read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Джон Марко


Очи бога


John Marco. The Eyes of God (2002)



Часть 1
БРОНЗОВЫЙ РЫЦАРЬ

1

Это был настоящий исполин.
И восседал он на исполинской лошади, покрытой бронзовыми доспехами с головы до ног, как и ее всадник - так что вдвоем они напоминали кентавра, сияющего в лучах заходящего солнца. На голове всадника не было шлема, ее украшала лишь соломенная, коротко остриженная шевелюра. Зато остальные части тела надежно защищала сверкающая броня. Он ехал впереди своего легиона, бок о бок с королем и на расстоянии шага от знаменосца, в чьих руках бессильно поникло в безветренном воздухе синее знамя. За его спиной растянулись две шеренги кавалеристов, гордо ехавших в виду неприятельского города. Их путь занял уже много дней и ночей; им попадались как хорошие дороги, так и отвратительные. Они все испили воды из благородной реки Крисс, чтобы легче было выстоять в час испытаний.
Лукьен, Бронзовый Рыцарь Лиирии, взглянул на долину, ведущую к замершему в ожидании городу Хес, столице Риика. Хес Безмятежный, так его называли; его стены и купола башен стояли, окутанные тишиной. Рыцарь уже видел город прежде, сражался на этой же самой равнине, но никогда не ощущал даже дуновения ветерка из долины, и сегодня был слегка озадачен. Не слышно ни криков, ни звона оружия. Лукьен повернулся лицом к Хесу, чувствуя удовлетворение. После всех этих неурядиц сегодняшний день хорош.
- Они уже должны были нас увидеть, - проговорил Лукьен. - Почему же не выходят встречать?
Акила недоуменно пожал плечами.
- Должно быть, мы еще далеко, - заметил он. - Когда подойдем поближе, тогда и выйдут навстречу.
Молодой король улыбнулся, словно ничто не могло омрачить его настроения.
- Гони сомнения прочь, Лукьен. Все будет в порядке.
Лукьен кивнул. Обычно все, что говорил Акила, исполнялось. Он редко ошибался, новый король Лиирии. Именно это восхищало его подданных. Они даже прозвали его "Акила Добрый". И поэтому люди, подобные Лукьену и другим королевским гвардейцам, следовали за ним даже в сердце Риика. Лукьен удобно устроился в седле, успокоенный полным доверием Акилы. За их спинами строгим строем двигалась кавалерия; люди чувствовали себя неспокойно под стенами Хеса. Бронзовый Рыцарь украдкой кинул взгляд на своих воинов. Позади знаменосца он увидел лейтенанта Трагера. В отличие от своих подчиненных, Трагер не показывал ни малейшего страха; лишь его молчание выдавало, что он волнуется. Лукьен наклонился к Акиле.
- Трагера, по-моему, что-то беспокоит...
Акила поднял руку останавливающим жестом:
- Пожалуйста, только не сегодня.
- Тебе следовало оставить его дома. Он только все испортит.
- Нет, не испортит, - возразил Акила. - Вечно ты пытаешься вызвать в нем раздражение. Перестань.
Подобно многим другим гвардейцам, Трагеру вовсе не хотелось отправляться в Риик. Тайком, за спиной Акилы, он язвительно высмеивал идею о примирении, уверенный, что король Карис не сдержит свое обещание. Но вот они уже здесь, на дороге, ведущей к столице Риика, приглашенные его королем. Для Лукьена, сражавшегося с риикианами со дня выпуска из военной школы, происходящее казалось чудом. Акиле есть чем гордиться. Он сумел сделать такое, на что его покойный отец так и не решился. Если встреча пройдет хорошо - а не окажется ловушкой, в которую их заманили - тогда закончатся годы кровавого лихолетья, и гвардейцы Лукьена смогут, наконец, убрать мечи в ножны. Десятилетия войны сделали их суровыми и подозрительными, но ясный взор Акилы убеждал их: мир возможен. Подобно Лукьену, они помогали Акиле достичь его заветной мечты.
Лукьен знал, что знакомый ему мир вот-вот бесповоротно изменится. Теперь, когда Акила на троне, будущее виделось таким неясным, размытым. Даже если воцарится мир, для Бронзового Рыцаря такое будущее - не подарок. Хотя сам он еще молод, но уже много лет неразлучен с мечом. Кровью и потом он заработал свою репутацию. Война была всей его жизнью, его призванием. Не будет войны, и ему придется измениться, а эта идея раздражала Лукьена. Ему вовсе не улыбалась мысль, что придется сидеть у домашнего очага с верным псом у ног. Ему едва исполнилось двадцать семь, и боевой задор переполнял капитана. Будь его воля, он никогда бы не стал заключать мир с Рииком. Ведь тогда Лиирия перестала бы в нем нуждаться.
