read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Лина Тимофеева


Последний дракон





Тимофеева Л. Последний дракон: Фантастический роман.- М.: АРМАДА: "Издательство Альфа-книга", 2004.-409 с: ил.- (Магия фэнтези).
Десять лет мирного правления принца Хельви в Верхате прерваны неожиданными событиями: император Раги Второй хочет отправить его за головой дракона в Черные горы. Только изловив волшебного зверя, человек сможет жениться на дочери императора, прекрасной Сури. Однако далеко не все Младшие жаждут видеть Хельви па тропе. Враги принца объединяются, чтобы не дать ему вернуться с опасного задания. Да и возможно ли отыскать в Черных горах драконов? По мнению воинов из дозорных отрядов, регулярно патрулирующих беспокойное предгорье, они давно исчезли с липа земли.

ГЛАВА 1

"В те времена, когда империи Младших еще не было и в помине и в густых лесах Западного края прогуливались боги, печальная история произошла с кравчим Дакосом и ключником Жашем. Были они богами и прислуживали светлой деве Ласве, в густые волосы которой был вплетен солнечный свет. Ни один смертный не мог не только приблизиться, но даже посмотреть на богиню Ласву, не зажмурившись. Именно она несла чудесный первозданный свет миру, в котором и растения, и животные, и Младшие были сильнее, выше и красивее, чем те, что живут ныне. Когда Ласва с утра открывала глазки, предупредительный светлый бог Дакос брал ее за ручку и отводил по высокой хрустальной лесенке на пышно взбитую белую тучку на небе. Там ждал богиню накрытый стол и чудесные прислужники, и сам Дакос наливал в золотой кубок светлой девы божественное вино всех цветов радуги. До полудня продолжалось веселье, и затем кравчий покидал богиню, уступая место своему брату - темному богу Жашу. В обязанности Жаша входило ублажать Ласву до самого вечера и затем помочь ей осторожно спуститься по хрустальным ступеням обратно на землю, где была уже подготовлена для нее кровать. Небесные же покои Ласвы Жаш запирал на золотой ключ, дабы никто не мог вторгнуться в них во время отсутствия владелицы. Так продолжалось много тысяч лет, а братья не старели и не уставали от своей работы, потому что они были богами.
Но в один прекрасный вечер, прогуливаясь по лесам Западного края, божественный кравчий Дакос встретил девушку чудесной красоты. Ее волосы переливались в лучах уже начавшей спускаться с небесной лестницы Ласвы словно золотые нити, лицо было белое, как самое нежное облако на небе, а глаза синие, как вода в священном колодце богини Зорь. Однако красавица не была богиней- она сказала, что зовут ее Ашух и она дочь пастуха Аште, который вырубил небольшую делянку в этом лесу, построил дом и разводил коз. Боги хорошо относились к Младшим, однако никто никогда не ставил смертных на одну ступень с бессмертными. Поэтому Дакос сам удивился тому восхищению, которое вдруг вызвала в нем Младшая, но не признался в этом Ашух, а предложил девушке гулять по лесу вместе. Как бог, он мог принимать любой образ. Прислуживая Ласве, он проплывал над землей в виде белого орла, однако для прогулок со своей новой знакомой делался похож на Младшего - прекрасного юношу в богатых шелковых одеждах.
Как долго продолжались эти встречи, никто из живущих ныне не знает об этом точно, однако со временем Дакос замечал, что кожа на лице у его прекрасной спутницы становится грубее, а блестящие волосы тускнеют. Только бирюзовые глаза горят так же ясно, как в момент их первой встречи. Обеспокоенный Дакос спросил, не случилось ли несчастья с Ашух и не может ли он помочь.
- Нет, господин мой, ты ничем не можешь мне помочь. Это не беда и не проклятие, это просто наступающая старость. Младшие смертны, в отличие от богов. Поэтому от меня останется лишь горстка праха, а ты будешь вечно отводить свою прекрасную госпожу по хрустальной лестнице на небо,- отвечала Ашух.
Однако Дакос, потрясенный мыслью о скорой разлуке с Младшей, которую сильно полюбил, поклялся Ашух. что не потерпит ее ухода. Листья и цветы, сказал он, могут умирать каждую осень, но ты не цветок и не дерево, ты создана по образу богов и будешь жить вечно. Ашух не обратила внимания на эти слова Дакоса - она его слишком любила и готова была до конца своих дней сопровождать светлого бога в его прогулках, каждое утро вырывая предательские седые волоски из своей пышной косы. Пастух Аште давно махнул рукой на упрямую дочь, которая не желала выходить замуж, хотя женихи частенько приезжали в их лес, прослышав о красоте невесты.
А Дакос, который всерьез вознамерился одарить свою возлюбленную бессмертием, обратился к своему брату Жашу за советом. Ключник Жаш с недоумением выслушал светлого бога, потому что не мог понять, какую ценность может представлять Младшая. Однако в глубине души он давно имел зуб на братца - Жашу хоть и нравилась его служба, но он считал, чтсгу Дакоса она гораздо легче: утром богиня Ласва всегда находилась в добром настроении, шутила и смеялась, с удовольствием поднимала кубок, который наполнял Дакос. Зато к вечеру уставшая и отяжелевшая дева угрюмо смотрела на мир, могла обжечь своими лучами зазевавшихся прислужников, и Жашу не раз приходилось на собственной спине тащить красавицу с лестницы, потому что, перебрав радужного вина, она еле перебирала ногами. Правда, спина у темного бога была крепкой и широкой - прислуживая Ласве, он принимал вид черного дракона. А ведь после столь утомительного спуска божественному ключнику следовало подниматься еще раз, чтобы запереть небесный покой. Тем не менее, пообещав Дакосу подумать над его бедой, Жаш решил, что судьба дает ему верный шанс навсегда избавиться от везучего брата.
- Я знаю, как помочь твоей Ашух,- сказал он, встречаясь с Дакосом в очередной раз у священного колодца богини Зорь,-Дай ей напиться того вина, которое ты так щедро наливаешь нашей светлой деве Ласве. Я точно знаю, что этот напиток сохраняет вечную красоту богини света. А Младшей он должен обязательно дать божественное бессмертие.
Дакос сердечно поблагодарил брата и на следующее утро, разливая вино в золотой кубок Ласвы, капнул себе в глаз немного волшебной жидкости. Вернувшись в полдень домой, он взял небольшую белую чашу и выплакал туда похищенное вино богини. Обрадованный тем, что все прошло удачно, он бросился на встречу с Ашух и протянул ей драгоценный подарок. Младшая была немало смущена, однако Дакос сказал, что, испив чашу, она сможет остаться его вечной спутницей, и это решило дело. Ашух приняла чашу и залпом выпила вино Ласвы. И в тот же миг светлый бог замертво упал на землю, Коварный Жаш не сказал ему, что кравчий, разливающий напиток бессмертия, не может предлагать его смертным существам, иначе им достанется и вся чудесная сила бога.
Однако богиня Ласва в тот момент, когда растерянная и испуганная Ашух горько рыдала над телом возлюбленного, случайно взглянула со своего пиршественного поднебесья на землю. Маленьким золотым жаворонком нырнула она вниз, погрузив весь мир в темноту. Напрасно Жаш и прислужники в кромешном мраке искали светлую деву на небе - божественный жаворонок опустился прямо на колени Ашух и спросил, что произошло со светлым кравчим солнечной девы.
