read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Илья НОВАК


ГОРДОСТЬ РАСЫ




Карантинная планета с шатким, искусственно поддерживаемым климатом. Капризное растение, отрицательно реагирующее даже на радиопереговоры в атмосфере. Орбитальная база, набитая сверхдорогими клубнями и готовая либо ответить противнику огнем, либо взорваться. Жрец, управляющий сборщиками урожая в Парнике, дикие аборигены за границей Парника... А также агенты космопола, космические пираты и сотрудники враждующих спецслужб, готовые вцепиться друг другу в горло... Как развязать этот гордиев узел, предотвратить кровопролитную войну, которая просто уничтожит уникальные условия, сложившиеся на планете Регостан? А главное - стоит ли это делать?..


БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ? НЕ ВОПРОС!

Силовые методы решения конфликтов - это специфический прием жанра боевика. Нельзя, наверное, сказать точно, жанр определяет прием или наоборот, ясно только, что именно этот прием определяет тему и ее раскрытие. Тема одна - выживание, а раскрыть ее можно лишь двумя путями. Первый прекрасно и полно представлен в романе Льва Толстого "Война и мир", подобное решение неестественно и противно человеческой природе. Второй путь мы видим в романе Михаила Шолохова "Тихий Дон", в котором война, битва, борьба есть органичное свойство человека.
Илья Новак выбирает второй путь, однако идет дальше. В его мире агрессия не просто естественное, но необходимое качество. И не только на первоначальных стадиях эволюции, для защиты, в качестве основного средства выживания, но и как обязательное свойство для развития разумной особи и сообщества таковых.
В своих текстах Новак часто проявляет интерес к экспериментам с сознанием. "Гордость расы" - роман очень динамичный и наполненный событиями, с захватывающей интригой. Действие разворачивается в нескольких сюжетных линиях одновременно, создавая на протяжении большей части повествования сильное напряжение. Событийное пространство романа почти целиком состоит из постоянной угрозы жизням персонажей и их попыток сохранить жизнь. Погружение в это пространство приводит читателя в своеобразный мир, где отсутствует краеугольный камень человеческого сознания - этика, нравственность. Пространство борьбы и выживания - это мир вне добра и зла.
Однако так как для автора именно такой мир представляется нормальным, то, конечно, должно существовать что-то взамен, некая иная "этика". В "Гордости расы" основной категорией "иной нравственности" является полноценность, которая понимается как способность к выживанию, не только и не столько в природных, сколько в человеческих условиях. Человеческий (по терминологии автора - гуманоидиый), шире - мир разумной жизни - много опасней природного. В социуме (обитаемой вселенной, ойкумене) механизмы выживания подобны природным: все "едят" друг друга, поддерживая друг друга в тонусе и оптимальной численности. Выживание актуально на всех уровнях, от единичной особи до вида (нации, расы). Чтобы не выродиться, сообщество должно эволюционировать, осваивать все новые жизненные пространства. Полноценная раса агрессивна, она ведет экспансию, ведь растет ее численность, потребности и возможности.
Два полюса неполноценности в романе: креншикки и халгане. Миролюбивые, любящие всех, добрые, абсолютно лишенные агрессивности креншикки в силу этих особенностей являются существами недоразвитыми, инфантильными, тепличными, неспособными постоять за себя. В естественной среде обитания (по Новаку - "среде выживания") окружающее пространство постоянно меняется, и следует к нему приспосабливаться. Креншикки лишены гибкости, их сознание не имеет возможности подстраиваться под изменения. Они погибли бы, если бы их постоянно не спасал кто-то.
Халгане обладают повышенной агрессивностью, жестокостью, из-за которых, в конечном счете, замыслы их и терпят крах. Ведь прочие расы объединились против халган именно потому, что Властительная Халге неумеренно рвалась к расширению влияния в обитаемой вселенной. В обстановке, где сосуществует одновременно несколько крупных социумов, приходится зорко следить за усилением соседей, ведь подобное усиление в первую очередь означает ослабление прочих. Возможно, повышенная агрессивность связана с тем, что халгане утратили необходимую для дальнейшего развития гибкость сознания. Жители Властительной Халге "погрязли" в многочисленных ритуалах, контролирующих каждый шаг своих граждан, регламентирующих каждый момент жизни, все действия и отношения. А как сказал известный американский фантаст Вернон Виндж в статье "Технологическая сингулярность", "чтобы жить вечно, сам разум должен расти", "разум, замкнутый в одних и тех же границах, не способен жить вечно, спустя несколько тысяч лет он станет напоминать скорее бесконечно повторяющуюся закольцованную пленку, нежели личность".
