read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Саймон Грин


Мир Призраков


(Мир Туманов - 2)
Simon R.Green. Ghostworld (1993)

Сканирование и распознавание - Dim; вычитка - Кайл Иторр


...Внутри Базы № 13 все неподвижно. Двери закрыты, лифты бездействуют, безмятежно лежат тени. Один за другим проплывают и исчезают мерцающие огни, и наползающий мрак крадется по пустым стальным коридорам. Те немногие компьютеры, которые остались включенными, недовольно бормочут что-то друг другу в надвигающейся темноте и замолкают наконец с приходом ночи.
Но в темноте, в тишине что-то происходит.

Глава 1
ПОД ЗАВЕСОЙ БУРИ

От звездолета "Ветер тьмы" отчалил космический катер - светящаяся серебристая игла ушла в просторы бесконечной ночи. На мгновение катер завис над планетой Внешнего Кольца, называемой Ансили, затем его нос качнулся и он соскользнул во вспененную атмосферу Ансили, как лезвие ножа, вошедшее в мягкое брюхо. Сопла двигателей ярко светились, с упрямой силой направляя стройное тело катера через разгулявшуюся бурю. Его корпус отражал вспышки молний, порывы ветра налетали со всех сторон, но ничто не могло сбить его с курса. С дерзкой легкостью катер пронзил пелену облаков и камнем стал падать в металлический лес, раскинувшийся внизу.
На Ансили не было гор и океанов, лишь бесконечная безводная равнина, покрытая ослепительно сияющими лесами, простиралась от полюса до полюса. Леса Ансили состояли из исполинских металлических деревьев, не знавших ни листвы, ни почек, ни весны, ни осени. Прямые как стрелы миллионы деревьев, холодные и бесчувственные, росли из серой почвы, подобно мерцающим металлическим гвоздям. Достигая в некоторых местах предела атмосферного слоя планеты, огромные деревья твердо и непоколебимо противостояли натиску бури. Ветры зло хлестали по лишенным листьев ветвям, росшим из гладких однообразных стволов, усеянных острыми, как иглы, шипами. Фиолетовые и лазурные, из золота, серебра и меди деревья тянулись вверх, к царству грома и молний и как бы приветствовали снижающийся катер.
Капитан Джон Сайленс сидел, сгорбившись, в своем командирском кресле, наблюдая за дисплеями сенсорных датчиков, расположенных перед ним. Их показания менялись с ошеломляющей скоростью, слишком быстро, чтобы он мог проследить за ними. Именно поэтому управление катером осуществлял искусственный мозг - Один, а капитану ничего не оставалось делать, как с напряжением вглядываться в дисплеи. Плотные грозовые облака скрывали металлические деревья из виду, но искусственный мозг собирал информацию о них с помощью сенсоров и соответственно менял скорость и направление корабля, принимая решения и совершая маневры в малейшие доли секунды. Так как искусственный мозг мог думать и реагировать гораздо быстрее, чем Сайленс (даже если бы мозг последнего был подключен к компьютеру), не возникало и вопроса, кому осуществлять посадку. Однако программа искусственного мозга позволяла учитывать чувства и волю капитана, и компьютер мог предоставить ему возможность самому посадить корабль, если бы это не представляло чрезвычайной трудности.
Сосредоточившись, Сайленс обратился к бортовым сенсорам через вживленное в его мозг связное устройство. Одна из переборок катера, находившаяся перед ним, неожиданно стала прозрачной - сенсоры воссоздали на экране точную картину того, что происходило за бортом. Темные, разбухшие грозовые облака проносились по разные стороны катера с невероятной скоростью, по обшивке яростно били молнии. Сайленс внутренне содрогнулся, но, чтобы не смущать находившихся рядом с ним членов экипажа, тут же овладел собой. Буря могла бесноваться сколько ей вздумается, но ничто не могло причинить ущерб катеру, пока действовал его защитный силовой экран. Сверкающие металлические деревья появлялись и исчезали в мгновение ока, а катер устремлялся то в одном, то в другом направлении, прокладывая себе путь через металлический лес к посадочным терминалам Базы № 13. Грозовые облака были слишком плотными и темными, чтобы Сайленс мог увидеть лес воочию, но в его воображении он представлялся как необозримая зловещая подушка для булавок; твердые металлические шипы ждали его подобно заточенным кольям на дне ямы-западни.
Этот образ беспокоил его. Он отключил дисплеи и повернулся в своем кресле, чтобы посмотреть, как ведет себя экипаж - хороший капитан никогда не забывает о своей команде. Предполагалось, что на время полета все члены экипажа получили внушенную им программную установку - быть верными своему долгу, но осторожность еще никому не повредила.
