read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Валентин ЛЕЖЕНДА


ВРЕМЯ ПРИБЫТИЯ



Анонс

Земля - именно Земля - лакомый кусочек для делящих сферы влияния "новых инопланетных".
Что из этого следует? Стрелки, перестрелки, "беседы по понятиям", выгодные контракты для киллеров - и многое, что не в силах вообразить даже САМЫЙ ОТЧАЯННЫЙ ПОКЛОННИК ЮМОРИСТИЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ!
Поле битвы - Земля?
Ой, простите...
Поле РАЗБОРКИ - Земля!

Новым русским посвящается.

ПРОЛОГ

Космический корабль падал.
Вибрирующий корпус раскалился до белого цвета, и лишь по-прежнему алеющие дюзы пытались заставить звездолет сбросить скорость, работая в режиме торможения.
Но все было тщетно. Столкновение с грунтом чужой планеты казалось неизбежным и экипажу, и бортовому компьютеру.
По рубке терпящего аварию корабля метались серые тени. Громко выла сирена, мерцали красным кнопки на взбесившейся панели управления.
Свет в корабле отключился, и члены экипажа в темноте пытались закрепиться в спасительных гравитационных креслах, способных смягчить удар, до которого оставались считанные минуты. Да что там минуты, до крушения звездолета оставались считанные секунды, и если бы не тормозные дюзы, он бы давно превратился в металлическую лепешку.
- Что это за планета, мать вашу? - громко взревел один из членов экипажа падающего корабля. - Кто-нибудь мне может сказать, что это за планета?
- Шеф, - хрипло отозвался второй голос, - нас подбили, шеф.
- Да сам вижу, идиот, что нас подбили. Почему молчит бортовой компьютер?
- Я не знаю, шеф.
- Чертовы недоноски, да не путайтесь же вы у меня под ногами...
Но бортовой компьютер справился со своей задачей и спас жизнь экипажу. Ему удалось затормозить корабль.
Звездолет вздрогнул и, заложив лихой вираж в небе неизвестной планеты, сбрасывая скорость, стремительно пошел к земле.

* * *

Около двух часов ночи лесник Степанович вышел из своей сторожки покормить всякую живность, в изобилии проживающую в хлеву.
Ночь была необычайно ясная.
В абсолютно чистом осеннем небе ярко сияли звезды, словно волшебные фонарики прекрасных сказочных фей. Месяц золотистым светом освещал землю.
Поправив съехавший на макушку потертый треух, Степанович задумчиво уставился на звезды.
Не то ему показалось, не то одна из звезд действительно быстро двигалась, словно падала, и лесник на всякий случай загадал желание. Скромное было желание: поймать с десяток браконьеров и бабок с них слупить побольше, а затем, естественно, отпустить. Тогда не только буренку удастся приобрести, а, того глядишь, и мотоцикл с коляской в придачу.
Хотя на кой он ему в лесу сдался, мотоцикл этот, Степанович не знал. Ну да ладно, была у него такая мечта в молодости, свой мотоцикл иметь, по деревням гонять к девкам в гости. Но возраст уже не тот, да и молодецкий запал давно исчерпался.
- Эх, - тяжело вздохнул лесник, потерев затекшую поясницу.
Из хлева донеслось недовольное хрюканье.
- Сейчас, сейчас, - крикнул Степанович и, взяв у крыльца ведро, заковылял к колодцу. Оглянулся на курятник, но в курятнике, расположенном рядом с хлевом, все было тихо: лисиц Степанович от своего хозяйства уже давно отвадил электрическими капканами.
Со скрипом закрутился коловорот, разматывая звенящую цепь, и тут раздался оглушительный взрыв.
Треух с головы лесника снесло начисто, а сам Степанович едва не упал в колодец, получив сильный толчок в спину.
- Свят, свят, свят, - запричитал лесник, вставая с земли, - да что же это творится-то, неужели из соседней военной части снова не в ту сторону ракетой шарахнули?
Степанович испуганно осмотрелся.
Вроде все как и прежде, ничего не горит, но вот... глаза у лесника полезли на лоб.
Курятника не было.
Словно его корова языком слизнула. Вместо деревянного сооружения в земле дымилась гигантская воронка, похожая на вход в потусторонний мир.
Степанович на всякий случай перекрестился и осторожно подошел поближе. Под сапогами лесника тихонько захрустели ароматно пахнущие жареные куриные окорочка.
Лесник снова перекрестился и заглянул вниз.
А там, будто на дне глубокого колодца, ярко сияло, переливаясь всеми цветами радуги, колоссальное, без единого шва, металлическое яйцо.
- С завтрашнего дня больше не пью, - хрипло прошептал Степанович, нервно проведя мозолистой рукой по лицу...

