read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Пола Вольски


Сумеречные Врата


Paula Volsky. The Gates of Twilight (1996)


Пролог

В едином разуме Сознающих хранится память о том, что Врата в нижний план сущего, населенный созданиями, зовущими себя "люди", порой открывались. Происходило это всегда неожиданно и, как правило, по неизвестным причинам. Сознающие, при всем их могуществе, не могут управлять порталами для перехода между измерениями. Цельная и совершенная аура уровня Сияния сама по себе сдерживает порывы к разрушению, необходимые для того, чтобы проломить путь вниз. Зато текучий эфир нижних уровней, по природе своей подвижный и податливый, подпитывает страсть к экспериментам.
Один из подобных экспериментов, имевший место на втором обороте Эры Мятежей, повлек за собой существенные последствия. Существо из племени Людей, мыкавшегося в тени нижнего плана, прорвало барьер между измерениями. Это был далеко не первый из подобных случаев. Мелкая рябь и всплески на поверхности Сияния в Эру Мятежей стали привычными, но на сей раз, прорыв был настолько велик, что мог пропустить даже Сознающего. Кроме того, этот портал оставался открытым, чего также не случалось прежде.
С той стороны слабо взывал голос. Сознающие слушали его и дивились. В пролом посыпался дождь мелких вещей, изготовленных в Исподнем мире. Некоторые, едва соприкоснувшись с атмосферой Сияния, исчезали в яркой вспышке. Другие постепенно обугливались дочерна. Лишь немногие уцелели, но Сознающие нашли их грубыми и лишенными света. Затем снизу прилетели живые существа - покрытые шерстью, перьями или чешуей. Сила, доставившая их наверх, не могла защитить от пламени Сияния, и они погибли, корчась в огне. Останки этих существ Сознающие с отвращением скинули обратно в пролом.
Следом появился конец шеста с обручем, обтянутым тонкой сетью и, нащупав пузырь эфирного вещества, накрыл его, утянув за собой вниз. На одно мгновенье воцарилось молчание.
Затем снова донесся полный жалобной мольбы голос. Теперь он казался яснее и громче.
Сознающие обдумали просьбу. Немногие из них готовы были истощать свой свет в сумрачной тени нижних измерений. Сознавая свое совершенство, они были свободны от мучительного зуда любопытства. Свободны - но не все. Нашлись среди них и такие, кто, подстегиваемый ощущением собственной аномальности, стремился объять необъятное. Среди них выделялся особым светом Сущий Аон.
Несравненная яркость Аона могла бы осветить целый уровень. Он, однако, чуждался единения, и потому оказался подвержен любопытству и честолюбию. Под влиянием этих желаний он решился проникнуть в пролом, ведущий в нижний план, населенный Людьми. За ним последовало несколько его заблудших почитателей.
Протиснувшись сквозь барьер, они оказались в одной из стран нижнего мира, известной ее обитателям как Авеския. Увиденное превосходило самые смелые их ожидания. Как и предполагалось, измерение оказалось сумрачным и чуждым. Однако оно было на диво податливым, чувствительным и послушным влиянию Света. Мысль, желание, случайный каприз, питаемые силой высшего измерения, мгновенно лепили грубую глину Исподнего мира.
Сущий Аон и его последователи оказались исполнены невообразимого могущества. Они были властны над любой силой и материей. Здесь они стали богами.
Поначалу Аон забавлялся, исследуя свои новые владения и пределы могущества (если таковые существовали). Первым предметом его внимания стало существо, чьи усилия открыли путь между измерениями. Он без труда определил его как самку - в Исподнем мире признаки пола, как правило, ярко выражены. Она причисляла себя к роду Людей, своим именем считала сочетание звуков Бадипраяд, в силу талантов и притязаний полагала себя волшебницей. Она жаждала знания и власти, чтобы утолить внутренний голод, и ради них десятилетиями трудилась, изнуряя разум и тело. Сущий Аон сам знал этот голод. Владей она Сознанием, он мог бы уважать ее настойчивость и достижения. Но такая как есть, она была для него всего лишь топливом. Она мечтала подчинить себе призванных извне созданий или, по крайней мере, заключить с ними союз. Безумная мечта: невозможен союз чистого Сияния и праха Исподнего мира. Однако у него были причины не торопиться разочаровывать ее.