Но этот вопрос уже был решен. Теперь Лиирией правил Акила, и решения принимались им единолично. Если призванием Лукьена была война, то для Акилы все чаяния были заключены в мире. Лукьен взглянул на своего короля: как все-таки приятно ехать с ним рядом. Если впереди ловушка, смерть придется встретить бок о бок с таким славным человеком.

Высоко в башне крепости Хес принцесса Риика Кассандра высоко подняла брови, стоя у окна и восхищаясь воинами, приближающимися к ее дому. Сгущались сумерки, но она все еще хорошо могла видеть кавалеристов в лучах заходящего солнца: их серебряные доспехи, холеных лошадей, синее знамя на шесте. Как же много их оказалось, больше, нежели она ожидала. Она протерла запотевшее окно, всматриваясь в голову колонны. Там должен быть Акила, впереди своего отряда, храбрый, как гласят о нем легенды.
- Отойди от окна, Кассандра, - раздался умоляющий девичий голос. Джансиз нервничала, поэтому голос дрожал. Служанка разложила на кровати платье Кассандры и суетилась вокруг него, разглаживая несуществующие морщинки.
- Они идут, - сообщила Кассандра.
- Ты уже скоро их увидишь. Пойдем, Касс, тебе нужно одеться.
- Иди сюда, Джансиз, ты только посмотри на них!
С тяжелым вздохом Джансиз повиновалась госпоже, встав у окна рядом с Кассандрой. Принцесса, все еще в рубашке, отступила в сторону, чтобы Джансиз могла разглядеть получше.
- Смотри, вон там, впереди. Двое всадников, отдельно от остальных.
- Ага, - тупо кивнула Джансиз.
- Видишь их?
- Отчетливо.
- Как думаешь, это Акила там, впереди?
- Вероятно, - служанка нахмурилась. - Скорее всего, этот варвар Лукьен едет с ним рядом.
- Полагаю, что так, - недовольно согласилась Кассандра. Никому не нравилась идея, чтобы ее отец разрешал Бронзовому Рыцарю входить в пределы Риика, но Карис настоял на этом, ведь король Акила без товарища не приедет. - Готова поклясться также, что он - самоуверенный ублюдок.
- И это еще слишком мягко сказано, - Джансиз закусила губу. - Интересно, как выглядит Акила. Жду, не дождусь, когда увижу его.
Любопытство Кассандры достигло предела. Она вернулась к окошку, отодвинув Джансиз в сторону. Акила был еще слишком далеко, чтобы можно было рассмотреть его черты. Это-то ее и огорчало. А еще огорчало то, что его облик целиком завладел ее мыслями. Король Лиирии был великим человеком, прибывающим в Риик с великим предложением, и этого достаточно. Кассандра знала: она особенная, не такая, как все, и всегда мечтала об особенном муже. Может, это и по-детски, но от мечты отказываться не хотелось. Очень странно, думала Кассандра, что никто не знает, как выглядит Акила, и никто не видел его в сражении. Большинство принцев были воинами, но не он. Акила позволял своему печально известному рыцарю воевать вместо себя, сам же оставался внутри крепостных стен. Может быть, он трус? Кассандра так не считала. Разве не отважный поступок для лиирийца - прибыть в Риик?
- В нем есть тайна, - пропела Кассандра. Идея заинтриговала ее. Она отодвинулась от окна и приблизилась к дубовой кровати, застланной мехами, с кружевными покрывалами и надушенными подушками. Приготовленное для нее Джансиз платье лежало поперек кровати, оно выглядело целомудренным и соблазнительным одновременно: отличный наряд для обольщения. Принцесса оглядела свое смуглое гладкое тело. Ей семнадцать, и сложена она великолепно. Но Акила ведь король. Наверняка он знавал многих женщин, и отнесется к ней критически. Неуютное чувство - оно изредка посещало Кассандру - начало подниматься из глубины души. Она с радостью приняла требование отца выйти замуж за лиирийца, потому что устала от Хеса и хотела стать королевой. Но девушка также была уверена, что ей стоит изображать побольше нежелания и сопротивления, чтобы продемонстрировать свою скромность и благочестие. Однако тому уж минул месяц, и теперь Акила почти на пороге. Хуже всего, что король Лиирии не знал о замыслах ее отца.
Больше всего на свете Кассандра хотела, чтобы воцарился мир. Она прочла недоверие в глазах отца, когда доставили письмо от Акилы с предложением о встрече. Никогда отец не выглядел таким довольным и таким серьезным одновременно. Чтобы установился мир, он готов на потери: пусть даже лишиться ее, любимой дочери. Кассандра считала, что должна заботиться об отце, но покинуть Хес - где она лишь одна из нескольких сестер-принцесс - было ее заветной мечтой. Да еще стать королевой! Какая из сестер отказалась бы от подобного соблазна?
