read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Мария СИМОНОВА


ЗНАК ИЗБРАННИКА



"... Наши далекие предки рисовали себе модель мироздания в виде бесконечного трехмерного пространства, в котором эволюционирует, то расширяясь, то сжимаясь в точку, единственная вселенная.
Семь тысяч лет назад, в космические века, человечество достигло наконец того, что оно называло "границей" своей вселенной и сделало великое - по тем временам - открытие, что пространство, где оно обитает, не бесконечно, а замкнуто само на себя.
Представьте себе звездолет, который покинул свою звездную систему и движется все время в одном направлении, не используя при этом гиперпространственного перехода (рис. 3). Спустя сотни миллиардов световых лет такой звездолет должен будет вернутся к родной планете и прилететь к ней со стороны, прямо противоположной той, в которую он первоначально направился.
Итак, в сорок первом веке были опровергнуты представления о бесконечности трехмерного пространства.
А в сороковых годах девяносто третьего века великий ученый древности - Васильев сумел впервые доказать считавшуюся в те времена безумной гипотезу о множественности параллельных миров и стал основоположником Аутологии - науки о подлинном строении Мироздания.
Полтора тысячелетия понадобилось ученым - последователям Васильева, чтобы накопить и в общих чертах систематизировать знания о параллельных вселенных. Но лишь в сороковые годы прошлого века, закончив создание уникальной системы переброски живой материи в иные реальности - Инсайдера, человечество смогло наконец полностью уяснить для себя картину устройства мира.
Теперь общеизвестно, что модель Мироздания представляет собой Спираль (см. цв. вкл. 1), каждый виток или уровень которой состоит из семи самостоятельных вселенных или секторов. Земля, как и прочие крупные небесные объекты занимает свое неизменное место во всех, без исключения, реальностях. Варьируются же рисунок материков, состав воздуха, рельеф почвы, а так же наличие цивилизации и уровень ее развития..."
Ж. Варпиц "Популярная Аутология",
покетбук, 11068 г. изд. Париж.

1.

Срочный вызов.
10.08.72 6С.9УР.И6.
Спасателю ВС1 "Курьер" сэру Ричарду Левому.
Дик, замораживай всю работу по "Курьеру" и возвращайся на базу через Инсайдер. Дата перехода - 12.08, время - 00.15.11 по нулевому. Используй аварийную "отходную". Причину объясню на месте.
Рок.
Обычное послеобеденное затишье, нарушаемое лишь плеском волн и поскрипыванием рангоута, царило в Хосслиерском порту, когда Фабрициус Прустус, курьер Хосслиерского отделения Общества Спасения Нации, как значилось в бумаге, спрятанной в потайном кармане его камзола, появился на причале в поисках подходящего для его особы корабля. Сапоги курьера решительно гремели по доскам временного пирса, привлекая внимание разомлевшего после приема пищи портового люда, примостившегося, по обыкновению, кто где, в самых неожиданных местах и позах. Его передвижение обратило на себя внимание так же и отдельных представителей обветренной морской братии, наводящих в этот час порядок на палубах своих кораблей.
Нарушитель тишины следовал от одного судна к другому, окликая глазеющие с бортов физиономии и задавая всем один и тот же вопрос: не на сегодня ли назначено их капитаном отплытие? Произносимый на международном морском наречии, вопрос этот был понятен морякам всех государств. Недоумение мореплавателей вызывало лишь полное безразличие незнакомца к предполагаемому пункту назначения.
Наконец ему указали на фрегат, стоявший у причала последним. К тому времени, как курьер до него добрался, любопытные разных стран, чей покой он нарушил, посовещавшись, независимо друг от друга пришли к одному и тому же выводу: сей молодой и благообразный с виду господин, совершив нечто противозаконное, собирается как можно быстрее смыться из страны.
С капитаном фрегата, носившего название "Синий кит", курьеру удалось-таки найти общий язык, хотя поначалу капитан Кекс, надеясь избавиться от нежелательного пассажира, заломил такую цену, что у него самого слегка перехватило дух. А когда грабительские условия были безоговорочно приняты неожиданным гостем, который представился как курьер крупнейшего в стране общества, капитана обуяло подозрение, отчасти схожее с домыслами скучающих матросов на других кораблях. Что и говорить - остров Линкс, к берегам которого должен был отплыть его "Синий кит", был отнюдь не худшим местом для вложения капитала, пусть даже и похищенного из казны Общества Спасения Нации.
В то же время мысль о том, что, помогая скрыться беглому курьеру, он получает неплохую возможность насолить пресловутому Обществу, Кексу понравилась. По собственному мнению капитана, высказанному им на днях за кружкой пива в компании друзей и единомышленников в портовой таверне, - никакого спасения гибнущей буквально на корню нации от этого "Общества" вовек не дождаться. Потому что цель его создателей, по мысли капитана, не имеет ничего общего с интересами родной нации, а состоит в том, чтобы под видом научных исследований перехапать всех особ женского пола, какие еще остались в стране.
- А когда доберутся до последней, то пойдут по второму разу! А потом - по третьему! И так до тех пор, пока мы все не передохнем, а вся Земля будет населена одними потомками членов треклятого общества! И это непременно произойдет под басни о спасении нации! - ревел пьяный капитан, глотая жгучие слезы обиды и зависти к членам Общества.