Глотая слезы, Ашух поведала богине все, что случилось с ней и ее любимым, рассказав и о роли темного бога Жаша во всей истории, о которой она знала со слов Дакоса. Ласва разгневалась так, что золотое оперение жаворонка раскалилось докрасна. Молча схватила она Ашух за золотую косу и взлетела вместе с девушкой на небо. Младшая решила, что настал ее смертный час, однако волшебный напиток и сила Дакоса действительно совершили чудо - Ашух стала бессмертной. Теперь ее красота стала вечной, и она могла увидеть истинный образ девы Ласвы, которая сбросила с себя перья жаворонка и превратилась в могущественную богиню. Ашух склонила перед ней голову.
Жаш, увидев Младшую, понял, что Дакос мертв и что светлой Ласве известно, кто подстроил это убийство, В ужасе метнулся он на землю, пытаясь укрыться от разящих лучей богини, но они настигли черного дракона. Жаш взревел так, что могучие ели на земле трещали и пригибались к земле, как тростинки, и его разорвало на тысячу маленьких кусочков. Однако, уничтожив коварного братоубийцу, Ласва забыла, что божественный кравчий был наделен бессмертием. Поэтому останки бога-дракона не истлели в земле, а дали жизнь новому племени Младших, которое вскоре заселило высокие горы мира богов.
Ласва предложила бессмертной Ашух исполнять обязанности кравчей, но бывшая Младшая отказалась от такой чести. Больше всего ей хотелось вновь стать смертной, чтобы уйти вслед за своим мертвым возлюбленным, сказала она богине. Тем не менее Ласва, хоть и была величайшей из богинь, не могла подсказать ей средства, как исполнить такое странное желание. Поэтому Ашух в одиночестве спустилась по хрустальной лестнице на землю и ушла в тот лес, в котором они с Дакосом так любили прогуливаться на закате дня. В память о своем прекрасном возлюбленном велела она горным карлам сделать ей венец из золотых цветов и листьев. Бывшей Младшей и этим блестящим, никогда не вянущим бутонам и листьям предстояло существовать до конца времен.
С тех самых пор лес Ашух стал необычным местом. Он привлекал не только Младших, но и богов - сюда приходили они бродить по чуть различимым тропам, пока время их не истекло и они окончательно не ушли с земли Младших. Однако Ашух не последовала за богами. Она навсегда растворилась среди деревьев родного леса, и порой ее светлая тень в золотом венце мелькает в полдень среди деревьев. Никто из Младших не смеет нарушить покой лесной девы. Лишь много веков спустя альвы, в империи которых оказался в результате многочисленных войн лес Ашух, построили для нее прекрасный подземный купол с усыпальницей. Там, по словам лучших магов императора, лесная дева могла наконец обрести приют после всех лет скитаний".
Прекрасная легенда, подумал человек, едущий между Деревьев леса Ашух. Каждый альв, даже самый последний пастушонок из Западного края, увидев его ладную фигуру, тотчас бы узнал императорского наместника из Западного края и правителя Верхата Хельви Щедрого, как почтительно называли его местные жители. Ни доспех, ни кольчуга не прикрывали грудь правителя - все знали, что когда-то давно он принес клятву никогда не носить защиту. Говорили, впрочем, что после схватки с хозяином холмов - страшным чудовищем, которое пожрало немало императорских воинов во время короткой войны с отступником Ривом,- Хельви уже не могла повредить обычная сталь. Наместник слышал эти разговоры, однако помалкивал. Тот, кто сумел пройти через кровь хозяина холмов, должен бояться только себя, глубокомысленно говорили седоусые альвы, сидя за широкими столами в местных трактирах, а молодежь молча глядела им в рот. Совсем немного лет провел Хельви в Верхате, однако ни один из бывших правителей города до него не мог похвастаться таким обилием слухов и сплетен о себе, любимом. И неудивительно: молодой, бесстрашный воин не был похож на своих предшественников. Во-первых, он был человеком. Хотя империя альвов изначально создавалась при участии нескольких племен Младших и альвы никогда не отказывались иметь дело с людьми из королевства Синих озер, откуда родом был Хельви, однако отношения с соседями были напрочь испорчены после так называемых войн Наследников. Правда, эти войны закончились лет пятьсот назад, но альвы жили дольше людей, и пять веков для них были не таким уж большим сроком. Ну а люди - они известны своей злопамятностью. Тот факт, что несколько родовитых кланов альвов участвовали в Последней войне Наследников на стороне принца Халлена Темного, который попытался отобрать престол у своего кузена, законного короля Хамеля, крепко запал в голову ближайшим королевским советникам - великим магам и чародеям, которые входили в Совет Мудрых. В результате Младшие были объявлены врагами людей, границы были навсегда закрыты, хотя и прежде их нельзя было назвать многолюдными,- непроходимые буреломы и топи разделяли империю альвов и королевство Синих озер, и по обе стороны местные жители благодарили теперь ушедших богов за эти естественные заслоны.
Именно поэтому появление человека, да не одного, а целых двух, да еще в сопровождении ужасной гарпии, так поразило альвов несколько лет назад. Западный край тогда переживал нелучшие времена - глава семьи Красных петухов господин Хате много лет правил в Верхате, однако ни один странник, на свою беду забредший на берега Серебряного потока, не смог выбраться обратно. Ничего конкретного местные жители не знали, могли только предполагать, что всех неизвестных путников хватают и доставляют в дом Хате, а там они бесследно исчезают. Но со странными пришельцами дело обстояло иначе - они не только по приказу Красного петуха побывали в заброшенной усыпальнице Ашух в центре проклятого леса, но и вернулись после столь славного похода в Верхат, чтобы оплакать внезапную смерть Хате, а затем отправились в Гору девяти драконов - столицу империи,, пред светлые очи самого императора Раги Второго. Людей взялся сопровождать один из лучших воинов из личной гвардии его императорского величества по имени Тар.
Что именно случилось во дворце в Горе девяти драконов, обитатели Верхата не знали, но после отъезда людей и Тара во владениях Красного петуха начались ужасные события. У Хате внезапно объявился наследник по имени Рив, который перебил при помощи враждебных тварей оставшихся в городе воинов. Глава общины Верхата дрожащими от ужаса руками вручил безумцу ключи от города и тут же велел согражданам собирать нехитрый скарб с семьями и бежать подальше от городских ворот. Дальнейшие события показали, что радетель интересов горожан не ошибся - через пару дней Верхат запылал. Впрочем, готовые к самому страшному обороту дел жители сумели спастись на соседних холмах. Рива немедленно обвинили в поджоге, но желающих преследовать проклятого колдуна не нашлось. Некоторые чересчур высоколобые альвы - а высокий лоб считается в империи признаком ума и благородного происхождения -уверяли, что сам по себе Рив был неспособен устроить такую заварушку. Однако, несомненно, ему помог маг, причем не кто иной, как печально известный Черный колдун - настоящий злодей, поддерживавший во время войны Наследников принца Халлена, а после его кончины сбежавший из королевства людей и просивший убежища у тогдашнего императора альвов Аста.
Как бы то ни было, на поимку коварного поджигателя и его злого помощника из Горы девяти драконов был прислан отряд воинов во главе с Таром, Хельви и придворным магом Базлом. В результате нескольких кровопролитнейших схваток с нечистью, которую бросили на Младших и людей отступники, от отряда осталось не более пяти десятков воинов. Им удалось проникнуть в усыпальницу Ашух, где укрепились преступники. Вот только взять их живыми не удалось - своды пещер рухнули в самый последний момент, погребя под собой тела мятежников. Герои же, с трудом спасшиеся из-под завала, были сами едва живы: Тар практически не дышал, у Базла было изуродовано лицо и правая рука, а Хельви, вступивший в единоборство с хозяином холмов, был покрыт ожогами от ядовитой слизи, которая, как известно, находится под липкой черной кожей монстра.