Экстрасенс экипажа, молоденькая Дайана Вэрчью, выглядела явно больной из-за качки, вызванной неожиданными сменами курса катера. Разведчица Фрост сидела возле нее, невозмутимая и сдержанная, как всегда; ее лицо выражало скуку. Два морских пехотинца, Стэйсяк и Риппер, сидели позади женщин, передавая друг другу металлическую фляжку. Сайленс недовольно поджал губы. Он все же надеялся, что во фляжке был просто алкоголь, а не какой-нибудь новый боевой препарат, изготовленный в медлаборатории. Официально он должен был поощрять такие инициативы, но не верил в храбрость с помощью химии, во всем он предпочитал трезвый, взвешенный подход. Химические препараты изжили себя.
- Скоро будет касание, - спокойно сказал он. - Там не должно быть никаких опасностей, но все же будьте все время начеку. Из-за экстренного характера нашей экспедиции мы вынуждены действовать, прямо скажем, вслепую. А задача наша довольно проста. База не отвечает на вызовы. Мы должны выяснить почему.
- Разрешите вопрос, капитан?
- Да, экстрасенс Вэрчью?
- По данным компьютеров, Ансили - мертвый мир. Здесь никто не живет после того, как все виды местных обитателей были уничтожены во время восстания эшрэев десять лет тому назад...
- Это верно, - сказал Сайленс после паузы.
- Но в таком случае, если на планете никого нет, кто мог бы причинить нам вред? Из-за чего на Базе возникла паника? Может быть, это случай психоза замкнутого пространства? Это известное явление здесь, на краю Империи.
- Верно подмечено, экстрасенс. Но четыре дня назад с Базы был послан красный аварийный сигнал. Вокруг Базы поставили силовой экран и прервали все виды связи с Империей. А Империя не любит, когда с ней обрывают связь. Вот мы и должны выяснить, что произошло. Не хмурьтесь, экстрасенс, у вас от этого появятся морщины.
- Я просто хотела узнать, капитан: что здесь делает разведчица?
- Да, - вступила в разговор разведчица Фрост. - Меня это тоже интересует.
Отвечая на их вопрос, Сайленс одновременно изучал сидящих перед ним женщин. Они представляли любопытную противоположность друг друга. Дайана Вэрчью была небольшого роста, изящная, золотоволосая и очень напоминала Сайленсу его мать, Элен. Экстрасенсу только что исполнилось девятнадцать, и она с самонадеянной наивностью полагала, что только молодость может добиться результата и сохранить достигнутое. Довольно скоро она утратит такую точку зрения, тщетно пытаясь поддерживать закон, порядок и здравый смысл на окраинах Империи, в недавно обустроенных мирах Внешнего Кольца. Вдоль новых границ можно было встретить мало признаков цивилизации - и еще меньше закона, не говоря уже о справедливости.
Разведчица Фрост была всего на несколько лет старше экстрасенса, но разница между ними была разницей охотника и жертвы. Фрост была высокой, гибкой, мускулистой. Даже сидя, в состоянии покоя, она выглядела опасной. На ее бледном бесстрастном лице, обрамленном коротко стриженными каштановыми волосами, холодным огнем горели темные синие глаза. Тряска, сопровождавшая спуск катера, похоже, никогда не беспокоила ее, и сегодня тоже. Разведчики были подготовлены и к более серьезным испытаниям, чем тряска. В общем, поэтому из них и получаются такие хладнокровные убийцы.
Сайленс понял, что его пауза была более продолжительной, чем он рассчитывал. Сидя в кресле, он наклонился вперед и нахмурился, как бы собираясь с мыслями. Но он знал, что при всем желании не сможет сбить с толку разведчицу.
- Вы здесь находитесь, потому что мы не знаем, что нас ждет после приземления. Нельзя исключать, что на Ансили побывали какие-то новые виды пришельцев. В конце концов, это Внешнее Кольцо, отсюда звездолеты уходят в космос, и после этого их уже никто не видит. А пришельцы - это же ваша специальность, не так ли?
- Да, - согласилась Фрост, слегка улыбнувшись. - Изучение пришельцев тоже входит в мои обязанности.
- С другой стороны, - продолжал Сайленс, - Ансили - это планета-рудник. Металлы, добываемые здесь, жизненно необходимы для Империи. Любая из оппозиционных группировок может быть заинтересована в нарушении производства. Именно поэтому контроль за проведением операции я взял на себя.
- Если это так важно, то почему нас всего пятеро? - спросил морской пехотинец Стэйсяк. - Почему бы не прилететь сюда в сопровождении целой команды из службы безопасности, окружить Базу, а затем обрушиться на нее и раздолбать все, что движется?