Так что на сей раз, поразмыслив, капитан Кекс счел возможным даже поздравить себя с новым пассажиром. Ко всему прочему курьер мог в дальнейшем пролить свет на загадку, не дающую спокойно спать Кексу, равно как и всему прогрессивному человечеству: почему же проклятые девчонки перестали родиться? И скоро ли одно из самых влиятельных в мире обществ, созданное специально с целью разобраться в этой проблеме, положит ей конец? Возможность заглянуть в тайны Общества стала теперь для капитана тем более реальной, что у беглеца, не связанного более никакими обязательствами, скорее мог развязаться язык. А уж Кекс, со своей стороны, готов был приложить все усилия, чтобы помочь ему в этом.
Так что отбытие корабля, назначенное на завтрашнее утро, было перенесено капитаном на сегодняшний вечер. Он сделал это, не только пойдя навстречу просьбе пассажира, но и руководствуясь собственными соображениями о том, что, если Общество уже начало погоню за своим легким на подъем курьером, то погоня эта может в скором времени объявиться в порту и вырвать из рук Кекса столь ценную добычу. Этого нельзя было допустить!
К вечеру, невзирая на то, что с запада начала надвигаться неприятная облачность, они снялись с якоря и покинули хосслиерскую гавань. Получив от мистера Прустуса плату за проезд - пятьдесят золотых, капитан счел нужным предупредить пассажира о предстоящей качке и попросил его на всякий случай не выходить на палубу. Что же касается ужина - матрос принесет его прямо в каюту - пообещал капитан, ухмыляясь в усы. Кекс был уверен, что гость вряд ли захочет отведать корабельного ужина.
Шторм намечался не из самых сильных, а штормовой ветер был попутным. Для начала капитан сам встал к штурвалу, отдавая одновременно команды матросам. К полуночи, отойдя уже на значительное расстояние от берега, он положил судно в дрейф и выбросил плавучий якорь. Как всегда при шторме после такого маневра началась сильная качка. Закрепив штурвал и отдав последние распоряжения вахтенным, капитан уже собирался было отправиться на ужин, как вдруг заметил краем глаза темный силуэт, пробирающийся вдоль поручней правого борта на бак. У Кекса не возникло ни малейшего сомнения в том, что это его единственный пассажир вышел среди ночи на палубу "метать харчи". Однако раз уж мистер Прустус решился все-таки покинуть каюту, то лучше бы ему было пойти не на бак, а на корму судна, потому что корабль дрейфовал носом к ветру.
- Эй, вы! Поворачивайте обратно! Идите на корму, иначе ветер забьет все ваши харчи обратно вам в глотку! - заорал капитан во всю силу своих легких. Кекс был вправе гордиться зычностью собственного голоса, однако фигура пассажира, не изменив направления, безответно растворилась в ночи. Раздосадованный Кекс, сочно выругавшись, подозвал матроса и велел ему догнать "этого мистера" и подержать его за ножки, чтобы тот, чего доброго, не свалился за борт, а потом довести его до каюты и выдать ему пакет.
Сам же капитан проследовал на камбуз, где его появления ожидал остывший ужин. Прошедший день все еще продолжал казаться капитану удачным, когда к нему, заканчивающему в кают-компании трапезу, ввалился мокрый и растерянный матрос и доложил, что пассажира нет ни на носу ни на корме и ни в каюте. По мнению матроса курьера уже больше не было на корабле, как и на этом свете.
Изрыгая проклятия, Кекс бросился на палубу, прихватив по дороге фонарь. Здесь он созвал вахтенных матросов и распорядился: обозревать окрестности за бортом в поисках человека. Эти меры оказались напрасными: незадачливый курьер скрылся в морских глубинах, унеся с собой на дно не одну тайну и оставив капитана Кекса с пятьюдесятью золотыми в кошельке и с пустотой разочарования в его большом сердце, где любовь к морю давно и прочно срослась с тоской по образу женской фигурки, ждущей его на берегу.

2.

Закрытый кадровый информатор Инсайдера. Информация с личного Листка за N 5770/70/XX. Риплайн Лис Чали 11055 г. р. Место рож. - г. Хостиг, столица 7 Имп. "Драблон" (2С.3УР.) 5.07.70 зачислена в 8 отдел, группа Маркуса Ларсена. Специальность - средневековый фольклор. Тема работы - произвольный поиск причин возникновения НЖЭм путем анализа фольклорного материала секторов И4, И5, И6. С 11.12.70 - пассивный наблюдатель DL1 "Леди". Место заброски - 3С.4УР.И5 (развитое средневековье) государство "Эйморк". Срок заброски - 2 года. Работает без дублера. Контакты - наблюдатель DМ9 "Менестрель", курсирующий курьер CZ4 "Целитель". Дополнительная информация - по причине несовершеннолетия наблюдателю не внедрена информация VII/34/5S. Отходная легенда - тонет в реке. Отработка легенды - 8.08.72. Запланир. время прибытия - 12.31.50 Доставка - отказ в доставке. Информация о состоянии - нормальное. Причина отказа - выясняется.
Солнце уже опустилось за лес, когда дрожащая, посиневшая от долгого сидения в воде Лис выбралась из камышей на берег Лаува. В той стороне, где заблудился в верхушках деревьев последний солнечный луч, гордая громада замка Таникч казалась величественной печатью на фоне голубого еще неба.