ЧАСТЬ 1

Сатира-оружье, но все же.
Намного надежней, - по роже...
Сергей Карташов

ГЛАВА 1,
В КОТОРОЙ ПОКА ЕЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОНЯТНО

Фары трех джипов ярко высвечивали часть заснеженной лесной поляны, на которой должна была произойти забитая накануне стрела.
Братки, угрюмо озираясь, виновато топтались у черного "Чероки" в котором восседал босс, флегматично приканчивающий душистую гаванскую сигару.
Похоже, что стрелу их оппоненты на сегодня профанарили.
Без сомнения, сие обстоятельство не прибавляло никому оптимизма. Одно дело было договориться по понятиям на нейтральной территории, и совсем другое выяснять свои отношения в мелких стычках в самом городе, который словно праздничный торт был строго разделен на сферы влияния.
Сан Саныч Воротилов был человеком достаточно сдержанным и благоразумным для главы одной из крупнейших преступных группировок города Хрючевска. Он Не был слишком жаден, нет, чрезмерным честолюбием он также не страдал, да и все вопросы, касающиеся бизнеса, старался решать в последнее время мирным путем, предпочитая перестрелкам спокойные переговоры.
Оставалось загадкой, как он, таким образом, без проявления традиционной в кругах братвы жестокости, ухитрялся держать под собой в течение шести лет чуть ли не большую часть города.
Однако поспешим уточнить, что данная встреча или стрела, как кому нравится, имела более веские и глубокие причины, чем выяснение между авторитетами города отношений с последующей переделкой кормовых территорий.
Нет.
Но о причинах этой встречи, пожалуй, поговорим чуть позже.

* * *

Правая рука Воротилова, бывший оперативник УГРО Борис Богданович Убийвовк, беспокойно заерзал на заднем сиденьи джипа:
- Не приедет он, Сан - Саныч, как пить дать, чувствую, не приедет.
- Подбери, хлюпало, Богданович, - раздраженно отреагировал Воротилов, потерев рукой бритый складчатый затылок, - Марик - мужик реальный, не фуфло какое-нибудь, за базар всегда отвечает.
Убийвовк в ответ лишь пожал плечами, после чего, отвернувшись, стал смотреть в окно на не спеша падающий сухой декабрьский снег. Затея со стрелой ему сильно не нравилась. Ну сами посудите, о чем могут договориться такие м... м... разноплановые деловые люди, как Марк Степановский и Сан Саныч Воротилов. Один держит Центральный рынок, второй - большую часть города вместе с его деловым районом.
Нонсенс.
Таким людям нечего было делить, да и незачем.
Убийвовк украдкой покосился на флегматичного босса. Ему, конечно же, в смысле боссу, было виднее, с кем и для чего стрелу забивать. Но к чему такая секретность? Недосказанность? Тайна? Для чего Воротилову нужно было скрывать цель встречи даже от своего помощника, Убийвовк никак не мог понять.
Ну никак не мог.
Тем временем окончательно стемнело.
Луну поглотили снежные тучи. Подул ветер, и братки, стоящие у джипов, засуетились. Видно, холодно им было стоять на ветру в одних кожанках, хотя каждого под одеждой согревал если не обрез, то пистолет, это уж точно.
Автоматы и базуку брать с собой на встречу Воротилов строго-настрого запретил, что сразу же вызвало некоторый ропот среди подчиненных. Хорошо хоть стволы разрешил у себя оставить. И на том боссу спасибо. Хотя, конечно, с базукой на душе всегда спокойней, так сказать, за тылы можно не опасаться.

