read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


ЮЛИЯ ОСТАПЕНКО


ИГРЫ РЯДОМ




Роман написан в жанре психологического фэнтези, с акцентом на психологическую составляющую, но при этом динамично и увлекательно. В тексте используются аллюзии и инверсии известных сюжетов, в основном европейской средневековой мифологии. Написано эмоционально, образным языком, с глубокой проработкой героев, с тщательно прописанным и достоверным психологизмом.


Кате Якубской

ПРОЛОГ

Они мчались сквозь воющий черный лес, задыхаясь от ужаса, сцепившись руками с такой силой, что кровь сочилась из-под ногтей, вонзавшихся в чужую ладонь. Ветер порывисто хлопал сучковатыми лапами ветвей, словно пытаясь схватить, задержать. Ночные птицы с насмешливым уханьем носились над головами: не уйдете!
- Не... уйдем... - хрипло выдохнула она наконец и рухнула на колени, запутавшись в тяжком темном подоле. Он не выпустил ее руки, чуть не упал следом, но устоял, вцепился ей в волосы - грубо, жестоко. Закричал:
- Нет! Мы ведь уже почти выбрались!
- Не... уйдем... - повторила она и опустила голову. Он выругался и рванул ее так, что она взвыла от боли и вскинула к нему лицо, облепленное мокрыми от пота волосами.
- Идем! - закричал он и дернул снова. Она на миг застыла, глядя на него безумными, сверкавшими во мраке глазами, и тут оба они отчетливо услышали далекие крики, до этой минуты заглушаемые их собственным сиплым дыханием.
Она вскочила, почти взлетела, и через мгновение они уже мчались дальше, прорываясь сквозь мрачное чрево леса. Огромная белесая луна равнодушно смотрела на две крошечные человеческие фигурки, рвущиеся сквозь заросли, оставляющие клочки волос и кожи на острых ветках. Луна знала - им не уйти.
Никто не мог уйти.
Они бежали полночи, через овраги и заросли, обдирая лица и сбивая в кровь ноги. А погоня не отдалялась - становилась ближе. Те, кто шел за ними, не могли остановиться. Не имели права остановиться. А они не имели права убегать. Но бежали - без оглядки, не помня уже ни себя, ни друг друга. Когда она снова упала, он уже почти привычно нагнулся, схватил ее за руку и за волосы, потянул и не сразу понял, что она потеряла сознание. Ее голова безвольно откинулась назад - он увидел раскрытый рот, казавшийся во тьме бездонной черной дырой, отрешенно подумал, что этот рот было так сладко целовать, и заплакал, когда понял, что даже эта мысль не может придать ему сил. Он предпринял последнюю отчаянную попытку: взял ее на руки и шатко поднялся, но успел сделать всего несколько шагов. Крики звучали совсем близко, он уже видел отсветы факелов за плотной сетью деревьев. Над головой пронеслась сова, хлопнула крыльями, хрипло ухнула, спокойно, довольно, умиротворяюще: ну вы же знали, ребятишечки, вы же знали, что не нужно убегать, нет смысла убегать... Ноги подкосились, и его охватило страшное желание сесть на землю и просто подождать, пока из влажной пасти леса не вынырнет толпа преследователей.
Сесть на землю! Как это было бы... как это будет хорошо...
Она слабо шевельнулась в его руках, застонала. Он содрогнулся, стряхнул наваждение, рванулся вперед, уже не глядя под ноги. Еще шаг, еще десяток шагов. Пусть это уже ничего не решает: зато он сделал всё что мог. Они оба сделали всё что могли.
Позади закричали, на сей раз пугающе близко, и он почти успел обернуться, прежде чем оступился и полетел вниз, в склизкую бездну. Падая, сначала услышал, как что-то внизу хрустнуло, потом почувствовал дикую боль в щиколотке. На миг тусклое сияние померкло, и он устало прикрыл глаза, радуясь передышке. Но отдых был недолгим: уже через мгновение его тормошили, били по щекам, заливали слезами.
- Беги, - одними губами сказал он.
- Что? - кричала она, захлебываясь от рыданий.
- Беги... одна иди дальше...
- Что ты говоришь? Я не слышу!
Она гладила его мокрое лицо такими же мокрыми руками, размазывала грязь, кровь и слезы - он уже не знал чьи.
- Беги одна. Уходи одна! - внезапно закричал он, поразившись силе вопля, вырвавшегося из пересохшей глотки. - Уходи! Немедленно!
- Я не могу! Я не смогу без тебя!
- Сможешь! Иди! Сейчас же!
Он видел ее темный силуэт на фоне странно посветлевшего неба, видел, как трясутся ее плечи, как дрожит голова в ореоле серовато-розового свечения. Неужели светает? Продержались-таки... До еще одного рассвета. До последнего рассвета.
- Ну беги же, пожалуйста, - прошептал он, не зная, слышит ли она его, говорит ли он. - Пожалуйста.
Она схватила его липкую от пота голову ледяными руками, сжала так, что у него заныли виски, нащупала ртом его помертвевшие губы, и сказала:
- Я тебя люблю.
- Да, да, беги.
- Ты слышишь меня? Слышишь?! Ты! - она опять кричала, с яростью, с ненавистью, без слез в голосе - все слезы ушли в его лицо. - Слышишь, сволочь?! Я тебя люблю!
- Слышу, слышу... - устало прошептал он и закрыл глаза. Ему стало холодно, вдруг захотелось, чтобы она наконец ушла и оставила его в покое. - Иди же.
Она поднялась. Стала взбираться на другую сторону оврага; ветки хрустели под ее ногами, земля сыпалась из-под туфель ему на лицо. Он тихо вздохнул, уже не чувствуя боли в раздробленных костях. Что-то капнуло на его лоб, осторожное, восхитительно холодное. Потом опять и опять. Дождь забарабанил по лицу, по закрытым глазам, слизывая размазанные по щекам слезы. Кричали уже совсем близко, можно было разобрать отдельные слова, даже узнать голоса.
- Я тоже тебя люблю, - отчетливо проговорил он, хоть в этом и не было никакого смысла.