Уже выйдя из воды, Лис почувствовала, что ее шатает, и только теперь по-настоящему ощутила, насколько она устала. К тому же воздух к вечеру сильно посвежел, и липнущая холодная рубашка вызывала сильный озноб, а мокрые волосы лезли в глаза. В довершение всего Лис не оставляло мерзкое ощущение, что тело по самую маковку заполнено речной водой.
Окажись в этот момент на берегу кто-нибудь из проживающих в замке или окрестностях, он с первого же взгляда узнал бы в "утопленнице" единственную дочь хозяина замка - леди Акьютт Таникч, тело которой всю вторую половину сегодняшнего дня искали и не могли найти в этой реке ее многочисленные родственники, во главе с отцом.
Просидев полдня по шею в воде, ныряя время от времени с соломиной во рту, Лис добилась именно того, чего хотела: все в замке считали ее теперь утонувшей. Только к вечеру, уже отчаявшись отыскать тело, убитые горем родственники покинули берега Лаува, и тогда "утонувшая" получила наконец возможность покинуть водную стихию. Выбравшись на сушу, она сразу углубилась в подступающий почти к самому берегу лиственный лес.
Лис шла уверенно, стараясь не обращать внимания на никак не унимающийся озноб - она знала здесь каждый кустик, так как частенько наведывалась сюда, незаметно улизнув с охоты. Здесь, неподалеку от берега, в дупле большого упавшего дерева она устроила тайник и последние две недели пользовалась любой возможностью, чтобы спрятать туда необходимые ей для бегства вещи.
Добравшись до "своего" дерева, она, не переставая дрожать, раскидала с него мох и сняла большой кусок коры, прикрывавший дыру в стволе. Сверху в тайнике лежала кожаная сумка с одеждой. Продрогшая до костей Лис, стянув через голову влажную рубашку, начала торопливо одеваться в мужской костюм черного цвета. Одевшись, она почувствовала, как дрожь понемногу отпускает, хотя речная вода все еще продолжала булькать где-то в глубинах организма.
Лис вновь запустила руку в тайник и выудила оттуда сапоги. Вся одежда была в отличном сухом состоянии - слава Богу, пора обильных дождей уже прошла, в Эйморке стояла поздняя весна.
Еще в тайнике хранилась короткая шпага: Лис стянула ее в арсенале замка, где шпаг, мечей и копий имелся на выбор целый лес; а так же увесистый кошелек с деньгами - ее собственными сбережениями. Когда раз в полгода в замке останавливался купеческий караван, отец не скупился, дочка же тратила едва ли половину из того, что он ей давал.
Деньги Лис пока оставила в дупле: так было надежнее, ведь переночевать ей предстояло прямо здесь, а кто его знает, что за лихой люд бродит в окрестностях замка по ночам.
Она расстелила на земле плащ и бросила в изголовье пустую сумку. Потом потрогала растрепанные волосы - они уже начали понемногу подсыхать. Усевшись на ствол дерева, она привела их в порядок и забрала на затылке в сетку. Затем, посомневавшись мгновение, решительно нахлобучила на голову широкополую шляпу. Если ей не повезет, и кто-то наткнется на нее ночью в лесу, пусть он, по крайней мере, примет ее за мальчика.
Закончив с маскировкой, Лис с сомнением посмотрела на сооруженную ею ложе. Импровизированная "постель" выглядела не очень-то уютно, но привередничать не приходилось. Лис осторожно улеглась, примостилась поудобнее на половине плаща и накрылась другой его половиной. Полумрак вокруг постепенно сгущался. Лис изрядно вымоталась, проползав полдня по дну среди камышей, но уснуть получилось не сразу; лес был полон звуками: вскрикивала ночная птица, шуршала кора под чьими-то осторожными лапками, кто-то невидимый, но шумный пробирался через кусты к воде. Девушка хотела заснуть, а лесные обитатели, нисколько не считаясь с этим, только начали пробуждаться к своей тайной ночной жизни.
Полежав какое-то время без сна, настороженно прислушиваясь, Лис наконец протянула руку к шпаге и положила ее на всякий случай рядом с собой.
Та часть задачи, которую она считала самой трудной, была благополучно выполнена. Теперь в распоряжении у Лис появилась масса времени дня для осуществления собственных замыслов, прежде, чем ей предстояло окончательно покинуть Эйморк

3.

Сэр Ричард Левый в муках пересекал границы пространств, вновь "рождаясь" в своем мире. Спрыгнув с палубы "Синего кита", он не успел еще достичь воды, как возникло знакомое ощущение - будто невидимая, но вполне осязаемая огромная рука начинает сжимать тело от макушки до кончиков пальцев на ногах. Левый поспешил поглубже вдохнуть, зная, что сейчас ему предстоят сорок секунд усиленного выжимания, в течении которых у него уже не будет возможности этого сделать. Процедура переброски через Инсайдер была не из приятных, но даже дети после хорошей подготовки переносили ее стоически.
Наконец затянувшая его матка Инсайдера стала потихонечку ослаблять свою мертвую хватку, и Левый сразу набрал в легкие воздуха, ясно и с удовлетворением почуяв в нем запах дома. Он тут же стал ворочаться, как медведь на лежке, раздвигая телом теплую плоть вокруг себя, мягко пульсирующую нежным алым светом. Как всегда не верилось, что эта нежная алость только что выкручивала его наподобие белья.