Вечно стремящийся к новым ощущениям, Аон объединился с волшебницей. Она смогла рассказать ему многое об этом мире и его обитателях. Когда же оказалось исчерпанным содержимое ее разума, осталось тело, с которым тоже можно было экспериментировать. Самый смелый замысел предполагал внедрение материи Сияния в женский воспроизводящий орган. После нескольких неудачных попыток опыт наконец удался, и произошло зачатие. Волшебница Бадипраяд ждала, предвкушая появление на свет полубога, предназначенного править миром. Ждал и Аон, упражняясь в терпении, совершенно чуждом его природе.
Впрочем, пока плод в женском теле медленно вызревал, он продолжал изучать новое измерение - кладезь бесконечной силы и покорной паствы.
Паства. Человечество, как они себя именовали. Бренные телесные сущности, существование которых оправдывалось лишь их способностью к поклонению. Зато какой способностью! Несомненно, если бы Аон не явил им себя, они бы его выдумали. Теперь же они огромными стадами стекались, чтобы почтить его, именуя Аон-отец, Исток и Предел. Сладкой пищей оказались людской страх и трепет. Сущий Аон нашел, что быть божеством чрезвычайно приятно. Его спутники, покинувшие Сияние вслед за ним, почитались как младшие боги. Правда, они оказались до обидного невосприимчивы к восторгу поклоняющихся, но ведь их силы и способности были ограничены!
Когда младенец во чреве Бадипраяд созрел для самостоятельного существования, Аон счел срок ожидания оконченным. Тело женщины было еще не готово освободиться от бремени, но этот сосуд уже сослужил свою службу. Бог Аон изрек свою волю. Материя Исподнего мира повиновалась, плоть разверзлась, хлынула кровь, и младенец явился на свет из трупа матери.
Дитя оказалось мужского пола, более или менее человеческого вида, однако с ярко выраженными проявлениями высшего происхождения, особенно заметного в запредельном сиянии его глаз. Солнце нижнего мира не закатилось и десяти раз, а младенец уже встал на ноги и бегал. Еще дюжина дней, и мальчик мог говорить. Он родился с полным ртом сияющих зубов и с первых дней отдавал предпочтение мясной пище. Возможно, причиной тому было теплившееся воспоминание о кровавых родах. Аон-отец окрестил своего первенца КриНаид и заботливо растил сына.
КриНаид рос и развивался намного быстрее, чем это свойственно обычной плоти Исподнего мира. Столь же стремительно расцветал и его разум, и спустя четыре промежутка времени, которые люди именуют годами, он уже готов был занять место верховного жреца: богочеловек, вставший во главе ширящегося культа Аона-отца. Триумф Аона был бы полнее, если бы не его Сияющие спутники, которые проявляли непостижимое равнодушие. Младшие боги смотрели на КриНаида-сына как на нелепое чудовище, обозначая его в своем едином сознании не иначе как "запредельная аномалия".
Воистину, они были мелки, и взгляд их был узок. Аон придавал мало значения их суждениям. Проходили годы. Культ, привившийся на плодородную почву, пышно разрастался, захватывая всю землю Авескии. Прочные узы связывали бога-отца и жреца-сына. Аон был доволен собой как никогда. Единственное, что отравляло его радость - настойчивые жалобы меньших богов, возжелавших возвращения на Сияющий уровень. Они готовы были даже покинуть своего вождя, если он откажется уйти с ними.
В угрозе дезертирства крылся невысказанный упрек. Аон в досаде поспешил закрыть портал, открытый много лет назад волшебницей Бадипраяд. Жалобы оставшихся взаперти младших богов утихли до невнятного гула, который нетрудно было игнорировать.