К счастью, придворный маг Базл оказался неплохим лекарем. Всего за несколько недель он поднял на ноги друзей и справился с собственными увечьями, хотя говорили, что некоторые дамы при виде Базла падали в обморок. Император Раги Второй на радостях по поводу быстрой победы назначил Хельви наместником Западного края и правителем Верхата, тем более что законных наследников у Хате Красного петуха не осталось.
И тут человек по-настоящему удивил альвов. Они были готовы к поборам и грабежам, которые нередко устраивали своим подданным бывшие владыки Верхата. На это закрывали глаза - лишь бы был мир на земле, а к остальному можно привыкнуть, говорили альвы. Так что горожане сожженной столицы Западного края, унесшие, что и говорить, немало золотых слитков в том "нехитром скарбе", который собирали в течение нескольких дней перед пожаром, были изумлены, когда новый наместник предложил им общими усилиями восстановить Вер-хат И Хельви не обманул подданных - при помощи бесконечного потока писем в столицу, предельной экономии и толкового контроля за выполнением работ он сумел добиться того, что император изрядно профинансировал строительство. Только благодаря грамотным действиям наместника, который мог быть и по-королевски изыскан, и спать на голой земле, Верхат отстроили в три года и превратили его в настоящую крепость. Городские стены укрепили каменной кладкой и бойницами. Сложная система внутренних лестниц позволяла гарнизону в считанные минуты занять оборону. Широкие улицы с тротуарами были вымощены красивой красной плиткой, повсюду разбиты чудесные парки и сады. Высокие фонтаны выпускали в небо струи чистейшей ледяной воды из Серебряного потока, русло которого немного изменили, чтобы река проходила через город.
Альвы, которые славились умением возводить прекрасные мосты, восприняли наличие водной артерии в городе как руководство к действию. Буквально через год через довольно узкое русло Серебряного потока, который открыто протекал всего в двух кварталах Верхата, было перекинуто с десяток мостиков, один другого оригинальнее и изящнее. В дело был вынужден вмешаться наместник, который выпустил указ, запрещающий строить новые переходы через городскую часть реки под угрозой вечного изгнания - вода в Серебряном потоке начинала застаиваться от огромного количества столбов и перегородок, державших мосты. То и дело в реке случался затор, поэтому Хельви был вынужден даже создать специальную службу, которая занималась очисткой дна от мусора и ила.
Впрочем, указ наместника не вызвал народных волнений. Альвы искренне уважали странного человека, волей судьбы оказавшегося их правителем. Младшие верили ему и знали, что в случае опасности он не оставит их в беде. Тот факт, что они не ошибались в наместнике, подтверждали и несколько добрых знамений, которые произошли в Западном крае с момента прихода Хельви к власти. Во-первых, откуда-то из-под земли к альвам вышло древнее племя сванов. Хотя незнакомых пришельцев сперва побаивались и кое-кто даже пустил слух, что они состояли на службе у Черного колдуна, однако наместник в обиду сванов не дал, и правильно сделал. Сваны оказались прекрасными архитекторами. Новый Верхат был построен по их планам. Кроме того, они проектировали замок наместника - и создали, по словам всех, кто гостил у Хельви, настоящее произведение искусства. После того как строительство города было закончено, часть сванов осталась жить здесь же, в отданном им благодарными альвами квартале. Однако в Горе девяти драконов тоже прослышали про строителей-кудесников, и знатные придворные пожелали иметь модных архитекторов у себя. Так что большая часть сванов перебралась в Столицу и активно занималась возведением дворцов и замков для ближайшего окружения Раги Второго.
Вторая добрая примета, по мнению альвов, состояла в том, что лес Ашух, в который еще во времена Хате Красного петуха забредали только вооруженные воины сторожевых отрядов, да и то следуя только по хорошо знакомым дорогам, неожиданно перестал убивать случайных путников и даже позволял местной ребятне собирать ягоды и грибы. Конечно, дурная слава этой чащи никуда не делась, и альвы старались без серьезной причины не заходить в дебри Ашух, однако тот факт, что лесная дева сменила гнев на милость, был налицо, Младшие напрямую связывали ее благоволение с нежданным появлением в Верхате Хельви, которого, как уверял старший повар в замке наместника, ближайшие соратники называли принцем. Был ли он действительно из царственного рода - и если да. то какой земли, альвы не знали.
Хельви бережно сложил небольшой плотный листок бумаги, на котором аккуратным мелким почерком Базла была записана легенда об Ашух, и убрал в простую пастушью сумку, висевшую у седла. История о златокудрой деве была совсем недавно разыскана верным другом, кудесником и страстным любителем чтения Базлом в библиотеке Хате Красного петуха, чудом уцелевшей во время пожара в Верхате. Маг пропадал там целыми днями, и неудивительно - он был глифом, а они-то от рождения любят книги и готовы всю жизнь просидеть над толстыми манускриптами. Хотя Базл со смехом уверял, что является в своей семье отрезанным ломтем и считается безумцем, который решил сделаться не хранителем библиотеки, а волшебником, видно, природные наклонности брали свое. Сури понравится эта история, подумал Хельви, пусть даже изложенная причудливым слогом мага. Необычный хлюпающий звук привлек на секунду его внимание.
Впрочем, наместник не вздрогнул, не дернулся, не повернул головы, и даже, кажется, не изменилось выражение его лица. Незаметным движением он лишь слегка подтянул ножны, лежавшие вдоль левого бедра. К удивлению своих подданных, Хельви был правшой. Чья-то легкая тень быстро мелькнула за деревьями. Странно, она передвигалась достаточно быстро, однако на гарпию не похожа, подумал Хельви и начал беззаботно насвистывать. Враг, прячущийся в густой листве, должен быть уверен, что перед ним безобидный путник.
Еще одна ветка хрустнула совсем близко, и Хельви аккуратно положил ладонь на шершавую, холодную рукоятку меча. Впрочем, махать клинком наместнику не довелось. Большая еловая шишка - откуда только и нашлась в лиственном лесу - вылетела из кустов и звонко шлепнула его по лбу. Из леса раздалось хихиканье. Неужели дети резвятся, озадаченно спросил себя Хельви и тут же отверг эту идею, Детвору в эту чащу разве что палкой загонишь, они и ягоду-то берут только по берегам Серебряного потока, а реку наместник давно оставил позади. Да и не сезон сейчас по грибы или по ягоды ходить- весна только-только вошла в силу. Кроме того, представить себе местных детишек, у которых хватило бы духа швырнуть в вооруженного воина шишкой, он не смог.
Приграничные жители воспитывались в уважении к дружине. Они знали, что не смогут самостоятельно отбить нападение сколько-нибудь серьезного врага. История с Ривом была еще свежа в их памяти. Наконец, они прекрасно осознавали смысл и назначение оружия и представляли себе, что обстреливать ради забавы шишками вооруженного человека - занятие совсем небезопасное.
Эти мысли мгновенно пронеслись в голове Хельви. Значит, перед ним все-таки нечисть. Он круто остановил своего невысокого, местной породы конька, выхватил меч и споро поскакал к большому серому камню, который виднелся за деревьями, хотя и был почти полностью прикрыт высокой жесткой травой. Конь жалобно заржал - нестись через кусты леса Ашух нравилось ему гораздо меньше, чем скакать по ровной, привычной дороге. Наместник чуть ослабил вожжи и подъехал почти вплотную к камню.
Он был очень необычным - бугристым, как будто обрубленным сверху, больше похожим на древний окаменевший пень, решил Хельви. Именно отсюда донеслось хихиканье нечести. Неужели протин, восхитился наместник, который из многочисленных жалоб и донесений знал, что в последнее время в лесу участились нападения протинов. По этому поводу он даже просил Базла составить ему описание этих чудовищ, хотя имя их было смутно знакомо Хельви. Вполне возможно, что Айнидейл, его наставник в период обучения на Зеркальном озере, рассказывал что-то о протинах, однако годы, прошедшие с того времени, надежно убрали из памяти наместника все мелочи, которые могли бы отвлечь правителя от более важных вещей.
