ощетинилось короткими иглами и стало отплевываться горячими лучами. Они настигали жителей леса, выбравшихся раньше времени из нор по зову своего повелителя, подкидывали их высоко в воздух, сжигали, оставляя от них только пепел, который заботливый ветер тут же разносил по сторонам.
Лес быстро сообразил, что его могуществу и чести брошен вызов. Ну что ж. Они хотели этого.
Стремительно растущие гибкие стебли быстро захлестнули толстые лапы железного монстра. Тонкие, почти невидимые паутинки травы проникали во все щели, неосмотрительно оставленные чудовищем, разрушая твердь, дробя металл. Нельзя быть таким беспечным. Это война.
Небесный пришелец издал громкий, надсадно дребезжащий вой, поджал, разрывая сдерживающие его ветви, лапы и стал торопливо подниматься над лесом.
И тогда тот, кто властвует, бросил в бой свежие силы. Сотни, тысячи, миллионы тех, кто мог летать, парить, реять, бросились вдогонку испуганному пришельцу. Живая туча облепила его, стараясь прижать к земле, где уже ждали тысячи зубов, готовых разорвать на клочья незнакомца и попробовать, какого вкуса его внутренности.
Металлическое чудовище задрожало, ошарашенное и почти поверженное, но нашло в себе силы издать оглушительный рев боли, чтобы вслед за этим стремительно сбежать в небо, прямо к Великому Светилу.
Лес улыбнулся звенящим ручьем. Далеко он не уйдет. Горячее пятно на небе поглотит его. И он никогда больше не вернется. Успокойтесь, жители ! Продолжайте Дневную Охоту. Впереди долгий день. Ваш хозяин, ваш дом, ваш лес заботиться о вас. И ему никто не страшен. Лес велик. Лес могуч. И он никого не боится.
Разве только Ночного Охотника.

Четверть луны спустя.

- Что сказал Совет? Не молчи. Ты же знаешь, как это важно.
- Совет настоятельно рекомендует избавиться от детеныша. Незамедлительно.
- Но почему?
- Старейшины сравнивали его с Древними и пришли к выводу, что детеныш слишком похож на них. И еще Совет сказал, что на найденыше лежит печать беспокойства. Глупцы. Старые, ничего не соображающие, глупцы. Они считают, что когда он возмужает, то принесет в стаю перемены. А вместе с ними и ненужное беспокойство.
- А твой отец?
- Отец? Он молчал и не проронил ни слова. Словно он и не один из Старейшин. Отец боится. Наш клан уже не так силен, как раньше. Над нами смеются. Наши подвиги забыты. И еще... Совет намекнул, если мы ослушаемся и не избавимся от детеныша до наступления следующей ночи, то гнев стаи прервет и наши жизни.
- И ты решил...
- Я.... Я решил. Ты должна меня понять. Нам и нашему клану небеса послали надежду. Это наш шанс. Детеныш вырастет и тогда одному Великому Светилу известно, что может произойти. Мы сможем подняться. Воспрянуть. Детеныш - надежда. И Совет это прекрасно понимает. Потому так и торопит. Но... Мы не подчинимся. Мы уйдем. Сегодня днем. Под Северными Холмами нас никто не найдет. В стае слишком мало смельчаков соваться в запретные места. И еще меньше тех, кто посмеет сойтись со мной один на один. Пройдет время. Совет успокоиться. Тогда и вернемся.
- Ты правильно решил. Детеныш слишком мал, чтобы отвечать за будущее. К тому же, он станет хорошим братом нашей Росси. Давай собираться. Дорога длинна, а ночь уже на закате... Шерл, как нам его назвать?
- Давай дадим детенышу имя, как раньше. Когда еще наши предки жили под Великим Светилом.
- " Счастливчик, которого нашли на закате ночи"?
- Да. Хорошее имя. "Счастливчик, которого нашли на закате ночи". Или просто - Счастливчик.
- Я уважаю тебя, муж мой.
- Я тоже уважаю тебя.

Десять планетных лет спустя.

- Чат! Ча-ат!? Я сдаюсь и больше с тобой не играю. Мне надоело. И я иду домой.
Росси вылезла из только что прорытого узкого туннеля, окинула взглядом детскую площадку, ничего подозрительного не заметила и с досады треснула твердой лопаткой правой кисти по куску сталактита, оставшегося с прошлой игры. Белый наплыв срезало словно острием ножа, и Росси с удовлетворением подумала, что ее руки становятся такими же сильными, как и у мамы.
- Чат. Я не шучу. Если ты сейчас же не выйдешь, я скажу папе, что ты снова бегал к Пресному Озеру.
Земля под ее ногами зашевелилась, ушла, словно затянутая воронкой, и из образовавшейся дыры, показалось недовольное лицо Чата.
Росси взвизгнула, легко шлепнула наружной стороной лопатки по плечу мальчишки и проворно отпрыгнула в сторону.
- Проиграл, проиграл!