Восстановив безмятежность Сияния, Аон возвратился к своим планам, главным из которых было теперь возведение огромного каменного храма, посвященного ему самому. На строительстве его трудилось десять тысяч верующих. Мощные стены священной обители могли бы своей неприступностью поспорить с любой крепостью. Она высилась в центре города ЗуЛайса и имя ей было ДжиПайндру - Крепость Богов.
Аон взирал на свой храм, счастливый насколько, насколько позволяла его природа. Это счастье могло бы длиться вечно, если бы течение времени не начало влиять на его силу. Поначалу слабость почти не ощущалась: лишь легкие промахи, причина которых, конечно, крылась в несовершенстве Исподнего мира, намекали на нее. Однако со временем неудачи становились заметнее, и наконец, пришлось признать подкрадывающееся бессилие. Казалось, энергия верхнего плана медленно, но верно растворялась в тусклом воздухе Исподнего мира. Несомненно, краткое возвращение на уровень Сияния полностью обновило бы его силы. Теперь Аон-отец пожалел о том, что поторопился закрыть портал. Открыть его снова было уже не в его силах.
Аон погрузился в размышления и пришел к выводу, что энергия Сияния, его чистейшая сила, способна передаваться по наследству и питать сама себя. Постигнув это, он легко обнаружил средство к обновлению и отдал соответствующие приказы.
КриНаид-сын с готовностью повиновался. В ДжиПайндру были доставлены два десятка человеческих самок - купленных, украденных или приобретенных иными способами. Каждая из них была оплодотворена Сиянием, как некогда Бадипраяд. В каждой начал расти плод. Когда плоды созрели, содержимое каждого из сосудов было извлечено уже испытанным способом. Огнеглазые младенцы, выползавшие из останков тел матерей, ярко проявляли наследственные признаки высшего измерения. Аон-отец поглотил двоих, и энергия Сияния вновь разгорелась в нем. Еще двое - и он полностью обновлен, божественные силы восстановлены. Оставшиеся полукровки были сохранены для последующего использования. Младенцев женского пола выращивали для будущего оплодотворения. Других Отец использовал со временем для своих нужд.
Когда запасы истощались, КриНаид-сын пополнял их. Теперь ему помогали младшие жрецы - культ Аона-отца стал главенствующим в Авескии, и верующие во множестве стекались в храм. Этих жрецов приходилось то и дело заменять, потому что срок их человеческой жизни был краток, но КриНаид, обладающий жизненной силой верхнего плана, жил и жил, продолжая служить своему Отцу.
А Сущий Аон, желая иметь свидетелей своего триумфа, призвал к себе младших богов. Они не явились на зов, и он сам отправился отыскать их.
Они отшатнулись при его приближении.
Когда же он проник в их сознание, то нашел там ужас.

1

Послеполуденный зной начала жаркого сезона делал ЗуЛайсу похожей на преисподнюю, но толпа, бурлившая на улицах, примыкавших к резиденции Вонара, казалась нечувствительной к жаре. Конечно, для рожденных в этом климате авескийцев атмосфера парной бани, так угнетавшая иноземных правителей, была более чем привычна. В стены, окружавшие резиденцию, то и дело врезались булыжники, а воздух гудел от оскорбительных выкриков. Иные проклятия отличались изысканной восточной цветистостью, но их красота пропадала втуне - запертые внутри вонарцы плохо владели местным наречием. Впрочем, угрожающие интонации ясны без перевода, и ставни в здании резиденции с утра были плотно заперты.
Так же заблокированы и заперты изнутри оказались все прилегающие здания квартала, в честь далекой вонарской столицы названного Малый Ширин. Дома, лавки и конторы, возведенные в неоклассическом стиле из привозного красного кирпича, выстроившиеся словно по линейке вдоль тенистых бульваров Малого Ширина, выглядели до нелепости неуместными под выгоревшим небом востока. Улицы, обычно заполненные бледнолицыми пришельцами, сегодня принадлежали смуглокожим авескийцам. Туземцы - в обычные дни кроткие и покорные в соответствии с требованиями своей религии - сегодня проявляли необычное буйство, и человек с запада, оказавшийся среди них, имел бы все основания опасаться за свою бледную шкуру. Соотечественников, даже тех, кто был в ливрее вонарских правителей, пока пропускали беспрепятственно, но это могло перемениться в любую минуту.