К счастью, дотошливый Базл. покопавшись в старинных книгах, составил вполне грамотное описание нечисти, и Хельви сейчас оставалось только припомнить, что именно там было написано. О том, что протин чаще всего является перед странником в виде большого, старого пня, он знал. Что еще? Кажется, коварный лесной житель боится воды и любит кататься на лошадях, особенно чужих Любит зло подшутить над безобидными путниками. Очень любит напугать несчастную жертву до смерти. Конечно, со взрослым ему не справиться, а вот детишек протин вполне может убить - задушить, навалившись всем телом. Достоверно известно, что мясо он не ест и кровь, в отличие от тех же гарпий, не пьет, а значит, злодейства совершает лишь из природного озорства. Спасибо, Базл, негромко шепнул наместник.
- Ну что затаился? Выходи, поговорим, а то у меня мало времени, я спешу. Давно хочу посоветоваться с тобой насчет парочки очень важных вопросов,- громко сказал Хельви.
Он вспомнил, что протина должно отличать еще и острое любопытство, и решил воспользоваться этим качеством, чтобы выманить противника из его укрытия. Однако тот, по всей видимости, не спешил появляться на глаза.
- Можешь говорить оттуда, где стоишь. Я прекрасно слышу тебя,- раздался в ответ скрипучий голосок.
- Для того чтобы задать тебе эти вопросы, мне обязательно нужно видеть тебя,- проникновенно продолжал Хельви.- Иначе откуда мне знать, что отвечать будешь именно ты, а не кто-то другой? Поторопись - вопросы и впрямь чрезвычайно серьезны!
Камень, или окаменевший пень, как-то странно затрясся и вдруг опал в густую траву. Через несколько секунд на том месте, где он стоял, не осталось и следа от пребывания протина. Хельви на всякий случай попытался направить своего похрапывающего от ужаса конька в сторону от зарослей осоки, но тут очередная шишка со стуком ударила его по уху.
- Не там ищешь! Холодно, холодно! - И заливистый, скрипучий смешок смолк в вершинах деревьев.
- Кажется, ты решил поиграть со мной,- ласково сказал Хельви, потирая ушибленное ухо.- А ведь мне действительно нужен твой совет. Есть одна загадка, которая просто не дает мне покоя, и я подумал, что именно ты мог бы помочь найти ответ на нее
- Спрашивай! -раздалось откуда-то из кустов.
- Что ясно, как солнце, но светит и днем, и ночью? Что сжимает шею господина, но не задушит? Что стоит дорого, но ценится еще дороже? Ответь мне на этот простой вопрос, если ты и впрямь мудрец!
- Это то, что висит у тебя на шее,- воскликул протин, появляясь из-за кустов и азартно вытягивая щепочку-палец, который указывал на грудь наместника. Там сияла драгоценная тяжелая цепь.
Лесное чудище было похоже на крупное огородное пугало, которое любят выставлять на гороховых полях местные фермеры, густо обмазанное болотной жижей. Серые лохмотья, грязная длинная борода, лохматые волосы, длинный нос-сучок и пронзительные красные глазки, выглядывавшие из-под длинной челки, как угольки из-под слоя золы,- именно так выглядела нечисть, однако рассматривать протина у человека не было ни времени, ни возможности. Не дожидаясь, пока обрадованный победой протин шмыгнет обратно в кусты, наместник выкинул вперед левую руку. Щелк - и заговоренный ножик вонзился прямо в лоб чудища.
Протин хихикнул и попытался вытянуть из деревянного лба волшебное лезвие. Однако его пальцы-веточки мгновенно прилипли к узорчатой рукоятке. Протин взвизгнул и вдруг оскалился. Его широкие желтые клыки сильно не понравились Хельви. Такими зубами и в самом деле только деревья портить, вспомнил наместник записку Базла, сплюнул и пришпорил коня.
Увидев приближающегося к нему всадника, лесной хулиган попытался влезть на ближайшее дерево, однако со склеенными руками это было невозможно. Тогда он попытался вновь преобразиться в пень, и это почти удалось, если бы не проклятый всадник. Он подлетел, сбил протина с ног, длинный меч свистнул, рассекая ввоздух. и рассек корчащееся чудище пополам. Древесная труха облаком поднялась с земли, наместник чихнул, а' когда вновь взглянул под ноги своему коню, то увидел лишь
обрубки гнилого чурбана. Вот и все, что осталось от протина. Так и должно быть.
Хельви убрал меч в ножны и дал себе слово устроить вечером разнос командиру дозорного отряда, который должен был патрулировать эту часть леса. Ладно бы протин прятался в непроходимой чаще, а то ведь засел прямо у дороги! В отличие от Хельви, который не обязан разбираться в местной нечисти, воины-то должны знать о таких вещах с пеленок и проявлять бдительность. А не дай Оген, дети решили бы пойти погулять в этом самом месте? Все приходится делать самому, хоть лично объезжай с дозором этот проклятый лес, начал злиться Хельви, но мысль о предстоящей встрече разгладила начавшие было складываться на переносице гневные морщины, так хорошо знакомые свите наместника. Он нагнулся с седла, подобрал нож, валявшийся в траве, и поспешил вернуться на проезжую дорогу. Сколько же всякой нечисти живет в лесу Ашух, откуда она только берется? - в очередной раз рассуждал Хельви. Раньше ее нашествия списывали на проклятие усыпальницы Ашух, иными словами, на работу Черного колдуна, который обосновался под боком у лесной девы. Однако после обвала тамошних пещер и разгрома армии Рива, казалось бы, маг уже не мог насылать своих монстров. Если, конечно, он не остался жив. О таком развитии событий наместник не желал даже думать. Черный колдун мертв, упрямо мотнул он головой, уж кто-кто, а я смог убедиться в этом лично,
Он поправил роскошную золотую цепь на груди. Все знали, что это украшение очень дорого наместнику и он старается не расставаться с ним ни днем ни ночью. Очевидно, какая-то необычная история связывала человека и нагрудную цепь, однако он никогда об этом не рассказывал, и приближенным оставалось только строить предположения одно нелепее другого.
Хельви несколько раз глубоко вздохнул и выдохнул, чтобы окончательно успокоиться,- прекрасное упражнение, которое подсказал ему Базл, как-то раз присутствовавший на встрече наместника с делегацией фермеров, требовавших уплатить им отступные за сухари, которые интенданты гарнизона Верхата сначала купили, а затем, справедливо указав на то, что основная часть сухарей покрыта плесенью, вернули обратно незадачливым продавцам. Упражнение помогло, Хельви успокоился и пришпорил коня.
Сури должна уже ждать его в условленном месте. Нехорошо опаздывать на свидание, особенно если любимая-дочь самого императора.

ГЛАВА 2

Во дворце Раги Второго с утра царил переполох. Мало того что придворные не могли отыскать наследницу,- которую требовал к себе сам император, так еще великолепная охота, тщательно подготовленная егерями под руководством его светлости герцога Доба, грозила сорваться самым нелепым образом - государь с утра заперся в своих покоях и велел не беспокоить его "по разным пустякам". К императору были допущены только великий канцлер Висте и придворный лекарь Литок, даром что в последние годы здоровье Раги Второго трагически ухудшалось и проворный докторишка, к возмущению благородных дворян империи, сумел стать главным доверенным лицом царственного альва.
