read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Фабрис Колен


Возмездие




Fabrice Colin. Vengeance (2001)


...в его груди
Мятежной страшный замысел, созрев,
Теперь бушует яростно, под стать
Машине адской, что, взорвав заряд,
Назад отпрядывает на себя.
Джон Мильтон "Потерянный рай"
(пер. Арк. Штейнберга)

Это история самого безумного и самого доблестного героя, когда-либо существовавшего в мире.
Много веков назад мы убили нашего бога; мы думали, что сможем жить без него.
Мы ошиблись.
Жившее в нас зло почти полностью разрушило нас.
В надежде спастись от него мы бежали из родных мест.
Мы пришли сюда. Мы покорили варварские народы, полагая, что имеем на это право.
Но дремлющее в нас зло никогда не покинет нас. И мы исчезнем, побежденные собственным безумием.

* * *

И тогда поднялся человек, туземец, сын кочевника.
Он был чист. Он был невинен.
И за это мы убили его. Человек вернулся из царства мертвых, требуя возмездия.

* * *

Варвары называли его Лайшам - "лев".
Он стал нашим искуплением, нашим спасителем.
Никто не знает, где он теперь. Вот история его жизни.

Анонимный текст, выгравированный на
развалинах монастыря
Скорбящей Матери в Дат-Лахане.