Авескийские стражники, стоявшие перед большими воротами резиденции, отлично сознавали опасность. Их одетые в форму фигуры застыли в молчаливой напряженной неподвижности, а лица под забралами плоских шлемов-дарли выражали профессиональную тупость. Зато темные глаза беспокойно метались, а руки с излишней силой сжимали приклады карабинов. Однако до сих пор булыжники и комья грязи свистели мимо, а на людей направлялось одно лишь словесное оружие, да и то не столько оскорбления, сколько призывы к расовой солидарности.
В плотной толпе возникло вдруг новое завихрение. Кто-то упорно проталкивался вперед, и наконец одинокая фигура предстала перед стражниками.
Человек был высок по авескийским меркам, худощав и отличался удивительной кошачьей грацией движений, совершенно чуждой угловатым жестким фигурам вонарцев. Он был одет в просторную тунику и широкие шаровары из невесомой ткани песочного цвета, какие могли принадлежать любому горожанину. Бронзовую уштру, изогнутый треножник, символ победоносной покорности, также носил едва ли не каждый авескиец. Только вышитый на многоцветном поясе-зуфуре значок позволял причислить его к довольно уважаемой касте Отступающих. Широкополая плетеная шляпа скрывала лицо, только глаза блестели: черные, но с предательскими зелеными искрами. Такие глаза, как и угловатое лицо с тонким орлиным носом, бывают только у северян, чаще всего у тех, кто родился в племенах горцев. Морщинки вокруг глаз говорили, что человек уже не юноша - вероятно, лет тридцати. Нижняя часть лица могла бы рассказать больше, если бы ее не скрывала кисейная вуаль от пыли, закрепленная под полями шляпы.
Человек направился прямо к воротам, не обращая внимания на несущиеся ему вслед вопли. Советы и упреки скоро сменились оскорблениями. "Предатель" по большей части, но звучало и "жополиз", и "блевотина йахдини", и другие, более изысканные наименования. Северянин, казалось, оглох, но не ослеп: когда бровастый старец, щеголяющий золотым знаком "свидетеля рождений", попытался зацепить его за ноги сложенным зонтиком, тот легко уклонился.
- Червивая задница!
- Слуга хаоса!
- Безымянный, переодетый Безымянный!
Яростные крики летели ему в спину, но северянин словно не слышал. Когда стражники преградили ему путь, он вытянул из складок зуфура какую-то бумагу, которая немедленно заставила их отворить ворота.
Сомкнувшиеся со скрипом деревянные створки приглушили звук, но шум доносился и сюда. Перед пришельцем высилось здание резиденции - безупречно элегантное и совершенно чуждое этой стране. Тщательно подстриженные газоны выгорели на солнце. Воду для поливалки качали туземцы, а в последнее время этот источник энергии иссяк. Кустарник, строго подстриженный по ранжиру, был не зеленее травы.
Стражники, расхаживавшие по двору резиденции, не обратили на вошедшего ни малейшего внимания, справедливо полагая, что раз перед ним открыли ворота, стало быть, он имеет право войти. Он беспрепятственно проследовал к парадной двери, где у него опять потребовали пропуск. Бумага снова была признана удовлетворительной, и человек вошел в здание, оказавшись в просторной гулкой передней, копирующей зал Дворца Правосудия в Ширине.
Зал поражал необычной пустотой. Сегодня здесь не было привычного сборища просителей, жалобщиков и предпринимателей самого разнообразного сорта и вида. Человек пересек пустынный зал и спокойно начал подниматься по широкой центральной лестнице. На середине второго пролета кто-то тронул его за плечо и сердитый голос спросил:
- Ты куда это лезешь?