Новак развивает эту идею по пути, предложенному Винджем. "Новая эра будет настолько иной, что не сможет вписываться в классические рамки противопоставления добра и зла. Такое понимание зиждется на понятии изолированных, неменяющихся разумов, объединенных тонкими связями с низкой пропускной способностью. Зато постсингулярный мир прекрасно вписывается в более значимую традицию эволюции и коллективности, зародившуюся давным-давно (может быть, еще до появления биологической жизни). Я думаю, что этические нормы, применимые в такую эпоху, все-таки есть".
В романе представлены несколько вариантов иных сознаний и разумов, в том числе коллективный.
На примере Бет-Заны из расы приживал хорошо видно, что состояние до-эго представляет собой в основном инстинкт самосохранения, из которого вытекают две основные интенции приживалы - сиюминутная потребность выжить и потребность обрести себя, найдя доминанту. Обретя личность и, таким образом, став частью социума, он вынужден защищать не только себя, но и общество. Параллели между механизмами выживания личности и социума очевидны, но как поведет себя общество, лишенное в своем составе одиночных эго?
Сообщество змей-коли не является расой коллективного разума. Хотя симбиотов можно заподозрить в чем-то подобном, ведь разумом обладает только один член симбиотической пары, и личностью считается именно тандем целиком. Разумность креича под сомнением, хотя именно из-за нее змеи-коли принимают участие в разрешении конфликта на Регостане. Однако участие представителей змей-коли невелико, действуют в основном гуманоиды. Возможно, у коллективного разума действительно иная этика и иные, следовательно, интенции? Или на этой ступени, чтобы не остановиться в развитии (ведь остановка уже сама по себе есть деградация), разуму не требуется постоянных столкновений со средой и себе подобными?
Еще одним экспериментом с сознанием можно считать сочетание человеческого, органического разума с механическим, электронным. О киборге стоит сказать особо, потому что он единственный, кто выходит в романе за рамки насущной необходимости, будь то забота о собственной жизни или выполнение своих обязанностей, в отличие от других участников конфликта. Аким действует ради мечты - что, конечно, довольно странно для полуживого существа, но очень трогательно. На фоне нечеловеческих экспериментов и чуждых сознаний киборг выглядит самым человечным.
Гуманоиды, казалось бы, остались при своем. "Существует набор мотивировок, заставляющий гуманоидов действовать, он примерно одинаков для всех... а потому легко поддается вычислению. Алчность, власть, себялюбие, гордость, фанатизм, скука..." Однако и среди них появились провозвестники новой этики. Андроид, спасающий себя, а заодно станцию, формулирует емко: "Категории этики типа "добра" и "зла" неприемлемы сейчас. Когда начинаешь делать что-то не из личных соображений, а ради борьбы с какой-то там этической категорией, получается только глупость"; "делать добро тоже следует только из личных соображений. В смысле, из соображений личной выгоды. Ты как бы рассчитываешь на теоретическое ответное добро. На благодарность". Его этика - своеобразный перевертыш ветхозаветной заповеди "око за око, зуб за зуб".
Итак, в далеком будущем на отдаленной планете Регостан и его орбитальной станции происходит борьба за крупную партию дорогостоящего товара. Бить или не бить? Не вопрос: конфликт мирным путем неразрешим. Вопрос - кто кого? Где та грань, за которой агрессия самосохранения переходит в агрессию насилия, уничтожения, движение вперед, эволюционное развитие - в экспансию? Авторский ответ - "чего тут думать, тут бить надо!". Когда смерть идет по пятам - а в романе над каждым персонажем висит постоянная угроза жизни, - некогда размышлять. Однако можно поразмышлять тогда, когда все кончилось. Если и халгане с их нечеловеческой жестокостью, и креншикки со вселюбовью - неполноценны, то полноценным будет целое, полное. Недаром креншикков называли "половинками".
И напоследок хочется помянуть тех, кто просто делал свое дело - как умел. Например, Каана Ушастого, который без громких слов спас многих. Или старого Архуду, который много говорил, все больше громкими словами, но сумел выполнить миссию - пусть даже сам ее придумал. И каждый из них по праву может считаться гордостью своей расы.
Ольга ЖАКОВА




