read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Энн Маккефри


Отщепенцы Перна



(Всадники Перна: Продолжение – I)


ПРЕДИСЛОВИЕ

Итак, уважаемые читатели, мы предлагаем вашему вниманию роман «Отщепенцы Перна»; в этой книге читатели снова встретятся с Лессой и Ф’ларом, юным лордом Джексомом, мастером арфистов Робинтоном и другими героями первоначальной трилогии. Следующей книгой будет роман «Все Вейры Перна».

Основной задачей данного предисловия является разъяснение некоторых особенностей быта и нравов перинитов; рекомендую читателям ознакомиться с приведенными ниже описаниями и комментарием в конце книги.

Упряжь драконов. О ней Маккефри упоминает лишь в конце «Странствий дракона». До этого предполагается, что всадник просто сидит на шее летающего зверя. Но вот Ф’нор с Кантом попадают на Алую Звезду, где их так кружит чудовищный ураган, что без упряжи явно не обойтись. И упряжь появляется. Теперь мы знаем, что всадник сидит на шее дракона в ложбинке между двумя позвонками спинного гребня (словно меж верблюжьих горбов), да еще привязан к чему-то прочными ремнями. К чему? Пока неясно. Я полагаю, что шею и основание хвоста дракона охватывают кожаные кольца, между которыми вдоль туловища зверя протянуты ремни; к ним крепится груз, и к ним же пристегиваются сидящие за всадником пассажиры.

Пол и градации драконов. В первом романе («Полет») золотые драконы – это самки-королевы, от которых зависит существование драконьего рода; бронзовые, коричневые и голубые – безусловно, самцы. Относительно зеленых ситуация неясна; можно полагать, что среди них есть и самки, и самцы. В «Странствиях» эта концепция несколько уточнилась – Маккефри указывает, что существуют зеленые самки, бесплодные, но весьма любвеобильные. С зелеными самцами вопрос по-прежнему остался открытым. Наконец, в прологе к «Морите» и «Нерилке» расставлены все точки над «i»: зеленые – только самки; самцы же – бронзовые, коричневые и голубые.

Деньги. Трудно поверить, но в романах первоначальной трилогии почти не упоминается о деньгах, хотя на Перне существуют весьма развитые торговые отношения. Есть только один намек – в «Белом драконе». Робинтон, во время полета в Исту, просит коричневого всадника Д’фио сделать за него ставку на предполагаемого победителя в очередном брачном полете истинской королевы и сует ему в руку пару монет. В дальнейшем, в «Истории Нерилки», о перинитских деньгах говорится более подробно. Оказывается, что на Перне существуют как минимум две денежные единицы – серебряная и золотая марки; что их ценность весьма высока – сундучок с монетами, приданое Нерилки, не раз выручает Руат; что во время брачной церемонии жених подносит невесте золотую монету с выгравированной датой торжества. Возможно, монеты выпускались каждым Великим холдом, но скорее их чеканили для всего Перна в одной из мастерских Цеха кузнецов.

Скакуны. Они произошли от земных лошадей, зародышей которых колонисты привезли с Земли – как и эмбрионов многих других животных. Это обстоятельство выясняется только в «Морите»; до того можно полагать, что скакуны выведены людьми из какой-нибудь породы местных животных. Действительно, Маккефри не называет их лошадьми. Она говорит о верховых животных, о тяжеловозах и бегунах-раннерах, о жеребцах и кобылах, о конюхах и конюшнях, сбруе и стойлах, пастухах и пастбищах – но нигде не описывает внешнего вида мутировавших коней. А они на Перне как-то видоизменились – методами генной инженерии первопоселенцы приспособили их к местным условиям. По-этому я полагаю, что лучше именовать их нейтральным словом «скакуны», чтобы подчеркнуть некоторое отличие этих верховых животных от земных лошадей.

Файры и драконы. Файры или огненные ящерицы – небольшие летающие создания, коренные обитатели Перна. Они очень благожелательно относятся к людям и обладают почти всеми качествами драконов; согласно смутным легендам (см. роман «Странствия»), драконы были выведены первопоселенцами из файров с целью защиты от Нитей.

О драконах уже было сказано немало, поэтому остановимся на перечислении их основных талантов. Детеныша дракона нужно запечатлеть в момент появления из яйца; он избирает себе одного из предложенных подростков-кандидатов и мгновенно устанавливает с ним телепатическую связь, которая длится всю жизнь. Живут же драконы несколько меньше людей – по-видимому, лет пятьдесят. Телепатический симбиоз между всадником и драконом отнюдь не является отношениями господина и слуги; скорее, это союз равных партнеров, исполненных взаимной любви. Если всадник гибнет, дракон кончает жизнь самоубийством, уходя в Промежуток. В случае смерти дракона, его напарник-человек остается безутешным до конца дней своих.

