read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


ЛИНА ТИМОФЕЕВА


ЗАГОВОР ПРОТИВ МЛАДШИХ



Почти пятьсот лет империя Младших познала ни войн, ни мора, ни голода. Но золотые времена проходят - коварные врага плетут затворы с одной-единственной целью: уничтожить магические племена, населяющие страну. Это будет война на выживание, и противник не остановится ни перед чем, чтобы осуществить свою зловещую цель. Великому канцлеру Хельви предстоит проявить все свои таланты, чтобы у Младших появился шанс победить. Но правильно ли вычислен противник? Действительно ли родной брат Хельви, король Синих озер Омас, так сильно ненавидит Младших? Или он только игрушка в руках магов, которые преследуют, как обычно, свои цели, недоступные пониманию людей.


ГЛАВА 1

Самый продвинутый город королевства Синих озер - это Крук, даром что находится он рядом с Долиной ведьм. Заехавший в Крук путешественник обязательно купит себе на память какую-нибудь безделушку в местных лавочках, торгующих изделиями магов. И то - нигде больше в королевстве нельзя найти столь богатого выбора волшебных артефактов. Лекари и колдуны самого разного возраста и пошиба - первые покупатели на магический товар - заселяют целые улицы в городе. А уж библиотека, находящаяся в центральной башне городской крепости и открытая для чтения горожанам и приезжим, считается едва ли не лучше королевской. Правда, знающие люди говорят, что самые ценные фолианты из нее забрали Мудрые для своих тайных читален в Ойгене. Но обвинить в открытую самых могущественных волшебников королевства в воровстве дураков не находится. Своя шкура дороже, чем какие-то книжки.
Великолепием своих лавок толстые торговцы обязаны алхинам - неутомимым охотникам за сокровищами Младших, которые вот уже сотни лет таскают со всех концов королевства колдовские вещички, принадлежавшие когда-то магическим племенам.
Правда, вещички приходится добывать из проклятых захоронений, охраняемых свирепыми чудовищами, так что работу алхинов не назовешь легкой. Но у кого получается добывать хлеб насущный, не проливая пота?
Неудивительно, что именно в предместье Крука старые алхины устраивают что-то вроде школ и натаскивают учеников - мальчишек от семи до шестнадцати лет. Конечно, случается, что охотником за сокровищами Младших становится человек пришлый, со стороны. Младшие сынки мелких землевладельцев, которые не могут претендовать на наследство, бегут в Крук со всей страны, окрыленные легендами о легком богатстве, которое ловкий человек может разыскать в могиле какого-нибудь древнего князя из племени сильфов. Впрочем, из этих пришлых за так называемый сезон охоты, который ежегодно выпадает у порядочного алхина на лето-осень, выживают один-два.
У тех же, кто обучался премудростям этого ремесла с детства, шансов вернуться домой живым и с добычей было больше. Правда, жизнь в обучении у алхина, человека грубого и жестокого, тяжела. Зато если ученик доживал до совершеннолетия, которое по законам королевства приходилось точь-в-точь на шестнадцать лет от роду, то такой мастер мог погибнуть во время охоты только разве от нелепой случайности или по неосторожности. А такое, как понимали сами алхины, случается много реже, чем смерть от незнания.
- Помните, сопляки: то, что я объясняю вам, может спасти вам жизни, когда вы полезете в гнездо весталы или в ущелье гарпий, - гнусаво тянул старый Рыжуха, похлопывая свежесрезанной хворостиной по столу, за которым сидели пятеро учеников. - Первый закон алхина - добудь любой ценой сокровище. Что это означает? Вот хоть ты скажи, Вонючка.
Алхины предпочитали обращаться друг к другу не по именам, а при помощи кличек. Всё-таки профессия их официально преследовалась королевской властью. После окончания войн Наследников, около пятисот лет назад, Младшие были изгнаны из империи, а любое общение человека с магическими племенами каралось смертной казнью. А поскольку специфика работы алхина подразумевала практически постоянный контакт с Младшими и их наследием, то, с точки зрения правителей, они были поголовно и сплошь преступники. Как правило, в качестве кличек прибегали к именам животных, ведь цеховым знаком алхина тоже был зверь - барсук. Однако в арсенале наставников могли быть и оскорбительные клички, и, разумеется, никто не смел возражать против этого.
- Ну, я думаю, это значит, что мы должны искать сокровища, не жалея своих сил.
Вжик - хворостина звонко хлестнула по спине мальчика. Побои считались наиболее действенным средством обучения у так называемых наставников. В конце концов, они сами когда-то учились и на своем опыте знали, что такое розги. Хворостина рассекла ученику кожу под рубахой, но он не вскрикнул- дети знали, что тех, кто кричит или плачет, бьют гораздо сильнее.
- Если ты будешь лазить по горам, не жалея своих сил, - раздраженно сказал Рыжуха, - то тебя хватит не более чем на сутки пути. А потом ты упадешь и сдохнешь. Или тебя найдет гарпия и сожрет, потому что сил на драку не останется, дурак. Добыть любой ценой означает, что хороший алхин должен иметь в голове сто и один способ, как ему подобраться к сокровищнице. И нужно не только четко помнить все уловки, но и уметь моментально принимать решение, какой именно способ необходимо применить в данной ситуации. В противном случае все вы умрете в первом же походе, а я останусь, промучившись с вами девять лет, без положенных мне денег.
В словах старого алхина был резон - обучение подрастающего поколения велось, как правило, бесплатно. Взамен работавшие алхины должны были в течение пяти лет после окончания учебы отдавать треть добычи учителю. Это правило, введенное цеховыми мастерами, заставляло наставников более внимательно относиться к собственной работе и позволяло детям из бедных семей, сиротам и беглецам учиться в школах алхинов.
Рыжуха пристально посмотрел на оплошавшего ученика, видно, раздумывая, не всыпать ли ему еще горячих, но стук в дверь отвлек старого алхина от грозных мыслей. Оплошавший парнишка неслышно, но с облегчением вздохнул. Дверь в комнату, где шел урок, приоткрылась, кудрявая голова одного из старших учеников появилась в проеме:
- Рыжуха, к тебе пришел какой-то ферт. Имени своего не сказал, но говорит, чтобы я напомнил тебе о славной охоте на белых гаруд.
- На белых гаруд? - мрачно переспросил старик и сделал едва уловимый жест рукой. Сидевшие за столом ученики тут же поспешили убраться из комнаты. - Ну, зови сюда этого проходимца. Да принеси нам медовухи из подвала. Не каждый день у меня такие гости.