Пришелец обратил невинный взгляд черно-зеленых глаз на вопрошающего - коренастого вонарского капрала из Второго Кадерулезского пехотного полка, одетого в желто-серую форму без всяких туземных побрякушек. Настоящий Высокочтимый!
- Ты пьян или одурел? - поинтересовался капрал. - Для вашей братии только передняя! Давай назад. Понял? Запрещено! - Не встретив понимания, он повторил громче: - ЗАПРЕЩЕНО! Слышишь? - Слышать-то слышит, но вот понимает ли? Туземец пожал плечами и вопросительно улыбнулся - естественно, вызвав праведный гнев служаки.
- Пошел вон! Получишь плетей! Тебя занесут в список! За решетку! Получишь срок!
- Срок, Высокочтимый? - выдохнул туземец.
- Срок, моча!
Последний нелестный эпитет относился к светло-золотистому оттенку кожи авескийца, но невежество туземца не позволило ему оценить оскорбления. Снова беспомощно передернув плечами, тот продолжил свое восхождение по лестнице, отчего капрал немедленно рассвирепел.
- СТОЙ! - командный рев остался без ответа. Капрал взревел снова, уже на другой ноте, и вокруг наглого пришельца сомкнулись люди в полковой форме.
- Вышвырните отсюда ЭТО! - распорядился капрал.
- Высокочтимый! Уважаемый Высокочтимый! - трепетные взмахи ладоней авескийца выражали отчаяние. - Нижайший взывает к слуху царственного Протектора...
- Это еще что?
- Великолепнейшего протектора во Трунира... Если мне будет позволено предстать перед ним...
- Чертова медяшка!
- Пусть Высокочтимый соизволит простить своего слугу. Ничтожный молит о мгновении - всего одном мимолетном кратчайшем миге внимания протектора во Трунира.
- Слушай, моча, - заметил капрал. - Время протектора дорого стоит. Слишком дорого, чтоб тратить его на свиной помет вроде тебя. Давай уволакивай свою желтую задницу, покуда еще стоишь на ногах.
- Умоляю вас, Высокочтимый - на коленях, если такова ваша воля - у меня послание... ужасно важное!
- Ужасно будет тебе, если врешь. Что за послание? От кого? Дай-ка посмотреть...
- Но оно только для великолепнейшего!
- Давай сюда. Если дело того стоит, я его передам.
- Нет, нет, Высокочтимый, мне строжайше приказано...
- Обыскать, - приказал капрал, и двое солдат немедленно схватили пришельца.
- Ах, пощадите, избавьте от позора. Я из Отступающих, не оскверняйте мою касту. - Жалобная певучая мольба разнеслась в гулком зале. У подножия лестницы собралась кучка любопытствующих солдат.
- Посмотрите в этой тряпке, которую он таскает поперек живота, - посоветовал капрал. - Они там все прячут.
- Господа... Высокочтимые... вы несправедливы ко мне...- пленник яростно извивался.
- Да он скользкий как угорь! - один из солдат умоляюще покосился на капрала. - Разрешите, я ему врежу?
- Не стоит обдирать кулаки. Просто сорвите с него все тряпье и выкиньте на улицу. В следующий раз будет послушней. А потом обыщите одежку.



- Есть, сэр.
- Нет! Смилуйтесь, господа, смилуйтесь! - туземец отчаянно забился в руках солдат. - Всеми богами, самим Истоком и Пределом клянусь...
В чем он собирался поклясться, так и осталось неизвестным, потому что прозвучал новый властный голос:
Что здесь за карнавал? Капрал, объяснитесь!
И солдаты, и пленник подняли глаза. Несколькими ступенями выше стоял плотный коренастый мужчина, одетый в штатское. Безупречность его одеяния граничила со щегольством: легкий светлый сюртук вонарского покроя, клетчатые узкие брюки, напущенные на блистающие сапоги, модный жилет красновато-коричневого оттенка с муаровым узором, широкий шелковый галстук цвета слоновой кости и, как завершение наряда, трость с золотым набалдашником в толстых пальцах с наманикюренными ногтями.
