read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Джон Ринго


Предвестник шторма


(Наследие Аллденаты - 2)
John Ringo. Gust Front (2001)

Распознавание и вычитка - Дмитрий Горбачев


Пролог

- Ну, как ты считаешь, тир, выполняется твой план в отношении людей?
Дарелский гин помахал в воздухе палочкой фимиама и положил послание к Лордам на Алтарь Коммуникаций. Фон мелодичного звучания музыкальных кристаллов и обрамленной зеркалами серебряной колоннады помогал ему созерцать многообразие альтернатив будущего. В данный момент он сильно нуждался в помощи. Большинство вариантов будущего выглядели безрадостно.
Прислужники-индои приподняли полы его мантии, когда он встал и повернулся к референту-тиру. На лисьем лице младшего дарела застыла годами отработанная маска высокопоставленного чиновника. Он совершено не прореагировал, когда гин вопросительно дернул ухом. На самом деле план оказался на добрые две трети нарушен из-за действий единственного удачливого индивидуума. Однако путь к вершинам власти не допускал признания такого факта. Тем более что это древнее ископаемое все равно ни к чему придраться не сможет. Только тир знал план во всей полноте.
- Ни один план не выполняется, как был задуман, - учтиво сказал тир. - В этом и состоит смысл управления.
Похожий на эльфа гин снова подергал ушами. Жест был нарочито двусмысленным. Его можно было расценить и как вежливое согласие, и как вежливое сомнение. Уловить разницу было непросто.
- Мы удержали Дисс.
Гин намеренно произнес эти слова так, чтобы не прозвучали ни одобрительные, ни осудительные интонации. Уничтожение объединенных сил людей могло быть, а могло и не быть частью плана юного щенка. Двусмысленность заявления представляла собой намеренную ловушку с таким подтекстом, который тир вряд ли мог уловить.
Тир раздул ноздри, соглашаясь, и мельком посмотрел на собравшихся индоев.
- Это важная планета. - Корпорации Дисса целиком находились под контролем дарелов, несмотря на миллиардное население индоев. Отношение к труженикам Федерации немногим отличалось от отношения к бактериям. - Доход от нее значителен.
Ноздри гина затрепетали. Как и ожидалось, юный болван ушел в сторону.
- Мы удержали и Барвон.
- К сожалению, потери людей там велики.
Сейчас он изобразил выражение, скопированное у людей. Глаза с кошачьими зрачками и вертикальными веками широко раскрыты, уголки широкого подвижного рта опустились, обнажая кончики острых акульих зубов. Даже уши обвисли. Это было тонкое и эффектное выражение, которое нелегко скопировать. Люди тоже бы понурились при таком явном поражении. Печаль не входила в перечень эмоций дарелов. Ненависть - да. Гнев - определенно. Печаль? Нет.
Гин немного поразмышлял над собственными планами. Он знал, что путь к власти вымощен не одними лишь интригами. Первостепенным является ясное понимание реальности. То, что молодой дурак дорос до своего нынешнего положения, служило верным знаком падения качества оппозиции.
Или глубоко продуманного замысла.
Внутренне гин раздул ноздри. Нет. Нет здесь никаких глубоких планов. Его личные планы торили пути в будущее согласно его собственному представлению, и каждый путь скрыт от юного тупицы. В его подходе не было изъянов. Это было теплое ощущение.
- Твой план потребуется еще... подправить? Твои замыслы расстроили действия одного-единственного человека на Диссе.
- Да, высокий гин, - согласился тир. Он расставил ловушку, и старый дурень забрел прямо в нее. - Боюсь, на следующей фазе потребуется мое присутствие на Земле.
- И это? - Гин поставил тарганову ловушку и ждал добычу. Черты лица тира стали даже еще менее читаемы. Следующая фраза была очевидна. Даже для этого старого дурня.
- Человечество должно ступить на Путь Просвещения. Необходимо преодолеть индивидуальность как препятствие единению.
- И как ты себе это представляешь?
Гин снова дернул ушами в той же нарочито двусмысленной манере.
- К достижению успеха ведет так много путей, что понадобятся дни для их описания. Достаточно будет сказать, что люди должны стать пешками Пути Просвещения. Их миф индивидуальности должен быть сокрушен, а с ним и их страстность. Успех наших нынешних стараний лежит не на дороге страсти. И путь к просвещению идет не по ней.
Слегка вздрагивая, тир сделал паузу.
- Время героев прошло. И особенно давно прошло время определенных личностей.
Тир мастерски владел лицом, но его контроль над движениями был не так хорош. Глубокое дыхание и подергивание мышц верхних конечностей говорили о нарастающем гневе.
Юный дурак стоял на грани линтатай! Гин заставил себя сохранить неподвижность лица. Тир слишком долго читал его доклады и анализы. Он забыл, что сердце дарела, хоть и укрытое глубоким слоем лоска цивилизованности, осталось сердцем испытавшего разочарование воина. И это сердце подсказало гину, что его оппонент серьезно просчитался. Устранить человечество как угрозу власти дарелов будет не так-то просто.
- Меня радует, что у нашего народа такое утонченное руководство, - произнес гин.
Затем он повторил еще одно выражение людей, растянув губы в широкой улыбке. Сверкнули злобные зубы хищника, и смотревшие индои зажмурили глаза и отвернулись. Никто из них не был настолько туп, чтобы убежать или еще каким-нибудь образом поставить своих дарелских повелителей в неловкое положение, но никто из них не забудет этого зрелища.
- Наше будущее в надежных руках, - сказал гин.