Дверь неслышно прикрыли, где-то в доме раздавался топот ног и смешки отпущенных с урока раньше обычного ребят. Пороть их еще и пороть, со вздохом подумал Рыжуха. Разве ж это алхины - топают, точно стадо коров на водопой! Он поворошил рукой густые седые волосы, потер подбородок и уставился на вошедшего в комнату мужчину в красном, но изрядно потертом бархатном кафтане. Темные волосы гостя были коротко подстрижены, лицо гладко выбрито. За широким поясом торчало несколько ножей разной длины, в ножнах висел меч, за плечами болталась сумка. Гость подошел к столу, за которым сидел алхин, абсолютно бесшумно.
- Здравствуй, старый хрыч. Давно не видел тебя, даже, можно сказать, соскучился, - оскалился он, показывая ровные белые зубы.
- Здравствуй и ты, молодой хрыч, - в тон ему отвечал Рыжуха. - Уж не думал встретить тебя перед смертью.
Он поднялся с места, и мужчины обнялись. В этот момент старший ученик, стараясь как можно легче ступать по скрипящим половицам, внес в комнату поднос с кружками, бутылками и тарелкой, на которой был разложен нарезанный козий сыр.
- Со свиданьицем. - Рыжуха наполнил кружки и протянул одну из них гостю.
Они выпили и уселись на скамьи друг напротив друга. Темноволосый крутил в руках свою кружку, собираясь что-то сказать, однако не спешил, подбирая слова, и тянул паузу. Наконец старый алхин не выдержал.
- Ну, что барана за хвост крутишь? Зачем пришел, Ворон? Дело задумал, люди нужны? Только у меня сейчас в обучении старших учеников всего двое, на следующий год им только шестнадцать стукнет, и я их в дело не дам. Меня на старости лет тоже кто-то кормить должен. Опыта у них еще маловато, чтобы по горам шастать. Если дело верное - обожди годик.
- Спасибо за совет, только дело мое отлагательства не терпит, - негромко ответил Ворон. - Но и люди твои мне не нужны. Если я отряд собирать буду, то найду себе ребят получше, чем твои доходяги.
- Сам-то забыл, как из этих доходяг вышел? - вкрадчиво спросил Рыжуха.
- Да нет, не забыл, - после короткой паузы ответил Ворон, встал с места, подошел к двери и проверил, не стоит ли за ней кто.
- Можешь не бояться, - фыркнул старик. - У меня болтунам язык отрезают, сам знаешь. Ворон, да ты совсем рехнулся, что ли? Одни дела обсуждаем, все вместе на риск идем. Какой доносчик сам на себя доносить будет? Ты же со мной не в городском кабаке сидишь.
- В кабаке не в кабаке - мое дело лишних ушей не требует, - огрызнулся алхин. - Уходить я собрался, Рыжуха. Совсем уходить.
- Это куда - совсем-то? - Старик налил себе и гостю еще медовухи из пузатой старинной бутыли.
- Из королевства. А куда - ты и сам слышал, наверное. В империю, к Младшим.
- Слышал я об империи много, только кто поручится, что не вранье это? - откинулся назад старик.
- Я поручусь. Не в первый раз про тамошние порядки слышу. И что человек там на троне сидит, который всеми делами в стране ведает. Называет он себя беглым принцем Хельви, родным братом нашего короля Омаса, да хранят его боги. Слышал я, что более справедливого и умного правителя свет не видал. Укрепил он границу, построил крепости и города, золота в сокровищницах у него не счесть. А главное - привечает он любого - человека или Младшего, кто на благо империи послужить желает.
- Что ж, он и воров-грабителей на службу возьмет? Или ты его сокровищницы навестить хочешь?
- Я, Рыжуха, хочешь знать, не только грабить умею. Я и на языке Младших разговаривать могу, и с мечом ловко управляюсь. Кроме того, говорят, отправляет правитель часто экспедиции во все стороны света, посылает верных слуг изучать чужие земли. Вот такая работа была бы по мне. А отслужу Хельви честно - получу на старости лет чуток землицы с домиком. Чего еще человеку надо? К людям в империи, говорят, относятся хорошо. А здесь я чего дождусь? Лазаю, как проклятый, по горам, сражаюсь с чудищами, сдаю товар купцам, которые рады нашего брата обобрать, как только могут. Королевская стража за мной следит, если случайно с мешком товара поймают - казнят на месте, и никакие торговцы мне не помогут. А выйдет мое время по горам лазить да от монстров за разные безделушки смертельные раны получать, осяду я пнем в какой-нибудь соседней деревне. Ни семьи, ни здоровья, ни денег. Буду старым пауком вроде тебя, из ребятишек соки сосать. Вот и думай, что выбрать: жизнь рисковую, но с достатком и уважением, или жизнь рисковую, но псом бездомным.
- Красиво говоришь, Ворон. Только не могу я до конца в твои слова поверить - вилами они на воде писаны. Сплетен и слухов по земле много ходит. Мало ли, какой дурак их выдумывает - про доброго да справедливого правителя. Мне нянька моя такие сказки сказывала, когда я под стол ходил. Мол, были раньше золотые времена, когда короли за крепостной стеной замка в Ойгене не отсиживались, полноправно страной своей правили и всякая несправедливость наказана была, как ей надлежало.
- Твоя правда, Рыжуха. Знаешь ты меня давно, чуть ли не с детства. Помнишь, как порол-то? Ладно, не сержусь я - худо-бедно, только ремеслу ты меня выучил, спасибо. Так вот, была у меня недавно одна встреча, которая в правдивости всех этих сказок и убедила.
Ворон покосился на дверь, за которой ему все мерещились соглядатаи, потом глотнул из кружки, в которую щедро подливал медовуху Рыжуха. Старый алхин сидел напротив гостя с совершенно непроницаемым лицом.
- Довелось мне в последнее время охотиться в западных лесах, - многозначительно сказал Ворон, и старик согласно кивнул.
Синий и Тихий леса на границе с империей Младших считались в среде алхинов богатым местом, но и опасным. Во-первых, они весьма часто прочесывались отрядами императорской гвардии, которые не только стерегли рубежи от возможного нападения с востока, но и ловили лазутчиков и алхинов, Во-вторых, главные события Последней войны Наследников развернулись именно на этой территории. Страшные проклятия, которые посылали друг на друга маги враждующих армий, на много веков вперед отравили эти земли, населили их тварями, при виде которых ушедшие боги, когда-то создавшие всё живое в этом мире, должны были бы только развести руками, столкнувшись с таким полным и страшным воплощением злобы и ненависти.
- Добыча там богатая, - продолжал Ворон, - но и чудовищ вокруг нее ходит немало. Решил я дойти до границы с империей Младших. Говорят, в тамошнем лесу есть древнее захоронение - усыпальница лесной девы Ашух. Что за дева, я, честно говоря, не разобрался. Но если судить по летописи, то разграблена гробница не была. А дорога к ней лежит мимо черной башни Ронге. Колдовство Мудрых живет там до сего дня, но чего мне, молодому да удачливому, бояться судьбы? Двум смертям не бывать, а одной не миновать!