Уголки крахмального воротничка торчали прямо и остро, как клинки смертоносного орудия. В крестьянскую простоту круглого толстогубого лица мужчины никак не вписывались холеные рыжеватые усики и острая бородка с бакенбардами. От его волос и одежды расходились волны одуряющего запаха духов.
- Господин второй секретарь Шивокс! - капрал щелкнул каблуками, выражая в приветствии все почтение, какое простой служака из Второго Кандерулезского должен оказывать чиновнику управления гражданскими делами Авескии и правой руке самого протектора.
- Итак?
- Незаконное вторжение, сэр! Моча эта... прошу прощения, сэр, вот этот желтый... то есть этот туземец так и лезет по лестнице, спокойный, как шербет в стакане, словно так и надо, да еще заявляет, что ему надо повидать протектора!
- И что дальше?
- Заявил, что у него послание. И никому не хочет его показать...
- Кроме великолепнейшего,- вмешался обвиняемый. Вонарцы не услышали его.
- Так что, - продолжал капрал, - я, естественно, приказал его обыскать.
- Естественно. А потом?
- Потом? - капрал явно недоумевал. - Выкинуть его вон, разумеется.
- Понятно... - Второй секретарь Шивокс поразмыслил пару секунд, прежде чем сдержанно поинтересоваться: - Не допросив?
Капрал, чувствуя под ногами зыбкую почву, предпочел промолчать.
- Улицы полны кровожадных дикарей, - все тем же задумчивым тоном продолжал Шивокс. - Им и в лучшие времена нельзя доверять, а теперь тем более. Не приходило ли вам в голову, капрал, что вторжение этого туземца в таких обстоятельствах несколько подозрительно?
- Шпион, сэр?
- Едва ли. Шпион не стал бы поднимать шум на всю резиденцию. Скорее диверсант.
- Подосланный убийца, сэр?
- Вполне вероятно. В этом случае хотелось бы узнать имена его сообщников.
- Если у него есть сообщники, сэр.
- О, не сомневайтесь в этом. Вас не удивило, капрал, каким образом он проник в здание?
- Запудрил мозги страже у ворот. Я этим болванам кишки повымотаю, сэр!
- Возможно, они не виноваты, - возразил Шивокс. - Желтолицый мог предъявить им фальшивый пропуск. Обыск покажет.
- Несомненно, сэр!
- И где бы он мог получить поддельные бумаги, не будь у него сообщников?
- Вы думаете, заговор, сэр?
- Возможно.
- Желтые не годятся для заговоров. У них на то мозгов не хватит,- объявил капрал.
- И тут вы заблуждаетесь. Правда, авескийцы - варвары, и в моральном отношении недоразвиты, но коварство у них в крови. Многие из них способны на извращенную хитрость, недоступную более развитому интеллекту представителя западной цивилизации. Не стоит недооценивать способности дикарей к двойной игре, капрал.
- Да, сэр.
- Что до этого парня,- второй секретарь снисходительно похлопал тростью по плечу пленника, - не сомневаюсь, что он окажется разговорчивым.
- Разговорится, когда я за него возьмусь, - обнадежил капрал.
- Ваша помощь не понадобится. Смотрите, как с ними надо обращаться. Ну, парень, - Шивокс обратился непосредственно к пленнику. - Понял, какую ты сделал ошибку?
- Я лишь прах под ногами Высокочтимого, - схваченный покорно склонил голову.
- Вот-вот. Хочешь облегчить душу?
- Воистину так!
- Вот и умница. Очистишь свое имя и касту, а возможно, и свою дешевую шкуру выторгуешь, если я останусь доволен твоим рассказом. Начнем с того, что ты назовешь свое имя, расскажешь, что ты затевал, и перечислишь сообщников.