О чем шла речь за плотно закрытыми дверями спальни, никто не знал. Однако кто-то пустил слух, что речь идет о молодом наместнике Западного края, и на лицах придворных появились злорадные улыбки. Когда человека только назначили на столь престижную должность, конкурентов у него не оказалось. История с Черным колдуном напугала знатных альвов, и они не нашли ничего лучшего, как объявить бывшие владения Красного петуха проклятым местом, ехать в которое было небезопасно. Но то было десять лет назад. Теперь же Верхат слыл одним из самых богатых и красивых городов империи. Десятки выходцев из самых богатых и славных родов считали за честь служить в свите наместника. Подданные Хельви процветали - в течение нескольких лет по просьбе повелителя Верхата император сокращал в два раза налоги (для жителей края, и в закромах у фермеров скопилось достаточно пшеницы, чтобы продавать ее не только дружине наместника, но и соседям. Очень скоро пустые кошельки разоренных набегом и пожаром альвов вновь наполнились, и теперь из Верхата в Гору девяти драконов стабильно тек золотой ручей. Особым шиком, с точки зрения придворной челяди, владение городом представлялось и потому, что он был построен по проектам сванов. Типичный архитектурный стиль альвов, в котором был выполнен и императорский дворец, был торжественно красив, но, по словам ценителей, ему не хватало легкости. Ажурные полукруглые формы, которые любили сваны, выгодно отличались на фоне ровных прямых стен работы альвов, точно так же как изящная расписная шкатулка отличается от грубого деревянного сундука. Оригинальность решений, которые предлагали новые строители, свежесть идей были с восторгом восприняты в избалованной столице. Стиль сванов немедленно вошел в моду, вот и выходило, что самым модным городом империи опять же был Верхат.
Впрочем, все сплетни о том, что Раги Второй вот-вот отстранит человека от обязанностей наместника Западного края, пока не находили подтверждения. Все знали, что император был недоволен слишком независимым поведением Хельви, а прежде всего его несколько фамильярными отношениями с наследницей Сури. Однако как ни раздражал повелителя дерзкий человек, он, наверное, понимал, что содержать в порядке приграничные районы страны не так-то просто, и был уверен, что нынешний наместник справляется с этим просто блестяще. Хотя Раги не слишком верил в возможность нападения на империю с востока, история с Ривом научила его осторожности. Противник может появиться в любой момент - даже тогда, когда его совсем не ждешь.
Все бы ничего, если бы не поведение дочери. Сури, которая упрямо твердила, что не выйдет замуж ни за кого, кроме Хельви, огорчала государя. Неважное здоровье наводило на размышления о скорой смерти. Судьба же не послала Раги детей, кроме дочери. Следовательно, ее супруг должен был наследовать власть в империи, но разве можно доверить ее невесть откуда взявшемуся человеку? Хоть он и утверждал, что является сыном короля Готара Светлого и был вынужден бежать с родины только потому, что его брат пришел к власти и был готов убить несчастливого соперника, подтвердить это не мог никто. Империя альвов слишком долго не поддерживала никаких отношений с королевством Синих озер, чтобы ее шпионы могли проверить эти сведения.
Что толку, если я просто велю человеку убираться из моей страны, рассуждал Раги. Разве эта сумасбродка немедленно не последует за ним? А я слишком хорошо знаю свою дочь - ей не занимать смелости и рещите-льности, просто вылитая мать в юности. Можно, конечно, нарушить древние правила и заточить непослушную дочь в башню, однако смысла в этом тоже не было. Если Сури останется до конца жизни в башне, то как же она выйдет замуж и приведет нового императора на трон? В таких сложных мыслях путался бедный отец между придворными охотами и балами, которые часто устраивались в Горе девяти драконов. Столица любила пустить пыль в глаза и полностью заслужила славу самого веселого, роскошного и легкомысленного города империи.
Вот и сегодня,, проснувшись поутру, Раги решил сперва отправиться на охоту, которую организовал его любимец, столичный градоначальник и глава местного гарнизона герцог Доб, однако не смог подняться с кровати. Ноги словно отнялись и не слушались императора. Если бы речь шла, к примеру, о подданных, посмевших проявить такую дерзость, то они были бы немедленно казнены. Но как накажешь собственные колени? Император велел ближайшей челяди передать придворным, что не собирается нынче охотиться, и распорядился призвать самых разумных своих советников. Герцог, хоть и был любимцем Раги, в их число не входил - речь должна была идти о материях слишком тонких, а изощренный ум никогда не был достоинством клана Добов.
Висте и Литок прибыли немедленно - канцлер в парадной форме, потому что тоже собирался с утра на придворную охоту и не успел переодеться, а Литок в обычной серой мантии, ибо придворный лекарь и маг не выносил никаких шумных торжеств и избегал их как только мог. Они уселись по знаку императора вокруг кровати в специально расставленные кресла Маленькая скамеечка, предназначавшаяся для дочери Раги Второго, осталась пустой.
- Я позвал вас, чтобы услышать добрый совет. Печально, но дни мои сочтены.- Император сделал жест, заставивший замолчать попытавшегося открыть рот канцлера.- Не стоит разводить церемоний, старый друг. Я знаю, что моя кончина будет печальна для тебя и для народа. Кто знает, что ждет вас всех впереди.
Висте и Литок низко склонили головы, ожидая продолжения. На глазах у канцлера выступили искренние слезы - он был почти ровесником императора, знал Раги всю жизнь, был не раз им облагодетельствован, и теперь ему представлялось, что все кончено. Литок, напротив, спокойно скрестил руки на груди. В глубине души он был привязан к повелителю не меньше, чем Висте, однако не спешил проявлять чувства. В конце концов, если бы император собирал компанию, чтобы вместе поплакать, он бы пригласил дубиноголового герцога Доба, подумал придворный лекарь.
- Мне не нужно напоминать вам. что дело, по которому я призвал вас, является государственной тайной,- с нажимом произнес Раги, на мгновение становясь прежним всесильным владыкой альвов, но тут же рухнул обратно на подушки под жалостливые всхлипы канцлера.- Оно касается моей дочери и ее отношений сами знаете с кем. Если я умру в ближайшие дни, она должна будет объявить, что выходит замуж, чтобы империя получила нового правителя. Я прав, Висте?
- Совершенно -верно, мой государь.- Канцлер утер слезы большим клетчатым платком и высморкался. Затем он заговорил уже деловым тоном,- Согласно священному Кодексу чести альвов, передача власти в империи осуществляется по мужской линии. Если в семье правителя растет одна-единственная дочь, то она получает корону только после замужества. Ее супруг становится великим канцлером.
Старичок сделал паузу, и присутствующие молча посмотрели на большую, тяжелую корону императора, лежавшую на красной атласной подушке на столике у изголовья кровати. Раги кашлянул, призывая канцлера продолжить речь. Однако Висте, который не зря провел рядом с государем почти полтораста лет, разгадал его замысел и сделал вид, что не понял призыва. Уж очень не хотелось старому придворному лису произносить те слова, которые, видно, не решался сказать сам император. Литок, который понял смысл заминки, усмехнулся. Он не ценил излишние тонкости этикета, которые то и дело использовались при разговорах придворными с умирающим Раги Вторым, и поэтому решил взять разговор в свои руки.
- В общем, мы говорим о том, что в том случае, если принцесса Сури останется одна и будет вынуждена назвать имя своего супруга, то, скорее всего, им окажется нынешний наместник Западного края Хельви Щедрый, как называют его благодарные подданные,- закончил он крамольную мысль, которую побоялся произнести канцлер,- Он не альв, и нам даже неизвестно, действительно ли он из благородной семьи или простой бродяга с буйным воображением.