- Это нечестно, - Чат, опершись руками о края воронки, выбросил мускулистое тело наружу, - Ты, Росси, играешь не по правилам, как самая обычная ябеда. И вообще, мне надоели эти детские игры.
Чат опустился на корточки и принялся неторопливо засыпать яму.
Росси пристроилась рядом. Подперев обеими лопатками голову, она внимательно наблюдала за действиями сводного брата.
Все-таки он странный. И хотя мама говорит, что в брате ничего необычного нет, она то знает, что Чат ни капельки не похож ни на маму, ни на папу, ни на нее, Росси. Взять хотя бы руки. Полюбуйтесь на эти разрезанные лопатки. Ими же совершенно невозможно прокапывать в Толще Путь. Слабые отростки, не пригодные ни на что. Просто удивительно, как он еще умудряется делать себе Дорогу. Не то что она, Росси.
Росси перевела взгляд на свои черные, отполированные до ослепительного блеска твердые, словно сталь, кисти рук.
А голова у брата совсем смешная. Мягкие волосы, которые почему-то так любит гладить мама, ни одной защитной пластины на черепе. А уши! Смех, да и только! Открыты со всех сторон. Не зря же папа каждый день ругается, требуя от брата, чтобы тот постоянно очищал ушные раковины от земли. Кто ж виноват, что Чат не умеет прижимать их к затылку?
Чат закончил работу и теперь, ни слова не говоря, улегся на прогретой глубокими подземными источниками земле, подложил под голову свои смешные руки и уставился в высокий земляной потолок.
А глаза у него красивые.
Росси расположилась рядом, продолжая внимательно рассматривать и обсуждать сама с собою все достоинства и недостатки брата.
И в кого он только такой глазастый? Какие длинные ресницы. И тоже мягкие. Не то что у нас.
Росси наклонилась еще сильнее, пока ее узкие глаза не оказались напротив неподвижных глаз брата. Ее волосы, растущие двумя редкими, жесткими метелками за основаниями ушей, вывалились из хрящевидных ложбин и рассыпались колючими иголками по лицу Чата.
- Росси! - Чату пришлось вытаскивать из-под головы руку, что бы смахнуть с лица непослушные косички сестры, - Ты мешаешь мне думать.
Росси шмыгнула коротким приплюснутым носом, решая для себя нелегкую задачу - обижаться или нет. Но решила подождать более веской причины.
- Мама говорит, что в нашем возрасте рано думать о серьезных вещах.
Чат отвечать не торопился. Он неторопливо перевел взгляд на сестру, внимательно посмотрел в ее глаза, разглядел в них готовую разразиться обиду и поступил так, как поступает настоящий член клана Шерлов.
- Ты сегодня как никогда красива, сестричка.
Росси могла поклясться чем угодно, даже своей лучшей игрушкой - земляной крысой Лу, что ожидала от брата именно этих слов. Чат всегда знал, что сказать своей сестре.
- Ты бессовестный мальчик, говоришь всякие глупости, - твердые, плотно сжатые губы Росси чуть раскрылись, обнажая белые острые клыки, способные за одно мгновение перегрызть даже лапу Кротоноса, - Можешь не подлизываться. Все равно я расскажу маме про озеро. Если...
Чат должен догадаться, что следует за этим " если". Она не первый раз прибегала к подобным хитростям, чтобы добиться желаемого.
- Что если? - брат улыбнулся, уже зная, и впился глазами в Росси.
- Если ты меня не поцелуешь.
Чат засмеялся. Весело и заразительно, как не мог смеяться ни один житель подземного мира. Этот смех всегда вызывал страшную зависть у всех членов клана Шерлов.
- Конечно, я тебя с удовольствием поцелую, сестричка. Но если ты еще хоть раз расскажешь маме, что я хожу к озеру, она также узнает о твоих неправильных привычках.
Чат обхватил руками покрытую мелкими бронированными чешуйками шею сестры, притянул к себе, и Росси вновь ощутила, какие у него горячие, удивительно мягкие губы.
- Ты довольна, сестричка?
Росси еле продрала глаза, облизала длинным, раздвоенным язычком сухие губы, стараясь вобрать в себя вкус губ брата, а затем резко поднялась с места :
- Теперь я знаю, почему папа говорит, что если бы ты не был его сыном, он бы с удовольствием полакомился твоим мясом. Ты вкусно пахнешь.
Чат снова засмеялся и подскочив, обнял сестру.
- Но за это ты должна будешь пойти со мной к Пресному озеру.
Росси вывернулась, уложила на место растрепанные волосы и, отвернувшись, нравоучительно произнесла, стараясь подрожать голосу отца:
- Дети не под каким предлогом не должны посещать запретные места. Особенно Пресное озеро и Поверхность!
- Да ладно, Росси, мы быстро. Только туда и обратно. Никто не узнает. И мне кажется, что мы уже давно не дети.
Росси посмотрела на улыбающегося брата, в который раз подумала, что все равно никогда не научиться противостоять его лукавству и хитрости и молча кивнула.