Рыжуха с кривой усмешкой покивал в ответ бывшему ученику. У него было собственное мнение по поводу того, что следует называть благородным риском, а что - мальчишеской выходкой. Лезть в усыпальницу на территории Младших, да еще мимо черной башни, с точки зрения любого мало-мальски трезвомыслящего алхина было полным безумием. Конечно, шансы выжить у охотника за сокровищами Младших невелики в каждом походе. Но не равнять же теперь эти шансы нулю!
Черная башня Ронге была окружена самыми мрачными легендами еще при жизни своего первого и единственного владельца - принца Халлена Темного, двоюродного брата короля Хаммеля, который после восшествия кузена на трон заявил о собственных претензиях на корону. Последняя война Наследников, разразившаяся между братьями, привела к гибели множества людей и Младших, которые сражались на стороне Халлена. Мятежный принц погиб в решающем сражении у стен Нонга, могущественный колдун, негласно помогавший ему в походе, исчез в неизвестном направлении. По некоторым слухам, он бежал в империю Младших, где и нашел приют.
Однако даже гибель основных противников не прибавила смелости королевским магам из Совета Мудрых. Они всё равно не решились на штурм башни Ронге. При помощи колдовства ее попытались навсегда стереть с лица земли, но силы, заложенные в основание этой твердыни, оказались не по зубам даже Мудрым.
Искореженная, без крыши и с осыпавшимися стенами башня продолжала тусклой гнилушкой торчать посреди Тихого леса. Черные камни кладки светились по ночам мертвенным белесым цветом, как будто все еще указывая своему давно умершему хозяину путь домой. Немногочисленные местные жители, в основном воины из гарнизона крепости Шоллвет, обходили Ронге стороной. Специальный королевский указ запрещал простым смертным появляться в пределах видимости башни под угрозой смертной казни. А ведь Ворон собрался еще в какую-то усыпальницу лезть, дернул плечами Рыжуха.
- Выбрал я лунную ночь, чтобы идти веселее было, и отправился за игрушками Младших. Добрался до Ронге. Подходы к башне завалены сухими деревьями - видно, Мудрые вырвали пол-леса с корнем и пытались забросать ее бревнами. Как бы то ни было, остов черной башни сохранился очень хорошо и даже сухостой, как мне показалось, старается держаться от него подальше. А может, узники Ронге, которые, по воле Мудрых, не могут покинуть мрачные стены, с голодухи сожрали всю древесину, которая попала за стену. Лежу я, значит, высматриваю из-за бревна нечисть, а камни светятся, точно светляки в жаркую ночь. И мурашки от страха по спине бегают вверх-вниз, словно кто-то водичку холодную мне на хребет льет. Перехватил я свой тесак покрепче и только уж приподнялся, чтобы проскочить мимо стены, как чей-то голос мне на ухо говорит: погоди, странник, еще успеешь помереть, не спеши.
- Что за голос-то? - недоверчиво пробубнил Рыжуха. - Ни о каких голосах башни Ронге я никогда не слышал.
- Я тоже не слышал, - недовольно объяснил Ворон. - А тут услышал, так чуть не помер. Чувствую, сосед мой рядом со мной лежит, а голову повернуть сил нет. Потом, когда оклемался чуток и соображать стал, решил - если бы это нечисть была, дикий или вестала, стали бы они со мной разговаривать? Они и языка-то человеческого не знают. Неужели, думаю, на кого-то из наших нарвался, на барсуков! С одной стороны, обидно, придется добычу делить, а с другой - радуюсь, что товарища отыскал. Набрался сил, поворачиваюсь и вижу: лежит со мной медведь не медведь, волк не волк, а глаза круглые, как у филина, и светятся ровно, как стены черной башни. Тут я понял, что все страхи, что до того были,- так, детвору пугать. А медведь мне и говорит человеческим голосом: не пугайся, странник, свельф я, людей не обижаю. И пришамкивает при этом так: ням-ням, ням-ням. Думаю, не может такого быть, колдовство это!
- Неужели живого Младшего встретил? - недоверчиво покачал головой Рыжуха. - Ишь ты, я думал, они давным-давно от границ королевства ушли. Надеюсь, ты его поймал? Могу по старой дружбе подсказать один адресочек, есть там покупатель на твой товар.
- Погоди, старик, дай рассказ докончить, не перебивай! Не поймал я его, конечно. Одно дело, знаешь, игрушками торговать, а другое - рабами. Я всё-таки алхин, а не надсмотрщик! Да и он мне зла не желал, так что миром разошлись.
- А знаешь ли ты, что королевская стража тебя за такое признание должна не то чтобы на месте прикончить, а отволочь в подвалы к Мудрым? - вкрадчиво спросил Рыжуха, оглядываясь на дверь. - Забыл, что закон запрещает общаться с магическим племенем в любой ипостаси? На твоем бы месте я о такой встрече в тряпочку молчал, даже в разговоре со старым приятелем вроде меня. Мало того, что ты с врагом стакнулся, так ты его еще и отпустил с миром! Верно, смерти ты ищешь, Ворон!
- Не пугай, не из трусливых, - негромко парировал алхин. - Я тебя, старый приятель, действительно хорошо знаю. Трусость твою знаю и жадность. Потому и пришел к тебе. Рассказал мне тот свельф такое, что решил я товар, на черный день хранимый, быстро сдать и в империю податься. У тебя же среди купцов знакомых много. Поможешь мне распродать всё за два дня, пятую часть монет тебе оставлю. Видишь, не скуплюсь я. Время нынче дорого. Хочу хоть малую толику оставшейся жизни человеком прожить.
- Товар пристрою, по старой дружбе. Только заплатишь мне не пятую часть, а четверть. Так справедливо будет - я тоже рискую, спеша с продажей, - возразил Рыжуха, и Ворон только кивнул в ответ в знак согласия. - На большую ли сумму товар?
- На большую. Есть у меня пара клинков работы гриффонов. Любой барон за такое оружие мешок золота отсыплет. Есть золотые и серебряные кольца и браслеты. Есть два ножа из алызийской стали. И по мелочи - пару камушков Безумной Вади, обереги.
- Камушки Вади? Где добыл? - важно спросил Рыжуха. - Я бы себе тоже достал несколько штук.
- Учеников собираешься за ними послать? - усмехнулся Ворон. - Что, жениться на старости лет решил? Не принесут они тебе камушки, только головы сложат. Я свои еще давно с шеи убитого дикого снял. Не знаю почему, только идут они диким в руки. Верно потому, что и сама Вади, как в легенде говорится, в лесу с ними жила. Видно, и после смерти своей их оберегает.
- Когда принесешь товар?
- Сегодня вечером. Не хотел с полным мешком при свете дня идти. Городская стража могла привязаться - что в мешке да куда идешь,
- Буду ждать, - коротко сказал Рыжуха, и алхины помолчали, потягивая медовуху.