1

Взять Кабул должны мы были -
В рог труби, штыком вперед! -
Прочь отсюда, где сгубили
Мы друзей, где этот брод,
Брод, брод, брод вблизи Кабула.
Ночью вброд через Кабул-реку!
Редьярд Киплинг "Брод На Реке Кабул"*
[Перевод С. Тхоржевского]

Провинция Тткпт, Барвон V
23 ноября 2003 г., 16:25 по Гринвичу

Пулеметная очередь ударила передовому послину в грудь. Оранжевая искра пятой трассирующей пули прошла выше свалившейся твари, дымящаяся желтая кровь запятнала пурпурные папоротники. Рота похожих на кентавров существ рассеялась в обе стороны, когда остальные люди открыли огонь. За спиной у людей журчал, булькая, брод, словно насмехался над несчастными солдатами, обреченными на смерть самим его присутствием.
Капитан Роберт Томас пристально вглядывался в никогда не расходящуюся дымку и шепотом вызывал огневую поддержку, когда послины развернулись в боевой порядок. Наступающий отряд послинов многократно превосходил численностью его роту, в которой осталось мало солдат и боеприпасов и совсем не осталось боевого духа. И все же они окопались на сыром дальнем берегу брода. Оставалось только драться или умереть: переходить брод с послинами на плечах означало верную гибель.
Решение занять эту позицию было отчаянным, почти самоубийственным. Но если только кто-нибудь наверху не почешется и не пришлет подкрепление, внезапная атака послинов опрокинет фланг всей Четвертой бронетанковой дивизии. Томас знал, что делать в подобной ситуации: разместить своих солдат на самом опасном участке. Когда выбор стоит между смертью и смертью, солдаты склонны драться отчаяннее всего. Это старейшая аксиома в военных учебниках.
Густая растительность Барвона не позволяла начинать бой с максимальной дистанции, так что он превращался в дуэль навскидку, где послины имели преимущество. Томас сердито хмыкнул, когда струя плазмы смела пулеметную ячейку его второго взвода, затем зарычал, когда появился первый бого-король.
От строевых нормалов, составлявших основную массу сил послинов, бого-короли отличались несколькими признаками. Во-первых, они были крупнее нормалов: около семнадцати ладоней до сложного двойного плеча против четырнадцати или пятнадцати ладоней у нормала. Во-вторых, вдоль спины у них шел высокий гребешок из перьев, который распускался вперед подобно церемониальному головному убору индейцев прерий. Но главным отличием бого-короля от связанных с ним нормалов являлось серебристое летающее блюдце, на котором он передвигался.
Блюдце было не только средством передвижения. Главной причиной его существования было установленное на поворотной турели тяжелое вооружение - в данном случае пусковая установка гиперскоростных ракет. Помимо этого, аппарат нес массу изощренных сенсоров. Некоторые бого-короли использовали их активно, другие пассивно, но набор сенсоров по-своему был так же опасен, как и тяжелое оружие. Второе старейшее правило военного дела - лишай врага информации.
Тем не менее за прошедший год боев с переменным успехом в джунглях Барвона V люди научились кое-как бороться с бого-королями. Рота перенесла огонь всего имеющегося у нее тяжелого оружия на отряд вокруг блюдца, а ротный снайпер занялся бого-королем и его транспортным средством.