Пролог

Он бежит к деревне, где живут его родители. Он несется быстрее ветра, и сердце его исполнено радости. Ишвен: небо - твоя родина, земля - твой дом, а в жилах твоих течет сок жизни. Солнце опустилось за линию красно-оранжевых скал, и безоблачное небо постепенно окрашивается во все более и более яркие тона. Этот мир называется "Архан" - камень и кровь. Природа, окружающая мальчика, излучает радость жизни. Он держит в руках птенчика и бежит к деревне.
Склонившиеся над рекой женщины разгибают спины, смотрят, как он бежит, и делают ему приветственные знаки. Они улыбаются, и он улыбается им в ответ. Кажется, что эта весна никогда не кончится. Столб пыли, шафрановый мираж. Мальчик стремглав проносится по деревне, огибая шатры, расположившиеся под сенью высоких деревьев, и останавливается лишь на берегу реки, у последнего шатра, принадлежащего его родителям.
Он медленно отводит шершавую ткань и входит в полумрак шатра. На ложе возлежит его мать; у нее по лбу струится пот. Глаза ее лучатся от счастья. В ее чреве трепещет новая жизнь. Она жестом велит сыну подойти.
- Смотри, мама.
Он осторожно кладет птенца ей на грудь.
Мать улыбается и приподнимается на локте.
- Где ты его нашел?
- Под деревом.
- Он, наверное, выпал из гнезда.
- Можно мне его оставить?
Она проводит рукой по его волосам: в этом жесте - вся нежность мира.
- Если хочешь, да. Но тебе придется каждый день кормить его и ухаживать за ним. Он ведь остался без родителей, верно? У него никого нет, кроме тебя.
Ребенок улыбается ей в ответ, берет птенчика на руки и осторожно гладит его по головке.
- Мама.
- Что?
- А ты никогда меня не покинешь?
- Никогда, милый. Никогда.
Она нежно касается его щеки и медленно опускается на свое ложе, утирая пот со лба. "Еще три луны, - думает она сквозь туман усталости и счастья. - Еще три луны, и на свет появится ребенок. Вечное чудо рождения".
- Где твой отец?
Мальчик хочет ответить, но не успевает. Снаружи доносится громкий свист. Мать и сын переглядываются. Тишина, потом снова свист. Три коротких свистка, один длинный. Тревога. Глаза молодой женщины сужаются. Мальчик инстинктивно подходит к ней ближе. Он по-прежнему держит в руках птенца. Снаружи слышны громкий шум, шаги, ругательства.
- Что происходит, мама?
Внезапно шатер распахивается и перед мальчиком вырастает массивная фигура мужчины.
- Папа!
Улыбка на мгновение появляется на лице воина и тут же исчезает. Его лицо мрачнеет.
- Любимый, что происходит?
- Сентаи, - отвечает мужчина сквозь зубы. - Сентаи наступают.
- Что?
Ей вдруг становится трудно дышать.
- Ты слышала.
Сентаи. Сентаи. О нет, только не это. Неправда, не может же все так разом кончиться. О Анархан, молю тебя, пошли нам любые испытания, только не это.
- Хенукем... Хенукем мог ошибиться.
- Хенукем мертв, - говорит человек и падает на колени подле своей жены. - Им удалось пройти. Не знаю как, но удалось. Азенатский посланник поклялся, что Шествие Теней под надежной охраной. Но он солгал.
Он крепко сжимает в объятиях жену и единственного сына. Мальчик выглядывает наружу. Сентаи. Как и все, он слышал об этих ужасных существах. Кровожадные чудовища, которые приходят с востока, разрушая все на своем пути. Но ведь это всего лишь легенда. И потом, разве отец не сможет их защитить? Отец... Мальчик медленно высвобождается из отцовских объятий. По его щекам текут слезы, а он и сам точно не понимает, почему. Он видит, как отец в полутьме прижимает его мать к себе.
- Да будут прокляты азенаты, - закусив губу, стонет он. - О, моя красавица. Ты не представляешь, какое это для меня горе.
Между тем деревня охвачена паникой. Люди мечутся туда-сюда, кричат, и крики застревают у них в горле. Повсюду царит смятение.
- Любимый, - плачет женщина. - Скажи, что это всего лишь дурной сон. Скажи, что это не конец.
Мужчина сжимает ее в объятиях так сильно, что кажется, еще немного, и у нее хрустнут кости. Потом он бережно опускает ее на ложе и берется за меч. Сжав губы, он оборачивается к ней, полный решимости.
- Я защищу вас, - говорит он. - Вас никто не тронет. Я не позволю им причинить вам зло.
В деревне, между тем, царит полное смятение. Ребенок не видит, но ему достаточно и того, что он слышит. Остальное нетрудно домыслить. Мужчины деревни хватаются за оружие. Женщины спешат в шатры, прижимая к себе детей. Губы шепотом взывают к невидимым духам предков. Объятия. Не волнуйся. Жди меня тут. Обещания, которые невозможно выполнить.
Ребенок смотрит в глаза отцу. И в этот момент понимает, что все кончено. Все знают, что сентаи всегда нападают большими отрядами. Они сжигают все на своем пути. Убивают мужчин самыми жестокими способами. А женщин...
Мать приподнимается в глубине шатра.
- Любимый.
Мужчина поворачивается к ней. В своих мыслях он уже сражается. Он чувствует, как в его плоть входит вражеский клинок. Спрашивает себя, долго ли ему придется страдать, и что будет потом.
- Ты не оставишь меня им на поругание? Ты ведь поклялся.
- Знаю.
- Что не позволишь никакому другому мужчине прикоснуться ко мне. Никогда.
- Знаю.
Женщина разрывает свою тунику, обнажая молочно-белую грудь.
- Тогда сделай это.
- Что?
- Убей меня, теперь же. Ради нашей любви.
Слезы отчаяния текут по их лицам.
Они сливаются в поцелуе со страстью юных влюбленных. Слезы их, как две реки, сливаются в один океан.
- Я так тебя люблю, - шепчет отец.
Он медленно распрямляется. Снаружи доносятся ужасающие крики. Сентаи приближаются. Страшный галоп бешеных, ощетинившихся железом тварей под ними - чудовищ из, казалось бы, забытого прошлого. И их крики - такие пронзительные, что проникают тебе в самое сердце, впиваются в тебя, как осы.