- Не интересно тебе узнать, что такое мне свельф сказал, что я к Младшим уходить решился?
Рыжуха поднял на собеседника свои прозрачные глаза, но ничего не ответил. Ворона же, видимо, тянуло рассказать свою историю. Наверное, он сам хотел еще раз повторить вслух те аргументы, которые заставили его, успешного алхина, бросить свое дело и попытаться найти нового повелителя за тридевять земель. Старик поморщился, но останавливать бывшего ученика не стал.
- Человек, который называл себя принцем Хельви, появился в империи альвов двадцать лет назад. Его сопровождал алхин и гарпия. Хочешь знать имя алхина? Это Вепрь из Межичей! Помнишь тот лесок на окраине Долины ведьм. Так это тот самый чудак, который выкопал в этом лесочке сундук с костяными амулетами каких-то древних колдунов. Можешь представить себе, кто его охранял. Говорят, какой-то Мудрый, не торгуясь, отдал за этот сундук два мешка золотых монет. И это не единственная славная добыча Вепря.
- Слышал про такого. Только, говорят, погиб он лет двадцать назад. Пошел в Тихий лес да там и сгинул.
- Значит, не сгинул. Пришел вместе с Хельви в империю Младших, говорю же. А до того ходили они в черную башню Ронге и обнаружили там подземный ход, который ведет до западной границы королевства Синих озер. И вынесли они, по словам свельфа, из черной башни несколько древних амулетов чудесной силы - принц взял себе ожерелье, принадлежавшее королевне Онэли, а алхин - Меч королей, который мог менять форму и вес по желанию владельца. В подземелье они и пленили гарпию, которая с тех пор верно служила им.
- Нечисть им служила? - не смог сдержать насмешку Рыжуха.
- Да. Так вот, явились они в империю, только альвы их не с распростертыми объятиями встретили. Подозревали Младшие, что люди - шпионы, посланные из королевства Синих озер. Поймали спутников и бросили в подземелье, в котором, по местным поверьям, была погребена древняя правительница. Якобы ни один Младший не мог там выжить. А безумцев, которые решились по собственной воле нарушить покой усопшей, находили посаженными на колья, врытые в землю у входа в подземелье.
- Но героический принц и его спутники, разумеется, вышли из склепа живые и здоровые? - саркастически закончил Рыжуха.
- Откуда ты узнал? - с деланным изумлением спросил Ворон, и оба алхина расхохотались. - Твоя правда! Они не только сумели выбраться оттуда, но и обнаружили там неведомое до того времени племя сванов. Народец этот, хоть и небольшой, в старые времена слыл одним из самых воинственных и могущественных в этом мире. Как-то раз попытались сваны вызвать на поединок одного бога, который тогда еще не ушел вместе с собратьями искать другую землю, а жил с Младшими. Бог состязание выиграл, а нахальных соперников превратил в мышей, которых запер в зеленый сундук. Долго ли, коротко ли, но в конце концов этот сундук оказался в руках Халлена Темного, в черной башне Ронге. И надо же такому случиться, что именно принц Хельви открыл его крышку во время своих блужданий по подвалам башни и освободил заточенный в нем народец, сам не подозревая об этом.
- Что же, в склепе древней правительницы он обнаружил множество мышей?
- Нет. Сваны, проклятие с которых спало, начали постепенно принимать свой истинный облик. Правда, прежнее могущество не могло вернуться к ним, потому что время сванов давно прошло. Потому-то они и укрылись в усыпальнице, зная о том ужасе, который она вызывает у местных жителей. Само место хранило их от возможного нападения, понимаешь? Кроме того, их берег таинственный маг. Сами сваны называли его Стражем и относились к нему с глубоким почтением. Они с радостью встретили Хельви, так как признали в нем своего избавителя, и указали путь на поверхность. Принц встретился со Стражем, однако маг ему не понравился. Более того - Хельви, который читал множество преданий и легенд о Последней войне Наследников, признал в колдуне того самого Мудрого, который помогал мятежному Халлену Темному воевать против законного короля Хаммеля!
- И, конечно, тут же убил злодея голыми руками? - продолжал подначивать рассказчика Рыжуха.
- Перестань, - поморщился Ворон. - Конечно, он не убил его. Как может простой воин убить колдуна? Хельви просто поспешил вместе с друзьями покинуть усыпальницу. Однако на поверхности его ждали новые неприятности - тот альв, который послал его на смерть, правитель данной местности, оказался убит в своем замке. Причем убийство было совершено при помощи колдовства. Людей и гарпию тут же обвинили в том, что это они прикончили правителя, и даже собирались казнить их, однако сам император Младших вмешался в это дело и велел привезти странников в столицу. Хельви предстал перед императорским судом и был полностью оправдан. Однако истинный убийца не терял времени - вместе с кучкой мятежников он захватил власть убитого им правителя и сжег крупный город на востоке империи, на самой границе с королевством Синих озер. Тогда император предложил принцу лично сразиться с коварным противником, доказав свою преданность Младшим. Он отрядил несколько сотен воинов для сражения с мятежниками, и Хельви присоединился к этому отряду. Они въехали в Западный край, и там произошла чудовищная битва...
- Погоди, - перебил Ворона старый алхин. - Ты же говорил, что всё происходило на западных рубежах королевства, а оно, как известно, вплотную граничит с империей. Это означает, что край империи, который примыкает к границе с нами, должен быть восточным. Почему же он называется Западным? Что-то наврал твой Младший. Я говорил тебе, что этим пройдохам нельзя верить!
- Это странно, если мерить вещи сегодняшним днем, - важно сказал Ворон. - Как тебе известно, империя Младших возникла тогда, когда людей еще и в помине не было. Страна эта простиралась на сотни лиг. Однако затем, после кровавых войн с гриффонами, сванами и другими могущественными древними расами, она постепенно теряла свою территорию. Потом появились люди, отбили у Младших Приозерье и основали там королевство. Западный край - очень древние владения альвов, и по сути когда-то они и впрямь были западной границей империи, однако теперь, после всех войн и дележей, он находится на востоке.
- Ну, допустим, - не желал сдаваться Рыжуха. - Значит, принц и его товарищи победили мятежников, удостоились особой милости императора, который назначил человека своим преемником? Всё-таки это похоже на сказку, тебе не кажется?
- Не всё было так гладко. То есть не так скоро Хельви добрался до трона, как ты полагаешь. Император назначил его наместником Западного края взамен убитого слуги, однако на долю принца выпало еще немало испытаний, прежде чем он...
- Могу себе вообразить, - усмехнулся старик. - Небось, драконов голыми руками ловил?
- Довольно, - стукнул кулаком по столу Ворон. - Ты, я вижу, насмехаешься надо мной! А я, дурак, распинаюсь!