Задолго до того, как войска покинули бело-голубой шар Земли, американские военные начали модифицировать свое вооружение в соответствии с изменившейся угрозой. Во-первых, почтенную М-16 заменили винтовкой более крупного калибра, способной остановить послина размером с лошадь. Кроме того, восстановили должности снайперов.
И с тех самых пор, как это произошло, где-то с восьмидесятых, не утихали дебаты по поводу надлежащего стандарта снайперской винтовки. Они прекратились после отправки на Барвон специальной оперативной группы. Только благодаря винтовке пятидесятого калибра* [12,7 мм - Прим. пер.] снайпера группы хоть кто-то из разведкоманды выжил и снова увидел зеленые холмы Земли.
Дебаты продолжались относительно использования полуавтоматики или ручной перезарядки. Однако их вели в основном лишь военные философы. Избранным оружием стала винтовка М-82, полуавтомат "Мерфрисборо Пять-Ноль".
И теперь специалист четвертого класса Джон Дженкинс продемонстрировал почему. Для себя он выбрал небольшой пригорок позади роты за журчащим бродом со стороны наиболее вероятного направления контакта. Накидка с нашитыми повсюду и болтающимися полосками мешковины делала его невидимым для невооруженного глаза. Только сенсоры бого-королей было трудно обмануть. Чтобы снайпера не засекли, роте приходилось прикрывать его действия массированным огнем.
Когда три взвода открыли кинжальный огонь из пулеметов М-60 по отряду вокруг бого-короля, специалист произвел один выстрел из снайперской винтовки весом пятнадцать килограммов. Отдача толкнула назад все его сто двадцать килограммов, пропитанная водой почва чавкнула.
Для стрельбы применялся, в сущности, тот же самый патрон, что и в убеленном сединами крупнокалиберном пулемете М-2. В три раза крупнее патрона 30-06* [7,62 мм, винтовочный патрон Винчестера.], с начальной скоростью полета пули не меньше, чем у зенитных орудий. Спустя долю секунды после того, как отдача покачнула дородного снайпера, бронебойная пуля ударила в блюдце левее основания турели.
Покрытая тефлоном пуля с сердечником из вольфрама прошила крышку незаметного короба у ног бого-короля. Затем она пробила более прочную внутреннюю стенку. После этого она прошла через кристаллическую матрицу. Она бы прошила матрицу насквозь, но ее полет нарушил тонкий баланс энергетических кристаллов, приводивших в движение тяжелую антигравитационную платформу.
В энергокристаллах для удержания молекул в искривленном состоянии высокого уровня применялось силовое поле, что позволяло хранить в кристаллах огромное количество энергии. Это искривление поддерживалось небольшим генератором поля, спрятанном глубоко в матрице. Когда динамический удар от прохождения пули разрушил генератор, запасенная в кристаллах энергия высвободилась в виде взрыва, эквивалентного взрыву полтонны мощной взрывчатки.
Бого-король исчез во вспышке ярчайшего бело-зеленого пламени вместе с доброй половиной своей роты, когда во все стороны полетели осколки разнесенного вдребезги блюдца. Огненный шар поглотил два десятка старших нормалов в непосредственной близости от самоходки, ударная волна и осколки поубивали еще свыше полутора сотен послинов.
После этого первый залп артиллерии кассетными снарядами показался капитану Томасу слишком ординарным. Следующая волна послинов с ним не согласилась.