- А теперь тебе нужно одеться, пока они не явились сюда, - сказала Джансиз. - Твой отец захочет, чтобы ты приветствовала их.
Кассандра молча кивнула. Джансиз встревожилась ее молчанием, бросив на принцессу испытующий взгляд.
- Как ты себя чувствуешь? - прошептала девушка.
Кассандра застонала. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал о ее страданиях - не сегодня, когда она так близка к цели.
- Ты обещала не говорить об этом нынче, - напомнила она.
- Так с тобой все в порядке?
- Да, только говори потише, - Кассандра инстинктивно оглянулась на закрытое окно, надеясь, что снаружи их никто не слышит. - Я чувствую себя хорошо. Ничего не болело уже несколько дней.
- Я не верю тебе, - усомнилась Джансиз. - Я кое-что слышала сегодня утром. Если хорошо себя чувствуешь, то почему тебя рвет?
- Ох, ну и ведьма же ты! - проворчала Кассандра. - Хватит шпионить за мной. - Она села на край кровати, зная, что от подруги не скроешься. Болезнь напала на нее неделю назад, и состояние ее ухудшалось, в то время как дела вообще шли все лучше. И теперь боль дошла до предела, превратившись в раскаленную иглу в желудке, вызывая рвоту, а иногда даже окрашивая мочу в красный цвет. Она не знала, в чем дело, да и не пыталась узнать. Знала только, что, если отец обнаружит это, ее замужество - шанс стать великой - обречено на неудачу.
- Иногда во время еды я испытываю боль, и это все, - заключила она. - Я понервничала за завтраком. Это и вызвало недомогание. Не волнуйся, Джансиз. И обещай, что не скажешь никому ни слова.
Девушка по-прежнему оставалась встревоженной.
- Я боюсь за тебя, Касс. Позволь, по крайней мере, Данетт взглянуть на тебя. Она никому не скажет, зато может дать тебе обезболивающее.
- У Данетт рот шире, чем благословенный Крисс. Разве можно что-либо ей доверить? Кроме того, ты считала, что это связано с моими месячными кровотечениями, а это не так. Так чем мне поможет эта старая повивальная бабка?
- Не знаю, - смешалась Джансиз. - Потому-то я и волнуюсь. Может быть, тебе нужен настоящий доктор. Может быть...
- Успокойся, Джансиз, - Кассандра подняла палец вверх, как делала всегда, если Джансиз начинала болтать без умолку. - Достаточно. Ты обещала молчать, и я надеюсь на тебя... А теперь... Она встала, заправив волосы за уши. - Помоги мне одеться.
Джансиз уже приготовилась взять в руки платье, когда раздался стук в дверь. Одетая только в нижнюю тунику, Кассандра закрылась руками, чтобы защититься от непрошеных гостей.
- Кто там? - спросила она.
- Твой отец, девочка. Открой.
Как они прежде и договаривались, отец пришел за ней.
- Я еще не одета, отец, - отвечала девушка.
За дверью послышался смех.
- Я сам купал тебя в ванночке, так что мне знаком каждый дюйм твоего тела. Ты что же, решила нынче демонстрировать свою скромность? Захвати халат и открой дверь.
Джансиз проворно вытащила из чулана халат и накинула на хозяйку. Принцесса завязала пояс, а Джансиз открыла дверь. На пороге стоял король Карис, он был один. Его лицо с тронутой сединой бородой озаряла усмешка. Одет правитель был в алый бархат - пышное придворное облачение для встречи гостей. По случаю торжества пальцы были усеяны перстнями, яркие камни сверкали при свете факелов. Увидев младшую дочь, он просиял. Джансиз расчесала волосы Кассандры так, что они заблестели, щедро накрасила ее лицо и ногти. Даже в простом халате девушка выглядела очаровательно.
- Доченька, ты прелестна, - сообщил отец. Он вошел в комнату. Джансиз низко присела в реверансе, опустив глаза. Карис едва замечал ее. Он любовался дочерью, пробуждавшей в нем отцовскую гордость.
- В чем дело, отец? - с невинным видом спросила она.
Карис повернулся к Джансиз.
- Оставь нас, пожалуйста. Мне надо поговорить с дочерью.
- Поговорить? Но мы же одеваемся, отец!
- Иди, Джансиз, - произнес король. Служанка не заставила повторять сказанное. Она быстро покинула комнату, закрыв за собой дверь, оставив Кассандру растерянно смотреть на отца. Правитель Риика сделал шаг вперед; его глаза были полны печали. Кассандра и ждала этого визита и страшилась его.