- Сообщников, Высокочтимый? Не понимаю этого слова...
- Не притворяйся глупее, чем ты есть. Это дурной путь, ты позоришь свою касту. Зачем ты здесь?
- Высокочтимый, я принес послание, предназначенное для глаз протектора. В моем сердце нет яда, я верен славной Вонарской республике и...
- Кто тебя послал?
- Я поклялся хранить тайну.
- Я постараюсь тебя переубедить.
- Высокочтимый, я поклялся...
- И я тоже, и выполню свою клятву. Смотри, - Шивокс поднес к его глазам золотой набалдашник трости.- Что ты видишь?
- Палку, драгоценную и прекрасную, как все, что принадлежит Высокочтимым, вплоть до небесного аромата, густого и сладкого, как аромат десяти тысяч садов, окружающего самого Высокочтимого и его одеяние...
- Довольно. На конце палки?..
- Золотая голова вонарского сокола. Очень красиво, очень искусно сделана...
- Все верно, парень, но ты упустил из виду главное. Обрати внимание на этот кривой хищный клюв, острый и длинный. Как прекрасно он исполнен! Под позолотой скрывается закаленная сталь. Представь себе, что случится, если этот кривой клюв воткнется в человеческий глаз...
- Высокочтимый!
- Помолчи, просто представь. Дай поработать воображению. Я не стану прерывать твои размышления.
- Высокочтимый, я затрудняюсь понять...
- Хорошо, объясняю попроще. Отвечай на вопросы, не то я поколочу тебя этой палкой. Причем может произойти несчастный случай, когда от клюва сокола пострадает твой глаз, а то и оба. Еще чего-то не понимаешь?
- Увы, я в растерянности! Просвети меня, Аон-отец! Быть может, я безумен, но не существует договоров, правил и иных странных чернильных заклинаний, запрещающих увечить моих соотечественников?
- Трудно сказать, парень. - Шивокс тряхнул завитыми кудрями.- Я, к сожалению, не юрист. Ты уж сам потом поинтересуйся. Я слышал, что в Зале Хроник в городе Ланти Уме, что в трех месяцах пути на запад по суше и морю, есть приспособления, позволяющие слепым читать. Вероятно, ты найдешь их полезными.
- О Высокочтимый, я...
- Ты назовешь свое имя. Имя, парень! - Золоченый сокол угрожающе качнулся.
- Успокойтесь, Шивокс, оно вам уже известно. - Перемена в голосе пленника заставила всех встрепенуться. Исчезли напевные местные интонации. Теперь он говорил на чистейшем вонарском, с выговором старого аристократического класса, который до того, как великая народная революция прошлого века отменила все наследственные привилегии, именовался Возвышенным. Шивокс, в речи которого звучал совсем иной акцент, вздрогнул.
- Отпустите-ка меня, - спокойно приказал пленник. Речь и манеры Возвышенных пользовались немалым уважением в Вонарской Республике. Пораженные солдаты автоматически повиновались. Лицо второго секретаря Шивокса покрыл багровый румянец. Неизвестный сорвал вуаль, открыв нижнюю часть своего угловатого, чисто выбритого лица. Когда же он снял и шляпу, стало заметно, что золотистый тон кожи резко обрывается чуть ниже линии светлых волос. Густая, выгоревшая на солнце шевелюра, не знавшая парфюмерии, несомненно, не могла принадлежать ни одному авескийцу. Теперь все узнали хорошо знакомое лицо.
- Чаумелль! - пробормотал кто-то из солдат со смесью досады и веселья в голосе.- Снова шуточки Чаумелля.- Капрал покраснел, но не смог сдержать смешка. Пресловутые выходки заместителя второго секретаря Ренилла во Чаумелля приятно разнообразили скучноватую жизнь в казармах. Ледяной взгляд второго секретаря Шивокса заставил его вытянуться по стойке "смирно".
- Не будете ли вы столь любезны, чтобы пояснить смысл этой маленькой шарады? - Шивоксу более или менее удалось овладеть своим голосом, но лицо оставалось багровым.- Это намеренное оскорбление или попытка шутить?
