read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ
Адгезиметры измерители шероховатости techintest.ru.


ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Роберт ГОВАРД


БАГРЯНАЯ ЦИТАДЕЛЬ





...Утрата Конайохары не была единственным поводом кризиса Аквилонии -
самого могущественного гиборейского королевства. Бездарность и жестокость
короля Нумедида, ставшие источником недовольства и заговоров, привели в
конце концов к мятежу, во главе которого и встал Конан.
К тому времени он успел получить звание генерала на аквилонской
службе, наголову разбил полчища пиктов под Велитриумом и на собственной
шкуре испытал нрав своего владыки, когда тот под предлогом триумфа вызвал
Конана в столицу и предательски бросил его в тюрьму.
После побега материальной базой мятежников стали найденные Конаном в
пиктской пуще сокровища, а полководческий гений киммерийца придал боевым
действиям необходимую направленность: Тарантия - столица Аквилонии - была
осаждена и взята штурмом. Короля Нумедида Конан задушил собственноручно,
после чего сел на престол при полной поддержке аквилонских политиков. Но
не прошло и года, как новоиспеченному королю пришлось защищать корону и
жизнь от стилетов заговорщиков. Хотя это была не последняя и не самая
страшная угроза в жизни Конана...


1
...Грохот битвы затих; триумфальные крики победителей неслись над
полем боя, заглушая стоны умирающих. Тела павших устилали равнину, как
ярко окрашенные листья после осенней бури. Заходящее солнце высекало искры
из полированных шлемов, серебряных нагрудников, золоченых кольчуг и
поломанных мечей. Тяжелые шелковые полотнища королевских штандартов
валялись в грязи, забрызганные кровью.
Повсюду громоздились трупы боевых коней и закованных в сталь рыцарей.
Между ними, как нанесенные ветром сугробы, покоились сплетенные и
раздавленные тела в кожаных колетах - тела лучников и копьеносцев.
Звуки победных фанфар катились над побоищем, а копыта топтали павших,
когда колонны победителей, подобно сверкающим спицам огромного колеса,
прокатились к тому месту, где последний уцелевший воин еще вел яростный
неравный бой. В этот день Конан, король Аквилонии, увидел, как был разбит,
растерзан и уничтожен цвет его рыцарства. Пять тысяч отборной конницы
перешли границу Аквилонии, направляясь на юг, на травянистые пастбища
Офира, чтобы оказаться в ловушке - давний союзник, король Офира Амальрик,
предал их и объединил против Конана свои силы с армией Страбона, короля
Кофта.
Поздно, слишком поздно заметил Конан западню, но совершил все, что
было в возможностях вождя, имеющего пять тысяч конницы против тридцати
тысяч всадников и пехотинцев.
Не имея пехоты, он бросил на надвигающегося врага свою закованную в
броню конницу; увидел, как падают, подобно сжатым колосьям, рыцари
Амальрика под аквилонскими мечами, разгромил центр офирского строя, - и
очутился в клещах флангов объединенных против него армий.
Шемитские лучники внесли замешательство в ряды всадников Конана, без
промаха попадая в каждую щель панцирей, валя лошадей, а кофтские
копьеносцы хладнокровно добивали упавших рыцарей. Разбитая в первом
столкновении конница Амальрика сомкнула ряды и, поддерживаемая с флангов
легковооруженными всадниками, бросилась в атаку, сокрушая аквилонцев
численным перевесом. Те не дрогнули - гибли в отчаянном бою, и никто из
пяти тысяч не ушел живым с равнины Шома. Только король еще стоял, опершись
спиной о штабель мертвых людей и лошадей; офицеры-рыцари пытались достать
его копьями, к нему подбирались чернобородые шемиты и темнолицые кофтцы, и
оглушительный грохот стали несся над полем. Одетый в черную кольчугу
король двоился и троился среди нападающих, раздавая сокрушительные удары,
вокруг него образовалось кольцо изрубленных тел; наступающие воины,
пораженные неукротимой отвагой гиганта, отступали, бледнея и проклиная
несокрушимого богатыря.
Расталкивая в стороны толпу, подъехали победители - Страбон, с
бегающими глазками на широком, темном лице, щеголеватый сухопарый
Амальрик, холодный и опасный, как кобра, и, наконец, - одетый в шелковую
тунику Тсотха-ланти, жрец с немигающим черным взглядом, напоминающим
грифа-стервятника. Об этом кофтском чернокнижнике рассказывали жуткие
легенды; в деревнях на западе и севере страны крестьяне пугали детей его
именем; строптивых невольников можно было принудить к покорности лишь
угрозой продажи в руки мага. Ходили слухи о его библиотеке, где магические
трактаты были переплетены в кожу, содранную с живых людей. Также говорили,