* * *

Было уже за полночь, когда между укрытыми снегом деревьями замелькал разгоняющий тьму яркими огнями фар кортеж главного рэкетира города Хрючевска Марка Степановского.
Марк также прибыл вместе со своей братвой на американских внедорожниках, колонну которых замыкал гигантский серебряный трейлер
Братки Воротилова сразу почувствовали себя неуютно, ведь даже невооруженным глазом было видно, что они сейчас находятся в весьма невыгодном меньшинстве, по сравнению с колонной выезжающих на поляну автомобилей. Но Воротилов, судя по его внешнему виду, ничуть этим фактом не обеспокоился и лишь хитро покосился на взмокшего на сиденье рядом Убийвовка Страшно было сейчас Борису Богдановичу, ох, страшно, ибо не раз он в свою бытность опером УГРО прижимал хвост братве Степановского, хотя, конечно, и по указке все того же Воротилова, который оперативника давно купил со всеми его потрохами. Страшно было ему и тревожно, поскольку, начнись сейчас заварушка, и его первого, да, первого, вздернут на ближайшей вечнозеленой сосне. Перспектива была, скажем так, из нелицеприятных, но, похоже, до разборки между авторитетами было пока еще далеко.
Из самой первой машины, затормозившей посредине поляны, выбрался весь какой-то округло-шкафообразный или, скорее, буфетовидный Марк Степановский и, приветливо помахав рукой, двинулся у джипу, в котором сидел невозмутимый Воротилов
Вокруг главного рэкетира города суетились две шестерки. Один проворно расчищал перед не спеша идущим по снегу Степановским сугробы, умело орудуя саперной лопаткой, второй нес над головой авторитета массивный черный зонт.
Воротилов при виде всей этой показухи лишь презрительно скривился и, затушив сигару, выбрался из машины, дабы лично встретить опоздавшего коллегу.
Теперь сомнений ни у кого больше не оставалось в том, что стрела носила чисто мирный характер. Авторитеты просто хотели между собой немного поговорить и, что скорее всего, заключить сделку, сохранению конфиденциальности которой весьма способствовало несколько экзотическое место их встречи.
Братки Степановского тем временем повыскакивали из машин и, обступив остановившийся в конце поляны сияющий огнями трейлер, стали зорко поглядывать по сторонам и взгляды эти ничего хорошего, захоти кто-нибудь приблизиться к грузовику, не предвещали.
Наконец авторитеты встретились, заулыбались, как водится, обнялись, хлопая друг друга по крутым плечам. Казалось, на поляне стояли два брата. Их внешнее сходство поражало. Коротко подстриженные, напоминающие по форме шары в кегельбане головы, широкие плечи, в которых терялись толстые, увешанные золотыми цепями шеи. Вот только Воротилов был Степановского чуть выше, да и кулачища имел не в пример больше, за что в бытность свою вышибалой в баре "Полосатая устрица" получил кличку Металлхаммер.
В общем, после нескольких ритуальных ничего не означающих фраз герои первой главы нашего повествования наконец перешли к делу.
- Ну что, Марик, - спросил Степановского Воротилов, лукаво ему подмигивая, - наш договор по-прежнему в силе?
- А то, - согласился главный рэкетир города, - ты же знаешь, братан, Марк за базар всегда отвечает.
- Знаю, - согласился Воротилов, - ты, Марик, реальный мужик, крутых пацанов у себя держишь, хачиков и чеченов на рынке гоняешь... Короче, именно это мне в тебе всегда и нравилось, - подвел итог своим совестным излияниям Воротилов.
- Ну что ж, братила, осмотрим товар, - предложил Степановский и защищенные от снега широким зонтом они двинулись к оцепленному охраной трейлеру. Шестерка с саперной лопаткой аж взмок весь, бедняга, разрывая в сугробах траншею уже для двух человек.
- Кто он? - поинтересовался Воротилов, указывая на усердного снегокопа. - За что ты его так? Степановский неопределенно дернул плечом:
- Лох один, бабки мне задолжал, теперь вот отрабатывает.
- И много задолжал?
- Три штуки. Вот я все думаю, как ему летом отрабатывать придется.
Воротилов на минуту задумался.
- А пусть купит отбойный молоток, - предложил он, - асфальт перед тобой долбать будет.
Степановскому эта мысль явно пришлась по душе:
- А что, это тоже, блин, вариант. Городская братва, блин, офигеет...