- Не злись, дуралей. Лучше объясни мне вот какую вещь - свельф твой сказал, что братом этот Хельви приходится королю Омасу. Так он старший или младший брат-то? Уж не собирается ли он предъявить свои права на престол в королевстве Синих озер?
- Не старший он и не младший. Они близнецы, - мрачно ответил Ворон. - По словам свельфа, решение об изгнании Хельви принял Совет Мудрых - наши маги посчитали, что если королевич останется в стране, то может впоследствии попытаться совершить переворот и начнется новая война наследников. Тем более что короля Омаса посадили на престол именно Мудрые. Они определили по каким-то своим гороскопам, что он будет лучшим правителем для страны, чем Хельви. Но в том-то и дело, что внешне они похожи, как две капли воды. И Хельви открыто задается вопросом: уж не ошиблись ли Мудрые в своем решении?
Такой крамолы даже старый алхин перенести не мог. Он зашипел и замахал руками на не в меру разболтавшегося собеседника. Потом вскочил и бросился к двери, приоткрыл ее и некоторое время прислушивался. Ворон, который раскраснелся от выпитого, с усмешкой наблюдал за действиями бывшего наставника. В доме было очень тихо, только мухи жужжали под черным, закопченным потолком. Убедившись, что никто не ходит поблизости, Рыжуха прикрыл дверь и вернулся к столу.
- Думай, что болтаешь, - недовольно сказал он Ворону. - Мы с тобой всё-таки не в лесу.
- Говорят, в наше время и в лесу тебя чужие уши слышат. Не трусь, старик. Кто тебя здесь выдаст? Тут же все свои - ученики, прислуга.
- Правильно говорят про время-то: никому нельзя верить нынче. Стражники так и шастают по наводке доносчиков. Раньше, при короле Готаре, помню, доносчику первый кнут полагался, а виновнику - второй. А теперь не то что кнут - часть имущества схваченного по доносу человека фискалу достается. Бабы на рынке шепчутся, боится король заговоров против своей особы.
- Так сам понимаешь, невозможно тут оставаться, - переходя на шепот, страстно зашептал Ворон. - Не могу я больше. Словно с каждым днем мне удавку на шее затягивают всё сильнее и сильнее. Может, у Младших всё совсем по-другому!
- Не надейся, - также шепотом ответил ему старик. - Всюду происходит одно и то же. Слово лишнее сказал - в темницу. Или думаешь, Хельви твой без тайной стражи обходится? Нет такого правителя, который бы своих подданных живьем не жрал. Уж поверь старику.
Борон опустил голову и задумался о чем-то. Рыжуха, который был рассержен непонятно на кого, сильно потер лоб, отчего над бровями появилось розовое пятно. Он искоса поглядел на бывшего ученика и быстро отвел взгляд.
- Ладно, пойду я. Товар тебе принести надо. Помни - продать всё нужно за два дня, четверть выручки твоя.
- Не передумал, значит? - медленно произнес Рыжуха. - А ведь я старался отговорить тебя. Нет у меня, видно, красноречия, как у свельфа.
- Не переживай. Оно тебе совсем ни к чему, - усмехнулся Ворон, вылезая из-за стола. - Не провожай - выход найду. Через пару часов принесу товар, никуда из дома не выходи. Учеников своих запри куда-нибудь. Нечего им на меня смотреть, сам понимаешь.
Старик только слабо кивнул. Черноволосый алхин в последний раз оглядел комнату и бесшумно вышел за дверь. Рыжуха, обхватив голову руками, некоторое время слабо раскачивался из стороны в сторону, затем наполнил свою кружку остатками медовухи и залпом выпил. Дверь приоткрылась. Старший ученик, который и доложил о визите Ворона, заглянул в комнату.
- Сурок, - негромко сказал Рыжуха. - Сходи-ка ты к моему старому другу, начальнику городской стражи Шайву. Скажи, будет у меня часа через два один интересный гость, который умеет очень складные истории про короля нашего рассказывать. Иди и старайся на глаза никому не попадаться. Понял? А на обратной дороге зайдешь в лавку к Белке, купишь у него карту западной границы империи. Да настоящую, старую карту, понял? Денег возьми сотни три, меньше она не стоит. Будет у меня к тебе дело.
Ученик бесшумно исчез за дверью, а старик еще раз протер лоб неожиданно взмокшей ладонью.
- Ничего, - прошептал он. - Своя голова дороже, чем четверть выручки. Если уж такие разговоры про государя пошли, то тут изменой пахнет. А за измену смерть на дыбе полагается. Стар я для таких подвигов, клянусь Огеном, стар.

ГЛАВА 2

Заботы не оставляют истинного правителя ни днем, ни ночью. Да и как тут уснешь, когда голова раскалывается от множества вопросов, которые следует решить не только как можно быстрее, но и единственно верным способом. Хельви глухо зарычал, откинул одеяло и вылез из кровати. Небо за окнами уже светлело, видимо, рассвет был близко. Человек добрался до постели только четверть часа назад, но он понимал, что проклятые заботы всё равно не дадут ему заснуть. Уж лучше поработать за столом, чем ворочаться на шелковых простынях. Нужно убрать кровать из кабинета, или я вообще никогда отсюда не выйду, в очередной раз пообещал себе Хельви.
Он уселся в просторное кресло, высек огонь и зажег свечи. Стопки бумаг громоздились на широком и длинном столе, так что деревянной столешницы под ними не было видно. Зевая, великий канцлер Хельви принялся разбирать ближайшую стопку писем и прошений.
- Так-так, опять сваны просят выделить им золота для расселения в долине Хмурой реки, - бормотал он, пробегая глазами очередную бумагу. - А ведь два месяца назад я уже подписывал такую бумагу. Куда она делась? Нужно спросить об этом у Базла.
И канцлер сделал пометку красными чернилами в углу прошения: отдать Базлу. Верный друг и правая рука Хельви, Базл контролировал всё строительство, которое велось на Хмурой реке. Эти пустынные земли на юге империи заслуженно пользовались дурной славой при предшественниках Хельви и были практически необитаемы. Только многочисленная нечисть свободно бродила по берегам угрюмой и холодной реки, которая брала начало у подножия Черных гор, да дозорные отряды дважды в год поспешно прочесывали местность. Однако с того времени, как в Черных горах у империи появились могущественные союзники - не в последнюю очередь благодаря Хельви - и купцы с товаром всё чаще нанимали воинов, чтобы с их помощью преодолеть Хмурую реку, канцлер решил благоустроить эту территорию. Сваны давно просились пожаловать им какую-нибудь обособленную долину для проживания, и они получили эту землю.