Драконы разумны – или, по крайней мере, полуразумны – и обладают гораздо более ясным сознанием, чем файры (в этом, а также в размерах, и заключаются основные отличия между ними). Драконы превосходно летают и свободно могут нести груз, равный весу пяти-шести человек; их размеры – от двадцати пяти до сорока пяти метров. У них великолепное зрение – гораздо лучшее, чем у людей. Своими огромными челюстями они дробят в порошок огненный камень; затем в их желудках происходят некие химические реакции, позволяющие им выдыхать пламя. Драконы – плотоядные животные; раз в три-четыре дня они съедают около полутонны мяса. Они очень любят греться на солнце и купаться; прекрасно плавают и ныряют.

Наконец, главное свойство драконов – умение перемещаться в Промежутке. Очевидно, Промежуток — некое подпространство, в котором огромные расстояния (в том числе – и во времени) могут быть преодолены за две-три секунды. В природе Промежутка нет ничего потустороннего; это некая физическая реальность, доступная драконам в силу их врожденных свойств. Там царят ледяной холод и тьма, там человек теряет ориентацию и вскоре гибнет. Гибнет и дракон, если всадник не передал ему четкого мысленного образа того места – во времени и в пространстве – где необходимо выйти в обычный мир.

Драконы для перинитов священны. С ними связано множество сказаний и песен, а также мера расстояния – «длина дракона», которая составляет, по-видимому, от двадцати до пятидесяти метров.

Прочие животные. Периниты имеют крупный рогатый скот, доставленный. в виде эмбрионов с Земли и подвергнутый целенаправленной мутации. Кроме того, холдеры разводят огромных нелетающих птиц величиной со страуса – либо также доставленных с Земли, либо представителей фауны Перна.

На планете водятся довольно опасные хищники – всеядные летающие ящеры весом до ста килограммов. На них охотятся; кроме того, дрессируют, подрезают крылья и сажают на цепь во дворе холда. В одомашненном состоянии эти звери называются стражами порога, в естественном – дикими стражами. Они – дальние сородичи драконов и файров, и обладают небольшими телепатическими способностями. Драконы – а иногда и всадники – могут «говорить» с ними.

Растения. Маккефри упоминает довольно много плодовых, злаковых и лекарственных растений. Поля, вероятно, засеивались пшеницей и другими зерновыми, доставленными с Земли. В садах, окружавших холды (особенно знамениты были руатанские сады), росли плодовые деревья – скорее всего, местного происхождения. Их плоды, похожие на яблоки, сушили на зиму. На юге континента росли лозы с ягодами вроде винограда – они шли на вино; лучшим на всем Перне считалось белое бенденское. Подробно описывается местное лунное дерево с огромными плодами, величиной и вкусом напоминавшими дыню.

Ряд растений использовался в медицине – в «Нерилке» дан целый перечень этих трав, имеющих вполне земные названия. Видимо, они и на самом деле являются земными растениями, семена которых были привезены колонистами и высажены вокруг холдов. Но на Перне был также обнаружен местный целебный кустарник, из которого медики научились готовить анестезирующую мазь и бальзам – это средство полностью снимало боль и способствовало заживлению ран и ожогов.

Арфисты. Напомним социальную организацию Перна. Симбионты – всадники и драконы – живут в Вейрах; их кормит остальное население. Во время Прохождения всадники защищают материк от Нитей, в мирные периоды – тренируются и выращивают драконов. Земли северного континента делятся на районы с административными центрами в Великих холдах. На каждой из таких территорий – десятки, если не сотни, малых холдов, обитатели которых занимаются сельским хозяйством. Ремесленники объединены в Цеха – кузнецов, ткачей, скотоводов, моряков, горняков и т. д.; к Цехам относится и наука, имеющая чисто прикладной характер – например, оптикой, механикой и электричеством занимаются в мастерских кузнецов.