- Любимый!
Не обращая внимания на мольбы жены, как завороженный, мужчина выходит с мечом в руке. Его маленький сын следует за ним. Со всех сторон приближаются сентаи. Как быстро! Стремительная атака, враги налетают, как рой шершней. А для отца все происходит медленно, ему все кажется нереальным. Он делает несколько шагов вперед. А вот и первый атакующий.
Существо с белой кожей и длинными черными как ночь волосами, восседающее на отвратительном монстре темного цвета - гигантском полуящере-полунасекомом, - останавливается на почтительном расстоянии от шатра. У него необычайно длинные конечности; оно улыбается улыбкой, лишенной всякой радости.
- Там внутри женщина. Я это знаю.
Мужчина не шевелится, только сильнее сжимает в руке оружие. Сентай натягивает поводья, не позволяя своему монстру встать на дыбы.
- Там женщина, - повторяет он, облизывая губы. - Твоя женщина. Рассказать, что я собираюсь с ней сделать?
Не помня себя от ярости, отец бросается на врага с мечом.
Остальное происходит столь быстро, что мальчик ничего не успевает понять. Сентай достает из-за спины арбалет и направляет его на напавшего. Из него вылетает мощная стрела, которая попадает мужчине прямо в грудь. Он издает странный звук и падает замертво. Это даже не стрела, скорее что-то вроде витого дротика. Острая боль. Ишвен истекает кровью. Его сын, оцепенев от страха, медленно приближается к нему. Он по-прежнему сжимает в руках птенца.
Сентай подъезжает ближе и останавливается совсем рядом с телом своей жертвы. Зверь поворачивает к ребенку свою отвратительную морду. У него черная кожа, блестящая, будто металлическая. Мальчик видит огромные, покрытые слюной клыки. Эти чудовища - не порождение ночного кошмара. Они и есть ночной кошмар.
- Сейчас я овладею твоей женой, - спокойно говорит сентай. - Одновременно я буду вырывать ей внутренности, так что она и сама не поймет, от боли кричит или от наслаждения. Я разрежу ей кожу...
Не поднимаясь с земли, отец мальчика поворачивает к победителю залитое кровью и покрытое пылью лицо. Он только что обмочился и дрожит всеми членами. Он закрывает глаза.
- Не делайте ей больно, - умоляет он. - Она ждет ребенка.
- Ммм, - вновь улыбается сентай, облизываясь (мальчик видит черный раздвоенный язык, похожий на змеиный). - Так будет даже интереснее.
- Умоляю вас, - стонет отец. - Она ждет реб...
- Я слышал, - сквозь зубы роняет сентай.
В смятенном сознании ишвена проносятся страшные образы. Он видит перед собой посланника азенатов, его умиротворяющие обещания, спокойные жесты. "Захватчики никогда не осмелятся ступить на ваши земли. Даем вам честное слово. Честное слово".
- Встань, - приказывает сентай.
- Не-е-ет! - кричит мальчик, бросаясь к отцу и сжимая его в объятиях. - Не делайте ему больно! Не делайте ему больно!
Он разжал руки, и птенец выпал из них на землю и больше не шевелится.
- Уходи, - шепчет человек на ухо сыну; изо рта его каплет кровь. - Иди, беги, спасайся, я...
Мальчик поднимается. Он не сводит глаз с сентая, чувствуя, как у него странно сжимается сердце. Он понимает, что, если он не послушается, сердце у него разорвется. Нечего ждать пощады от этого чудовища. Оно убивает ради удовольствия и ничего больше. Он медленно отстраняется от отца. У него кружится голова. Пошатываясь, он делает несколько шагов назад, продолжая смотреть на странное существо. Внезапно он чувствует, как у него под ногой что-то хрустнуло, и до крови закусывает губу. Это тот самый птенец.
- Хорошо, - говорит сентай.
Монстр под ним открывает пасть и изрыгает какое-то вещество в сторону отца мальчика.
Струя попадает ему прямо в лицо. Огненная жидкость. Пламя в мгновение ока распространяется по всему его телу, и ишвен превращается в живой факел. Он встает на ноги со стрелой в груди, машет руками и кричит, но не умирает - не сразу. В воздухе распространяется ужасающий запах. Вокруг к небу повсюду возносятся клубы черного дыма и слышатся крики боли. Мужчины кричат, потом крики смолкают. Женщины бегут и падают лицом в пыль. Они живы, но лучше было бы, если бы они были мертвы.
Мальчику кажется, что земля разверзлась у него под ногами. Он надеется, что она его поглотит, но этого не происходит. Он медленно поднимает глаза. Вдалеке на скале за побоищем наблюдают люди верхом на конях. По оружию мальчик узнает азенатов. Потом он оборачивается и видит, как из шатра выходит его мать и бросается к факелу, в который превратился ее муж. Неизвестно откуда взявшаяся стрела попадает ей в бедро, и она падает, будучи не в силах идти дальше. Человек, которого она любила, на ее глазах сгорает дотла, а она даже не может быть с ним вместе.
В отчаянии она протягивает дрожащую руку к своему сыну.
- Убей меня, - стонет она. - Убей меня.
Позади них догорает отец мальчика. Это невыносимое зрелище. Он еще бьется в конвульсиях, призывает смерть, но смерть не спешит.
- Убей меня! - кричит мать. - Убей меня, убей меня, убей меня.
Ее последние слова тонут в отчаянных рыданиях.
Мальчик непонимающим взглядом обводит все вокруг. Все смешалось. Неужели это конец? Этот запах, эти рыдания, эти страдания и бессилие что-либо изменить, - вот так и заканчивается жизнь?
Словно в ответ сентай разражается таким пронзительным смехом, что мальчику кажется, будто у него разорвутся барабанные перепонки. Сентай спешивается, хватает женщину за плечи и впивается ей в губы страстным поцелуем. Она кричит. Она до крови кусает его, но он снова ее целует и слизывает слезы у нее со щек. Потом он уводит ее в шатер, и вскоре крики женщины смолкают.
Оставшись один, мальчик медленно опускается на колени.