Левый нашел ладонью небольшой круглый величиной с блюдце вырез внизу ткани матки и коснулся холодного клочка земли в этой прорехе. Затем он поднял обе руки над головой и нажал ими на прямоугольник выхода. Тот, слегка подавшись, уехал вверх, и Левый получил возможность выбраться наружу, во внутренний Двор Инсайдера, напоминающий широкий и очень длинный коридор меж двух металлических громад стен сложной архитектуры.
Небеса Родины встретили вновь прибывшего сына мелким дождем: ничего не поделаешь, прямо из объятий Инсайдера, соприкоснувшись в нем с Землей своего мира, путешественник обязан был попасть под открытое небо, чтобы вновь полностью воссоединиться с родной Вселенной.
Дверь матки со щелчком встала на место. Левый вскочил на ноги.
Двор Инсайдера. Бродвей. Вокзал. Аэродром. Как всегда, вне зависимости от погоды, полон самой разнообразной публики. Правая сторона - отбывающие, левая - прибывшие: из миров развлечений и отдыха, секторов безопасности и повышенной опасности; масса деловых граждан, торопящихся по самым разным делам в Объединенные Вселенные и из них. Постоянный звуковой фон Двора, помимо прибоя людской деятельности - щелчки маток, выпускающих и принимающих в себя людей в стенах у самой земли.
Пожалуй, в последние десятилетия Двор Инсайдера стал единственным в мире местом, где еще можно было потолкаться в свое удовольствие среди абсолютно незнакомого тебе, занятого своими делами народа.
Однако ладно сложенный светловолосый молодой человек с глазами цвета грозовых облаков, одетый согласно последней моде одного из закрытых секторов с раннеисторическим уровнем развития, не был равнодушно игнорирован деловитой толпой. Он привлекал внимание многих: ему улыбались, кивали, здоровались, просто откровенно глазели, выворачивая шеи и показывали на него друг другу, произнося вполголоса имя.
Имя Ричарда Левого было не просто известно. Оно являлось почти легендарным и сияло в ореоле славы уже многие годы, несмотря на то, что обладатель его был еще очень молод. Он родился двадцать четыре года назад, в одиннадцать тысяч сорок восьмом году от Рождества Христова, ровно через сто лет после создания Инсайдера, и через год после подписания Великого Договора, объединившего двенадцать самых развитых из открытых в процессе эксплуатации Инсайдера вселенных в дружественный Союз.
Отец Ричарда - русский летчик, работал в наводящих ужас секторах Третьего уровня. Он погиб, не дождавшись рождения сына, став жертвой самой банальной автокатастрофы в Первом секторе Нулевого уровня, то есть - у себя дома. Его смерть стала причиной немного преждевременного появления мальчика на свет.
Мать - шотландка по происхождению - окрестила сына Сергеем в честь отца - кстати сказать, это был ее седьмой муж - и Ричардом, по обычаю семьи, в честь своего отца и в знак принадлежности к роду: все ее двенадцать сыновей имели разные фамилии, но принадлежали к клану Ричардов.
Уникальные способности ребенка дали о себе знать довольно рано: в семь лет маленький Сергей стал произвольно перемещаться в близлежащие сектора, что до сих пор считалось невозможным проделывать без помощи Инсайдера. При этом он ухитрялся проводить с собой и своих товарищей. Слава Богу - опасных секторов по соседству с детским не было, но они уже успели забраться и в некоторые, расположенные в следующем уровне, прежде чем персонал школы, по достоинству оценив его возросшие способности, доложил о них, куда следует.
Мальчика забрали в Нулевой уровень, и мать сама повела к руководству Инсайдера сына, всегда бывшего ее тайным любимцем.
Таким образом детство для Сергея кончилось очень рано. В Инсайдере был как воздух необходим человек с такими способностями, и ребенок играючи выполнял очень важную, а подчас и опасную работу.
Совет Инсайдера дал, разумеется, указание оформить мальчику секретность, оказавшееся, к сожалению, абсолютно невыполнимым: слишком уж во многих мирах ему приходилось появляться и чересчур юный вид имел этот неожиданный спасатель и снабженец, чтобы личность его могла долго оставаться тайной для репортеров. Первые сведения о нем, просочившиеся в газеты, были полны загадочности и уже вследствие этого - сенсационны. Но журналисты, как водится, не остановились на достигнутом, и в одно прекрасное дождливое утро маленький Сережа проснулся национальным героем, гордостью и надеждой своей вселенной.
К одиннадцати годам, имея на счету уже несколько десятков спасенных жизней и даже два небольших открытия в области пространственных перемещений, Сергей научился самостоятельно менять не только сектора, но и уровни, при условии, что они были расположены рядом по шкале Ван-Лежа. Уже тогда он заработал себе право зваться своим родовым именем - Ричард.
С его появлением начало наконец-то путешествовать по иным реальностям научное оборудование, а отчаянные исследователи диких и опасных секторов готовы были буквально молиться на него за регулярно поставляемое оружие и средства безопасности. При переброске в Инсайдере человек мог захватить с собой лишь то, что было на нем одето, поскольку одежда находилась в тесном контакте с биополями его тела. Левый же без проблем переправлял через границы пространств любое количество неодушевленной клади, обычно пользуясь для этого повозками, запряженными лошадьми. Практика показала, что это наиболее удобный способ транспортировки грузов сквозь уровни.