ПРЕЛЮДИЯ: ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ


ГЛАВА 1
В рубке было тихо и полутемно, только свет экранов озарял три фигуры. Корабль назывался "Дебошир" и выполнял сейчас рейс для Торговых Домов Объединенной Земли. Экипаж состоял из четверых, штатный механик по имени Регос Кренча как раз находился в хвостовой части.
Капитан, коренной землянин, сидел, закрыв глаза и слушая частое постукивание, которое раздавалось рядом. В соседнем кресле расположилась круля, ящероподобная жительница планеты Пул'Гнуи и единственный пилот корабля. Ее чешуя зеленовато поблескивала в полумраке - нежный салатный цвет означал, что круля еще очень молода. Как и у большинства работавших в космосе соотечественниц, на ее верхних конечностях провели несложную хирургическую операцию. Пункт о таком вмешательстве всегда входил в стандартный договор, заключаемый работодателем с нанимаемой крулей. В результате она теперь могла похвастаться десятью подвижными пальцами, длинными и тонкими. На каждом поблескивали пластиковые ноготки. Ими пилот "Дебошира" иногда начинала постукивать по консоли управления.
Капитан вновь прикрыл глаза. Корабль, которым он командовал, относился к распространенному в федерации Оси типу акул, но с расширенными трюмами. Изначально он предназначался для разведки и скоротечных боевых действий, а теперь мог перевозить и грузы. Он уже совершил серию прыжков через изнанку космоса, и сейчас его автоматика в очередной раз корректировала курс.
Когда полет завершится и опасный груз из трюма акулы выгрузят... Неужели опять полет? Не открывая глаз, он улыбнулся. Нет, он останется на Земле и вообще больше не поднимется с ее поверхности. Как и трое остальных землян из экипажа акулы, капитан был уже в возрасте и справедливо полагал, что свое отлетал. Уния купцов, постоянный арендодатель "Дебошира", лишь на время переуступившая его Объединенной Земле (ОЗ), оплачивала полеты не слишком щедро. Но все же капитан за десятки лет сумел скопить сумму, достаточную для того, чтобы уйти на покой.
На консоли перед пилотом мигнул огонек. Круля подняла лапку, длинные пальчики замелькали, прикасаясь к сенсорам.
Третий член экипажа, суперкарго "Дебошира", взглянул на консоль и сказал:
- Кто-то пытается связаться с нами.
Круля что-то тихо засвиристела, когда тихий голос из динамика произнес:
"Важное сообщение, "Дебошир". У вас на борту находится резонансный разрядник максвелонитского производства. Их последняя разработка. Он сейчас сработает".
Голос смолк, алый огонек погас, и сидевшие в рубке уставились друг на друга.
- Что такое? - удивился суперкарго. - Резонансный разрядник? Это же...
Круля опять засвиристела.
Декодеры, пришпиленные к воротникам остальных членов экипажа, перевели:
- Если это правда, то он может находиться только в том большом контейнере.
Объединенная Земля готовилась к войне с халганами, и акула перевозила матрицы нового оружия - энергетических сеток. Торговые Дома ОЗ потребовали, чтобы груз был доставлен в кратчайшие сроки. Несколько сотен небольших контейнеров с матрицами одинаковых размеров... кроме одного. Громоздкий пенометаллический куб, снабженный лучевой защитой и размещенный на "Дебошире" перед самым стартом, находился в глубине трюма.
- Регос внизу, - сказал суперкарго. - Пусть он проверит?
На запястьях экипаж носил браслеты-переговорники, и капитан включил свой. Автоматический климат-контроль корабля работал исправно, но на лбу капитана выступил пот.
- Да, - откликнулся механик акулы. - Уже поднимаюсь. Что у вас?

Регос Кренча, пожилой землянин с бледным одутловатым лицом, прибавлявшим десяток лет к его истинному возрасту, одной рукой пригладил редкие волосы, а второй поднял газовый резак. Стоявший в углу трюма тусклый куб возвышался перед ним. Защиту контейнера Регос уже отключил и теперь принялся взрезать пенометалл. Это заняло немного времени, и, когда механик закончил, раздался тихий щелчок. Один из сенсоров его многофункционального браслета показал резкое изменение магнитного поля.
Кренча заглянул внутрь, уронил резак на пол и отпрянул. Его глаза расширились.
- Капитан! - заорал он, выскакивая из трюма.
На "Дебошире" было только два модуля-спасателя, шлюзы, через которые в них можно было попасть, находились недалеко от трюма.
На бегу Регос докладывал:
- Капитан, там действительно резонансный разрядник. Сломав защиту контейнера, я сам его и включил. Он сейчас сработает!
В космосе недалеко от акулы возникла спираль, отсвечивающая мягким ртутным блеском. Крайний ее виток сомкнулся в кольцо, а сердцевина заклубилась и исчезла. На ее месте появился большой транспортный корабль со множеством оружейных надстроек. Исходя из принятой в федерации Оси классификации, корабль принадлежал к типу спрутов.