Хельви отбросил перо и прикрыл глаза. Он искренне гордился тем, что сваны потихоньку обживают дельту Хмурой реки. Эта идея канцлера была одной из немногих абсолютных удач, которые посетили его в последнее время. В самом деле - сваны практически не представляют интереса для хищной нечисти, потому что в их жилах не течет теплая кровь. Это обеспечивает им относительную безопасность от гаруд, гарпий и вестал, гнезда и пещеры которых сваны методично разрушали. Они были трудолюбивы и старательны, прилежно осваивали дарованную им на вечные времена землю шаг за шагом, и купцы из Горы девяти драконов проезжали уже почти половину пути до Города драконоборцев по вполне приличной и охраняемой дороге. Третий же плюс подобного решения заключался в том, что дарение сванам земли не вызвало возмущения у многочисленных подданных Хельви.
Несмотря на то что империя Младших была создана так называемыми основателями много тысячелетий назад из расчета, что ее население будет состоять из нескольких магических народов, история сложилась так, что основная часть жителей принадлежала к племени альвов. Именно альвы были крупнейшими землевладельцами в стране. Даже императорский род, который правил страной с древних времен, был альвийским. Отношения же с людьми были всерьез испорчены после войн Наследников, причем нужно признать, что королевством Синих озер на то, чтобы порвать связи с соседями, было истрачено больше сил и средств, чем империей Младших.
Свадьба Сури, наследницы из рода императоров, с Хельви вызвала толки. Смельчаки из самых родовитых кланов открыто заявляли, что не потерпят, чтобы какой-то выскочка из народа, открыто объявившего Младших своими кровными врагами, повелевал ими. Так называемый Государственный совет, который состоял из приближенных к трону сановников, был вынужден даже пойти на компромисс - после замужества Сури была провозглашена императрицей, а вот Хельви короновать не стали. Он получил титул великого канцлера пожизненно, однако любой житель страны отдавал себе отчет, кто правит в Горе девяти драконов.
Странное положение, в котором очутился Хельви, диктовало особые правила игры. Любой указ или распоряжение, которое выпускала канцелярия при дворе императрицы, были обречены на бурную реакцию подданных: опять этот выскочка диктует нам, что делать! В связи с этим вопрос о наделении сванов собственной землей мог бы привести при неправильном решении чуть ли не к междоусобице. Однако ни один альв, недовольный статусом человека, ставшего вторым лицом в государстве, не посмел заикнуться о том, что Хельви раздает имперские земли направо и налево своим ставленникам, когда сваны отправились на берега Хмурой реки. Эти края и впрямь считались настолько гиблым и ужасным местом, что попасть туда не желали и врагу. Ни один землевладелец в стране не принял бы предложения канцлера принять и обустраивать эти земли. Никто, кроме сванов, не решился на такое безумие.
Да, это было хорошее решение, сказал сам себе Хельви. Жаль, что не всякий вопрос можно закрыть столь изящным и однозначным образом. Только вот непонятно, куда делись деньги, выделенные на строительство домов и дорог? Либо их украли столичные вельможи, либо сами сваны, войдя во вкус, решили требовать всё больше и больше золотых монет, в последнее время осыпавших их головы, точно дождь. Ничего, пусть Базл во всём этом разберется! Уж он должен точно знать, как идут работы на Хмурой реке.
Он отложил в сторону прошение и поднес к глазам другую бумагу. Донесение из Берхата - наместник Вепрь требует предоставить ему лошадей и повозки для переправки новых воинов на юг. Не так-то сильно нужны тебе эти лошади, иначе не писал бы ты мне в канцелярию, а прислал бы с пакетом гонца, усмехнулся канцлер. То, что Вепрь решил обратиться к официальной переписке, означало, что речь идет не столько о срочном отправлении воинов с одного конца империи на другой, сколько о том, что эта переброска наместником еще не подготовлена. Бывший алхин явно тянет время, размышлял Хельви. Если сейчас прижать его к стенке и спросить, почему обозы до сих пор не пришли к заставе у Черных гор, он, скорее всего, будет ссылаться на это послание в канцелярию. Ах, хитрец!
Хельви задумался на мгновение и черкнул в углу донесения: лошадей и повозки выдать, с переброской - поторопиться. Давняя мечта канцлера - укрепить юг страны несколькими обороноспособными крепостями, которые, по мысли Хельви, должны были чередоваться на всем пути от Хмурой реки до берега Теплого озера, - должна была сбыться еще несколько лет назад. Однако многочисленные трудности, связанные с освоением южных территорий, неумолимо задерживали исполнение этого чрезвычайно важного проекта. Мало мне забот со сванами и нечистью, так еще Вепрь подставляет меня, не выполняя моих поручений, стукнул кулаком по столу канцлер.
Не глядя, он схватил очередной лист бумаги. Подумаешь о плохом, оно сразу и притягивается, - невольно поморщился он. Это было послание от союзников - жителей Города драконоборцев, который расположен далеко за Теплым озером, у Моря армагов. В нем в весьма пышных фразах императрице и ее супругу были переданы наилучшие пожелания в связи с годовщиной свадьбы, а также, словно невзначай, сообщалось, что двое купцов из Горы девяти драконов, которые пытались незаконным образом вывезти из города два пуда старинного серебра, были повешены на площади "в назидание другим ворам".
Конечно, законы в Городе драконоборцев очень строги, и не нынешние жители их выдумали, думал Хельви, вглядываясь в прочитанные строчки. Однако для своих ближайших союзников драконоборцы могли бы сделать маленькое исключение и пожалеть двух жадных идиотов. В конце концов, это имперские купцы поставляют в город провиант и одежду. Канцлер раздраженно кинул послание на стол, поднялся на ноги и подошел к окну. Небо было уже почти светлым. Конечно, он не может себе позволить ссориться с союзниками ради двух преступников, думал Хельви, кусая губы. И всё-таки он должен признать, что в последнее время отношения с некогда бессмертными жителями города всё больше заходят в тупик. Интересно, на что они рассчитывают, ссорясь со столь могучим союзником, как империя?
Хельви не мог до конца ни понять, ни рассудить обитателей Города драконоборцев, хотя, как ни парадоксально это звучит, пользовался славой единственного представителя империи, который нашел с ними общий язык. Дело в том, что формально могущественный город населяли его соплеменники - люди. Однако Хельви понимал, что они совершенно отличаются от жителей его родного королевства Синих озер хотя бы продолжительностью жизни: если сам канцлер едва ли может дожить до восьмидесяти, то драконоборец проживал несколько тысяч лет. Дело в том, что на город было наложено заклятие сильфов - любимых детей ушедших богов, которые таким образом решили расквитаться с его жителями за то, что в древнем противостоянии между хранителями и любимыми детьми богов они оказали поддержку первым. На протяжении тысяч лет горожане не старились и не умирали, но при этом не могли покинуть пределы городских стен. Заклятие можно было снять единственным способом - в городе должен был родиться младенец. И именно Хельви, который появился в заколдованном городе вместе со своими товарищами, разыскивая дракона, невольно оказал эту услугу его жителям.