- Совершенно верно.- Висте благодарно посмотрел на лекаря.- Конечно, никто не оспаривает его заслуг перед императором. Западный край процветает благодаря усилиям наместника. Могу подтвердить, что никогда еще мы не собирали на западной границе столько податей и налогов, как в правление Хельви. И жители не ропщут - они не отдают последнее, у них в закромах остается довольно золота и зерна. Верхат превратился в настоящую приграничную крепость, причем очень красивую, как говорят,- лично я там ни разу не был. Дружина наместника и дозорные отряды, которые регулярно патрулируют лес Ашух, успешно ведут борьбу с разной нечистью, которая иногда нападает на одиноких путников. Мои осведомители сообщают, что проклятая усыпальница уже не так опасна, как во времена Хате Красного петуха. Древнее заклятие понемногу теряет силу. Конечно, там еще нужно долго работать опытным магам. Но Базл Кривой, который остался в свите Хельви, занят этой проблемой.
- Тебе бы, канцлер, тоже следовало служить в свите наместника. Ты мастерски делаешь за него доклады, причем не говоришь о человеке ни одного дурного слова,- прищурился император.
- Увы,- натянуто развел руками Висте,- я лишь передаю то, о чем пишут мои агенты.
- И что они пишут - он в самом деле любит Сури? Висте замялся. Обсуждать сейчас дочь императора не входило в его планы. Непочтительные разговоры о членах правящей династии могли, по законам священного Кодекса чести, закончиться отрезанием у незадачливого оратора языка. С другой стороны, проклятые шпионы, которые имелись у канцлера в каждом крупном владении империи, доносили подчас такое, что Висте покрывался холодным потом. Видя, что сановник обдумывает свой ответ, Раги разгневался:
- Не вздумай хитрить со мной, канцлер. Я умираю, и твои речи не услышит лишнее ухо. Что доносят твои шпионы?
- У наместника в кабинете стоит парадный портрет императорской дочери в полный рост. Около него он велит ежедневно ставить свежие полевые цветы - как известно, их больше всего любит Сури. Каждый второй День месяца наместник удаляется в лес Ашух, И никто не знает, что он там делает. Однако из одной из этих поездок он привез легкий голубой шарф -точно такой же, как тот, что вы подарили ее высочеству на празднике прощания с зимой. Теперь он лежит в кабинете наместника, рядом с портретом.
- То-то она ни разу больше не надела свою любимую вещицу,- задумчиво протянул Литок.
- Я так и думал, что она встречается с ним. Каким образом девчонка добирается за несколько часов до леса Ашух, это же не меньше недели пути! Кто помогает ей?- вдруг заорал Раги совсем не умирающим голосом и швырнул в лекаря ларец с пилюлями, лежавший у императора под подушкой.
Литок ловко увернулся, шкатулка упала на пол, лекарства рассыпались.
- Если вы, государь, будете так кричать и нервничать, то это лишь ускорит вашу кончину,- спокойно сказал он красному от ярости повелителю.- Хочу только напомнить, что ваша дочь до сих пор не вернулась во дворец, и умирать в ее отсутствие я бы вам не советовал - придворные и так озлоблены против человека, а уж'если Сури попытается вернуться сюда после вашей смерти вместе с Хельви, то как бы не схватились иные горячие головы за мечи! Впрочем, говорят, что те, кто пытается обидеть наместника Западного края, скоро уходят искать ушедших богов. Что касается обвинений в мой адрес, то я бы обиделся, если бы, будучи вашим лекарем, не знал о той изнуряющей боли, которую вы испытываете, ваше величество. Только по этой причине вы позволяете себе так обращаться с вашим преданным слугой. Если бы я знал, что это облегчает ваши страдания, я бы попросил вас обращаться со мной еще более грубо.
- Несчастная моя девочка,- прохрипел Раги.- Что же нам делать? Скажите, советники. Оставьте наконец ваши обиды и соревнования. Придворные плохо относятся к Хельви, я знаю. Подозреваю, что тут обычная зависть - он многого добился, хотя и своими собственными руками. Когда-то давно, прежде чем отправить его в усыпальницу Ашух на встречу с Черным колдуном, я обещал ему подумать насчет будущего моей дочери. Я решил, что подарил обреченному воину надежду. Однако людям мало быть обнадеженными Они и впрямь готовы откусить руку, если протянешь им всего один палец.
- Может, и впрямь поженить их? - задумчиво произнес Висте, косясь на императора.- В конце концов, они влюблены, это очевидно. Сколько лет продолжается этот роман - и ничего не меняется. Для альва, конечно, это небольшой срок, но для человека существенный. Лекарь, сколько в среднем живут люди?
- Лет семьдесят-восемьдесят,-отвечал Литок.
- Ровно в два раза меньше, чем мы,- подвел итог канцлер.-Честное слово, меня даже умиляет эта пылкая страсть. Не будь я государственным деятелем, я бы первым прослезился от радости за нашу дорогую принцессу. Но, к сожалению, я в первую очередь верный слуга вашего величества и радетель своей страны, а уж потом сентиментальный старик.
- Говори, Висте, старый друг. Вижу, ты решился высказать свое истинное мнение об этом деле.
- Ваше величество, этот брак станет мезальянсом. Знатные кланы империи никогда не потерпят, чтобы даже самый распрекрасный, расталантливый бродяга стал их повелителем. Они готовы сожрать его прямо сейчас, и единственное, что сдерживает пока их напор, это ваша поддержка, оказываемая наместнику Западного края. Лично я советовал бы ему не оставаться в империи после вашей смерти, это будет просто небезопасно. Что ждет тогда вашу дочь, я не могу даже предполагать.
- А если он не врет и на самом деле является принцем королевства Синих озер,- пытливо обратился император ^ своим советникам.
- У нас же нет никаких доказательств, которые бы подтвердили это его заявление,- печально покачал головой канцлер.
- А свидетельства альвов, которые пленили Хельви в лесу Ашух? Они-то смотрели на него свежим взглядом и точно могут сказать, вел ли этот человек себя как принц пли как жуликоватый отщепенец.
- Увы,- вздохнул император,- Возможно, это было бы решением. Нужно сказать, что будущий наместник явился не один, а в сопровождении слуг - человека по имени Вепрь и гарпии. Однако сразу после победы над Черным колдуном они исчезли в неизвестном направлении. Что касается альвов, то два моих лучших воина из ордена Ожидающих участвовали в пленении Хельви. Их звали Тар и Водр. Но им тоже невозможно задать твой вопрос, лекарь. Водр погиб при пожаре в Верхате, а Тар попал под власть чар проклятого колдуна и, если бы не вмешательство человека, перебил бы остаток собственного отряда. Ему удалось вернуть рассудок, но не до конца - он не захотел вернуться в Гору девяти драконов, несмотря на то что я был готов осыпать его милостями за все те услуги, которые он оказал мне. И поверьте, это были действительно большие услуги. В конце концов, я узнал, что Тар принял решение удалиться вместе с Вепрем и гарпией куда-то в горы. Я лишился в тот день своей правой руки.
- А если послать в королевство Синих озер шпионов и попытаться выяснить, не пропадал ли из замка в Ойгене лет десять назад молодой принц по имени Хельви? - вкрадчиво спросил маг.
- Не думаю, что это было бы хорошей идеей,- задумчиво отвечал Висте, который, казалось, пытался вспомнить что-то очень важное.- Границы с восточными землями слишком неприступны. Кроме того, люди объявили непримиримую войну Младшим лет пятьсот назад, после падения принца Халлена. Если мои соглядатаи даже рискнут перейти через лес Ашух и крепость Шоллвет на границе королевства, то их убьет первый же дозорный отряд, который они встретят. Но до этого их точно растерзают гарпии или дикие - приграничные дебри кишат этими чудовищными тварями. Младшие не слишком похожи на людей, дорогой лекарь. Если только Хельви сам согласится идти шпионить в родное королевство - но сможем ли мы поверить его словам?