* * *




- Эхо-Три-Пять, говорит Папа-Один-Шесть, прием, - хрипло прошептал Томас. Прошедшие два часа слились в круговерть атакующих послинов, долбящей артиллерии и погибающих солдат. Томас чувствовал, что его роте вот-вот придет конец. Подышав на руки в попытке их согреть, он уставился на поле боя. Трупы послинов усеивали склон в направлении позиций роты, но чертовы лошаки продолжали переть вперед. Как обычно, было неизвестно, сколько их там, - воздушная разведка превратилась в смутное воспоминание ввиду сенсоров и вооружения бого-королей. Но по меньшей мере две тысячи тварей валялось перед его ротой. Скудная сотня солдат, которых он привел на эту арену, уложила врагов в двадцать раз больше.
Но это ужасающее соотношение потерь значения не имело. Его силы сократились до усиленного взвода, и следующий натиск пройдет сквозь них, как горячий нож через масло. Проблема сражений с послинами редко заключалась в том, чтобы их убить, - надо было убить их в достаточном количестве. Если не прибудет обещанное подкрепление, получится, что он положил всю свою роту напрасно. Находясь на Барвоне с первого дня высадки Объединенных Экспедиционных Сил, капитан вполне готов был это сделать. Такое уже происходило раньше и будет происходить еще; за последний год в подразделении сменилось двести процентов личного состава. Но он досадовал, когда это случалось напрасно.
Он опустился вниз, в свою заполненную водой лисью нору. Холодная вязкая жидкость дошла до пояса, когда он сел на дно. На это неудобство Томас не обратил внимания - на Барвоне грязь была столь же обыденна, как и смерть, - вставил обойму двадцатимиллиметровых гранат в УОП* [См. глоссарий в конце.] и снова вызвал бригаду.
- Эхо-Три-Пять, говорит Папа-Один-Шесть, прием.
Никакого ответа. Он вытащил стальное зеркальце из набедренного кармана и поднял так, чтобы можно было осмотреть поле боя. Потом устало покачал головой, убрал зеркало и загнал гранату в казенник.
Он встал на колени и сделал глубокий вдох. Резко выпрямившись, он выпустил очередь гранат в группу нормалов, которые явно собирались атаковать.
В общем, когда погибал их бого-король, нормалы делали один лихой рывок, затем убегали. Но некоторые вели себя более агрессивно, чем другие. Эта группа топталась вокруг, вела отчасти вполне эффективный огонь и в целом представляла собой чирей в заднице. Поскольку большинство солдат роты пополняли запас боеприпасов, собирая их у мертвых, перевязывали раны и готовилась к отражению следующего натиска, они не имели времени заняться этим надоедливым приставанием. Эту работу должен был бы выполнять Дженкинс, но он погиб почти час назад. Поэтому командир роты выпустил еще очередь гранат по идиотам-кентаврам, упал назад в нору и поменял магазин. Опять. Дробины некоторое время стегали края окопа над его головой, потом перестали. Необычайная тупость послинов-нормалов затмевала любые анекдоты на национальные темы.
- Эхо-Три-Пять, говорит Папа-Один-Шесть, - прошептал он в микрофон. - Нас сильно атакуют. Предположительно силами полка или больше. Необходимо подкрепление. Прием.
У него была хорошая рота; после столь долгого срока не могло быть по-другому. Но соотношение один к десяти все же было немного чересчур на неукрепленной позиции. Черт побери, один к десяти против послинов и с подготовленными укреплениями было бы немного чересчур. Тут нужна бетонная или грунтовая стена со рвом, утыканным кольями, а не какая-то рота у черта на куличках, едва успевшая окопаться. Ни мин, ни концертин и уж точно никакой поддержки.
Затрещало радио.
- Папа-Один-Шесть, говорит Эхо-Три-Пять, первый.
В это мгновение капитан Томас понял, что ему конец. Вызов командира бригады мог означать только одно: катастрофу.
- Ситуация понятна. Вторая рота Сто девяносто восьмого напоролась на засаду, когда двигалась вам на помощь. В тылу бригады неожиданно появился по меньшей мере полк.
Во время паузы капитан Томас закрыл глаза, осознавая сказанное. При наличии в незащищенном тылу бригады свыше двух тысяч послинов свободных резервов просто не было.
- Ваш маршрут отхода перекрыт, капитан. Там повсюду послины.
Еще пауза. Вздох на другом конце был отчетливо слышен даже через треск помех.
- Вам необходимо удерживать свою позицию. Если мы выиграем время, мы справимся. Но если сейчас прорвется еще один оолт'ондар, весь выступ окажется под угрозой.
Капитан Томас подумал, каково там, на другом конце линии связи. Командир бригады находился здесь так же долго, как и Томас; это он вручал Томасу погоны первого лейтенанта и капитана. Сейчас он сидел в отапливаемом Тактическом Операционном Центре, смотрел на рацию и сообщал одному из своих подчиненных, что ситуация только что убила его. Что он и все его подразделение оказались всего лишь кормом для кентавров. И что им предстоит не просто умереть, от них требуется продать свои жизни как можно дороже. Умереть одинокими и заброшенными в холодном пурпурном тумане.
Половину роты составляли ветераны - обычная пропорция в боевых частях. В первую неделю боев погибало большинство неспособных выжить. С течением времени погибал кто-нибудь из ветеранов и выживал кто-то из новобранцев. В общем и целом двести процентов смены личного состава происходило за счет новичков, которые учились недостаточно быстро. Капитан Томас полагал, что на этом этапе боя большинство новичков уже накрылись, в живых остались в основном ветераны. Это означало, что они будут умирать так упорно, как требовалось бригаде.
Он покачал головой и посмотрел на фиолетовое небо. На мгновение он закрыл глаза и попытался представить небо над Канзасом. Запах спелой пшеницы и горячий сухой ветер прерий. Голубая чаша неба в прохладный осенний день, когда кажется, что небо простирается в бесконечность. Со вздохом он переключил рацию на локальную частоту и нажал кнопку микрофона.