Канцлер поморщился. Ему были неприятны мысли о том, что в Городе драконоборцев у него растет сын. Это и мешало ему как следует надавить на всё более наглевших драконоборцев, и оставляло постыдную недоговоренность между ним и Сури. Императрица была не в курсе этой части похода за драконом, и Хельви не мог рассказать ей о ней. Собственно, в этом не было большой необходимости, потому что известия из Города драконоборцев поступали крайне редко. Зато когда они доходили до столицы, канцлер был готов кусать себе локти от злости. Правительница заколдованного города словно издевалась над ним.
Что может произойти, если я попытаюсь пригрозить драконоборцам разорвать наш мирный договор, размышлял Хельви. Настолько ли они уверены в собственных силах, чтобы впредь самостоятельно добывать еду и другие товары? Безусловно, в подвалах у них хранится немало золота и драгоценных камней, чтобы купить всё самое лучшее у любого продавца, однако кто еще приедет к ним торговать, если не купцы из империи Младших? Вокруг города в настоящее время обитает одна только нечисть. От королевства Синих озер их отделяют высокие Черные горы. Даже если какие-то отчаянные ребята собираются провести караваны с товаром через эти вершины, то как хотят они преодолеть бешеные пороги на Зеркальном озере? Нет, граница с королевством со стороны Черных гор недоступна, решил Хельви.
Однако союзники ведут себя так, словно намерены в ближайшее время разорвать мирный договор! Повесят еще парочку вороватых купцов и объявят, что разрывают все отношения с империей, потому что ее обитатели - сплошь грабители и разбойники. И что дальше? Неужели война? Канцлер не усмехнулся, хотя любой сторонний наблюдатель, наверное, скептически хмыкнул бы - как может даже самый крупный и богатый город воевать с целой империей. Но Хельви было не до смеха. Нашему с правительницей Города драконоборцев сыну исполнилось десять лет, тоскливо подумал он. Хоть он и незаконнорожденный, однако его неожиданное появление способно спровоцировать смуту. Драконоборцы, конечно, не могут претендовать на императорскую корону для мальчика, ведь я не император, однако часть настроенных на мятеж Младших вполне может поддержать их требование об уравнении прав всех моих детей.
Наверное, следует рассказать обо всём Сури, сказал себе канцлер и заскрипел зубами от этой невыносимой мысли. Конечно, императрица не прогонит его прочь из дворца, однако доверие между супругами может быть разрушено навсегда. Нужно было рассказать обо всем сразу, как только я вернулся в Гору девяти драконов из того похода, казнил себя Хельви. Теперь же, если Сури отвернется от меня, я ничего не смогу доказать. Государственный совет только и ждет, когда это произойдет, чтобы сместить меня с должности великого канцлера. Неужели я доставлю им эту радость? Да никогда!
Он схватил послание от драконоборцев и написал в углу: на рассмотрение Твору, сделать выводы. Твор был главой тайной стражи при дворе императрицы. Как и все самые приближенные к престолу воины, он вышел из ордена Ожидающих - верных слуг правителей империи. Впрочем, верность эта в последние годы была скорее показной, чем настоящей. Ожидающие были не прочь поучаствовать в придворных интригах и подчас служили не столько императору, сколько его сановникам. Хельви даже всерьез подумывал о том, чтобы упразднить этот орден, который мог обучать как преданных слуг, так и фанатичных убийц. Твор тем не менее играл важную роль при дворе. Он расширил и заметно укрепил шпионские сети, расставленные предшественником Хельви, великим канцлером Висте. В Гору девяти драконов поступала самая свежая информация о настроениях как внутри империи, так и у ее союзников.
Пусть Твор присмотрится, что там к чему, размышлял Хельви, кидая бумагу на стол. Если драконоборцы и впрямь решили сыграть со мной в подлую игру, я должен буду срочно предпринять шаги, чтобы максимально обезопасить мою семью. Слава Огену, шпионы регулярно доносят из Города драконоборцев обо всём, что там происходит. Глава тайной стражи должен собрать эти сведения и четко сказать, видит ли он угрозу, исходящую от союзников, или это всего лишь плод воображения уязвленной совести канцлера.
Утренние лучи солнца скользнули по подоконнику и через секунду осветили кабинет Хельви. Прямо над столом, на стене висел большой парадный портрет Сури в юности. Его Хельви распорядился привезти в Гору девяти драконов из Верхата. Долгие годы, пока человек служил там наместником императора, он держал эту картину в своем рабочем кабинете. Канцлер взглянул на изображение хрупкой рыжеволосой красавицы с сапфировыми глазами и невольно улыбнулся. Нужно поздороваться с Сури, решил он.
Но вылезти из любимого кресла великий канцлер не успел. Потайная дверь неслышно открылась, и в кабинет вошел Базл. Строгая черная мантия, которую бывший лекарь и маг, а ныне - вице-канцлер империи не снимал, кажется, никогда, широкими складками ниспадала на пол, укрытый шкурами. Базл был, как всегда, бледен. Страшный шрам, рассеявший его щеку и лоб, напомнил Хельви о событиях почти двадцатилетней давности - ужасные раны маг получил в усыпальнице Ашух, когда сопровождал будущего наместника Западного края и великого канцлера в знаменитом теперь походе против Черного колдуна и его приспешников.
- Доброе утро, повелитель. Вижу, не много ты спал сегодня ночью. Решил переделать все государственные дела за час?
Базл усмехнулся, отчего его изуродованное лицо приобрело совершенно безумное выражение. Однако Хельви знал своего друга довольно долго, чтобы привыкнуть к этим гримасам. Ему доносили, что при дворе к любимчику великого канцлера отношение было неоднозначное. С одной стороны, Базл начал свою службу при императоре Раги Втором, отце Сури. Впрочем, личный маг и лекарь правителя едва ли играл в те времена существенную роль в столице - император был тогда еще бодр и свеж и не слишком ценил целителей. После того как Базл отправился вместе с Хельви в поход в усыпальницу древней хозяйки и получил там раны, навсегда изуродовавшие его лицо, в Гору девяти драконов он больше не вернулся. Служил в Верхате, при дворе наместника Западного края Хельви Щедрого, с увлечением работал в библиотеке. Именно там ему и пришла в голову мысль соединить человека и императорскую дочку узами брака. Базл был посвящен в тайные свидания Сури с наместником. Воспользовавшись тем, что его давний приятель и наставник в Горе девяти драконов придворный лекарь Литок был одержим идеей вернуть Младшим армагов - волшебных хранителей всего живого в этом мире, - Базл предложил ему отправить на поиск этих загадочных существ именно Хельви.