Через тридцать пять лет после этой ночи Ласкания Велла, обреченная вечно смотреть в раскрашенный кровью потолок, впервые за свою долгую кошмарную жизнь разлепила сухие губы и громко сказала:
- Одна половина уже здесь.
А еще через шесть лет она снова шевельнула тяжелым, словно мраморная плита, языком - второй и последний раз в жизни, проговорила:
- Другая теперь тоже.
И умерла. Она выполнила свое предназначение.

ГЛАВА 1

Кони тихо всхрапывают в густой тишине леса. Негромкие разговоры, напряжение в руках, стискивающих оружие, в губах, сжатых суровыми полосками, в глазах, устремленных на забросанную ветвями хижину. Кряхтение, почесывание, недовольство. Верность присяге, слепое подчинение вышестоящим. Зверство комаров.
- Вы в самом деле думаете, что они его выдадут, милорд?
- Не выдадут. Он выйдет сам.
- Да ему же тогда конец. Он не может этого не понимать!
- Чем вы так обеспокоены, капитан? Я сказал - мы ждем до рассвета. Если ничего не изменится, потешите ваших головорезов. Но попробуйте только упустить его или убить при атаке. Не мне рассказывать, что с вами будет.
- О да, разумеется, милорд.
- Зря злорадствуете. Он выйдет.
- Сомневаюсь...
- Хотите пари?
Покашливание, натужные смешки. Звонкий шлепок ладонью по истерзанной комарами шее. Мокрые от пота рукояти мечей. Стальные ободки шлемов поблескивают в ярком свете факелов. Плотное зеленое кольцо ощерившихся оружием тел вокруг забросанной ветвями хижины.