Когда Регос упал в амортизационное кресло первого модуля, остальные члены экипажа еще бежали ко второму. Модуль автоматически включил стартовые системы, ожидая лишь последней команды.
Регос сказал в браслет:
- Я жду вас. Вы где?
- Нечего ждать! - прокричал капитан в ответ. - Стартуй!
Регос секунду помедлил и приложил палец к сенсорной панели на пульте управления. Позади пего мягко сошлись створки шлюза, спинка кресла опустилась - в этот момент остальные уже усаживались в кресла второго модуля. Регос закрыл глаза, и перегрузка вдавила его в кресло. Модуль успел наполовину выйти из короткой стартовой шахты, когда резонансный разрядник в трюме корабля сработал.
Вибрация мгновенно пронзила "Дебошир". Наблюдатели со спрута увидели, как корпус корабля словно смазался, потеряв четкие очертания, и... взорвался серебристым облаком.
Из этого облака вылетел модуль-спасатель, задняя часть которого превратилась в ком оплавленного металла.
Спрут принадлежал Халге, одной из заселенных земными эмигрантами планет галактики Жемчужного Пояса. В его рубке сидел властный хан Медард из правящего на Халге домена Стелпи и трое низших халган-пилотов. Властные ханы были хозяевами планеты, Медард руководил акцией в районе звезды Бенетеш. Именно он связался с "Дебоширом" и сообщил про резонансный разрядник. Хан, лицо которого покрывал толстый слой светоотталкивающего лака, с непроницаемым выражением наблюдал за серебристым облаком, медленно расплывающимся там, где раньше находилась акула. На сленге профессиональных наемников федерации это называлось "расплескаться" - пиковая резонансная волна нарушала атомарные связи, и материя превращалась в кисель.
Медард проследил взглядом за модулем-спасателем - тот летел прочь, вращаясь вокруг оси.
Властный хан повернулся к одному из пилотов:
- На нем кто-то есть?
- Датчики органики показывают небольшую массу, властный. Скорее всего - один человек.
- Мы можем сбить его?
Пилот помедлил, оценивая показания приборов. Модуль-спасатель уже исчез с экранов, лишь точка на радаре показывала его.
- Нет, властный. Возмущения от разрядника такой мощности сбивают настройки. Они не позволят прицелиться и...
Взмахом руки - на запястье, тоже покрытом слоем желтого лака, мелькнул широкий, покрытый изысканным барельефом браслет - Медард заставил пилота умолкнуть. Он задумчиво смотрел на экран. Звезда Бенетеш далеко, но одна из ее планет...
- Если даже тот, кто находится в модуле-спасателе, остался жив, - заговорил второй пилот, - ему не спастись. Вот эта планета... - Он вывел на вспомогательный монитор данные и прочитал вслух: - 111/23-9. Безымянная. Модуль попадет в ее гравитационное поле и разобьется.
- Безымянная? - повторил властный хан. - И необитаемая?
- Да, хотя климат схож с земным. Ее почти не исследовали. Отсутствие полезных ископаемых определили сканированием из космоса.
Медард помедлил, размышляя. Правящие домены Халге были кровно заинтересованы в том, чтобы груз акулы не достиг пункта назначения. Такое количество энергетических сеток могло пошатнуть равновесие сил и поставить Объединенную Землю выше Халге. Операция прошла удачно, а этот единственный уцелевший модуль... скорее всего, он нес в себе мертвеца. Но даже если кто-то из экипажа акулы спасся, он неминуемо погибнет, когда модуль войдет в атмосферу безымянной планеты.
- Хорошо, - сказал властный хан Медард. - Возвращаемся на Халге.
Регос Кренча не помнил посадки. Увидев на мониторе серый шар безымянной планеты, он успел надеть скафандр, а потом модуль попал в атмосферу, и Регос потерял сознание.
Очнулся он уже на поверхности планеты.