* * *

Штаб-сержант Боб Дункан закрыл невидящие глаза капитана и огляделся.
Автопроектор шлема почувствовал напряжение мышц шеи и повернул поле зрения вокруг района брода. Визиры целей и общая информация - передаваемые прямо на сетчатку глаз крошечными лазерными диодами - плыли перед его взором. Он этого не замечал. Подсчет потерь послинов и людей мерцал в верхней части изображения, пока прибор искусственного разума, который управлял его броней, учитывал пятна крови и производил оценку повреждений. По счастью, регенерируемый воздух из замкнутого контура, мягко овевавший нос и рот, не доносил наружного запаха. По векам штаб-сержанта сновали нанниты, автоматически собирая воду, грозившую залить поле зрения.
Энерговооруженная боевая броня автоматически настраивала уровень освещения, так что он всегда оставался постоянным. В результате отсутствие теней придавало окружающей местности блеклый вид. После полутора лет боев Дункан настолько привык к этому эффекту, что не замечал его до тех пор, пока не снимал броню. Поскольку последний раз такое произошло почти шесть недель назад, "настоящее" зрение казалось ненормальным.
Наступавшие силы послинов превосходно выполнили обычную работу по выносу всех тел с поля боя. Поскольку и люди, и послины были одинаково съедобны, они считали людей всего лишь временной тактической проблемой и просто едой. Послины называли людей "трешкрин". Приблизительно это переводилось как "еда с жалом". Что делало нетронутое тело капитана еще более необычным.
Дункан поднял древко, воткнутое в землю рядом с офицером. Подобное он видел уже дважды, оба раза, когда тела командиров были оставлены нетронутыми. На этот раз, однако, тело лежало на земляном кургане, который потребовал определенного времени, чтобы его насыпать. Какое-то время Дункан изучал непонятную надпись на древке, затем поднял застывшее тело на руки. Для сервоусилителей боевой брони тело весило не больше перышка, покинутое душой, устремившейся куда-то за пределы этого залитого кровью мира. Штаб-сержант пустился бежать легкой рысью.
- Дункан! - позвал его взводный сержант, который сначала заметил движение с помощью сенсоров, затем повернулся посмотреть на удаляющийся скафандр. - Ты куда, черт возьми?
Дункан, казалось, оглох. Он продолжал бежать назад тем же путем, которым прибыл отряд боевых скафандров, чтобы отбить брод. Именно здесь занимал позиции полк послинов. Гигантские деревья джунглей Барвона стояли искромсанные, листва с ветвей осыпалась, массивные стволы разбиты огнем тяжелого оружия.
Именно здесь были опрокинуты остатки разгромленного полка послинов. Груда тел отмечала место, где нормалы прикрыли собой окруженных бого-королей в отчаянной попытке спасти их от наступающих бронированных монстров. Груда боевых скафандров свидетельствовала, что, загнанные в угол, они сражались вполне эффективно.
Именно здесь скафандры тоже попали в засаду. Труп бого-короля - лужа желтой крови запятнала почву - распростерся поверх пробитого скафандра, ожидавшего эвакуации. Чудеса современных технологий этому бойцу уже не помогут: датчики брони свидетельствовали о проникающем повреждении.
Если пуля послина пробивала броню, из скафандра она уже не выходила и металась внутри наподобие ножа миксера. Единственным признаком повреждения было крошечное отверстие. Оно все еще сочилось красным. Рядовой Арнольд был новичком, и когда его перемололо в пюре, в роте номинальной численностью сто тридцать скафандров в строю осталось пятьдесят два. Это число сократилось до сорока ко времени, когда подразделение отбило брод.
Дункан продолжал бежать быстро поглощающей расстояние трусцой бронированного боевого скафандра. В голове было пусто - ни цели, ни стремления, просто движение на автопилоте.
Наконец он достиг расположения командования бригады. Разрушенные укрепления уже восстанавливались. Поврежденную технику или ремонтировали на месте, или буксировали в другое место. Похоронные команды регистрировали и укладывали в мешки трупы мертвых солдат. К каждому телу привязывали бирку с указанием имени, звания, подразделения и общей причины смерти; затем тела запаковывали в черные пластиковые мешки для похорон. Когда придет время, похоронные команды доберутся и до места гибели бронированных боевых скафандров. Дохлые послины, естественно, в них не нуждались.
