read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Урсула ЛЕ ГУИН


МАСТЕРА





Нагой, он стоял один, во тьме, и обеими руками держал над головой
горящий факел, от которого густыми клубами валил дым. В красном свете
факела землю под ногами было видно всего на несколько шагов вперед; дальше
простирался мрак. Время от времени налетал порыв ветра; вдруг становился
виден (или это только ему мерещилось?) блеск чьих-то глаз, становилось
слышно подобно далекому грому бормотанье: "держи его выше!" Он тянул факел
выше, хотя руки дрожали и факел в них дрожал тоже. Бормочущая тьма,
обступив его, закрывала все пути к бегству.
Красное пламя заплясало сильней, ветер стал холоднее. Онемевшие руки
задрожали снова, факел начал клониться то в одну сторону, то в другую; по
лицу стекал липкий пот; уши уже почти не воспринимали тихого, но все
вокруг заполняющего рокота: "Выше, выше держи!"... Время остановилось, но
рокот разрастался, вот он уже стал воем, но почему-то (и это было страшно)
в круге света по-прежнему не появлялся никто.
- Теперь иди! - бурей провыл могучий голос. - Иди вперед! Не опуская
факела, он шагнул вперед. Земли под ногой у него не оказалось. С воплем о
помощи он упал в тьму и гул. Впереди не было ничего, только языки пламени
метнулись к его глазам - падая, он не выпустил из рук факела.
Время... время, и свет, и боль, все началось снова. Он стоял на
четвереньках в канаве, в грязи. Лицо саднило, а глаза, хотя было светло,
видели все (мир), как сквозь пелену тумана. Он оторвал взгляд от своей
запятнанной грязью наготы и обратил его к стоящей над ним светлой, но
неясной фигуре. Казалось, что свет исходит и от ее белых волос, и от
складок белого плаща. Глаза смотрели на Ганиля, голос говорил:
- Ты лежишь в Могиле. Ты лежишь в Могиле Знания. Там же лежат и
больше не поднимутся никогда из-под пепла от Адского Огня твои предки.
Голос стал тверже:
- Встань, падший Человек!
Ганиль, пошатываясь, встал на ноги. Белая фигура продолжала,
показывая на факел:
- Это Свет Человеческого Разума. Это он привел тебя в могилу. Брось
его.
Оказывается, рука его до сих пор сжимает облепленную грязью черную
обугленную палку; он разжал руку.
- Теперь, восстав из мрака, - почти пропела, торжественно и ликующе,
лучезарная фигура, - иди в Свет Обычного дня!
К Ганилю, чтобы поддержать его, потянулось множество рук. Рядом уже
стояли тазы с теплой водой, кто то уже мыл его и тер губками; потом его
вытерли досуха. И вот он стоит чистый, и ему очень тепло в сером плаще,
заботливо накинутом на его плечи, а вокруг, в большом светлом зале,
повсюду слышатся веселая болтовня и смех, Какой-то лысый человек хлопнул
его по плечу:
- Пошли, уже пора давать Клятву.
- Все... все сделал правильно?
- Абсолютно! Только слишком долго держал над головой этот дурацкий
факел, Мы уже думали, что нам весь день придется рычать в темноте. Идем.
Потолок, лежащий на белых балках, был очень высокий; пол под ногами
был черный; с потолка до пола (высота стен была, футов в тридцать)
ниспадал сверкающий белизной занавес, и к нему повели Ганиля.
- Завеса Тайны, - совсем буднично пояснил ему кто-то.
Говор и смех оборвались; теперь все молча и неподвижно стояли вокруг
него. В этом безмолвии белый занавес раздвинулся. По-прежнему, как сквозь
туман, Ганиль увидел высокий алтарь, длинный стол, старика в белом,
облачении.
- Поклянешься ли ты вместе нашей Клятвой?
Кто-то, слегка толкнув Ганиля, подсказал ему шепотом: "Поклянусь".
- Поклянусь, - запинаясь, проговорил Ганиль.
- Клянитесь же, давшие Клятву! - и старик поднял над головой железный
стержень, на конце которого был укреплен серебряный "икс", - "Под Крестом
Обычного Дня клянусь не разглашать обряды и тайны моей Ложи".
- "Под Крестом... клянусь... обряды..." - забормотали вокруг: Ганиля
опять толкнули, и он забормотал вместе с остальными:
- "...Хорошо поступать, хорошо работать, хорошо думать..."
Когда Ганиль повторил эти слова, кто-то шепнул ему на ухо: "Не
клянись".
- "...Бежать всех ересей, предавать всех чернокнижников Судам
Коллегии и повиноваться Высшим Мастерам моей Ложи от, ныне и до самой
смерти..."
Бормотанье, бормотанье... Одни вроде бы действительно повторяли