В девятнадцать лет слава о нем гремела из конца в конец Объединенных Вселенных, и Британский рыцарский Орден оказал ему справедливую честь, пожаловав званием Рыцаря.
Работа стала его жизнью. Статус "лучшего", налагая массу обязанностей, давал очень мало преимуществ. Одно из таких преимуществ перед собратьями-мужчинами явилось прямым следствием славы Ричарда Левого: в век, когда по официальной статистике в Первом секторе Нулевого уровня на девятнадцать мужчин приходилась одна женщина, да и то - только благодаря свободной миграции последних из дружественных Вселенных, Левый был одним из немногих счастливцев, не испытывающих недостатка в женском внимании, даже наоборот: его встречали и провожали, дежурили ночами на выходе из Двора и закидывали письмами.
Теперь он вернулся после почти полугодового отсутствия и стоял во Дворе, прислонившись к стене под тентом и наблюдая за проходящими мимо людьми. Среди многообразия мужских лиц иногда мелькали и женские, но настолько редко, что взгляд машинально отыскивал их и долго не отпускал, независимо от того, была ли женщина молода или не очень. В ответ Левый неизменно получал удивленные, узнающие, приветливые взгляды и улыбки, к вящей зависти тоже узнающей, но совсем с другими чувствами мужской братии.
Бывший курьер Общества Спасения Нации перед прибытием на Родину успел хорошо выспаться в каюте на борту фрегата капитана Кекса и теперь, стоя в бездействии, немного нервничал. Вчера ночью он получил от своего курсирующего дублера Гарри Свантесона срочный внеплановый вызов вместе с информацией о том, к которому часу, секунда в секунду, Фабрициус Прустус должен закончить свое существование. Безупречно отработав отходную легенду, Левый имел все основания полагать, что его будут ожидать именно здесь, во Дворе, и ожидать с нетерпением. Но на сей раз, похоже, ему была предоставлена редкая возможность слегка перевести дух после тесного контакта с Инсайдером.
Ричард сделал попытку расслабиться, для чего посмотрел налево, где чуть поодаль под соседним тентом пристроилась молоденькая девушка. Несколько секунд назад она покинула поток отбывающих, видимо, с единственной целью - поглазеть на него. Что ж - женщины - существа вольные, свободно могут пожертвовать парой часов, необходимых для того, чтобы сделать новый заказ на переброску, ради удовлетворения простого любопытства.



Между тем к Левому уже спешили, внося беспорядок в хорошо налаженный ритм движения Двора, двое озабоченных мужчин. Он издалека узнал белокурую шевелюру Марка Ларсена, профессора истории параллельных миров, возвышавшегося на целую голову над окружающим народом. Второго же пока Левому видно не было, но, судя по производимому им шуму, это был Джанни Нарди, невысокий черноволосый итальянец - ведущий инженер Инсайдера по разработке спецоборудования и спецприборов. Покрытый тремя слоями секретности, Нарди был вынужден прокладывать себе путь в равнодушной к его особе публике с помощью локтей и еще одного, куда более действенного орудия - слова, во владении коем он считался среди своих людей непревзойденным специалистом.
Левый пошел им навстречу, судя по личностям встречающих примерно догадываясь, что за работа ему предстоит. Марк Ларсен курировал на Инсайдере подготовку историков-долгосрочников и наблюдателей. Вероятно, опять кто-то из его питомцев так запутался в паутине исторических коллизий, что альма-матер не под силу его оттуда вытащить.
- Сэр Левый, умоляю, скорее! Нас ждут... - выдохнул без предисловий профессор, протягивая Левому руку.
- Прости за опоздание, Дик! С этим делом - вагон проблем! - на ходу бросил Нарди, увлекая Ричарда за собой мимо пары милых глаз, которым тот все же успел улыбнуться.
Последняя передышка кончилась.
Добравшись до служебной двери, они вошли через проходную с вооруженной охраной в недра Инсайдера, миновали два узких коридора, спустились на несколько этажей в лифте и оказались во владениях Нарди. Здесь находилась знаменитая "оружейная" Инсайдера. В нее вела массивная дверь в конце коридора, в который они вышли, открывающаяся, насколько было известно Ричарду, мысленным кодом. Но инженер не пошел в оружейную, а направился к первой же по коридору, самой обычной двери - в свой кабинет, открыл ее и пропустил вперед спутников.
- Это ближайшее место, где мы можем быть гарантированы от посторонних глаз, - пробурчал Нарди, закрывая за собой дверь. Щелкнув замком, он обернулся и достал из нагрудного кармана небольшой приборчик, напоминающий по виду перочинный нож.
- Жестянщик, - коротко пояснил Нарди, показывая прибор Левому.
Портативный ПН - пространственный нож, прозванный специалистами жестянщиком, удивил Ричарда своей миниатюрностью. Предназначенный только для спецслужб, обычный ПН величиной и формой напоминал большое ведро с опущенным в него шлангом, и службисты таскали его исключительно в заплечных сумках. Нарди любил и, надо отдать ему должное, умел удивлять, тем более, что удивлять ему чаще всего приходилось людей, видавших многие виды. Он с явным удовольствием воспринял искреннее восхищение Левого.
- Это - единственный... Пока, - любовно глядя на прибор, сообщил его скромный создатель.