- Ты не пойдешь!
Я взял кувшин, стоящий посреди стола, перевернул, потряс над кружкой. Всё вылакали, мерзавцы. Хоть бы глоток оставили.
- Не игнорируй меня! Эй! - раздраженно выкрикнул Роланд.
Я поднял на него глаза.
- Ты что-то сказал?
- Проклятье, да! Я сказал, что ты никуда не пойдешь!
- Роланд, - мягко проговорил я, - мне слышатся в твоем голосе командные нотки. Возьми себя в руки и потерпи еще немного. Скоро я уйду, и ты вполне законно займешь мое место. Не торопи события. А пока ответь на вопрос, который я задал: осталась в этой гребаной дыре хоть капля пойла?
Он вспыхнул, быстро отвел взгляд. За что я всегда любил старину Роланда, так это за искренность. Пятилетнему ребенку легче скрыть свои мысли, чем этому парню. Его тщеславие ни для кого не было тайной. И именно поэтому нисколько меня не беспокоило.
- Эван, он прав, - неуверенно сказала Флейм. - Мы не отдадим тебя Зеленым.
- Верно. Я сам к ним пойду, - согласился я. - Мне в третий раз повторить вопрос?
Она посмотрела на меня в замешательстве, окинула взглядом скудную обстановку хижины.
- Я... не знаю... - она запнулась. - Вроде что-то еще было...
- Ну так пошевелись и принеси мне выпить.
- Я принесу, - сказала Арлетт, вставая.
- Спасибо, родная, - умилился я такой заботе. Линнетт, конечно, тут же встала тоже, хотя обшарить полки вполне можно было и в одиночку. Но они всё делали вместе. Пока близняшки гремели пустыми черепками по углам хижины, я осмотрел свою приунывшую команду. Они отворачивались, прятали глаза, боясь выказать беспомощность, которую чувствовали едва ли не впервые в жизни. Даже Юстас, заткнуть которого обычно можно только хорошей затрещиной, молчал, словно безъязыкий, уткнувшись взглядом в пол.
- Ладно, - сказал я наконец, когда их немая растерянность начала действовать мне на нервы. - Помнится, мы собрались здесь для того, чтобы обсудить план действий на ближайшее время. Вот давайте этим и займемся.