- Потому что База контролирует все горнодобывающее оборудование на Ансили, - твердо сказал Сайленс. - Уже сейчас производительность ее систем сократилась до тридцати процентов. Мы не можем подвергать базу риску разрушения, тем самым совсем осложнив ситуацию. Кроме того, как верно заметила экстрасенс, нельзя исключать возможность, что это всего лишь "бункерная лихорадка" - новая форма психоза замкнутого пространства. Может быть, все, в чем нуждается персонал Базы, - это короткая приятная беседа в отделении психотерапии "Ветра тьмы". Мы здесь для того, чтобы разузнать, что происходит, и сообщить об этом, а не спешить с карательной операцией против тех оставшихся людей, которые могут нам рассказать обо всем, что здесь случилось.
- Понятно, капитан, - сказал другой морской пехотинец, Риппер. - Мы проведем эту операцию четко и аккуратно, по порядку. Никаких проблем!
Сайленс сдержанно кивнул и между делом стал изучать обоих пехотинцев. Льюис Стэйсяк был средней комплекции, двадцати с небольшим лет, но выглядел уже потертым и слегка обрюзгшим. Его волосы были длинноваты, форма помята, да и лицо выражало пренебрежение к своей внешности. Стэйсяк слишком долго не был в настоящем деле и стал мягкотелым и беспечным. Но отчасти поэтому Сайленс и включил его в состав экспедиции. Случись что-то непредвиденное, Стэйсяк не будет невосполнимой потерей. Всегда полезно иметь под рукой кого-нибудь, кого не жаль потерять, кого можно использовать прежде, чем подумаешь о себе самом.
А пока следует держать под контролем этого парня. Неряшливые пехотинцы, как правило, не выдерживают длительного прессинга. После придирок начальника у них, впрочем, появляется мерзкая привычка конфликтовать с каждым, кто окажется рядом.
Алек Риппер, напротив, обладал теми качествами, которых не было у Стэйсяка. Риппер был прирожденным морским пехотинцем и именно так и выглядел. Двадцати девяти лет от роду, с четырнадцатилетним опытом службы, крупный и крепкий как гранит и более чем скромный. Подтянутый и аккуратный, с коротко подстриженного затылка до начищенных ботинок. Четыре медали, три благодарности в приказе за отличие в бою. Мог бы стать офицером при наличии соответствующих родственных связей. Так получилось, что представление его к офицерскому званию дважды отклонялось - и все из-за того, что он указывал высшему офицеру на возможные ошибки. А вести себя так на службе, по крайней мере, неблагоразумно, особенно перед строем свидетелей. Кроме того, в послужном списке Риппера указывалось, что он хороший служака и отличный боец, обладающий редкой способностью к выживанию в экстремальных условиях. И если кто-то и вернется живым после завершения этой экспедиции, то наверняка - Риппер.
Если вообще кто-то вернется.
Они ничего не знали об Ансили. Сайленс знал. Он бывал здесь раньше, десять лет тому назад, когда из лесов нескончаемыми волнами стали выходить эшрэи, убивая всех мужчин и женщин на своем пути. Он помнил о страшных злодеяниях эшрэев и о еще более страшном обращении с ними самими, на что пришлось пойти, чтобы их остановить. Теперь эшрэи мертвы. Они вымерли, так же как и прочие живые существа на этой планете.
Катер неожиданно накренился, рев двигателей, казалось, на мгновение смолк, а затем вновь обрел свой нормальный ритм. Сайленс повернулся в кресле и взглянул на дисплеи. Везде горели красные аварийные датчики, но признаков внешних повреждений не было. Он снова обратился к сенсорам, и переборки вокруг него снова стали как будто прозрачными. Вокруг катера кипели темные грозовые облака, проносясь мимо с захватывающей дух скоростью. Катер вновь накренило, и Сайленс всем нутром почувствовал облегчение от того, что катер меняет скорость и курс независимо от состояния и реакции членов его команды. Вокруг появлялись и исчезали сверкающие металлические деревья, вспыхивали и гасли их отблески, но Сайленс не был уверен, что катеру приходится уворачиваться от столкновений только с деревьями. Чувствовалось, что в буре присутствует еще что-то. Что-то такое, что давно уже ждало возможности отомстить и, будь оно проклято, не умерло за долгие десять лет. Мир призраков.
- Морские пехотинцы, оружие к бою! - хриплым голосом приказал Сайленс. - Разведчица, следите за сенсорами и сообщайте мне обо всем, что видите. Экстрасенс, мне нужно полное биоэнергетическое сканирование - настолько, насколько вы сможете проникнуть. Мне нужно знать, что происходит за бортом.
Лица морских пехотинцев побледнели - через вживленные в их мозг устройства они приняли на себя контроль за системой боевого огня катера, их глаза напрямую стали видеть то, что появлялось в орудийных прицелах. Холодный взгляд разведчицы Фрост едва ли изменился после того, как переборки вокруг нее превратились в огромные экраны. Экстрасенс недоуменно взглянула на Сайленса.
- А для чего надо осуществлять сканирование, капитан?