- Разве бы я осмелился... - пробормотал Ренилл с той аристократической небрежностью, которая не могла не вызвать ярости в его непосредственном начальнике по Управлению гражданскими делами Авескии.
- Просветите же нас, если изволите!
- Не сомневаюсь, вашего внимания не миновало, что улицы перед резиденцией забиты взбудораженной толпой горожан. Авескийский костюм дал мне возможность беспрепятственно проникнуть сюда.
- Весьма изобретательно. Приношу свои поздравления. Вы достигли в этой роли такого совершенства, что едва ли можно назвать это простым маскарадом. В трудную минуту верх берут естественные инстинкты, не так ли? - язвительно усмехнулся второй секретарь Шивокс.
Если стрела и достигла цели, по лицу Ренилла во Чаумелля этого сказать было нельзя. Он давно сделал себя неуязвимым для подобных намеков. Ренилл принадлежал к одной из старейших аристократических семей Вонара. Не только официальная отмена титулов, но даже скандал, связанный с безумным решением его неукротимого прадеда Сисквина во Чаумелля жениться на авескийской княжне не нанес существенного ущерба престижу его рода. Кроме того, фанатичная приверженность потомков Сисквина вонарским хорошим манерам и моральным нормам практически смыли пятно старого мезальянса. В конце концов, княжна есть княжна, а северные авескийцы почти так же светлокожи, как вонарцы. Можно было бы и вовсе забыть о выходке предка, если бы следы ее не проявлялись время от времени на лицах некоторых членов семьи. Эти черные с зелеными искрами глаза, этот тонкий горбатый авескийский нос... Ренилл во Чаумелль унаследовал и то, и другое. Соотечественники, как правило, старались не замечать его недостатков, но их снисходительность не встречала видимых признаков благодарности.
- Немногим из нас, вонарцев, - сердечно продолжал Шивокс, - пришел бы в голову столь хитрый план. Воображение людей запада слишком прямолинейно. Тем более мало кто мог бы столь превосходно привести его в исполнение, но тут, конечно, природные данные в вашу пользу. Несомненно, узколобым догматикам подобный обман мог бы показаться недостойным джентльмена, но, что бы ни говорили, ваш успех вне подражания.
- Обман, Шивокс? - Ренилл недоуменно взглянул на своего начальника.
- Я подразумеваю эти ссылки на доставленное вами сообщение... таинственную клятву... короче, эту наглую ложь, столь типичную для туземцев.
- Второй секретарь, извольте заметить, что я говорил чистую правду, столь же искренне, как и вы, когда угрожали выколоть мне глаза, что является прямым нарушением всех заключенных договоров. Как, интересно узнать, вы намеревались объяснить столь жестокое нарушение международных соглашений протектору? Вы полагаете, он одобрил бы его? Или лучше считать, что слухи об этом происшествии не должны дойти до во Трунира?
- Это ребячество, Чаумелль...- Второй секретарь Шивокс ни на миг не поколебался в своей уверенности. - Я стремился внушить повиновение желтолицему, которого имел основания считать мятежником. Вы ведь не думаете, что я собирался привести угрозу в исполнение? Однако к делу. Оставим любительский театр и предрассудки прежней аристократии. - Шивокс с заметным усилием подавил вспышку гнева и нацепил снисходительную улыбку.- Маскарад ваш, бесспорно, забавен, но едва ли необходим. С тем же успехом вы могли посвятить свой досуг изучению зулайсанских похоронных обрядов либо другим столь же важным исследованиям. Вряд ли протектор сегодня найдет время для встречи с вами.
- Я здесь по его вызову. - Ренилл извлек из складок зуфура тот самый документ, который предъявлял страже у ворот. На бумаге стояла подпись и печать Бреве во Трунира, вонарского резидента-протектора туземного государства Кандерул. Шивокс бросил на бумагу беглый взгляд и тут же распорядился:



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.