- А теперь, Дик, повнимательней: сегодня ты возьмешь его с собой.
Историк тоже проявил живой интерес к последнему слову техники.
Жестянщик тут же был приведен Нарди в боевую готовность с попутным инструктажем Левого:
- Направление держи острием. Нужное расстояние в метрах набирай нажимом вот на эту кнопку. Радиус прыжка увеличился: теперь он около двухсот пятидесяти метров.
Левый вскинул бровь: раньше было сто семьдесят. Ларсен одобрительно ухнул.
- Стационарные точки прыжка в этом радиусе фиксируются синей кнопкой и кодовым словом из двух букв. Говорить надо в эту вот щель. Режим работы на вскрытие пространства - белый жучок вперед, на закрытие - назад. Остальное сейчас сам все поймешь. Ну что, будем двигаться? Для начала - к вам, мистер Ларсен.
Профессор энергично кивнул. Насколько понял Левый, именно в кабинете Ларсена их ожидали заинтересованные в предстоящем деле лица.
- Волшебное слово - улыбнулся Нарди и, включив прибор, сказал в него: "Си". Затем поднял нож над головой, как для удара, и начал с видимым усилием двумя руками резать пространство. Оно вспарывалось медленно, с тихим скрипом то ли хрустом, напомнившим Левому звук сминаемого ногой свежего снега.
После минуты работы Нарди сделал очень неровный, но довольно большой полукруглый разрез. Затем зацепил торцом жестянщика край откромсанного полукруга, потянул прибор на себя и вверх и отогнул отрезанное пространство, как крышку огромной консервной банки.
В образовавшейся дыре была видна часть кабинета и два человека в нем, с интересом наблюдающие за происходящим.
Ларсен Левый и Нарди по очереди пролезли в отверстие, после чего инженер вернул пространственную дверь на место и "запаял" жестянщиком обрезанные края. Они соединялись быстро с приятным для слуха свистом. Вскоре на месте только что зиявшей пространственной раны не осталось никаких следов.
В небольшом кабинете Марка Ларсена, сидя в мягких креслах, их ожидали двое мужчин, один из которых находился в данный момент под большим впечатлением, не столько от способа появления профессора и его спутников, сколько от величины прибора, которым орудовал инженер. Левый с удивлением узнал в этом человеке одного из членов Совета Двенадцати, а именно - мистера Прокуса Риплайна, президента народов Седьмой Вселенной, печально известной своим почти полным опустошением в результате отсутствия женщин и иммиграции населения в Нулевой уровень.
Вторым был начальник отдела Поиска и Спасения, шеф Левого Филлип Рок.
Профессор Ларсен на правах хозяина представил президенту Риплайну сэра Ричарда Левого и мистера Нарди, затем предложил всем сесть и, не теряя времени, приступил к изложению дела.
Суть этого дела вкратце состояла в том, что посланный два года назад в Третий сектор Четвертого уровня индекс пять наблюдатель, возвращение которого было запланировано на вчерашний вечер, не был доставлен Инсайдером в назначенный срок. Случай, в общем-то, нередкий для неопытного наблюдателя: наверняка не смог вовремя и как следует подготовиться к переброске. Обычная работа для Службы Спасения. Трагедия же на сей раз заключалась в небольшой детали: застрявший историк - семнадцатилетняя девушка в данный момент по неизвестной причине заперта в секторе, где в женском поле, как и везде на сегодня - страшнейший дефицит. Но, соответственно индексу "Развитое средневековье", там по отношению к женщине царят волчьи законы.
- Если президент мне позволит, я хочу пояснить для тех, кто еще не в курсе, причину его присутствия здесь, - отвлекся от темы профессор. Риплайн кивнул.
- Дело в том, что эта девушка, историк - его дочь, мисс Лис Риплайн.
В речи профессора возникла небольшая пауза, во время которой все присутствующие, для большинства из которых сообщение не было новостью, кто сочувственно, а кто и обвиняюще посмотрели на президента. Его седая голова поникла.
- Я готов был ее высечь, когда она объявила мне о своем намерении отправиться в эту средневековую дыру, - буркнул он.
- Не стоит сейчас об этом, мистер президент: все обстоятельства нам известны, - поспешил возобновить свою речь профессор. - Девушка работала в моей лаборатории, и случай, представившийся ей тогда, был просто уникален! Редкий историк мог бы пренебречь такой удачей!
- И вы, конечно, не пренебрегли! - едко вставил президент.
Левому было очевидно, что два года назад на этой почве поломали немало копий.
- Паниковать пока рано, - миролюбиво заметил Ларсен. - Если позволите, я поясню ситуацию. Через курьера, работавшего в одном из государств сектора, мы получили сведения, что дочь некоего знатного вельможи умирает от легочной чумы. Вы понимаете - на глазах нашего Целителя умирала молодая женщина! Лечить ее в тех условиях он, разумеется, не мог и обратился за разрешением пронести с собой через Инсайдер лекарство для инъекции. Это, к сожалению, было невозможно. В беседе с Лис Целитель обмолвился, что больная леди похожа на нее и лишь на год отстает по возрасту. У девушки возникла мысль о подмене и, не буду скрывать, я с восторгом ее поддержал. Как дочери вельможи ей не угрожала в секторе абсолютно никакая опасность! Правда, сама операция содержала некоторую долю риска для обеих девочек, но мы ее успешно провернули, и случай до сих пор остается беспрецедентным! Доставленную Инсайдером к нам больную, естественно, вылечили, убедив ее для начала, что она уже на том свете и попала прямо в Рай. Дела у Лис, судя по донесениям ее курьера - того самого Целителя, тоже шли нормально: ее признали за дочь, приписав все изменения во внешности и привычках болезни а так же переходному возрасту. Излишне говорить, что девушка была хорошо подготовлена: язык, законы, обычаи, подробности жизненного уклада местной феодальной знати...