- Чтобы обнаружить то, что... Что угодно. Что бы там ни оказалось за пределами корабля.
- Но... Там же ничего нет, капитан! Там только буря!
- Нет, - возразил Сайленс. - Там не только буря. Начните сканирование, экстрасенс. Это приказ.
- Слушаюсь, сэр! - Глаза девушки сделались неподвижными, невидящими, ее лицо резко побледнело и напряглось, сигналы ее мозга устремились в пространство за пределами катера.
За бортом бушевала буря, но она не могла воздействовать на биополе Дайаны. Металлические деревья вспыхивали в ее сознании, словно бриллиантовые лучи прожекторов, пронизывающие облака. Они то и дело обрушивались вниз - это работавшие в автоматическом режиме горнодобывающие машины подрывали их корни. Кроме деревьев, в радиусе ее сканирования не было никаких признаков жизни, и тем не менее ей показалось, что в уголках ее сознания что-то запечатлелось, что-то, проявлявшееся только в моментальных вспышках, в невнятном ощущении, что за ней наблюдают. Дайана до предела напрягла свой мозг, направив биополе на дальнюю границу сканируемого пространства, но так и не смогла отчетливо увидеть, что там скрывается. Да и было ли там что-нибудь...
Стэйсяк плотоядно улыбнулся, чувствуя, как пушки катера поворачиваются из стороны в сторону, подчиняясь его мыслям. Четыре импульсные пушки - дисраптеры - в состоянии готовности, с полным боезарядом, располагались по всему периметру катера и могли врезать кому угодно по первой же команде или просто повинуясь его прихоти. Но здесь были только буря, ветер и бесконечные чертовы деревья. Если верить показаниям сенсоров - ничего похожего на объект атаки. Он установил режим контроля безопасности и подключился к коммуникационному устройству Риппера.
- Эй, Рип, ты видишь что-нибудь?
- Нет. Но это не значит, что вокруг никого нет.
- Да, конечно. Но если хочешь знать мое мнение, я считаю, у нашего капитана из-за пустяков пошли мурашки по заднице. Этот мир мертв, Рип. Все уверены в этом.
- Может быть. Сенсоры ничего не фиксируют. Но я не могу отделаться от чувства, что мы здесь не одни. Будь наготове, Лью! Мне совсем не нравятся мои ощущения. И если что-то намотается нам на винт, не трать выстрелы понапрасну, направляй заряд поточнее. Помни, что пушке нужно четыре минуты для перезарядки. А за четыре минуты может случиться многое.
- Да, ты прав. - Стэйсяк в растерянности заерзал в своем кресле, стараясь смотреть одновременно во все стороны. Теперь, после слов Риппера, он тоже почувствовал: что-то ждет, наблюдает, прячется за пределами действия его сенсоров. Его мозг ласкал приборы управления огнем, чувствуя, что они изготовились, как свора натравленных собак. Искусственный мозг был запрограммирован на автоматический запрет применения пушек без экстренной необходимости - чтобы предотвратить исполнение неоправданных приказов, но и компьютер предполагал, что в буре скрыто что-то странное, и так же, как и Стэйсяк, по-своему жаждал действий.
Разведчица Фрост посмотрела на капитана.
- Вся информация сенсоров носит отрицательный характер. В пределах их досягаемости не зарегистрировано признаков жизни.
- Я и не думаю, что их удастся обнаружить, - сказал Сайленс, не мигая вглядываясь в бурю. - Один, сколько времени осталось до касания поверхности?
- Двенадцать минут и сорок секунд, капитан, - четко ответил искусственный мозг. - Если, конечно, не возникнет помех для выполнения моего плана.
- Ускорь спуск, Один! - приказал капитан. - Морские пехотинцы, приготовьтесь! Сейчас что-то произойдет.
И тут катер неожиданно накренился. Изящная машина была грубо сбита с курса, как будто невидимая гигантская рука появилась неизвестно откуда и хлопнула по ней. Катер встал на дыбы и дернулся вверх - это Один отчаянно старался избежать столкновения с густым лесным массивом. В клубящихся грозовых облаках маячили какие-то темные силуэты, огромные и угрожающие.
- Один, поставь защитный силовой экран! - скомандовал Сайленс. Его голос был тверд и спокоен, хотя сжатые кулаки побелели от напряжения. - Пехотинцы, тщательнее выбирайте цель. Разведчик, что вы видите?
- Пока ничего, капитан. Сенсоры продолжают утверждать, что за бортом никого нет.
- То же самое и здесь, - подтвердил Стэйсяк. - Целиться не во что!