* * *

В этом месте, дорогой читатель, мы вынуждены сделать сюжетное отступление и, пока наши герои идут к трейлеру с загадочным содержимым, окунуться немного в прошлое, а точнее, в те времена, когда упомянутые выше криминальные авторитеты стали таковыми.
Случилось это, как водится, на заре перестройки, эры новых экономических отношений, кооперативов, частных предпринимателей и т. д. и т.п. (надеюсь, читатель хорошо помнит те времена).
Дражайший Михаил Сергеевич своими экономическими реформами дал путевку в жизнь всяческому предприимчивому ворью и жуликоватому отребью. Люди тогда за считанные дни становились миллионерами, хотя на плаву удержались лишь единицы, в число коих и вошли наши сегодняшние герои.
Начнем, пожалуй, с Александра Воротилова, который, как нами уже было отмечено, работал вышибалой в баре "Полосатая устрица", славившемся своими драками на весь Хрючевск. Зачинщиков чаще всего выносили из бара на носилках, ибо молодой тогда еще Сан Саныч дело свое знал хорошо, и работал, так сказать, с необыкновенным усердием и рвением.
Уже тогда, в те далекие времена, Воротилов усвоил для себя одну непреложную истину: "Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую, потом уйди под локоть и бей снизу в челюсть".
Благодаря сей простой истине Воротилов всегда и везде, в любой ситуации выходил победителем, чему был обязан также и своим внушительным габаритам: рост метр девяносто восемь, вес сто пятьдесят килограммов, сила удара... Впрочем, не будем отягощать читателя столь шокирующими подробностями.
Естественно, что после такого вступления возникает вполне резонный вопрос: "Каким же все-таки образом Воротилов смог выбиться в городские авторитеты?" Отвечаю: всему виной был, как водится, Его Величество Случай, имеющий почему-то предубеждение по поводу порядочных людей и помогающий, как правило, исключительно всяким подонкам, которые свою удачу объясняют довольно просто, а именно словом "подфартило".
А подфартило Сан Санычу Воротилову вот в чем.
Как-то однажды в бар "Полосатая устрица" наведался известный хрючевский мафиози по кличке Лапоть, вербующий в то время себе в команду перспективных молодых людей с преобладающим количеством мускулов над мозговыми извилинами.
Зверообразный под два метра вышибала с кувалдами-кулачищами Лаптю очень даже пришелся по вкусу, вследствие чего Воротилову было сделано заманчивое предложение войти в его, то бишь Лаптя, команду в качестве специалиста по контакту с общественностью.
Предложение Воротилов принял особо не раздумывая, ибо Лапоть платил намного больше того, что он имел, работая вышибалой в баре.
Итак, знаменательное событие свершилось, и Сан Саныч попал в самую что ни на есть гущу криминального мира, где вскоре начал чувствовать себя лучше, чем рыба в воде.
Естественно, поначалу ему приходилось работать в основном кулаками, а иногда даже использовать при этом и подручные инструменты: будь то нунчаки, бейсбольная бита или кий для бильярда, без которых контакты с общественностью были практически невозможны и проходили в весьма нервной, напряженной обстановке.
Однако, взяв в свою команду молодого Воротилова, товарищ Лапоть сильно просчитался с фатальными для своей персоны последствиями. Он забыл, что наружность у людей часто бывает обманчива, ибо под высоким мощным лбом с выдающимися как у питекантропа надбровными дугами Сан Саныча скрывался расчетливый и способный к глубокому анализу ум.
Воротилов прекрасно понимал, что так долго продолжаться не может, что его, ходящего в шестерках, рано или поздно убьют во время какой-нибудь из многочисленных разборок. Ведь в нем Лапоть видел лишь тупое пушечное мясо и на этом своем заблуждении в итоге погорел.
Незаметно для своего босса Воротилов стал сколачивать вокруг себя некое подобие личной криминальной группы, состоящей преимущественно из его друзей, которые также работали на Лаптя, но по той или иной причине были им недовольны. Лапоть же смотрел на ропот своих подчиненных сквозь пальцы, неделями пропадая на загородной вилле в компании несовершеннолетних проституток.
Аппетиты босса росли с каждым месяцем, а жалованье братве соответственно уменьшалось, результатом чего стала маленькая криминальная революция или скорее переворот, когда на место зарвавшегося и живущего не по понятиям босса сел давно готовивший благоприятную почву для бунта Воротилов.
Сан Саныч лично возглавил отряд повстанцев и, ворвавшись на загородную виллу босса, собственноручно утопил Лаптя в мини-бассейне с шампанским. Братве же Воротилов поклялся всеми своими зубами, что отныне жить они будут по понятиям, и обнаглевшим конкурентам покажут, наконец, настоящую кузькину мать
Кузькину мать показывали долго, целых два года, по истечении коих городская братва обливалась холодным потом лишь при одном упоминании имени Сан Саныча. Крут был Воротилов, крут, но справедлив, а эти два качества среди представителей преступного мира ценились превыше всего.
Обзаведшись прочными связями в правоохранительных органах города, Воротилов постепенно подобрал под себя практически все кафе, рестораны и игровые заведения, а чуть позже взялся и за бизнесменов, многие из которых сами приходили к Сан Санычу на поклон с просьбой взять их под могучее крыло.
В общем, за какие-то пять-шесть лет Воротилов взлетел на головокружительные высоты, став одной из центральных фигур городской элиты Хрючевска. Сам мэр города Юлиан Никифорович Кискин часто советовался с Сан Санычем по тем или иным вопросам, преимущественно связанным с частным бизнесом, который Воротиловым строго контролировался.
Конечно же, не обходилось и без проблем, поскольку у Сан Саныча было очень много завистливых врагов и не только среди людей так или иначе связанных с криминалом.
Сработало старое доброе правило: чем выше ты поднимаешься, тем все больше людей стараются тебя опустить на землю, причем опустить так, чтобы ты уже никогда с нее не поднялся.
Свои проблемы в кругах богатой элиты Воротилов решал, как водится, при помощи услуг киллеров. Чья работа в его воображении часто ассоциировалась с ассенизаторами леса, то бишь муравьями. Сан Саныч придерживался принципа: "Закажи врага первым, иначе враг сделает это раньше тебя, после чего попьет шампанского и послушает баян на твоих похоронах".
Услугами многочисленных киллеров Воротилов пользовался, действуя, естественно, через подставных лиц, но был среди них и любимец, хотя о нем, пожалуй, рассказывать пока рано.