- Я всегда знал, что ты хорошая сестра. - Чат поправил короткую шкурку лысого червяка, которого он сам убил и смастерил из него то, что в данное время висело у него на поясе. Когда отец впервые увидел Чата в этом, то заперся с мамой в дальней пещере и что-то долго с ней обсуждал. Росси даже сумела подслушать, но ничего не поняла. Отец говорил о какой-то одежде и о том, что предсказания начинают сбываться слишком быстро.
- Мы пойдем старой Дорогой? - поинтересовалась Росси.
- Нет, - мыслями брат уже был на Озере, - спустимся через Северный Рукав на ярус ниже. Так ближе.
- Через Северный Рукав? - переспросила Росси, не веря в то, что предлагает брат. Даже десятилетним детям должно быть известно, что в Северном Рукаве можно запросто заблудиться или влезть в неприятную историю.
- Ты боишься? - словно прочитал ее мысли. Но Росси ничего не боится и Чат должен знать об этом.
- Я ничего не боюсь, - сказала Росси совершенно не то, о чем думала , - Мы идем через Северный Рукав.
Если бы в этот момент Росси могла видеть глаза брата, то заметила, как хитро блестят его зрачки. Но она уже отвернулась, да и освещения в детской пещере было не слишком достаточно. Отец совсем недавно перенес светящиеся камни в гостиную. Сказал, что ковыряться в земле можно и нужно без света.
Северный Рукав встретил их довольно недружелюбно. Очевидно, где-то далеко-далеко Дорога выходила на Поверхность и уже оттуда гнала свежий, почти холодный воздух под землю. На этот счет отец тоже имел свое мнение. Мол, хорошая вентиляция никому не мешала. И потому не заваливал Северный Рукав, как многие остальные выходы на Поверхность.
Пройдя в полный рост столько, сколько позволяла дорога, Чат остановился, указал себе под ноги и попросил:
- Вот здесь. Нижний уровень должен находиться именно здесь.
- Почему это? - Росси спросила просто так. Она уже не раз убеждалась, что брат каким-то особым, непонятным никому чутьем определяет присутствие Дорог в Толще. Идет, уставясь в землю, молчит, потом вдруг неожиданно остановиться и объявляет, что внизу Путь. Отец специально проверял его. И ни одного раза Чат не ошибся. После этого клан сильно зауважал его. Клан... Папа, мама, брат и сестра. Да еще дед, который появляется раз в три луны. Поболтает о чем-то с отцом и так же незаметно исчезает. Мама говорит - так надо.
Росси отметила ногой место, отодвинула в сторону брата, примерилась и быстро заработала кистями-лопатками.
Комья твердой, слежавшейся земли полетели во все стороны. Чат отошел, чтобы не попасть под случайный булыжник. Молча стоял и наблюдал, как черное тело сестры стремительно исчезает в Тверди.
Посмотрел на свои руки. Сжал пальцы в кулаки, повертел их перед глазами. Покачал головой и вздохнул.
- Чат! - из дыры показалась довольное лицо Росси, уши прижаты к затылку, лопатки чуть испачканы влажным грунтом, на головных пластинах прилипшие комочки грязи - Все готово. Ты как всегда прав. Десять мер внизу Дорога. Та самая, к Пресному Озеру.
И исчезла. Хорошая девчонка, подумал Чат. Она прекрасно знает, что брат не любит, когда на него смотрят во время движения по вертикальным Дорогам. Если по простым он передвигается более менее сносно, то по этим...
Чат опустил в Дорогу ноги, потом туловище, на некоторое время задержался, настраивая дыхание, а затем бросил тело вперед.
Десять, шесть, три, два - пора!
Расставленные ноги и руки неприятно ударились о стенки Дороги, затормозили тело. И как всегда Росси обманула. Вертикальная Дорога никак не могла иметь десять мер. От силы восемь с половиной.
Тело не успело как следует затормозить, и Чат вылетел с верхнего выхода с приличной скоростью. Удар о землю оказался не слишком силен. Просто обидно видеть, как твоя сестра, уткнув в узкую талию обе лопатки, издевается самым наглым образом.
Как и любой десятилетний житель Подземелья Чат мог просто обидеться. От боли и злости. Но он не умел. Никто никогда не показывал ему, что такое возможно. Конечно, раньше Чат испытывал странные чувства, заставляющие глаза наполняться слезами. Но слезы - слишком драгоценная влага, чтобы разбрасываться ею из-за пустяков.
Вот и сейчас, Чат только растер непонятно защипавший нос, взбрыкнул ногой, вправляя на место вывихнутое при падении колено и угрюмо взглянул на сестру.
- Ты снова попался, Чат! - не совсем уверенная, что шутка удалась, Росси не стала слишком долго показывать свои зубы.
- Если ты еще раз назовешь меня этим дурацким именем, я не стану с тобой, девчонкой, возиться. У меня есть нормальное имя, а не эта кличка.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.