Катер содрогнулся, как будто нечто невероятно большое стало биться в силовой экран. Сайленс напряженно смотрел на дисплеи, которые показывали, что на силовой экран со всех сторон действует колоссальное, все возрастающее давление. Сверкающие деревья проносились мимо них еще быстрее, чем раньше, так как катер, управляемый искусственным мозгом, с бешеной скоростью маневрировал в металлическом лесу в поисках посадочной площадки. Но, несмотря на возросшую скорость катера, нечто присутствовавшее в атмосфере не отставало от них, обрушиваясь на силовой экран с неистовой яростью.
- Пехотинцы, откройте массированный огонь с обоих бортов катера! Выбор цели - произвольно. Исполняйте!
Ответ пехотинцев утонул в грохоте выстрелов бортовых орудий, слепой заряд энергии вырвался из катера, преодолел защитный экран и расколол несколько металлических деревьев. Огромные металлические куски полетели в разные стороны, подобно шрапнели. Но чье-то мертвое присутствие по-прежнему плотно давило на экран, давление возросло до невероятной величины.
- Теперь наши пушки бесполезны до тех пор, пока энергетические кристаллы не накопят энергию, - тихо сказала разведчица. - А защитный экран не сможет действовать достаточно долго, чтобы мы достигли посадочной площадки. Для сохранения экрана требуется все больше и больше энергии корабля, а у нас не такой уж большой энергоресурс. Мы не можем бесконечно тратить энергию, если хотим когда-нибудь взлететь с этой планеты. Что там за бортом, капитан? Почему их не фиксируют наши сенсоры?
Сайленс посмотрел на нее.
- Потому что они мертвы, разведчица. Потому что они мертвы... Один, сколько времени осталось до касания поверхности?
- Десять минут двадцать две секунды, капитан.
- По моему сигналу сбрасывай защитный экран и направляй дополнительную энергию в двигатели. Сделай все, что сможешь, но обеспечь нам посадку! Если мы переживем приземление, то сможем подзарядить энергоблоки корабля на Базе. Пехотинцы, приготовьтесь м вновь открыть огонь по моему приказу!



- Но там же ничего нет! - воскликнул Стэйсяк. - Целиться не во что!
- Потише, Лью, - спокойно одернул его Риппер. - От нас не требуют выяснять причину. Просто делай то, что приказывает офицер. В конце концов, у него есть какая-то идея в отношении того, с кем мы имеем дело.
Стэйсяк недовольно хмыкнул.
- Мне не платят столько, сколько должны платить в подобных случаях.
Сайленс бросил взгляд на беснующуюся стихию, потом вновь посмотрел на разведчицу.
- Как реагируют сенсоры?
- Отрицательно, капитан. Никаких признаков жизни, в любом проявлении. Судя по приборам, мы одни в этом мире. - Разведчица взглянула на него холодными,, бесстрастными глазами. - Вы ведь ожидали этого, капитан? Именно поэтому вы и привели нас сюда. Я уверена, вы знаете, что там, за бортом.
- Да, - сказал Сайленс, - я знаю.
- Дисраптеры заряжены, сэр! - доложил Риппер. - Скоро мы сможем дать еще один залп. Обозначьте цель.
- Будьте наготове, пехотинцы! Экстрасенс, доложите мне, что вы наблюдаете? Экстрасенс!
...Они были огромными и отвратительными. Ослепительно сверкая, фантомы заполнили все ее сознание. Слишком странные, чтобы их можно было постичь, слишком огромные, чтобы можно было измерить, они собрались под завесой бури, как древние мстительные боги, поражая катер громами и молниями. Дайана Вэрчью отчаянно боролась за то, чтобы не раствориться в этом сгустке ярости и гнева, но ее человеческий разум был слишком слаб и ничтожен по сравнению с этой стихией жгучей ненависти. Она отступила за щит безопасности своего сознания, отбиваясь от бесчеловечных мыслей, которые рычали и выли вместе с бурей за бортом катера. Один за другим были восстановлены ее защитные барьеры, и вот она была уже снова в каюте катера, а капитан Сайленс кричал ей в ухо.
- Они живые, - подавленно сказала она. Ее разум медленно возвращался в прежнее состояние, начинал ощущать, что он вновь принадлежит только человеческому телу. - Буря - это живой организм, и он ненавидит нас.
- Ты вошла с ним в контакт? - спросил Сайленс. - Смогла наладить с ним связь?
- С чем налаживать связь? - резко вмешалась разведчица. - Если бы там было хоть что-то живое, это зафиксировали бы сенсоры.
- Они слишком большие, - начала объяснять Дайана. - Огромные, колоссальные. Я никогда не сталкивалась с таким гневом.
- Попытайся, - попросил ее Сайленс. - Именно для того я и взял тебя сюда - чтобы поговорить с тем, что снаружи.
- Нет! - запротестовала Дайана, в ее глазах сверкнули слезы. - Не заставляйте меня... Ненависть причиняет такую боль!
- Сделай это! Я приказываю.