- Нет, это чушь - отсылать Хельви, чтобы он принес, сведения о себе же самом,- пробормотал император.
- Значит, придется вам все-таки нарушить Кодекс чести и принять закон о престолонаследии, который бы лишал вашу дочь прав на престол после вашей кончины,- как можно более равнодушно сказал Литок. Висте аж подпрыгнул от дерзости мага.
- Нет,-помолчав, покачал головой император.-Это привело бы к гражданской войне. Нам нужно решить эту проблему бескровно.
Альвы замолчали. Литок рассматривал витые оконные решетки, словно в их чудесном узоре был зашифрован ответ на мучивший Раги вопрос. Висте уперся взглядом в пол, но искоса поглядывал на повелителя с таким видом, что уж ему-то есть что сказать, но он никогда не посмеет начать разговор первым в присутствии любимого государя.
- Когда-то во времена моей беспечальной юности я проводил много времени в императорской библиотеке Мои наставники даже оттаскали меня пару раз за уши - уж больно ненасытным читателем я был,- лениво начал Литок.- Особенно мне нравилось читать хроники из жизни первых императоров. Они казались мне, да и до сих пор кажутся, величайшими героями всех времен. И я помню, наткнулся там на одну легенду. Дело в том, что дочь императора Ахмы, одного из основателей Горы девяти драконов, полюбила доблестного и благородного воина из дружины своего отца. Однако ее возлюбленный не мог похвастать своим родом - клан, из которого он происходил, был одним из самых захудалых в империи. Только и слово, что дворянин, а жила семья бедно и пахала землю, как обычные фермеры. Сочетать свою дочь браком со столь худородным кланом Ахма не мог, но она в самом деле любила своего избранника и поклялась наложить на себя руки, если отец не согласится на эту свадьбу.
- И что сделал великий Ахма? - облизав пересохшие губы, не выдержал император.
- Он был поистине мудрым правителем. Хоть он и поставил первую крепостную стену Горы девяти драконов, крылатые чудовища продолжали нападать на город. Ахма приказал воину, который отдал свое сердце дочери императора, принести ему шкуру дракона. Он сказал, что только достойнейшему и знатнейшему рыцарю его империи будет по плечу в одиночестве выполнить такое задание...
- Да где же он сейчас найдет дракона? Даже в Черных горах они перевелись!
- Если любит, то найдет,- пожал плечами Литок.
- Идея, конечно, неплохая,- сказал Раги, переводя взгляд на канцлера.- Как ты считаешь, Висте? Это сразу бы заткнуло глотки всем этим надутым герцогам и баронам. Кинуть клич - пусть ищут драконов. Тот, кто принесет свежую шкуру, получит руку принцессы. А Хе-льви я шепну об этом условии чуть раньше. Следовательно, я дам ему больше шансов первым скрутить крылатого монстра и честно получить Сури в жены. Ведь после такого подвига я просто обязан буду сделать его герцогом. А любому императору не зазорно отдать свою дочь замуж за богатого и знатного герцога.
Висте хмурился. История с драконом нравилась ему все меньше и меньше. Не то чтобы старый канцлер был настроен против людского рода, но он категорически не поддерживал идею посадить на трон человека. Разумеется, о своих сомнениях по этому поводу он с императором никогда не говорил. Мало, что ли, достойных альвов вокруг, что Сури вдруг вбила себе в голову сойтись с этим невесть откуда взявшимся простаком, частенько ворчал он в тесном кругу семьи. Однако выдумка с драконом не нравилась канцлеру еще больше, чем возможность Хельви стать будущим императором альвов.
А если в результате этого состязания на трон посягнет и вовсе неизвестный забулдыга, которому посчастливится найти шкуру дракона раньше, чем лучшим рыцарям империи? Не играй с судьбой на старости лет, государь, захотелось сказать Висте императору, но он, как всегда, не посмел. Зато на Литока он посмотрел со всевозможным негодованием. Ишь как улыбается лекаришко, наверное, уже запасся драконовой шкуркой и метит теперь в зятья к умирающему Раги. Не выйдет - человек хоть наместником Западного края стал, а ты вообще прислуга в этом дворце, библиотечная крыса. Умрет император - отправишься на ближайшую помойку вместе со своими дурацкими книжками, мысленно обратился он к придворному магу, однако вслух произнес совершенно другие слова:
- Лекарь придумал славный выход. Теперь нам осталось только оповестить о нем Хельви. Думаю, нужно сделать это как можно осторожнее - придворные могут заметить, что мы ведем уж слишком активные переговоры с наместником, и это наведет их на определенные подозрения. Предлагаю отправить в Верхат Литока. Думаю, он сумеет убедить человека в чистоте своего замысла.
- А как ты объяснишь внезапный отъезд императорского лекаря в Западный край? На губе у наместника вскочил прыщик, который не смог выдавить опытный лекарь Базл? - насмешливо спросил Литок Висте.
Не надейся, старая придворная лиса, что тебе удастся выманить меня из столицы до тех пор. пока император Раги Второй еще дышит, отчетливо прочел в его взгляде Висте и нахмурился.
- Кто же поедет к Хельви посвящать его в наш прекрасный план? - обратился канцлер к государю, мастерски присвоив себе часть авторства того предложения, которое, похоже, так порадовало императора.
- Литок прав - отсылать кого-либо из вас будет слишком подозрительно. А расширять круг посвященных я не хочу. Думаю, мы пригласим Хельви во дворец, для того чтобы он отчитался о строительстве очередного моста через Серебряный поток. В конце концов, он самовольно,- император поднял вверх указательный палец, подчеркивая последнее слово,- запретил строить новые переправы через реку, а это несет убыток казне. Пусть попробует оправдать свое решение!
Литок скептически покачал головой. Очень правдоподобно - умирающий император, а слухи о плохом самочувствии Раги Второго, верно, уже просочились за дверь этой спальни, интересуется проблемой строительства моста на какой-то забытой богами речке. И для этого в столицу вызывают наместника Западного края. Курам на смех! Он взглянул на Висте -великий канцлер тоже выглядел каким-то обиженным. Но вовсе не из-за провальной идеи государя. Сановнику просто не понравилось, что последние слова Раги были адресованы не ему, а Литоку. В конце концов, это он был великим канцлером и главным советником императора, а не какой-то там лекаришка. Поэтому Висте решил достать из рукава припрятанный там до трудных времен козырь, логично рассудив, что времена эти настали.
- Я не хотел огорчать тебя раньше времени, государь, принимая во внимание слабое состояние твоего драгоценного здоровья,- осторожно начал хитрец,- но есть одно обстоятельство, о котором, как мне кажется, ты должен все-таки узнать.
- Ну что еще,- поморщился Раги,- разве недостаточно еще на сегодня неприятностей?
Висте откашлялся. Не в его правилах было приставать с разговорами к императору, когда тот был не в настроении. Однако канцлер рассудил, что, учитывая неординарность ситуации, он может пойти на небольшой риск. Информация стоила того, чтобы раскрыть ее немедленно. Сановнику не терпелось вернуть утраченные позиции и поставить на место Литока.
- Дело в том, что когда ты назвал имя того человека, спутника Хельви, в общем, я говорю о Вепре, то оно мне знакомо совсем по другому поводу. Несколько месяцев назад мы отправляли дозорный отряд по Хмурой реке, что течет до подножия Черных гор. Как ты знаешь, подобные экспедиции мы отправляем раз в год - Черные горы слишком неприступны, чтобы опасаться всерьез какой-то угрозы с юга, однако проверить, как там идут дела, все-таки надо. Так вот, отряд под руководством моего племянника Ахара добрался до первых порогов. как и было предписано ему в канцелярии. Никаких следов жизни обнаружено не было - даже нечисть сторонится Тех мест.