Приблизившись к Тактическому Операционному Центру бригады, Дункан сбавил скорость. На ходу он отметил выражение лиц солдат военной полиции у входа и взвода солдат, окапывающихся вокруг командного поста.
Поставляемые галактидами боевые скафандры изготовлялись без лицевого забрала; это уязвимое место заменили визуальные репитеры. Военные полицейские и солдаты охраны видели перед собой ничего не выражающую поверхность фасетчатого сталепласта, непроницаемого для любого земного оружия; аналогичный скафандр выдержал испытание ядерным взрывом. И хотя в расположении бригады имелось несколько установок гиперскоростных ракет, возле ТОЦ их не было. Так что остановить эту махину могла только сила приказа или доводы разума.
Одна из военных полицейских решила попробовать - она была либо храбрее, либо глупее своего напарника. Шагнув вперед и встав на пути Дункана, она подняла руку, словно дорожный коп.
- Немедленно остановись, солдат. Мне плевать, что ты с Флота, у тебя нет права...
Дункан не замедлил шага, и полутонный скафандр отбросил ее в сторону, словно тряпичную куклу. Ее напарник бросился к ней, но если не считать синяка на ребрах и уязвленного самолюбия, она не пострадала.
ТОЦ состоял из трех состыкованных стандартных конструкций. Дверные проемы не были рассчитаны на бронированный боевой скафандр, но это не имело значения. Дверь смогла удержать его скафандр ничуть не лучше мокрой туалетной бумаги, и он проследовал через помещение для совещаний и короткий коридор к кабинету командующего. Изумленные члены штаба направились за ним.
Дверь командира бригады была открыта. Он без всякого выражения смотрел, как к нему шло опаленное в сражении привидение. Скафандр покрывали вмятины рикошетов и засохшая кровь послинов. Он походил на механического демона из какого-нибудь посвященного войне ада. Когда командир понял, кто лежит на руках скафандра, его лицо изменило выражение, ужас и обреченность смешались на нем.
Дункан подошел к столу командира и осторожно положил на него тело капитана. Один из вездесущих жуков Барвона кружил над открытым ртом страшно изуродованного лица. Смертельный удар боевого клинка послинов раскроил Томасу полголовы, словно яйцо.
Дункан нажал кнопку на предплечье и активизировал внешний динамик.
- Я принес его домой, - сказал он.
Полковник продолжал смотреть вверх на угловатую пластину сталепластовой брони перед столом. Скафандр пылал жаром от попаданий пуль и снарядов, воздух наполнился густой вонью разлагающейся крови послинов. Полковник открыл было рот что-то сказать, но остановился и сглотнул, словно пытаясь прочистить горло.
- Я принес его домой, - снова произнес Дункан и положил древко на тело капитана.
Символ стал повсеместно узнаваем с момента высадки. Особенно много их можно было найти у тыловиков, каждый якобы подлинный. На самом деле подтвержденных находок насчитывалось только восемь, все достоверные были учтены и погребены вместе с владельцами. Среди наград владельцев древков насчитывалось четыре Медали Почета Конгресса, три Креста за Выдающиеся Заслуги и множество Серебряных Звезд. Древко само по себе уже гарантировало по меньшей мере Звезду. Полковник поднес ладонь ко рту, недостойные мужчины слезы покатились по щекам при виде девятого. Он снова прочистил горло и вздохнул.
- Спасибо, сержант, - сказал он, отведя глаза от жезла воина. - Спасибо.
Скафандр покачивался у него перед его глазами, и поначалу полковник принял это за оптическую иллюзию. Вскоре стало ясно, что это не так. С грохотом, потрясшим хлипкое здание, Дункан рухнул на колени и обхватил себя руками.
Что происходило внутри скафандра, увидеть было невозможно, но полковник себе это ясно представлял. Он встал и обошел вокруг стола, по пути коснувшись плеча своего бывшего подчиненного, чья кровь сейчас испачкала рапорт, озаглавленный "Потребности в личном составе на 2003 год". Полковник присел на корточки и обнял плечи гигантского скафандра.
- Ну, будет тебе, сержант, - сказал он, но слезы продолжали струиться по его собственным щекам. - Давай-ка снимем с тебя этот скафандр.