И ей пришлось вновь отправить свое сознание за пределы каюты, в ревущую бурю. Экстрасенсы всегда выполняли приказы. На этом строилась их подготовка. Те, кто не мог или не хотел учиться, не доживали до взрослого состояния.
Буря неистовствовала. Бесчисленные мрачные мысли окружали ее, и она знала, что останется в живых только потому, что слишком мала и потому незаметна для них. Но она также знала, что медленно, словно нащупывая ответ, они начинали понимать, что кто-то наблюдает за ними.
Сайленс всматривался в лицо девушки, подавленный ужасом того, что видели ее незрячие глаза, и не мог заставить себя отвести взгляд. Если она умрет или лишится рассудка, он не будет нести за это ответственность. Он знал, что ничем не рискует, настаивая на ее включении в состав экспедиции. Тонкая нить слюны медленно поползла вниз из угла ее рта. Дайана стала негромко стонать. Сайленс по-прежнему не сводил с нее взгляда.
- Пехотинцы, открывайте массированный огонь, без прицела, как и прежде. Один, убирай силовой экран! Всем закрепиться на своих местах! Похоже, нам придется покататься по ухабам.
Раздался оглушительный рев, терзавший не только слух, но, казалось, и саму душу, темные силуэты придвинулись вплотную, не сдерживаемые больше силовым экраном. Импульсная пушка посылала залпы в бурю, но не могла задеть их. Катер раскачивало и бросало из стороны в сторону, как листок в объятиях урагана. Металлические деревья толщиной больше трех метров в обхвате выныривали из облаков и били в обшивку катера, но его корпус был способен противостоять импульсному оружию и ядерным зарядам небольшой мощности, поэтому машина легко переносила столкновения. Грохот двигателей катера то нарастал, то затихал, это искусственный мозг упорно боролся за сохранение курса корабля. Капитан сам обратился к приборам и закусил от отчаяния губу, когда узнал, что до Базы № 13 и ее посадочных площадок по-прежнему остается больше четырех минут полета.
Нос катера резко качнулся, как будто под воздействием навалившейся на него огромной тяжести. Раздался скрежет разрываемого металла, и переборка левого борта прорвалась, словно бумажная. В ней образовались пробоины с рваными краями, похожие на следы гигантской когтистой лапы. Что-то заколотило по внешней обшивке, и на потолке каюты образовались огромные вмятины и выступы.
- Снаружи ничего нет! - заорал Стэйсяк, слепо колотя кулаками по подлокотникам своего кресла. - Ничего нет! Так показывают приборы!
Голова Риппера раскачивалась из стороны в сторону, его губы беззвучно повторяли слова, сказанные его товарищем. Разведчица рассматривала следы яростных ударов, а ее рука уже сжимала укрепленное на бедре оружие. То, что двигалось под завесой бури, было темным, неразличимым и невероятно большим. Весь каркас катера глухо затрещал, его крыша вдавилась внутрь, как будто под воздействием массивного, невыносимого груза.
- Капитан, мы теряем давление, - негромко произнес искусственный мозг в ухо Сайленсу. - Герметичность корабля нарушена, и я не способен ее восстановить. Я больше не беру на себя ответственность за доставку катера к посадочной площадке. Разрешите произвести аварийную посадку?
- Нет, - ответил Сайленс по внутреннему переговорному устройству. - Еще не время.
- Мы должны сесть до того, как развалимся на части, - сказала разведчица.
Сайленс гневно взглянул на нее. Он не знал, что она может подключиться к командирскому каналу.
- Еще не время! - твердо повторил он. - Экстрасенс, поговорите с ними, черт побери! Заставьте их услышать себя!
Дайана Вэрчью сбросила последнюю защиту своего сознания и осталась голая и беззащитная перед нападавшими. Они мчались вперед и терзали ее. Тем временем катер прорвался через последние редкие облака и оказался в чистом небе. Металлические деревья надвигались на него со всех сторон с головокружительной скоростью. Грозные острые шипы почти чиркали по обшивке, казалось, еще несколько сантиметров - и они вспорют ее, как брюхо пойманной рыбы. А потом деревья остались в стороне, и катер вошел в огромное открытое пространство над гладкой равниной, где была расположена База № 13 и ее посадочные терминалы.
- Это закончилось, - тихо сказала разведчица. - Вы слышите? Это закончилось!
Сайленс медленно осмотрелся. Удары по внешней обшивке прекратились, от присутствия угрожающих сил не осталось и следа. Корпус катера наполнился слабым скрипом, это компьютер начал автоматически устранять повреждения каркаса. Морские пехотинцы отсоединились от управления огнем и тупо озирались по сторонам, впервые увидев повреждения катера. Риппер повернулся к капитану в ожидании объяснений, но Сайленс знаком приказал ему молчать, встал со своего кресла и опустился на колени перед Дайаной, которая сидела на полу, сгорбившись и опустив голову. Почувствовав его присутствие, она медленно подняла голову и заговорила:
- Они ушли, капитан. Они... просто отстали от нас.