Два Цеха, однако, не носят производственного характера – это целители и арфисты. Функции медиков на Перне аналогичны земным, но Цех арфистов представляет совершенно уникальное явление. Арфисты не только сочиняют баллады и песни, исполняя их в назидание и для развлечения публики; их задачи гораздо шире. Во-первых, они являются хранителями исторических сведений и учителями – воспитателями молодежи. Во-вторых, они выполняют юридические обязанности, регистрируют браки, рождения, посредничают в спорах. В-третьих, они разрабатывают системы связи – например, коды, используемые при передаче сообщений с помощью барабанов. В-четвертых, они исследуют новые земли и составляют карты. Наконец, в-пятых, через огромную сеть странствующих арфистов их Главный мастер получает как информацию о событиях во всех холдах, так и возможность влиять на эти события. Таким образом, арфисты являются одновременно поэтами, певцами и музыкантами, историками, учителями и юристами, путешественниками, географами и разведчиками. Они – та сила, иногда – явная, часто – тайная, которая стремится сохранить на Перне мир, знания и стабильность.

Барабанная связь. Эта связь охватывала весь северный континент; с ее помощью сообщения передавались на тысячи миль за два-три дня. В Великих холдах была специальная служба – опытные и очень сильные люди, способные часами бить в барабаны; сигнальные пункты располагались высоко в скалах, чтобы звук разносился на отдаленные расстояния. Малые холды, возможно, держали одного барабанщика; но, скорее всего, сам холдер и его сыновья тоже могли отстучать сообщение.

Кроме общепринятой, существовало много систем кодов; фактически, каждый Великий холд и Цех имели свой код для передачи тайных сообщений. Искусство воспринимать на слух сигналы барабана являлось обязательным для образованного человека; этим умением обладали лорды, владетели малых холдов, члены их семей, мастера со своими помощниками и, конечно, всадники.

М.Нахмансон


ПРОЛОГ

Ракбет, в созвездии Стрельца, был золотистой звездой класса G. В его систему входили два пояса астероидов, пять планет – и еще одна, блуждающая, притянутая и связанная узами тяготения в последние тысячелетия. Когда люди впервые обосновались на третьей планете системы Ракбета, получившей название Перн, они не обратили особого внимания на странную планету-пришелицу, что вращалась вокруг центрального светила по очень вытянутой и неустойчивой эллиптической орбите. В течение нескольких поколений люди не очень задумывались об этой Алой Звезде – пока однажды она не подошла в перигелии близко к Перну.

Когда влияние остальных небесных тел системы Ракбета не мешало сближению двух планет, чуждая жизнь, безжалостная и хищная, стремилась преодолеть узкую пространственную щель между ними и перебраться в более гостеприимный мир. В такие времена с небес Перна падали серебристые Нити, уничтожая все живое на своем пути. В период первой атаки потери, понесенные колонистами были устрашающими. Затем началась длительная борьба за выживание, отчаянное сражение с регулярными атаками Нитей. Это отнимало много сил и постепенно непрочная связь с материнской планетой была окончательно утрачена.

В свое время периниты разобрали транспортные корабли и отказались от многих технологических достижений – все это представлялось ненужным и неуместным на девственной, благодатной планете. Теперь же, чтобы защититься от вторжения Нитей, наиболее изобретательная и предприимчивая часть колонистов разработала план, рассчитанный на века. Его первая стадия заключалась в совершенствовании одного из уникальных биологических видов усыновившей их планеты. Мужчин и женщин, способных к глубокому сопереживанию, обладающих врожденным даром телепатии, обучали использовать и сохранять этих необычных животных. «Драконы», названные так в память о сказочных созданиях из земных легенд, обладали двумя чрезвычайно полезными свойствами: они почти мгновенно перемещались из одного места в другое, и, после того, как заглатывали некий местный минерал, содержащий фосфин, обретали способность выдыхать пламя. Таким образом, поднявшись под облака, драконы могли сжигать Нити в воздухе, не допуская их падения на почву. Чтобы реализовать первый этап этого плана, потребовалось несколько поколений. Одновременно осуществлялась и вторая стадия, но для ее окончательного завершения было нужно еще больше времени. Нити являлись всего лишь микозоидными спорами, способными преодолевать космическое пространство и с бессмысленной прожорливостью поглощать любую органическую материю. Попадая на плодородную поверхность Перна, они зарывались в мягкую землю и начинали стремительно размножаться. Периниты вывели особых личинок, обладающих сходными качествами и способных противостоять нашествию паразитов, и внесли их в почву южного материка. Первоначальный план предполагал, что драконы будут сжигать Нити в полете, защищая жилища и скот колонистов; личинки же предназначались для охраны растительности и уничтожения Нитей, сумевших ускользнуть от огнедышащих стражей.