- Только знати? Или вы внедрили ей полный курс? - подал голос Левый, уловив в последних совах профессора маленькую заминку.
- Видите ли, сэр Левый, обычаи простонародья этой страны... Как вам сказать... Ну в общем, не предназначены для детских ушей, тем более для внедрения в детский разум. Девочке было всего пятнадцать, и я не счел необходимым обременять ее психику варварскими законами низов: женщины того круга, в котором ей предстояло вращаться, не подозревают об участи своих простых сестер, - объяснил профессор.
Левый обменялся многозначительным взглядом со своим шефом.
Ларсен между тем продолжал:
- Наши специалисты подготовили ей отличную "отходную", которая почему-то не сработала. Причины, на мой взгляд, чисто бытового характера, и я надеюсь, что нам придется вскоре принести свои извинения сэру Левому за этот неурочный вызов.
Сэру Левому давно уже было все ясно, и он ожидал только, когда Ларсен закончит ломать комедию для президента. Мистеру Риплайну было наверняка неизвестно, что, при неявке наблюдателя в срок, разведчик посылался в место его предполагаемого пребывания тот час же и докладывал о причинах задержки буквально в считанные часы. Президенту было, вероятно, также невдомек, что только по-настоящему серьезные причины могли иметь следствием внеплановый вызов сэра Левого с задания.
Ричард поднялся.
- Я намерен, не теряя ни минуты, приступить к делу - объявил он. - Мистер Ларсен, дайте мне, пожалуйста, для начала Листок мисс Риплайн: я должен ознакомиться с подробностями.
Все присутствующие тут же оживленно повставали со своих мест.
Президент подошел к Левому и протянул ему руку. Тот пожал ее, спокойно выдержав испытующий взгляд, сопровождавший это пожатие. При этом он подумал, что Ларсену, похоже, не удалось-таки ввести старика в заблуждение. "Возможно, президент сознательно старается верить профессору, просто боясь задать мучающие его вопросы, чтобы не услышать раньше времени еще более мучительных ответов", - думал Левый, глядя вслед уходящему, прощаясь, Риплайну.
Президент вышел в коридор, где его ожидали телохранители, дверь за ним закрылась. Только после этого Ларсен достал из ящика своего стола и протянул Ричарду небольшой и тонкий, как будто вырванный из блокнота, Листок. Поверхность его была чиста, но как только Левый, вновь опустившись в кресло, сжал двумя пальцами правый нижний угол Листка, на белом фоне возникла объемная фотография девушки: светлые волосы, синие глаза, брови - вразлет, прямой нос, чуть улыбающиеся губы... На это лицо хотелось бы смотреть подольше, но Левый сильнее сжал пальцы, и в его сознании мгновенно вспыхнула вся информация о ней, включая последнее донесение разведчика.
Левый выпустил край Листка и передал его Ларсену, уже стоявшему наготове с новыми Листками.
- Минутку, профессор. Мне нужна полная информация: знать, горожане, крестьянство, бродяги, торговцы, разбойники; законы, обычаи, нравы, уклад жизни. Вы допустили грубую ошибку, дав неопытному наблюдателю лишь частичную информацию.
- Но...
- Прошу вас, распорядитесь на сей раз о доставке полного материала!
Левый встал и, обойдя негодующего профессора, подошел к своему начальнику, прервав его беседу с Нарди.
- Мистер Рок, ваше мнение: где она может теперь находиться?
Складка озабоченности, образовавшаяся на переносице шефа, говорила красноречивее слов о его замешательстве. Отдав тридцать пять из пятидесяти трех лет своей жизни поисково-спасательной службе, Рок давно разложил по полочкам практически все ситуации, приводящие к отказу Инсайдера доставить человека домой. Он преподавал эту тему по инвидению и даже издал по ней учебное пособие. Его замешательство само по себе говорило о многом.
- Девчонка не только красива, но и умна. Редкое сочетание, - сообщил Рок. - Она откопала там в своих легендах что-то такое, от чего все наши спецы по НЖЭМу на прошлой неделе встали на хвосты...
Рок на секунду прервался и потер подбородок.
- А потом она что-то задумала. Захотела провернуть какой-то финт и воспользовалась для этого отходной легендой. Весь родовой замок вот уже четыре дня как в трауре по ней. Есть еще более позднее донесение, что мужчины отправились срывать свое горе на турнир в Дори - это ближайший город, от замка туда около суток пути верхом. Думаю, тебе следует направиться прямо в город - не ошибешься. Шансы на то, что она все еще пребывает где-то в окрестностях замка, ничтожны. Инсайдер дал информацию, что она жива, и если только не попала в лапы местных крестьян или бандитов, то она точно там, в городе - больше негде.
- Поблизости есть банды?