Произнося эти слова, я небрежно прижал к столешнице скрещенные пальцы левой руки. Ребята быстро переглянулись, опасливо посматривая на окна, а я кивнул. Голову даю на отсечение, снаружи дом облеплен Зелеными, отличающимися особенно тонким слухом. Небольшая доза дезинформации им не помешает.
Это понравилось не всем.
- Эван! - возмущенно вскинулся Роланд.
- Да? - мягко отозвался я, поворачиваясь к нему. - Ты будешь говорить первым? Что нового в твоем районе?
- Какого хрена! У нас сейчас есть заботы поважнее!
- Какие? - поинтересовался я.
Он осекся, потом неуверенно сказал:
- Ну, надо решить, как нам выбраться из этой западни...
- И как же? - все с тем же искренним интересом спросил я. - Кое-кто засветил наше укрытие, и теперь там, - я ткнул большим пальцем за плечо, - собралось две сотни Зеленых. А может, и три, Жнец их знает. Они стоят вокруг поляны, как частокол, и, судя по всему, уходить не собираются. Что ты предлагаешь делать в такой ситуации? Я жду конкретных идей.
Роланд посмотрел на меня с отчаянием, но я был безжалостен.
- Нет? В таком случае прекрати дергаться и займись делом. Расскажи, что происходит в твоем районе.
- Эван, так нельзя, - сказала Флейм.
- А как можно, Флейм?
Она не ответила. Вернулись близняшки. Арлетт поставила передо мной бутылку. Я горячо поблагодарил, счистил с горлышка клейкую массу, откупорил, отпил не глядя и даже не нюхая. Горло ожгло огнем, но это было именно то, в чем я сейчас нуждался.
- Блеск, - утерев рот, хмыкнул я и поднял глаза на сидящих в гробовом молчании соратников. Они смотрели на меня с ужасом, отчаянием и... да, жалостью, Жнец подери. Это меня просто взбесило, но я держал себя в руках. Не время размениваться на такие мелочи.
- Роланд, я жду.
Он глубоко вздохнул и начал говорить. Его люди выяснили, что Зеленые собирают большие силы к южной части лесов. Нет, ему не известно, насколько большие. Вероятно, не меньше трех тысяч, потому что двигаются они крайне медленно.
- Дураками родились, дураками и помрут, - с презрением сказал Грей. Я кивнул одобрительно. Парень явно понимает что к чему. Возможно, пришло время доверить ему подразделение. Должен справиться.
- Дуглас, что у тебя?
Этот бесстыжий проходимец мялся и заикался, не решаясь поднять на меня глаза. Это он привел хвост, опрометчиво воспользовавшись старой, давно вышедшей из употребления тропой. Теперь, успев вдоволь на него наораться, я чувствовал, что он нуждается в поддержке больше, чем любой из нас. Я подбадривал его взглядом и кивками, но до конца рапорта он дотащился с видимым трудом. Кажется, все вздохнули с облегчением, когда он закончил.
- Паулина?
И даже наша радость, услада очей наших, сладкоголосая шлюшка, которую мы ретиво подкладывали в постель людям Шерваля и которую ничто в мире не способно было вогнать в краску, отчиталась с видом школьницы, не выполнившей домашнее задание. Это уже становилось просто смешно. Я продолжал выдергивать их по одному, тормошил, заставлял думать. Им придется многое сделать без меня. Не то чтобы я не был в них уверен, но мне будет спокойнее подниматься на виселицу, зная, что дело моей жизни цветет и ширится. А всё проклятое тщеславие. Никто из нас его не лишен...
Через полчаса, выслушав всех, я вроде немного их расшевелил: глаза снова заблестели, голоса стали громче, увереннее, мои ребята уже перебивали друг друга, предлагая варианты, то и дело перемигиваясь и беззвучно смеясь в паузах между репликами, - похоже, игра их увлекла. Впрочем, до обычной бурной дискуссии, не раз заканчивающейся рукоприкладством, по-прежнему было как до неба.
- Ладно, - сказал я наконец и положил на столешницу пальцы правой руки, давая понять, что скажу правду, - Грей, я думаю, тебе пора взять подразделение.
Он резко выпрямился, Паулина восторженно захлопала в ладоши. Послышались одобрительные возгласы.
- Возьмешь пять человек, - продолжал я. - Отберешь сам. Займетесь... северо-западом. Там уже почти чисто, но еще три или четыре деревни остаются под местным лордом. Разберетесь.