ГЛАВА 2
Рядом лежал перевернутый модуль с проломленным колпаком. После того, как Регос пришел в себя, несколько секунд в сознании царила очень ясная, звенящая пустота, а потом его захлестнула боль. Кренча вновь отключился. Обморок длился долго, может быть - несколько часов, может быть - сутки. Он вновь пришел в себя, успел оглядеться: вокруг все серо, какие-то кусты, изуродованный модуль, облака наверху... и вновь потерял сознание.
Потом ему стало чуть лучше, но ненамного.

Пища и вода находились рядом, но добыть их Регос не мог. Заевший при ударе клапан пережал трубку, по которой он мог втягивать питательную смесь из резервуара скафандра. Резервуар можно было вскрыть, но Кренча слишком обессилел.
Он лежал на боку, слева под прозрачным лицевым щитком мерцали датчики. Один налился синим цветом с небольшой примесью зеленого - это означало, что атмосфера кислородная, но содержит добавку какого-то незнакомого газа. Регос вцепился зубами в мундштук трубки и с силой втянул воздух. Ничего. Еда рядом, но - не достать. Он повернул голову в другую сторону, глядя вдаль. Серый мир. Кусты были бледно-зелеными, а просветы, иногда возникающие между облаками, - синими. Но серый цвет преобладал. Разглядывая поле, в которое упал модуль, Кренча повернулся еще немного - слишком неловко. От боли он прокусил пластиковый мундштук. Его глаза закатились.

Обе ноги были сломаны, а правая рука вывихнута. Он очнулся вновь, его сознанием владели два чувства: боль и жажда. Потом к ним добавился голод.
Регос лежал на левом боку, придавив здоровую руку. Скосив глаза вниз, он увидел разгрызенный мундштук возле своего подбородка и синюю шкалу атмосферного датчика. Почти синюю. Кренча застонал, поворачиваясь, и потянулся левой рукой к наружному пульту, утопленному в скафандр на груди. Тут же боль молнией прострелила позвоночник. Серое поле, зеленые кусты и небо в тучах смазались, растворяясь в черноте. Палец нашел нужную клавишу, вдавил ее. Регос потерял сознание, успев ощутить, как в специальном плечевом кармане зашевелился автономный паук-лекарь.

По контрасту с болью это показалось ему раем. Все тело онемело от обезболивающего, наркотик прояснил сознание и наполнил его морозной тишиной раннего зимнего утра. Регосу казалось, что в голове кружатся снежинки. Землянин лежал ногами к модулю, в двух метрах впереди рос куст.
Механический паук-лекарь тоже получил повреждения во время аварийной посадки. Вколов лекарства, он отключился, во всяком случае, Кренча не чувствовал его движений внутри скафандра.
Облака кружились над головой в бесконечном медленном хороводе. Боль прошла, голод и жажда тоже. В звенящей тишине Регос лежал неподвижно, по его щекам текли слезы. Весь экипаж погиб, а ведь он пролетал с ними больше десяти лет. С крулей - нет, крулю взяли на "Дебошир" недавно, она еще подросток и по меркам своей планеты, и по меркам ОЗ. Кренча зажмурился и несколько раз ударил лбом о щиток шлема.
Разница в том, что они умерли почти мгновенно, резонанс расплескал их тела, превратил в студии, смешал плоть с металлом и пластиком корабля... а ему предстояло умирать долго. Действие лекарств скоро закончится, кости ног от уколов не срастутся. Передатчик модуля, возможно, еще действует, но как до него добраться? Может быть, пока наркотик бурлит в его венах...
Кренча попытался встать, но не смог. От резкого движения защитная пелена ледяных снежинок, медленно падавших в сознании, всколыхнулась, отголосок боли проник сквозь нее... Регос замер в неподвижности.
Серое вокруг. Весь мир - серый. Он обитаем? На модуле Кренча не успел заглянуть в электронный каталог и выяснить это.
Все серое, и никакого движения. То есть никакого живого движения - кусты иногда шевелятся от ветра да облака ползут по небу. Вокруг целый мир, а он умирает внутри маленького мирка скафандра. Тишина. Только снежинки с шелестом падают в голове. Когда действие обезболивающего закончится, снежинки исчезнут, уступив место боли.
Серое - снаружи, синее и зеленое - внутри. Регос сосредоточился на шкале атмосферного датчика. Потянулся левой рукой к наружным затворам шлема. Отстегнул два из четырех - а потом рука опустилась на землю. Если бы только синее... Зеленый цвет с ядовитым оттенком означал присутствие в атмосфере планеты чего-то, что датчик скафандра определял как потенциально опасное для землянина. Он открыл еще один затвор, а потом все же передумал. Слишком опасно.