- По моим сведениям разбойников в округе сейчас нет, но сброда по дорогам всегда шляется достаточно. Она наверняка нарядилась в мужской костюм. Но Дик, у нее проблемы. И мне даже страшно представить себе, какого они характера...
Такое открытое проявление чувств было не в привычке у шефа, но раз речь шла о девушке...
Женщины последних десятилетий в полной мере снимали урожай мужского обожания, поклонения и заботы. То, о чем они во все времена лишь безнадежно мечтали, сбылось с таким избытком, что хватило сполна даже самым непривлекательным. А причиной этой всеобщей нежной любви стала, как это ни печально, сплотившая человечества разных, очень разных миров общая беда: семьдесят с лишним лет назад во всех ста четырнадцати входящих в поле действия Инсайдера уровнях появилась еще одна постоянная: гибельная для людского рода болезнь, получившая название "НЖЭм" или "Невынашивание Женского Эмбриона". К вирусу этого недуга из всего людского племени был восприимчив только женский зародышевый эмбрион, погибающий от него как в организме матери, так и в искусственных условиях на первом же месяце развития. Осталось невыясненным, откуда взялась эта зараза, но она кишела в атмосфере любого из обитаемых и необитаемых участков Спирали, в виде которой человечество рисовало себе теперь модель Мироздания. Только семь процентов зачатых девочек справлялась с недугом и рождалась на свет. Благодаря этому численность населения, катастрофически упав за последние десятилетия, тем не менее была пока еще довольно далека от критической черты. Основная масса этого - по большей части мужского - населения сосредоточилась теперь в Европе, потихонечку стягиваясь из всех стран мира поближе к своему гениальному детищу, построенному на территории Франции в пригороде Парижа. Женщин среди этой "массы" можно было в буквальном смысле "по пальцам пересчитать", каждая стала теперь бесценным сокровищем, от коего сокровища общество смиренно просило только одного: рожай, пожалуйста, побольше народу, хотя бы и мужеского полу. Беременная женщина считалась теперь едва ли не святыней: искусственное выращивание младенцев не оправдывало пока возлагаемых на него надежд.
Общество не могло, правда, позволить себе запретить женщине трудиться: очень во многих областях женские руки были пока просто незаменимы. Но оградить свое прекрасное достояние от опасных и рискованных профессий оно могло и делало это по мере сил.
Именно поэтому Филлип Рок за многие годы работы едва ли набрал бы десяток случаев, когда его отделу приходилось вытаскивать из беды женщин. И каждый раз, когда это случалось, его железная невозмутимость давала трещину.
Левый понимал причину нервозности шефа: та же трещина пересекала теперь и его сердце, и тянуло из нее вполне конкретным сквознячком страха. Ему в достаточной мере невыносимо было представить, какие беды могли свалится на эту дерзкую синеглазую девчонку в неотвратимо-беспощадном мужском мире средневековья. Однако сейчас ничего другого не оставалось, как думать именно об этом, чтобы извлечь ее оттуда и избежать малейшей ошибки.

4.

Масса времени имелась теперь в распоряжении у Лис для осуществления ее планов. И, хотя планы эти имели прямое отношение к ее заданию, пронюхай о них профессор Ларсен - не воплотиться бы им вовек.
Но профессор не имел больше права голоса. Лис лишила его этого права ровно восемь дней назад.
В тот день утром она послала Ларсену материалы своей последней - еще не законченной - работы. Лис сделала это в надежде, что ей будет предоставлено дополнительное время: срок ее пребывания в Эйморке истекал, а ей необходимо было остаться здесь еще, хотя бы на пару недель.
Курьер c ответом вернулся к вечеру. Профессор хвалил работу Лис и сообщал, что с нетерпением ожидает ее прибытия домой.
Это означало для Лис завершение не только этой - хваленой - работы, но и всей ее карьеры как наблюдателя. Ведь она была первой и единственной в Инсайдере женщиной-наблюдателем. Профессия наблюдателя считалась слишком опасной для женщины - и действительно таковой являлась. Стать наблюдателем Лис помог случай. И она знала, что второго такого случая у нее уже не будет.
Решение пришло к ней не сразу. А когда пришло, то показалось до смешного элементарным.
Она просто не вернется на базу. Останется в Эйморке до тех пор, пока сама не сочтет нужным уйти. И гори все синим пламенем! Все равно они никуда ее больше не пустят.
Лис очень хорошо знала, что надо делать, чтобы получить от Инсайдера отказ в доставке - она всегда внимательно слушала лекции Филлипа Рока и была знакома с его пособием. Впрочем, тонкости существовали для тех, кто желал быть доставленным. А ей, как не желающей, достаточно было грубо проигнорировать "отходную легенду". И спокойно оставаться в замке Таникч... А почему, собственно, в замке? Кто привязал ее к этому месту? Ларсен?
В этот самый момент Лис и лишила профессора права голоса.
Затем, подобрав пышные юбки, она уселась в свое кресло у окна и весь оставшийся вечер просидела там, обдумывая план предстоящих действий.
Лис с удовольствием ощущала теперь свою полную неограниченность во времени и начала с того, что составила для себя план-максимум. Она должна попробовать попасть ко двору герцога Эйморкского, в свиту герцогини. Если ей это удастся, то даже профессор Ларсен наверняка сменит гнев на милость. Еще бы! Наблюдатель при царствующей особе - это не то, что книжный червь, прозябающий в провинции!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.