- Да, Эван, - с восхищением сказал Грей.
- Роланд, - я повернулся к нему, хлопнул по плечу. - В мое отсутствие ты остаешься за главного.
Все разом притихли. Я понял, что действительно заставил их на время забыть о ситуации, в которой мы оказались, и они только теперь вернулись к реальности. Эх, а жаль. Выйти бы сейчас на поляну, потянуться, хрустнуть позвонками... Развести костер, послушать песни Юстаса, утащить Флейм в кусты... Я поймал ее растерянный, бегающий взгляд и понял, что она думала о том же.
- Перестань, - резко сказал Роланд. - Ты никуда...
- Слушай, хватит, ладно? - устало попросил я. - Ты же знаешь... вы все знаете, что другого выхода нет.
На этот раз никто не возразил. Они сидели полукругом: лучшие мои люди, близкие друзья... все тут - почти все, кроме одного. Самого близкого, пожалуй. Но сейчас я был рад его отсутствию.
- Мы можем принять бой, - вдруг сказал Юстас. Я вздрогнул от неожиданности, за какой-то час успев привыкнуть к его молчанию. Наши взгляды встретились. Он смотрел спокойно, судя по всему, непоколебимо уверенный в том, что говорит дельные вещи, и меня вдруг охватила дикая злость.
- Можем! - резко ответил я. - Еще как можем! Пойдешь в первых рядах, будешь крушить черепа Зеленых своей лютней! А? Что скажешь?
- Не думаю, что это даст ощутимый результат, - невозмутимо ответил он, похоже, ничуть не задетый моим тоном, - но я готов попытаться.
Мгновение я не сводил с него глаз, потом, врезав кулаком по столу, поднялся.
- Знаете что... - начал я и осекся. Они стали подниматься: все, почти одновременно. Неизменные арбалеты уже были в руках, Роланд, Уинтер и Сайрс положили ладони на мечи. Флейм достала кинжал и, попробовав пальцем кончик лезвия, спрятала в ножны, по-прежнему сжимая рукоятку.
- Мы тебя не отдадим, - мягко прошелестел сладкий голосок нашей Паулины.
Я окинул их взглядом, внутри как-то странно защемило: то ли смеяться захотелось, то ли плакать. Знать бы, что они потом не пожалеют, если останется кому жалеть... Знать бы.
- Сядьте.
- Эван... - начала Флейм.
- Сесть, я сказал!
Они поколебались, потом неохотно вернулись на свои места. Я остался стоять, хотя ноги охватила слабость.
- А теперь послушайте меня. Да внимательно послушайте! Бравада - это хорошо, но вы должны думать о том, ради чего мы всё это делаем. Важен результат, а не средства, понимаете?
- Ты не можешь быть средством, - сказал Дуглас.
- Кто угодно может быть средством! - отрезал я, - Хватит бахвалиться! Кто вы такие, Жнец вас подери? Вы арбалетчики, партизаны, вы бандиты с большой дороги. Вы привыкли бить изподтишка, из засады, под прикрытием листьев. Молчать! - резко сказал я, когда Роланд и другие мечники гневно зароптали против такой клеветы. - Как бы то ни было, нас здесь всего десять человек. А там, за стенами, - две сотни солдат. Как вы собираетесь с ними справиться?
- Мы умрем с честью! - пылко сказал Юстас. Мне захотелось врезать ему со всей силы, но я сдержался, только холодно посмотрел мимо него на сжавшихся близняшек.
- Линнетт, иди сюда, - приказал я. Она тут же вскочила. Арлетт вскочила тоже, но я рявкнул:
- Сиди! Я позвал Линнетт!
Она растерянно опустилась на место. Линнетт подошла, смущенно улыбаясь. Я шагнул к ней, рывком схватил за волосы, дернул, повалил на колени, выхватил ее кинжал и приставил к горлу, запрокинув ей голову назад. Линнетт шумно вдохнула, хватая воздух широко раскрытым ртом. Все ахнули, повскакивали с мест, Арлетт ринулась ко мне. Я наотмашь ударил ее по зубам, а когда она рухнула на пол, придавил ее шею носком сапога.
- Хороши воины, нечего сказать, - с отвращением проговорил я, отпуская обеих. Девчонки отпрянули, тесно прижимаясь друг к дружке. Линнетт всхлипывала.
- Ты что, сдурел?! - заревел Роланд. - Они ведь женщины!
- А ты думаешь, Зеленым не плевать, женщины они или нет? Для солдат они в первую очередь легкие жертвы! И все вы знаете, что девчонки далеко не худшие из здесь собравшихся, - я безжалостно посмотрел на Юстаса. - Вас перережут как свиней. А меня возьмут все равно.