...Опасно для чего? Для жизни? Но он умирает. Голод и жажда заполнили тело, наркотик не мог заглушить их. В конце концов, что означает зеленый цвет на датчике? Может быть, это что-то безвредное... А может, вдохнув не прошедший через фильтр скафандра воздух, он забьется в судорогах, чувствуя, как жидкий огонь расплавляет легкие... В любом случае тогда он просто умрет быстрее. Кренча щелкнул последним затвором, шлем упал в траву, и землянин глубоко вздохнул.
Кажется, он опять потерял сознание. Очнулся от боли - действие лекарств заканчивалось. Но даже боль не избавила от голода и жажды. Кренча лежал ногами к модулю, не в силах хотя бы оглянуться на него. Краем глаза он видел облака над собой. Облака медленно ползли, между ними то и дело возникали синие просветы.
Лучи солнца упали на него, стало теплее.
Боль и голод усилились. Почему они не предвидели подобной ситуации? В скафандре есть оружие, газовый резак, емкость с пищей и водой, даже биотуалет в нижней части - но нет капсулы с каким-нибудь быстродействующим ядом.
Ветер зашелестел в ветвях куста, и Регос сосредоточил взгляд на растении. Тонкие коричневые ветки, прямые, пучком торчат из одного места. Листья узкие, длинные. На одной ветке что-то висит. Землянин сощурился, вглядываясь сквозь слезы, выступившие из глаз от свежего воздуха и ветра.
Зеленый клубень, размером меньше его кулака без перчатки скафандра. Да, перчатку тоже надо бы снять...
Правая рука была подвернута под тело и не действовала. Зубами Кренча отстегнул затворы левой перчатки и, прижав запястье к земле, снял ее.
В его голове опадали последние снежинки. Наполняющий сознание наркотический мороз отступал, боль нарастала. Клубень выглядел сочным и напоминал маленький земной кактус, только без игл.
Регос вцепился в траву и попытался ползти.

Пару часов спустя он дополз, сорвал клубень и съел его. Последние снежинки упали, и он потерял сознание от боли.
Но скоро очнулся. Пить почти не хотелось - в клубне была какая-то влага, - и голод притупился, но не исчез. Регос чувствовал себя лучше. Он даже смог приподняться, упираясь в землю левой рукой, и увидел за кустом заросли. И клубней там множество. Кренча лег и долго лежал, плавая в океане боли, которая нахлынула после его усилий. Водовороты, омуты боли, сознание покрыто ими, как нарывами. Вулкан боли извергает огненную лаву, Регос купается в этом вулкане, только красно-оранжевая взвесь перед глазами, она то опадает кровавой росой, то взлетает, бьется изнутри в черепную коробку... Землянин пополз дальше, схватившись одной рукой за куст, волоча ноги и правую руку.
Из-за того что действовала одна рука, ползти он мог только наискось. Поэтому путь до зарослей стал длиннее и занял очень много времени. Ну и что, спешить некуда, все равно он умрет...
Регос дополз и съел еще три клубня. Потом потерял сознание.
Облака кружились над головой, просветы возникали и исчезали, синее - серое, синее - серое... Планета тоже кружилась, и звезда Бенетеш, но по куда большему кругу - она вращалась вместе со всеми звездами галактики Жемчужного Пояса, и вся огромная пангалактика Оси вращалась... в центре кругов лежал Регос Кренча.
Отстраненно, вдали от всех, в сердце бесконечного мира, он лежал, прислушиваясь к мерному шуму. Звуки со всех сторон сливались, облака терлись друг о друга боками, сталкивались кометы и метеориты, переговоры десятка населяющих пангалактику рас создавали полуосмысленный фон. Планеты с тихим свистом неслись по окружностям, гудела энергия в звездах - Регос лежал и слушал.
Он уже не умирал.