В случае удачного похода человеку была обещана рука наследницы - ее отец, император Раги Второй, был слишком болен и зависим от своего лекаря Литока, а потому поверил его словам о необходимости найти хранителей любой ценой. Однако и основатели империи не были сплошь альвами, утешил умирающего правителя Литок, и Хельви, окрыленный обещаниями, отправился в Черные горы. Стоит ли говорить, что после долгих скитаний человеку удалось разыскать самого последнего могущественного армага, который предстал перед героем в образе Красного дракона. Его-то, по замыслу Литока, и предстояло убить Хельви, чтобы разбудить новых хранителей.
- Ты, Базл, я смотрю, тоже немного спишь в последнее время, - сладко потянулся великий канцлер.
- Где уж спать нам, малым, если сам правитель всю ночь листает бумаги? - нашелся Базл.
- Кстати, там есть кое-что и для тебя. Сваны опять просят денег на строительство дорог в Драконовых пальцах. Разве им уже не было отослано довольно золота, чтобы нанять целую армию каменщиков и укладчиков?
- Никак нет, мой повелитель, - поклонился Базл.
- А почему? Я же подписал бумаги несколько недель назад.
- Об этом нужно спросить у твоего казначея. Мне он говорит, что сокровищница пуста и даже воинам-альвам скоро будет нечем выплачивать жалованье, а тут какие-то сваны у него просят. Говорит, отвалили им землицы и пусть счастливы тем будут.
Хельви сжал кулаки. Казначей Пук достался ему в наследство от Раги Второго. Сам Пук служил уже нескольким императорам, а о том, сколько лет этому высохшему, вечно трясущемуся старикашке с дрожащим голосом, при дворе заключались пари. Впрочем, точно об этом не знал никто. Зато всем было доподлинно известно о поразительной скупости казначея. Каждую золотую монетку из сокровищницы императора он выдавал со слезами на глазах, словно она была последней. Собственного дома Пук не имел, полагая это, наверное, лишней тратой денег, жил во дворце императора и ходил в старой заштопанной мантии, которой побрезговал бы и младший ученик мага. Шутники уверяли, что Пук ничего не ест - он питается исключительно блеском золота в сокровищнице и будет жить до тех пор, пока последняя монетка не покинет кованые сундуки. Поэтому, добавляли они, казначей будет жить вечно.
"Вечный" старик попортил уже немало крови Хельви, который был готов щедро раздавать деньги на строительство дорог и крепостей. Каждую монету приходилось выбивать у казначея буквально с боем. Великий канцлер, зная о собственной горячности, всерьез опасался, что когда-нибудь в пылу спора просто стукнет упрямого старика чем-нибудь тяжелым по голове.
- Хорошо, - поморщился он. - Я сегодня же поговорю с Пуком. Умеешь ты, дракона тебе в печенку, испортить мне настроение с утра.
- Кстати, о драконах, - поднял указательный палец вице-канцлер. - Охотники из предгорья просят у тебя еще одну шкуру.
- Зачем? - нахмурился Хельви. - Я полагаю, что три дракона в год - вполне нормальная добыча. Если учесть, что за шкуру и голову я плачу охотникам золотом по весу, им должно хватать средств не только на то, чтобы прожить оставшийся год, но и провести его в праздности. Ты забыл, что у нас есть договор с Городом драконоборцев о том, что каждая сторона может настрелять только определенное количество драконов? Как посмотрят наши союзники на одностороннее увеличение нашей добычи?
- Я пытаюсь объяснять им это, однако охотники утверждают, что говорят от имени местных фермеров. Драконы, по их словам, так расплодились, что поворовали уже всех овец на выпасах. А скоро могут начаться нападения на Младших.
- Мне не докладывали о том, что поголовье драконов так сильно возросло, - холодно сказал Хельви. - Но я не позволю рубить сук, на котором сижу. Драконы приносят казне золото. Не будет золота - не будет новых поселений и дорог. Передай это своим охотникам, а те пусть передадут фермерам. Они же первые будут просить меня о строительстве крепостей и мостов!
- Слушаюсь, мой повелитель, - снова поклонился Базл.
- Ты ради этого вопроса решил навестить меня с утра? - более мягким тоном спросил великий канцлер.
Это означало, что деловая часть разговора закончена. Базл, хоть и освобожденный от обязанностей придворного лекаря, был другом семьи Хельви, и великий канцлер не считал зазорным подчеркивать это в беседах с подчиненным.
- Пришлось, сам понимаешь - работа, - присел на небольшую скамью, стоявшую возле печи, Базл. - Что наследники, императрица?
- Раги вчера научился стрелять из лука и чуть не выбил сестре глаз, - пожаловался Хельви. - Сури решила наказать сорванца и заперла его в комнате, так он нашел там потайную дверь - в этом дворце полным-полно тайных ходов! В общем, забрался в подземную лабораторию придворных магов, распугал там всех нетопырей. Сладу нет с мальчишкой. Говорю, зачем ты полез в подземелье? А он: я не лазил, я пешком ходил. А мышей летучих, спрашиваю, зачем пугал? Они, говорит, первые начали!
Базл кивал. Хельви любил своих детей едва ли не больше, чем самого себя. Тем менее объясним для Базла был тот факт, что великий канцлер даже взглянуть не хочет на своего внебрачного ребенка, рожденного правительницей Города драконоборцев. Вице-канцлер был по рождению глифом и придавал куда меньше, чем альвы, значения ритуалу. Однако и альв бы на месте Хельви давно не выдержал и послал бы в Город драконоборцев придворного живописца, чтобы запечатлеть младенца. Хотя не такой это уже и младенец. Первенец великого канцлера старше законного наследника Раги, а тому уже исполнилось девять лет. Младенческий возраст для глифа или альва, но не для человека, думал Базл. А императрица до сих пор ничего об этом не знает, невольно нахмурился он.
- Можно ли подарить ему коня? - продолжал тем временем рассуждать вслух Хельви. - С одной стороны, меня усадили на лошадь, когда мне исполнилось пять лет. Но его мать наверняка упадет в обморок, стоит мне заикнуться о лошади.
- Уверен, что в обморок упадет не только императрица, но и придворные, - очень серьезно сказал Базл. - Пойми наконец - девять лет совсем не тот возраст, в котором Младшего учат ездить верхом. В девять лет мать еще сюсюкает с ребеночком. Он ведь говорить толком еще не умеет! Твои противники не преминут заявить, что ты пытаешься уморить наследника.
- Ты знаешь, что Раги умеет говорить! Он очень развит для своего возраста даже по человеческим меркам. А уж как его воспитывать, позволь решать мне, его отцу, а не советникам, помешанным на исполнении дурацких обрядов.
- Эти дурацкие обряды установлены священным Кодексом. Ни один Младший не посмеет посягнуть на него. Ты отец наследника и ты можешь считать, что делаешь только хорошее для него. Но твои драгоценные подданные уже сейчас открыто заявляют, что ты хочешь сделать из их законного правителя человека. Это может привести к проблемам.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.