что в глубочайших подвалах, выкопанных под холмом, на котором возвышался
его дворец, - в подвалах этих якшался Тсотха-ланти с силами ада, меняя
молодых невольниц на безбожные секреты и таинственные формулы, дающие
власть над миром демонов.
Жрец был истинным владыкой страны Кофт. Сейчас он язвительно
усмехался, глядя на обоих королей, натягивающих поводья на безопасном
расстоянии от грозной фигуры в черной кольчуге, перед которой теряли
смелость самые отважные, едва встретясь с взглядом голубых глаз, пылающим
из-под козырька шлема.
Напряженное, покрытое шрамами лицо Конана потемнело от бешенства,
кольчуга его была порвана и залита кровью, а меч окрасился пурпуром по
самую рукоять. Покров цивилизации слетел с него в пылу битвы, сейчас он
был варваром, насмерть стоящим против завоевателей. Киммериец родом, он
вел свою родословную от порывистых и хмурых горцев севера, и сага о его
пути, от морского корсара до короля Аквилонии, породила многие песни,
славящие подвиги Конана.
Оба короля по-прежнему держались в почтительном удалении. Страбон был
вне себя от ярости при виде лучших воинов, лежащих у ног варвара. Не найдя
иного выхода, он крикнул лучникам-шемитам, чтобы те стреляли в Конана
издалека.
Но Тсотха-ланти покачал головой.
- Возьми его живым!
- Тебе легко говорить! - буркнул Страбон, боясь в глубине души, что
гигант в черной кольчуге сможет каким-то чудом прорубить к нему дорогу
через лес копий. - Кто способен поймать живьем тигра-людоеда? Во имя
Иштар! Он топчет шеи моих испытанных бойцов! Семь лет и горы золота
поглотило обучение каждого из них, а сейчас они валяются, подобно свиньям
на бойне. Стрелы, говорю я, только стрелы!
- Еще раз: нет! - отрезал Тсотха, слезая с коня.
Он холодно улыбнулся и добавил:
- Разве не знаешь ты, что разум мой сильнее любого меча?
Жрец прошел через шеренги копейщиков, и рослые могучие воины
отскакивали в стороны, дрожа от одной мысли, что края его одежды могут
коснуться их. Маг переступил через бруствер из трупов и очутился лицом к
лицу с грозным королем. Воины затаили дыхание. Наступила предгрозовая
тишина; огромная фигура нависла над щуплым, одетым в белое, жрецом, а
двуручный меч вознесся для удара.
- Предлагаю тебе жизнь, Конан, - наконец отозвался Тсотха, и в голосе
его звучала нотка жестокой радости.
- А я дарю тебе смерть, чернокнижник! - проревел король, и меч,
ведомый стальными мышцами и кипящей ненавистью, уже готов был рассечь
жреца пополам. Но Тсотха сделал молниеносный шаг вперед и ладонью коснулся
левого плеча короля в месте разрыва кольчуги. Лезвие меча бессильно
опустилось, а одетый в сталь богатырь недвижно свалился на землю.
Тсотха беззвучно рассмеялся.
- Возьмите его и не бойтесь - у тигра вырваны клыки!
Короли пришпорили коней и приблизились, в недоумении глядя на
поверженного противника. Конан лежал, как мертвый, и только широко
открытые, пылающие бессильным гневом глаза смотрели вверх, на стоящих над
ним людей.
- Что ты сделал с ним? - робко спросил Амальрик.
Тсотха поднял ладонь и показал широкий перстень странной формы. Он
цепко сжал пальцы, и на внешней поверхности перстня выскочил маленький и
острый шип, подобный змеиному жалу.
- Он покрыт соком пурпурного лотоса, растущего в степях южной Стигии
- прибежища духов, - сказал маг. - Прикосновение его парализует. Закуйте
варвара в цепи и уложите на колесницу; солнце заходит, а нам пора
возвращаться в Корхемиш.
Страбон повернулся к своему наместнику Арбанусу.
- Мы возвращаемся с ранеными в Корхемиш. С нами пойдет малый отряд
гвардии. Ты же на рассвете двинешься к аквилонской границе и начнешь штурм
Шамара. Офицеры по дороге доставят тебе фураж, а мы присоединимся с
подкреплением при первой возможности.
Было сделано так, как сказал Страбон: армия разбила лагерь недалеко
от поля боя, в ожидании рассвета, а оба короля и маг, более
могущественный, чем любой властелин, направились под звездным небом к
столице Страбона, окруженные дворцовой гвардией в золотых доспехах; за
ними тянулась бесконечная вереница колесниц, везущих раненых. На одной из
них в цепях лежал Конан, король Аквилонии, и душу его разрывала дикая
горечь пойманного тигра, переживающего боль поражения.
Яд, парализовавший могучее тело, не затмил разума. Колесница
подпрыгивала на ухабах, а Конан все вспоминал, восстанавливая в памяти
причины сегодняшнего разгрома.
Несколько дней назад Амальрик прислал к нему гонца с просьбой о
помощи против Страбона, который, как говорилось в послании, грабил



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.