* * *

Позже он понял, что это были видения. Ядовито-зеленая полоса на шкале датчика показывала присутствие в атмосфере какого-то летучего галлюциногена. Но видение прошло, и он пополз дальше - наискось, обрывая с кустов зеленые клубни. Боль то накатывала кровавыми волнами, то отступала. Прилив - отлив - клубень, прилив - отлив - клубень... Он стал часто и подолгу засыпать, но почему-то, когда он бодрствовал, вокруг всегда был день. То ярче, то тусклее, но свет звезды Бенетеш постоянно сочился сквозь облака.
Видения возвращались, впрочем, они были нестрашными. Иногда Регос разговаривал с клубнями, иногда - с членами своего экипажа, фигуры которых появлялись из зарослей.
Это длилось много дней, месяцев, лет, веков. Он полз наискось, ел клубни и слушал галактику. Галактика ждала, но чего - Регос Кренча понять не мог.
В последний раз он заснул и проспал очень долго, ему показалось - много лет. Во сне весь экипаж "Дебошира" собрался вокруг него, они разожгли костер и сидели, вспоминая прошлое, полеты и планеты, на которых довелось побывать.
Позже оказалось, что он полз по кругу.
Проснувшись, Регос встал, сделал два шага и вышел из зарослей к кормовой части модуля.


ГЛАВА 3
Двое, которые летели на мурене "Китти", принадлежали к Лиге, почти официальной организации пангалактических контрабандистов. Одного звали Лого Ваттан, второго - Прион Де Фес. Оба принадлежали к нациям земного корня [См. примечания.], первый был мальтийцем, а второй - потомком эмигрантов с планеты Максвела.
Земляне давным-давно расползлись из Млечного Пути по двум другим галактикам, входящим в федерацию Оси, и на некоторых планетах иная среда обитания оказала сильное влияние на физиологию переселенцев. Мальта, где родился Лого Ваттан, имела двойное тяготение по сравнению с земным. Столетия жизни на ней привели к возникновению низкорослой, коренастой, ширококостной и очень выносливой нации.
Максвелониты, как и мальтийцы, оставаясь гуманоидами и нацией земного корня, лишились всех волос на теле, а взамен приобрели красную пигментацию кожи и пять крупных шишек, симметрично располагавшихся на черепе.
Они удачно дополняли друг друга и составляли неплохую пару. Мальтиец Лого Ваттан - низкорослый, широкоплечий, медлительный в движениях и постоянно настороженный - угрюм и ворчлив. Он казался тугодумом, но впечатление было обманчивым. А максвелонит Прион Де Фес высок, изящен и подвижен.
"Китти" летела без груза и возвращалась из галактики Лошадиная Голова.
Носовая часть мурены увенчана зазеркальным навигатором - устройством, позволяющим передвигаться в "зазеркалье", изнанке космоса. Мурена вышла из Зазеркалья для корректировки курса, когда ее системы уловили сигнал.
Лого Ваттан, выслушав сообщение, по привычке нахмурился и зычно крикнул:
- Иди сюда. Кажется, у нас неприятности...
В вогнутом экране он увидел отражение вошедшего в рубку максвелонита. Прион был одет в красные шаровары с бахромой и легкую кольчугу из плотно подогнанных матовых дисков. На ногах мокасины из синтетической кожи, на голове красный платок, под которым рельефно проступали шишки. Сам Ваттан предпочитал обычный черный комбинезон и ботинки на магнитных застежках.
- Что? - спросил Прион, усаживаясь во второе кресло.
- Видишь эту планету? Оттуда кто-то передает призывы о помощи.
- Ну? - удивился максвелонит, наклоняясь вперед. - А кто именно?
- Какой-то Регос. Регос Кренча. Просит забрать его. Что скажешь?
Прион наморщил лоб:
- Как "что"? Конечно, мы должны помочь...
- Вот то-то и оно... - Ваттан в досаде хлопнул себя ладонью по мощному бритому затылку. Он, пожалуй, плюнул бы на это дело и после корректировки курса дал команду на следующий прыжок. Но они летали вместе уже давно, и Лого успел хорошо изучить характер напарника - максвелонит просто не мог не откликнуться на призыв о помощи.
Сейчас спорить не имело смысла. Они выполнили работу, оплата, скорее всего, уже перечислена на их счет - как и проценты от оплаты, положенные Лиге. "Китти" без особой спешки возвращалась на станцию "Зеро", базу в центре галактики Жемчужного Пояса. Их никто не преследовал, кораблей двух самых влиятельных врагов Лиги контрабандистов - космопола и УК, Унии купцов, в ближайших окрестностях не наблюдалось.
Поэтому Лого не стал спорить и этим перевернул всю историю федерации Оси.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.