* * *

Итак, я надеюсь, что читатель смог составить для себя некий совестно-качественный портрет одного из героев данного повествования, и поэтому мы плавно переходим к маленькому рассказу о еще одной, правда, не столь знаменательной личности, как Марк Степановский.
Марк Степановский... эхе-хех, жизнь этого человека достойна целой книги, а не маленького фрагмента в каком-то там романе. Но ничего не поделаешь, ограниченные объемом и не желающие (упаси Боже) утомить соскучившегося по действию читателя, мы будем говорить только по существу, придерживаясь строгой исторической хронологии и здравого смысла.
М-да.
Марк Степановский был ребенком из неблагополучной семьи, родители его не любили и вследствие этого часто били (хм, хотя и в рифму, но по сути).
Отцу маленький Марк постоянно напоминал своей рыжей шевелюрой соседа по лестничной клетке, а матери до него не было никакого дела, поскольку та постоянно находилась в разъездах, ибо пела в хоре под руководством Эполита Поликарповича Самодурова, исполнявшем нанайские народные песни.
Надо сказать, что вследствие этого Марк Степановский всю жизнь ненавидел все связанное с хоровой музыкой, и в особенности с народной нанайской, а один раз он даже был задержан доблестной милицией на несколько суток за избиение чукчи, который после выяснения причин и обстоятельств драки оказался обыкновенным калмыком. Но к сути данного повествования это обстоятельство почти (да, почти) не относится.
Отец Степановского был профессиональным шулером и потому входил в низшие круги преступного мира, куда и направил свои стопы после совершеннолетия молодой Марк.
Немного поколебавшись и прикинув свои физические возможности (а там было что прикидывать), Степановский подался в рэкет. Явление столь же древнее, как и известная женская профессия.
На сей плодотворной ниве Марк несказанно преуспел, избрав своей стихией городские рынки. Бабок с торговцев он снимал (сбивал, пробивал, выбивал - нужное подчеркнуть) достаточно много, за что и получил от них прилипшую на всю жизнь кличку - Жлоб.
В принципе профессия Степановскому нравилась, ведь рэкетиры - это вполне нормальные пацаны и они всегда приходят на выручку... была бы, как говорится, выручка.
Но не будем вдаваться в подробности этого неблагородного бизнеса, а отметим только, что в своей структуре Степановский был дока и благодаря деловым качествам, прочно соседствующим в нем с физическими, смог многого на известном поприще достичь, апофеозом чего явился абсолютный контроль Центрального городского рынка.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.