- Не тяни, Висте. Раз ничего не было обнаружено, так при чем тут этот человек?
- В том-то и дело, государь. Я сказал, что не было обнаружено никого, но я не говорил, что они не нашли ничего.
Раги нахмурился. Видно, что он был измучен длинным разговором и желал отдыха. Литок уже хотел было потребовать, чтобы канцлер убирался вместе со своей гнусной шпионской информацией, однако Висте приблизился к кровати государя и прошептал ему несколько слов в самое ушко. Маг побелел от злости. Император потер пальцами виски, пытаясь сосредоточиться.
- Как давно вернулась назад экспедиция? - спросил он наконец.
- В самом начале весны,- быстро- ответил Висте,- пару месяцев назад. Хмурая, как ты знаешь, не замерзает зимой.
- Об этом знает кто-то, кроме тебя и Ахара?
- Нет, мой император, мы с племянником умеем держать язык за зубами.
- Хорошо. Я хотел бы лично поговорить с Ахаром. Приведи его ко мне, только не сегодня. Я чувствую, что сейчас мне понадобится помощь Литока. Встретимся после обеда, друг мой.- Император протянул канцлеру руку, и тот благоговейно припал к ней губами.- Мне нужно беречь силы. Видят боги, их осталось совсем немного.
Висте отошел от кровати Раги Второго, его глаза победно сияли. Он кинул снисходительный взгляд на лекаря и спокойно вышел из покоев. Литок, сделав вид, что совершенно не обратил внимания на перешептывание канцлера с императором, молча подошел к кровати, отогнул больному край века и стал внимательно рассматривать покрытое розовыми сосудами глазное яблоко. Император послушно терпел эту процедуру. Литок был одним из лучших врачевателей королевства. Однако даже он не всемогущ, вдруг тоскливо подумал Раги.
- Не слишком обнадеживающая картина? - робко спросил он у мага.
Тот только покачал головой. По самым смелым прогнозам, жить больному оставалось не больше двух недель Собственно, состояние императора было плохим уже несколько лет, однако при помощи разных отваров и вытяжек Литоку удалось совершить чудо - Раги не только не умирал, но даже МО1 вести практически полноценную придворную жизнь - участвовать во всех удовольствиях, которые мог предоставить ему его сан и набитая золотом казна империи. Однако лекарю была хорошо известна цена такого поведения. Теперь она стала известна и императору. Повелитель прикрыл глаза, откинувшись на подушки.
- Хочешь знать, что наплел мне этот старый лис? - негромко спросил он у Литока и, не дождавшись ответа, продолжал: - Его драгоценный племянник нашел на пустынном берегу Хмурой реки послание от этого самого Вепря. Обрывок кожи, исчерканный полустертыми каракулями. Часть текста была смыта водой, однако наш канцлер способен читать даже чистый лист, сам понимаешь. В общем, это просьба о помощи, и адресована она нашему наместнику Хельви. Висте хотел попридержать это послание, чтобы в спокойной обстановке показать мне, но впоследствии запамятовал о нем - засунул куда-то в бумаги.
- Знаете, что самое фантастическое в этой истории?- подумав, сказал Литок.- Это, конечно, не бутылка, пронесшаяся невредимой через пороги Хмурой реки, и даже не удачливость племянника канцлера. Самое удивительное для меня - это то, что великий канцлер Висте забыл о чем-то, попавшем ему в руки. По-моему, так быть не должно.
- Все мы стареем,- мягко отвечал Раги.- Силы уже не те. Мне нужно поспать, мой добрый Литок.
- Не смею дольше беспокоить тебя, государь.
Маг поклонился и бесшумно покинул комнату. Раги вздохнул и несколько минут лежал с закрытыми глазами. Б спальне стало тихо, птицы за окном, выходившим в сад, притихли, словно тоже догадывались о недуге императора.
- Выходи,- вдруг негромко позвал Раги.
Стенка рядом с кроватью отодвинулась в сторону, и невысокая фигура в широком темном плаще с капюшоном проскользнула в комнату. То ли оттого, что солнце зашло в это время за тучу, то ли потому, что императору постепенно отказывало зрение, но Раги показалось, что в спальне резко потемнело. Фигура откинула капюшон с лица, однако в сумраке лица было не разглядеть.
- Ты слышал весь разговор,- слабо произнес император,- ты можешь представить себе, что тут начнется после моей гибели. Они даже сейчас грызутся между собой, а это ведь еще лучшие из моих подданных. Они не позаботятся о моей бедной девочке. Мне предстоит закончить свои дела самостоятельно, перед тем как я отправлюсь за ушедшими богами. Ступай и исполни то, о чем я просил.
Таинственный незнакомец, не произнеся ни слова, поклонился кровати, на которой лежал умирающий, и растворился в густой тени, которую отбрасывал на пол вышитый парчовый полог.

ГЛАВА 3

Хельви. упоенный встречей с Сури, возвращался в Верхат затемно. Он проехал мимо патрулей, не скрываясь, разумно рассудив, что те, кто отслеживает его исчезновения, все равно узнают, что наместник вернулся, а те, кому это малоинтересно, давно спят. О том, что за ним ведется слежка, человек узнал от своей возлюбленной. От и сегодня они вернулись к этой теме.
Канцлер Висте подозревает всех вокруг в измене, он наводнил империю шпионами, и отцу известно каждое твое слово, впрочем, как и слово каждого мало-мальски могущественного и уважаемого землевладельца в стране. Ты не можешь себе представить, насколько ловко расставлены сети канцлера,- певуче говорила Сури, расчесывая густые каштановые кудри Хельви.
Наместник всегда ловил себя на том, что его возлюбленная делает и говорит примерно то же самое,, что и остальные друзья и знакомые Хельви, только у нее это получалось почему-то в сто раз лучше. "Что, ровно в сто раз?" - смеялась Сури, и на ее румяных щечках появлялись ямочки. Вот сваны, к примеру, говорят между собой на родном языке, который напоминает звон колокольчика. И все равно у них не получается произнести хоть одно слово так же нежно и музыкально, как это делает дочь императора. Придворный куафер каждое утро причесывает наместника, он аккуратен и осторожен, однако его рука никогда не сравнится с мягкой, душистой ладошкой принцессы.
- Твой канцлер ловит рыбу в поле, расставляя сети в Западном крае. У императора нет более преданного слуги, чем я, и ты знаешь почему,- ответил наследнице Хельви, целуя ее нежную руку.
- Он мой отец, и поэтому ты не можешь не любить его,- рассудительно сказала Сури.- К несчастью, он чувствует себя все хуже и хуже. Лекарь не отходит от него ни на шаг. Подчас я думаю, что, если бы он постоянно не напоминал императору, насколько тот болен, возможно, отец чувствовал бы себя лучше.
Хельви захотелось сказать, что лекарь, который прослужил Раги Второму уже десять лет, лучше знает, в чем нуждается больной, однако промолчал. Он просто обнял свою рыжеволосую красавицу, и они сидели так некоторое время молча, слушая стрекотание кузнечиков в траве и щебет птиц в кронах деревьев.
- Мне пора,- наконец горько вздохнула Сури.- Отец, верно, уже вернулся с охоты и ищет меня. К счастью, Наина очень быстро переносит меня домой. Через пару часов полета я предстану перед разгневанным родителем.
- Почему мы должны расставаться? - задал дежурный вопрос Хельви.
- Потому что такова воля моего отца,- пожала плечами наследница.
- А если он прикажет тебе забыть меня, ты тоже будешь послушной дочерью? - Он взял Сури за подбородок.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.