Но инициаторы двухступенчатой программы не смогли учесть грядущих геологических катаклизмов и социальных изменений. Южный континент, на первый взгляд более привлекательный, чем суровые северные земли, оказался небезопасным. В результате вся колония была вынуждена переселиться на север и искать защиты от Нитей в естественных горных пещерах северного материка.

Форт, первоначальное поселение, вырубленное в восточном склоне Великого Западного хребта, вскоре стал слишком тесен для колонистов. Второй город-холд был заложен дальше к северу, около большого озера, где в скалах обнаружилось множество пещер. Однако через несколько поколений холд Руат тоже оказался переполненным. Поскольку Алая Звезда всходила на восточном небосклоне, периниты решили заложить следующие поселения в Восточных горах, если там окажутся подходящие пещеры. Ведь только камень и металл, (которым Перн, к сожалению, оказался не очень богат) могли защитить от обжигающих ударов Нитей.

К тому времени в процессе селекции крылатые, длиннохвостые, огнедышащие драконы достигли таких размеров, что содержать их в тесноте пещерных городов-холдов стало невозможно. Тогда периниты обратили внимание на кратеры древних потухших вулканов, внутренние склоны которых были источены огромными пещерами. Одна такая вершина находилась вблизи Форта, другую обнаружили в горах Бендена на восточной оконечности материка. Их приспособили для обитания драконов и их всадников, но на этот проект ушли последние запасы горючего для гигантских горнопроходческих машин, и все остальные холды и Вейры высекались в скалах вручную.

Задачи у всадников и у людей, обитавших в холдах, были различны; разными стали и их жизненные уклады. Постепенно они освящались временем и привычкой – пока не превратились в традицию, незыблемую, как закон.

Наступил период, равный двумстам Оборотам Перна вокруг светила, когда Алая Звезда, одинокая, замерзшая пленница, находилась на дальнем конце своей эллиптической орбиты. На почву северного материка больше не падали Нити. Люди стерли следы опустошения, разбили фруктовые сады, вспахали поля и даже собирались восстановить на склонах гор уничтоженные Нитями леса. Вскоре они едва не позабыли о том, что совсем недавно находились на грани вымирания. Но блуждающая планета вернулась с неизменностью космического маятника, и Нити стали падать опять; начались пятьдесят Оборотов ужаса, которым грозили небеса. И периниты благословляли далеких предков, чья мудрая предусмотрительность спасала их в эти трудные времена. Теперь у них были драконы, которые своим огненным дыханием уничтожали в воздухе падающие Нити.

В течение мирного Интервала род драконов множился и процветал; согласно разработанному ранее плану защиты были основаны четыре новых поселения в кратерах вулканов. Но в пылу строительства холдов, освоения девственных земель, странствий по бескрайним лесам и пустыням была утрачена память о червях-пожирателях Нитей с южного материка, о самом материке и о прародине перинитов. С каждым последующим поколением воспоминания о Земле отступали все дальше вглубь времен, пока не превратились в миф, в легенду и, наконец, не канули в вечность.

К моменту, когда Алая Звезда в третий раз сблизилась с Перном, на планете уже сложилась прочная политико-экономическая структура, позволяющая успешно бороться с регулярными бедствиями. Шесть Вейров – так стали называть лагеря всадников в кратерах потухших вулканов – взяли под защиту весь северный материк, разделив его на шесть областей. Остальное население должно было оказывать поддержку Вейрам, так как обитавшие в них бойцы не могли тратить силы и время на поиски пропитания – тем более, что в горах не было пригодной для обработки земли. В мирное время всадники растили драконов и обучали молодежь; во время прохождения Алой Звезды они сражались с Нитями.

В районах, изобиловавших естественными пещерами, в плодородных долинах рек росли города-холды. Некоторые из них, расположенные в стратегических точках, развивались особо стремительно. Чтобы управлять ими, бороться с ужасом и отчаянием, которые охватывали население во время атак Нитей, требовались сильные люди. Нужны были мудрые администраторы, способные организовать сбор и хранение запасов продовольствия – на тот случай, если урожай погибнет; опытные ремесленники, трудолюбивые фермеры, отважные мореходы. Людей, обладавших способностями к работе с металлом, умевших разводить животных, ловить рыбу, ткать, добывать руду – там, где она была, – объединили в Цеха. Каждый Цех включал несколько мастерских, расположенных, как правило, в самых больших холдах. Одна из них считалась главной – там ремесленники совершенствовали свое искусство, там обучали молодежь, передавая из поколения в поколение секреты мастерства. Чтобы лорды-правители холдов, на землях которых находились мастерские, не могли прибрать к рукам их продукцию, ремесленникам было предоставлено самоуправление. Они подчинялись только Главному мастеру своего цеха, которого выбирали из числа наиболее опытных и уважаемых Людей. Главный мастер полностью отвечал за продукцию цеха, ее качество и распределение; его мастерские работали для всего Перна.