- Что ты видела? - спросил Сайленс, стараясь говорить как можно спокойнее.
- Лица. Свиные рыла, во всех ракурсах. Зубы и острые когти. Я не знаю. Я не думаю, что они на самом деле существовали. Так не могло быть. Лиц так много, и в них - ничего, кроме ненависти. Я была уверена, что они убьют меня, но когда я отбросила свою защиту, они просто посмотрели на меня и исчезли. Я не знаю почему.
- Но ты, Сайленс, знаешь, - сказала разведчица. - Я права?
- Прошу всех занять свои места, - произнес искусственный мозг. - Я готовлю катер к посадке.
Сайленс помог экстрасенсу подняться и сесть в кресло, потом занял свое место. Разведчица хмуро посмотрела ему в спину и после этого старалась не замечать его. Пехотинцы переглянулись и не произнесли ни слова, хотя выражения их лиц были весьма красноречивы.
- Я пытался установить связь с Базой, - сообщил искусственный мозг, - но она не отвечает. Вокруг Базы действует силовой экран, а в пределах досягаемости моих сенсоров нет никаких признаков жизни или движения. Отсюда я делаю вывод, что посадка будет безопасной, если вы только не отдадите отменяющий приказ.
- Нет, Один. Сажай катер так близко к Базе, как только сможешь. А потом поставь сенсоры на уровень максимальной чувствительности и держи все оружие в состоянии боевой готовности - до тех пор, пока я не дам отбой.
- Слушаюсь, капитан.
Катер замедлил движение и замер в десяти метрах от мерцающего силового экрана вокруг Базы, мягко опустившись у посадочного терминала. Сайленс внимательно посмотрел на изображение, появившееся на "прозрачных" переборках, и поразился грандиозным масштабам космодрома Ансили. При освоении планеты предполагалось, что космодром будет принимать караваны звездных фрегатов, с помощью которых строилась и оснащалась База Империи. Сайленс был капитаном одного из таких кораблей. Он до сих пор помнил, как непрерывным потоком у Базы № 13 совершали посадку грохочущие звездолеты со всех концов Империи. Огромные серебристые корабли покрывали космодром на площади, которую нельзя было охватить взглядом. Издалека они напоминали исполинские абстрактные скульптуры. А теперь все исчезло, и только катер одиноко стоял у одного из посадочных терминалов, ничтожный в сравнении с размерами окружавших его редких деревьев-колоссов.
Сайленс отключился от сенсоров, и на смену изображению вернулась обычная стальная стена. Он повернулся в своем кресле и резко кивнул головой, обращаясь к команде.
- Я знаю, что у всех у вас много вопросов, но я прошу потерпеть некоторое время. Ситуация здесь очень сложная, и тот грубый прием, который нам оказали при посадке, - это только начало. Я полагаю, никто сильно не пострадал? Хорошо. Один, доложите о повреждениях.
- Ничего серьезного, капитан, но потребуется несколько часов, прежде чем корабль сможет взлететь. В корпусе есть пробоина, которая беспокоит меня больше всего. Есть пределы тому, что я могу сделать, не прибегая к оборудованию космических доков.
Сайленс задумчиво покачал головой.
- Что может произойти в самом худшем случае?
- Если я не смогу отремонтировать корпус, мы не сдвинемся с места. Вы, конечно, могли бы вызвать другой катер с "Ветра тьмы", но нет никаких гарантий, что он прибудет сюда в лучшем состоянии, чем наш.
- Постой, постой, - сказал Стэйсяк. - Ты что, имеешь в виду, что мы сели на мель?
- Не сгущай краски, - быстро возразил Риппер. - Тебе же сказали, что это в худшем случае. Дела еще не так плохи. Пока что.
- У меня тоже есть несколько вопросов, капитан, - холодно произнесла разведчица. - Планета официально зарегистрирована как выжженный мир. Здесь никто не может жить. Но что-то пыталось убить нас во время бури, несмотря на то что наши сенсоры ничего не уловили. И вы знаете, что это было. Вы узнали их. Я представляю Империю во всех вопросах, касающихся космических пришельцев, и требую разъяснений. Что скрывалось в буре?
- Эшрэи, - сказал Сайленс.
- Но они же мертвы. Вымерли.
- Да. Я знаю. Но я говорил вам, что ситуация сложная.
- Так что же вытрясало из нас кишки при посадке? - спросил Стэйсяк. - Призраки?
Сайленс слегка улыбнулся.
- Возможно. Если какая-нибудь из планет может быть населена существами из ее прошлого, то это Ансили. - Он заколебался, потом стал быстро переводить взгляд с одного лица на другое. - Кто-то из вас... чувствовал что-нибудь странное? Какие ощущения вы испытывали при снижении?