Книга первая

Акт I

Память как сито: просыпавшийся песок так же важен, как и оставшиеся на дне куски породы.
Ишвенская пословица

Он проснулся рывком, и сердце у него билось так, будто хотело выскочить из груди. Шум приближающихся шагов. Он приподнялся на соломенной подстилке, и в тот же миг дверь его камеры распахнулась. Ему пришлось прикрыть глаза рукой, чтобы не ослепнуть от яркого света.
- Встать, Тириус Бархан.
Вперед выступил один тюремщик, за ним другой.
- Ну и вонь, Святое сердце!
Тириус попытался встать, но цепи на запястьях помешали ему. Он смотрел в пол, не разгибая спины, и старался ни о чем не думать.
- Ну что, Бархан, настал великий день?
Тюремщик приблизил свое лицо к его лицу. Он был плохо выбрит, от него несло дешевым вином. Он вынул из висевшей у него на поясе связки один ключ и слегка дрожащими руками освободил узника.
- Все молчишь?
Тириус не ответил. Он растер затекшие запястья и рывком распрямился. Двое других по сравнению с ним казались детьми. Первый сплюнул на пыльный пол.
- Ну и громила. Сразу видно, дикарь.
Узник молчал. Он хорошо помнил, как его учили: "Что бы ни случилось, молчи. Тебя будут провоцировать, оскорблять, даже пытаться делать тебе больно - будь готов ко всему. Они хотят заставить тебя умолять о пощаде, но ты должен быть тверд как камень".
- Идем, - вздохнул второй тюремщик, прикрепляя к наручникам на запястьях узника другую цепь. - Пора.
Тириус Бархан, не оборачиваясь, вышел из своей камеры. Три дня и три ночи он провел в этой зловонной каморке, на пропитанной мочой соломе, которую не навещали даже крысы. Три дня и три ночи, но сам он об этом не знал: он потерял счет времени. Неверной походкой он вышел в коридор. Первый тюремщик - тот, что его не любил - шел за ним по пятам с хлыстом наготове. Другой тащил его вперед; казалось, ему хотелось, чтобы все поскорее закончилось.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.