Со временем, конечно, права и привилегии властителей холдов и Главных мастеров возросли; то же самое относилось и к всадникам, под защитой которых находились все поселения на планете.

Случалось порой, что из-за влияния остальных пяти спутников Ракбета Алая Звезда проходила слишком далеко от Перна и смертоносные споры не появлялись в его небесах. Такие периоды назывались долгими Интервалами. Во время последнего из них, Восьмого Интервала, наступила эпоха процветания. Люди осваивали все новые и новые земли, вырубали в неприступных скалах города, затем начали строить поселения в открытой местности. Занятые повседневными заботами, они предпочитали не думать об Алой Звезде – и, наконец, решили, что она перестала угрожать Перну.

В это время, примерно за десять Оборотов до начала нового, Девятого Прохождения, и начинается наша история про отверженных Перна…


ПРЕЛЮДИЯ

В конце Восьмого Интервала лорд Фэкс, владетель Плоскогорья, северо-западной территории обитаемого материка Перна, приступил к вооруженной экспансии в соседние районы. Он был жесток и честолюбив, и в скором времени под его властью оказалась значительная часть западных провинций. Имя этого могущественного человека, единственного лорда за всю историю Перна, проводившего открытую политику завоеваний, станет в будущем мрачной легендой. Он погибнет от клинка Ф'лара, бронзового всадника Бендена, но пока… пока он еще ведет свои войска от победы к победе.

Тем временем в горах Лемоса, в восточном Перне, происходили иные события.

***

– Он снова приехал, – сказала женщина, выглядывая из прорубленного в стене узкого окна; грохот копыт по булыжнику доносился уже от загона для скота. – Говорила тебе, он вернется. Ну, теперь погляди сам… в ее голосе звучал страх с ноткой какого-то болезненного скрытого торжества.

Сидевший у стола неряшливый человек бросил на нее презрительный взгляд. Желудок его был полон, хотя каждый проглоченный кусок он сопровождал мрачным ворчаньем. Конечно, каша – не то блюдо, которое может придать сил мужчине; покончив с ней, он твердо решил, что немедленно отправится на рыбалку.

Металлическая дверь распахнулась под сильным толчком и, прежде чем холдер вскочил на ноги, небольшой зал наполнился людьми с короткими мечами на перевязях. Вскрикнув от страха, женщина скорчилась у углу, у внутренней стены, судорожно прижимая к груди скомканный передник.

– Феллек, убирайся вон! – тон лорда Геденейса был холоден и резок.

Он стоял, засунув ладони под широкий кожаный пояс; тяжелый плащ топорщился на плечах, отчего фигура лемосского владетеля казалась массивней и шире.

– Вон? Вон, лорд Геденейс? – Феллек заикался, ноги еле держали его. – Я и сам собрался идти вон… надо наловить рыбы на ужин… – голос его напоминал скулеж побитой собаки. – Который день мы сидим на каше из вареного зерна…

– Твое пропитание – больше не моя проблема, – заявил лорд, окидывая взглядом жалкую обстановку сырого и грязного помещения; ноздри его дрогнули, уловив застарелый смрад запустения. – Ты четырежды не выплатил десятину – несмотря на великодушие моего управляющего. А ведь он дал тебе племенной скот и, когда сгнило твое зерно, не поскупился с семенами… Где теперь все это? В твоем ненасытном брюхе? Хватит! Вон, я сказал! Собирайте вещи и выметайтесь! Феллек был ошеломлен.

– Уходить?

Дрогнувший голос женщины повторил, словно эхо:

– Уходить?

– Да! – Лорд Геденейс отступил, сделав рукой жест в сторону распахнутой двери. – У вас есть ровно полчаса на сборы, а затем… – губы повелителя Лемоса презрительно искривились, когда он вновь оглядел запущенное жилище, – убирайтесь!

– Но куда же мы пойдем, господин? – с отчаянием воскликнула женщина, лихорадочно собирая кухонную утварь. Один из котелков выпал из ее дрожащих рук и со звоном покатился по полу.