длинную фразу, другие, похоже, нет; Ганиль, совсем растерявшись, не зная,
как ему быть, пробормотал слово или два, потом умолк.
- "...и клянусь не посвящать в Тайну Машин тех, кому не надлежит ее
знать. Я призываю в свидетели моей клятвы Солнце".
Голоса потонули в оглушительном скрежету, часть потолка вместе с
кровлей медленно, рывками, начала подниматься, и за ней показалось
желто-серое, затянутое облаками летнее небо.
- Смотрите же на Свет Обычного Дня! - вдохновенно возгласил старик.
Ганиль поднял голову и уставился вверх. Поднимавшаяся на оси часть
крыши остановилась на полпути - по-видимому, в механизме что-то заело;
раздалось громкое лязганье, потом наступила тишина. Очень медленно старик
подошел к Ганилю, поцеловал его в обе щеки и сказал:
- Добро пожаловать, Мастер Ганиль, отныне и ты причастен обрядам
Тайны Машин.
Посвящение совершилось, Ганиль был теперь одним из Мастеров своей
Ложи.
- Ну и ожог же у тебя! - сказал лысый.
Все они уже шли по коридору назад, Ганиль ощупал лицо рукой, кожа на
левой стороне, на щеке и у виска, была ободрана, и дотрагиваться было
больно.
- Тебе здорово повезло, что уцелел глаз, - продолжал лысый.
- Чуть было не ослеп от Света Разума, а? - сказал тихий голос.
Обернувшись, Ганиль увидел человека со светлой кожей и голубыми
глазами - голубыми по-настоящему, как у кота-альбиноса или у слепой
лошади, Ганиль, чтобы не смотреть на уродство, сразу отвел глаза в
сторону, но светлокожий продолжал тихим голосом (что был тот же самый
голос, который во время принесения Клятвы прошептал: "Не клянись"):
- Я Миид Светлокожий, мы с тобой будем работать вместе в Мастерской
Ли. Как насчет пива, когда мы отсюда выберемся?
Было очень странно после всех потрясений и торжественных церемоний
этого дня очутиться в сыром, пахнущем пивом тепле харчевни. Голова у
Ганиля закружилась, Миид Светлокожий выпил полкружки, с видимым
удовольствием стер с губ пену и спросил:
- Ну, что ты скажешь о посвящении?
- Оно... оно...
- Подавляет?
- Да, - обрадовался Ганиль, - лучше не скажешь - именно подавляет.
- И даже... унижает? - подсказал Светлокожий.
- Да, великое... великое таинство.
Ганиль сокрушенно уставился в кружку с пивом, Миид улыбнулся и сказал
тем же своим тихим голосом:
- Знаю, а теперь допивай скорей. Пожалуй, тебе следует показать этот
ожог Аптекарю.
Ганиль послушно вышел за ним следом на вечерние узкие улочки, забитые
пешеходами и повозками - как на лошадиной и воловьей тяге, так и пыхтящими
самодвижущимися. На Торговой площади ремесленники сейчас запирали на ночь
свои будки, и уже были закрыты на крепкие засовы огромные двери Мастерских
и Лож на Высокой улице. То там, то здесь, словно растолкав нависающие над
улицей, налезающие один на другой дома, появлялся гадкий, без окон, желтый
фасад храма, украшенный лишь полированным медным кругом. В темных,
недолгих летних сумерках под неподвижной пеленой облаков темноволосые,
бронзовокожие люди Обычного дня собирались группами, стояли без дела,
толкались и разговаривали, переругивались и смеялись, и Ганиль, у которого
от усталости, боли и крепкого пива кружилась голова, старался держаться
поближе к Мииду; хоть он и был теперь Мастером, чувство у Ганиля было
такое, как будто только этот голубоглазый незнакомец знает путь, которым
ему, Ганилю, следует идти,

- XVI плюс XIX, - раздраженно сказал Ганиль. - Что за чушь, юноша, ты
что, складывать не умеешь?
Ученик густо покраснел.
- Так, значит, не получается, Мастер Ганиль? - неуверенно спросил он.
Вместо ответа Ганиль вогнал до отказа металлический прут в его гнездо
в паровом двигателе, который юноша чинил; прут оказался на дюйм длиннее,
чем нужно.
- Что из-за того, Мастер, что большой палец у меня слишком длинный, -
сказал юноша, показывая свои руки с узловатыми пальцами. Расстояние между
первым и вторым суставами большого пальца было и в самом деле необычно
велико.
- Да, это правда, - сказал Ганиль, его темное лицо стало еще темнее.
- Очень интересно. Но не важно, короткая или длинная у тебя мерка - важно
только, чтобы ты применял ее последовательно. И что еще важно, запомни,
ты, тупица, так это то, что если сложить XVI и XIX, XXXVI не получается,
не получалось и, пока стоит мир, не получится никогда - а ты невежда и



Страницы: [1] 2 3 4 5
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.