2

Форт-Индианатаун-Гэп, Пенсильвания, Соединенные Штаты Америки, Сол III
18 января 2004 г., 14:23 восточного поясного времени

"Не так все это должно было бы происходить", - подумал подполковник Фредерик (Фред) Хансон.
Прибывший к месту службы командир Первого батальона Пятьсот пятьдесят пятого Полка Мобильной Пехоты много лет назад завершил армейскую карьеру в должности заместителя командира по оперативным вопросам в одной из бригад Восемьдесят второй воздушно-десантной дивизии. За долгие годы службы он не раз сталкивался с монументальными случаями путаницы и неразберихи, но этот заслуживал "Гран-при".
Обычно подразделение для несения активной службы формируется - с нуля или из "полкового резерва" - сверху вниз. Командиры комплектуемых частей встречаются со своими офицерами и работают согласно плану формирования. Их либо снабжают уже готовым планом, либо они разрабатывают его сами. В положенное время прибывают старшие сержанты, обычно вместе со своими подчиненными и прочим штатом. Затем начинает прибывать рядовой состав, обычно еще до того, как укомплектован штаб, но и офицеры, и сержанты в основном уже прочно стоят на ногах. Поступает снаряжение, окончательно дорабатываются расписания тренировок, и часть начинает собираться в одно целое. Постепенно сборище отдельных личностей превращается в боевое подразделение. Через какое-то время его посылают на войну - подразделения редко восстанавливают в мирное время, - и нелегкий труд формирования забывается на фоне еще более тяжелого ратного труда.
Даже при лучших обстоятельствах важно соблюсти правильный баланс в обеспечении части нужным количеством офицеров и сержантов вместе с их снаряжением. Во время любой войны легче всего набрать пушечного мяса и труднее всего заполучить обученных и надежных младших офицеров.
В случае Первого батальона Пятьсот пятьдесят пятого ПМП - или если уж на то пошло, любого из батальонов, формируемых по всему миру, - процесс происходил не так гладко. Фред Хансон думал, что он уже видел все возможные комбинации ошибок в загашниках Армии Соединенных Штатов. Когда позаимствованный джип "Хаммер" въехал на территорию комплектования, ему пришлось признать, что он ошибался. На этот раз Армия допустила одну маленькую ошибку, в сущности, микроскопическую, с макроскопическими последствиями.
Командования Наземной Обороны Земли - национальные армии различных стран - могли не волноваться насчет подготовленного персонала. В ответ на помощь человечества в борьбе с послинами галактиды чуть ли не сразу предоставили землянам технологию омоложения. Давно вышедший в отставку офицер старшего звания получал серию уколов рассчитанной дозировки, подвергался при необходимости нескольким простым хирургическим процедурам и сбрасывал годы с плеч. Через несколько недель, максимум месяцев пациент выходил в возрасте лет двадцати или около того. Таким образом, многие высшие офицеры, вышедшие в отставку в предыдущие десятилетия, стали доступны для призыва в ряды действующих сил в пору всепланетной нужды. Однако имелось одно крошечное затруднение.
Программа омоложения осуществлялась на основе матрицы, комбинирующей последнее звание и текущий возраст. Е-9, сержант-майор Армии или мастер-главный старшина ВМФ, призывался, если он или она насчитывали сорок лет с начала службы, Е-8 - тридцать девять лет. Шкала убывала сверху вниз, и солдата или матроса, уволившегося в ранге Е-1, призывали в пределах двадцати лет стажа. Подобную матрицу применяли и к офицерам.
Унтер-офицеры и офицеры высших званий, с момента отставки которых прошло больше всего времени, призывались и омолаживались первыми. Таким образом, Вооруженные Силы Соединенных Штатов затопила волна офицеров и сержантов самых высоких званий, многие из которых в последний раз слышали выстрел во время Наступления Тет* [Новогодняя наступательная кампания войск Северного Вьетнама в 1968 году. - Прим. пер.], да и тот был шальным.