– Куда хотите, – лорд повернулся на каблуке, отшвырнул ногой крышку котла, и вышел, жестом велев управляющему проследить за выселением. Раздался дробный топот копыт, и лорд Геденейс уехал.

– Но мы всегда жили под рукой Лемоса, – захныкал Феллек, скорчив жалобную мину.

– Это не значит, что Лемос готов вечно вас кормить, – бесстрастно заявил управляющий. – Каждый холдер должен обеспечивать свою семью и платить лорду десятину. – Он посмотрел на песочные часы. – Осталось двадцать пять минут. Затем – убирайтесь!

Громко всхлипывая, женщина заткнула уши, чтобы не слышать этот неумолимый приговор; собранная в передник посуда с грохотом рухнула на каменный пол. Феллек ударил жену, прорычав:

– Тащи мешки, дура! Сворачивай постель! Да пошевеливайся!

Выселение завершилось вовремя; Феллек с женой, шатаясь под тяжестью ноши, двинулись вниз по узкой дороге, прочь от холда. У поворота Феллек обернулся, бросив взгляд на место, где прожил немало Оборотов. Он увидел, что у хлева – его бывшего хлева, давно опустевшего, – стоит чужая повозка; в ней – женщина с младенцем на руках, рядом, на сиденье – старший ребенок. Он увидел аккуратно упакованные вещи, сильных тягловых скакунов, запряженных в постромки, крошечное стадо из трех голов молочного скота – животные были чистыми, ухоженными. Феллек выругался – грубо, яростно; потом толкнул семенившую впереди жену.

Шепотом он поклялся отомстить лорду Геденейсу – и всем остальным обитателям холда Лемос – за свое унижение. Они еще пожалеют! Он заставит их пожалеть – всех и каждого!

* * *

Владения Фэкса росли с каждым Оборотом; силой меча или с помощью выгодного брака он присоединил к Плоскогорью холды Кром, Набол, Кеог, Бален, Излучину. Наконец, настал черед древнего, богатого и процветающего Руата. Устрашенные владетели Тиллека, Болла и Форта, призвав к оружию всех крепких мужчин, готовились к обороне. На скалистых вершинах были сложены груды горючего камня для сигнальных костров, и быстроногие гонцы дежурили у каждого перевала, чтобы вовремя доставить весть о вторжении захватчиков. Постепенно все более и более отдаленные холды узнавали о нависшей над ними угрозе…

* * *

Грохот копыт, отраженный стенами ущелья, по дну которого вилась дорога, всегда предупреждал Доуэла о гостях.

– Скачет гонец, Барла! – крикнул он жене, отложив рубанок. Машинально поглаживая деревянный брусок, которому предстояло стать ножкой парадном кресла лорда Кэйла из Руата, Доуэл прислушивался к звукам, доносившимся с нижней дороги. Затем он недоуменно нахмурил брови – к его маленькому горному холду поднималась целая группа всадников – и быстро! Пожав плечами, Доуэл посмотрел на жену. Посетители из долины Руата бывали у них нечасто, а Барла любила гостей; и, хотя она не жаловалась, Доуэл иногда чувствовал себя виноватым из-за того, что увез ее в эту горную глушь.

– У меня есть свежий хлеб и ягоды, – Барла шагнула к коридорчику, что вел в кухню. Доуэл молча кивнул и направился к выходу. Наконец-то у них появилось достойное жилище, просторное и удобное – три зала, выбитых в скале на первом уровне, и пять комнат поменьше – на втором. Мастера из Руата вырубили и отличный хлев для его бегунов и двух тяжеловозов – с помощью этой запряжки он возил бревна из леса. Пришельцы – человек десять, – резко осадили своих скакунов на площадке перед дверьми холда. Один взгляд на их потные злые физиономии – и Барла инстинктивно спряталась за спиной мужа, от всей души желая, чтобы ее собственное лицо в этот миг оказалось перепачканным мукой или сажей.

Глаза предводителя прищурились, на губах заиграла плотоядная ухмылка.

– Ты – Доуэл? – не ожидая ответа, он спрыгнул на землю, бросив через плечо спутникам: – Осмотрите-ка тут все!

Сильные пальцы Доуэла сжались, словно в них была рукоятка топора. Он расправил плечи и, отыскав руку жены, сказал:

– Я – Доуэл. Кто вы?

– Мы из Руата. Теперь ваш повелитель – Фэкс.

Услышав быстрый вздох Барлы, Доуэл крепче стиснул ее ладонь.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.