- Да, - пробурчал Стэйсяк, - я чувствовал, что нас всех убьют.
Риппер пожал плечами. Разведчица на мгновение нахмурилась, а потом отрицательно покачала головой. Сайленс посмотрел на экстрасенса.
- А ты, Дайана? Что ты чувствовала?
Девушка разглядывала свои руки, крепко обхватившие колено.
- Они могли убить всех нас. Наш силовой экран не смог бы защитить катер, а дисраптеры не нанесли бы им вреда. Но в последний момент они взглянули на меня и повернули назад. Я не знаю почему. А вы знаете, капитан?
- Да, - ответил Сайленс. - Потому что на тебе нет вины.
Он поднял руку, чтобы предупредить какие-либо реплики или вопросы.
- Хорошо. Прошу внимания! Наша экспедиция формировалась довольно поспешно, с вами, по существу, не провели даже короткого собеседования. Отчасти это объясняется тем, что никто не знает, что же здесь произошло. И как раз поэтому я прошу вас подойти к сложившейся ситуации без предубеждений.
Десять лет тому назад в Империи обнаружили, что Ансили богата ценными металлами, и здесь начали их разработку. Основной вид коренных обитателей - эшрэи - сильно противились этому. Они подняли восстание против Империи, получив поддержку предателя в одной из наших служб, человека, который пошел против своих соплеменников. Войска Империи сильно уступали эшрэям по численности, а те к тому же отличались и диким, свирепым нравом. Силы не уравновешивались даже благодаря самому современному вооружению солдат Империи. Но Империя не могла смириться. Металлы слишком много значили для нее. После того как солдаты отступили, на смену им прибыли боевые звездолеты, которые выжгли всю эту проклятую планету от полюса до полюса. Металлические деревья остались неповрежденными. Но кроме них, ничего не уцелело. Работа в рудниках вскоре возобновилась.
Но это еще не конец моей истории. Деревья, растущие здесь, - не просто деревья. Они покрывают девяносто процентов всей поверхности планеты и на сто процентов состоят из металла. Они не содержат органических веществ, но совершенно точно являются живыми организмами. Их не изваяли, они выросли. Их корни вытягивают металлы из глубоких недр планеты, отделяя тяжелые металлы и накапливая их между корнями. Мы не знаем, как они делают это. Есть предположение, что деревья обладают особым генетическим кодом. Конечно, такие гипотезы усилили веру в то, что эти удивительные полезные организмы не могли появиться здесь случайно. В особенности если учесть, что некоторые тяжелые металлы, накапливаемые деревьями, идеально подходят для энергетических агрегатов космических кораблей. Зная, как дефицитны эти металлы, вы можете попять, почему Империя была готова пойти на любые меры, лишь бы добыча ценного сырья на Ансили, в ее уникальных лесах, продолжалась без перебоя.
- Подождите, - не выдержала Фрост, - так, по-вашему, эти деревья были созданы эшрэями?
- Нет, - возразил Сайленс, - их цивилизация не достигла такого уровня. Уже первая экспедиция, прибывшая на Ансили, обнаружила вещественные доказательства того, что деревья на планете существовали задолго до появления эшрэев. Можете себе представить, как давно они здесь растут.
- Значит, создателями генетического кода деревьев были не эшрэи, - задумчиво произнес Риппер. - Но кто же?
- Резонный вопрос, - согласился Сайленс. - Но кто бы это ни был, нам хотелось бы надеяться, что он не вернется посмотреть, кто хозяйничает в его саду... Так на чем я остановился? Да, вот что. На Ансили действует двадцать автоматических станций, контролирующих работу горнодобывающего оборудования. Машины подрывают корни деревьев, потом валят их стволы и перерабатывают. База контролирует все автоматические станции. Кроме нее, на планете нет объектов, обслуживаемых людьми. Персонал Базы в основном занят тем, что ждет возникновения каких-нибудь нештатных ситуаций - чтобы в любой момент засечь их и отправиться исправлять положение. В последний раз они вышли на связь с Империей четыре дня назад. С тех пор мы не услышали от них ни слова. Пока ситуация просто вызывает раздражение и даже не особенно беспокоит, но если так будет продолжаться, горнодобывающие машины начнут выходить из строя, добыча металлов прекратится и у Империи возникнут серьезные проблемы. Я, кстати, сожалею, что мы стали слишком зависимы от природных богатств Ансили. Вот, собственно, и все. Теперь есть вопросы?
- Да, - сказал Риппер. - Капитан, а почему вы здесь? Обычно командиров корабля не подвергают такому риску!.
- Здесь нестандартная ситуация, - объяснил Сайленс. - Кроме того, у меня для этого есть личные причины. Такие, о которых я пока не хотел бы упоминать.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.