Одновременно происходила всеобщая мобилизация личного состава, недавно уволившегося со службы, а также проводился обычный призыв. Это породило прилив офицеров и сержантов низших званий вместе с массой рядовых солдат. Программа омоложения задумывалась для пополнения войск соответствующим количеством опытных полевых офицеров - военный эквивалент менеджмента среднего звена.
Зазор существовал, но вполне хватало возможностей для создания командной структуры и обеспечения целостности подразделения. Впервые в истории срочных мобилизаций имелся избыток опытных унтер-офицеров и офицеров.
Обе программы были тщательно и стратегически рассчитаны по срокам, так чтобы имелось достаточное количество вновь призванных старших офицеров и сержантов для заполнения всех предусмотренных вакансий. Если бы все шло гладко, то еще до того, как вторые лейтенанты, первые лейтенанты и капитаны вместе с соответствующими взводными и первыми сержантами прибыли в свои части, командиры бригад и батальонов со своими штабами уже находились бы на месте, твердо ощущая почву под ногами и в полной "боевой раскраске", а план формирования был бы готов к исполнению.
К несчастью для этого плана, примерно к тому времени, когда программа омоложения дошла до уровня мастер-сержантов и полковников, командиров бригад и старших офицеров их штабов, стала проявляться нехватка наннитов. Хотя галактические технологии поражали воображение, рост производства сдерживался первобытным уровнем земной промышленности. В отношении военных технологий она уже начала набирать обороты, но это не отменяло критической нехватки наннитов.
Способов замедлить обороты набравшего скорость маховика нового призыва, обучения и повторного призыва отслуживших, не нуждающихся в омоложении, практически не существовало, так что внезапно на руках Армии и ВМФ оказалась целая куча вождей и немалая толика простых индейцев, но не так уж много людей которые могли бы помочь им общаться.
Подполковнику Хансону рассказали о сложившемся положении, так что шок вызвало не зрелище протянувшихся вдаль трейлеров, а общие условия.
Прежде местность служила полигоном для стрельбы боевыми зарядами. Он как-то провел тут очень жаркую и отвратительную неделю в качестве контролера-наблюдателя и хорошо запомнил это место. Теперь она стала заснеженным домом для двух регулярных пехотных дивизий и батальона Бронированных Боевых Скафандров Ударных Сил Флота, а также служб обеспечения для восстанавливаемой, но все еще сильно недоукомплектованной Двадцать восьмой механизированной дивизии, раньше входившей в состав Национальной Гвардии Армии в Пенсильвании.
В Табели Организации и Оборудования пехотной дивизии числилось двадцать шесть тысяч человек личного состава, и почти восемьсот в батальоне ББС. Хансон прошел омоложение одним из первых среди О-5 и ниже, и он знал, что в этой бурлящей человеческой массе существовала серьезная нехватка старших офицеров.
Трейлеры были расставлены побатальонно и побригадно, помещения штаба и руководства батальона располагались в номинальной передней части строя, а по обе стороны от них находились жилые помещения командира, работников штаба и старших сержантов. Из конца в конец головной структуры шла ротная улица. На одной стороне ротной улицы сразу позади штабных помещений батальона располагались ротные офисы, окруженные квартирами офицеров и сержантов и кладовыми. По другую сторону улицы стояли казармы рядового состава. Каждая казарма вмещала четырнадцать человек в шести двухместных кубриках, и в двух одноместных жили старшины отделений.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.