Линнетт заплакала. Арлетт гладила ее по голове. Роланд сверлил меня свирепым взглядом, многие хмурились. Юстас глядел с укором. Флейм смотрела как-то странно, я не мог понять смысла ее взгляда.
- Ты намекаешь, что мы хреновые бойцы, да? - наконец проговорил Дуглас.
"Конечно, нет. Нет, вы самые лучшие", - хотел сказать я, и не покривил бы душой. Но если бы я сказал это, они бы стояли за меня стеной, и Зеленым пришлось бы разгребать гору трупов, чтобы выволочь меня из-под нее. А эти ребята слишком хороши, чтобы умирать вот так.
- Слышали? Это слова Дугласа, не мои, - холодно сказал я.
Все молчали. Я чувствовал нарастающую враждебность и в который раз удивился тому, как легко управляю их настроением. Сейчас мне нужно было вызвать у них злость - если немного повезет, они сами вытолкают меня за двери. Во всяком случае, их преданность под влиянием оплеванного самолюбия дала временную слабину.
- Вы отличные стратеги, - сказал я, делая вид, что пытаюсь утешить их. - Сопротивлению нужны ваши головы, а не руки.
- Твоя голова нужнее всех наших вместе взятых, - проговорила Флейм, и я быстро, чтобы не дать им времени осмыслить ее слова, ответил:
- Глупости! Каждый из вас отвечает за серьезную часть работы, а я всего лишь координирую ее. Роланд прекрасно справится... Да, Рол?
Он молчал и только сопел, видимо, еще не отойдя от оскорбления, которое я нанес ему, а заодно и всем остальным. Мне вдруг стало стыдно перед ними, но только на миг.
- Так что прекратите маяться дурью, - резковато сказал я, пытаясь сдержать дрожь в голосе. - Мы всё обговорили, заместитель назначен. В следующий раз соберетесь... без меня. Только место смените.
- Ты и за дураков нас тоже держишь? - проревел Роланд. Юстас метнул в него пристальный взгляд. Я понял, что недолго смогу удерживать среди своих соратников враждебное настроение, и поспешно отступил.
- Нет. Я знаю, что вы справитесь. Иначе бы...
- Иначе бы что? - тихо спросил Грей.
Я запнулся, мотнул головой. Мой взгляд упал на початую бутылку ядреного пойла. Я схватил ее, жадно присосался к горлышку и пил не отрываясь, пока из глаз не потекли слезы. Потом со стуком поставил на место, шумно выдохнул, вытер глаза и поднял голову. Спирт ударил в виски, с силой погнал кровь по сосудам. Я взглянул в окно. Зыбкий лесной воздух, еще совсем недавно напоминавший цветом сажу, теперь походил на сырой пепел. Скоро рассветет.
- Ну, пора прощаться, что ли? - хрипло проговорил я.
Юстас сорвался с места, подскочил ко мне, крепко обнял, тут же отстранился. Роланд смотрел на него ошалело. Я сглотнул, стал остервенело пропихиваться к двери, на ходу пожимая руки и хлопая по плечам. Паулина повисла у меня на шее.
- Мы тебя вытащим! - в отчаянии выкрикнула она, метнув умоляющий взгляд па Грея. - Отобьем по дороге! Ты ведь сам сказал: из засады мы кого угодно сделаем!
- Это верно, - с легким удивлением согласился я.
- Точно, - оживился Роланд, его суровое лицо просветлело. - Так и сделаем! Ну всё, парень, недалеко тебе ехать, не расслабляйся.
- Будьте осторожны, ребята, - серьезно сказал я, и они усердно закивали. Уже у самой двери меня догнала Флейм, обняла за плечи. Я обхватил ее за талию, притянул к себе, впился ртом в податливые губы. Мы целовались долго, исступленно, я беззастенчиво лапал Флейм за мягкие места, не смущаясь чужих взглядов. Потом оттолкнул ее от себя, силой расцепив упрямо сжавшиеся на моем затылке руки.
- Ну, прощайте, - неловко усмехнулся я, кладя мокрую ладонь на ручку двери. Уронил взгляд на арбалет, сиротливо лежащий рядом с полупустой бутылкой. Внезапно внутри всё скрутилось тугим холодным узлом, и я заторопился, боясь, что он затянется еще туже.
- До встречи! - угрожающе поправил Роланд. Я кивнул, криво улыбнулся и не в силах больше видеть их лица, на которые снова возвращалось беспомощное отчаяние, толкнул дверь.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.