- Ты видела их из окна? - спросил ее отец. Его голос был мягким. С ней он всегда был мягок.
- Да. Поэтому я и должна одеваться.
Карис покачал головой.
- Нет, еще не сейчас. Я встречу их по прибытии, немного пообщаемся. Акила будет усталым - слишком усталым, чтобы даже ты смогла соблазнить его. - Его глаза скользнули по дочери. - Пусть он лучше поразится, как я, при виде тебя!
- Значит, сегодня мы не увидимся?
- Вечером, когда они отдохнут. Вы встретитесь за обедом.
Принцесса пала духом. Она столько ждала встречи с будущим мужем, что любая отсрочка была пыткой для нее. Но с отцом не поспоришь. Так что девушка испустила горестный вздох, усаживаясь на кровати.
- Перед тем, как наступит вечер, я хотел бы поговорить с тобой, - произнес Карис. Он сел рядом с ней, взял ее руку и вложил в собственную. Его кожа казалась задубевшей по сравнению с ее нежными пальчиками. Но глаза смотрели с любовью и печалью.
- Я знаю, у отца не должно быть любимцев. Но сегодня я хочу сказать тебе кое-что, Кассандра. Я люблю тебя больше всех.
- Знаю. Ты мог бы и не говорить этого, отец.
- Мне хочется, чтобы ты поняла, почему я так поступаю. Ведь ты понимаешь, верно?
- Ради мира, - отвечала Кассандра. Именно это и хотел услышать отец. - Ради блага Риика.
- И всего, что в нем есть, включая твоих сестер и их детей. И ради моего блага, в том числе. - Карис сжал ее руку. - Это великая честь, доченька. Вероятно, с моей стороны было эгоистично требовать от тебя такой жертвы. Так что у тебя еще есть шанс отказаться. Если ты не пожелаешь выйти за лиирийца, скажи об этом, пока я не сообщил ему о нашем предложении.
Кассандра скривилась. Отцу неизвестно, что она чувствует на самом деле, ведь она так искусно это скрывала.
- Ты будешь хуже думать обо мне, если я откажусь, отец.
- Никогда. Никогда не буду хуже думать о тебе, - он заглянул ей в глаза. - Скажи правду, Кассандра. На тебе это никак не отразится, пока предложение не сделано. И потом, жизнь в Лиирии будет трудной для тебя.
- Думаю, не настолько трудной.
Карис усмехнулся.
- Ах, дочь моя, ты еще не знаешь всего. Думаешь только о том, как стать королевой. Но мы ведь даже не знаем этого человека настолько, насколько бы следовало. Может быть, он заставит тебя плодиться, словно сука, приносить одного щенка за другим. Мужчины в Лиирии могут быть грубыми.
- Он добрый. Ты сам сказал мне это. Ты говорил, только добрый человек может предложить мир.
- Верно, - Карис припомнил собственные слова. - Но сказки все равно не жди. Тебе ведь это известно, не так ли?
- Отец, в чем дело? - засмеялась Кассандра. - Ты уже не хочешь, чтобы я выходила за него?
Лицо Кариса стало жестким.
- Я хочу, чтобы ты уверилась в своем решении, ведь это твое решение, не мое. У меня нет более драгоценного дара для этого короля, чем ты, Кассандра, но ты не рабыня. Скажешь сейчас "нет", и никому не причинишь вреда. Найду другой способ скрепить мир.
В какой-то момент Кассандра чуть не сказала отцу всю правду. Едва не призналась о своем горячем желании оставить родной город и страну, чтобы стать, наконец, хозяйкой самой себе, а не одной из Карисовых дочек. Но все же решила не говорить об этом отцу, дабы не разбивать его сердце.
- Ты сказал, что Акила - особенный, и любая женщина будет счастлива стать его королевой, - вместо этого напомнила девушка. - Я верю в правдивость твоих слов, отец.
Карис с улыбкой наблюдал за ней.
- Твоя речь звучит так, словно ты выступаешь с защитой в суде. Не стоит идти на замужество, чтобы только поддержать меня.
- Отец, я риикийка, - отвечала Кассандра. - Если Акила захочет, я выйду за него замуж, потому что люблю и тебя, и нашу страну.
Это было не совсем ложью, а при ее словах лицо отца засияло. Карис пожал руку дочери.
- Ты тоже для меня особенная. И всегда таковой останешься. И всегда будешь моей дочерью, даже когда станешь королевой. - Король поднялся на ноги, поправляя замявшийся край туники. - Пока отдыхай. Вечером, когда начнется пир, я пошлю за тобой. Будешь танцевать для короля Акилы, и он влюбится в тебя.
Кассандра улыбнулась. С тех пор, как она расцвела и созрела, все мужчины влюблялись в нее с первого взгляда. Это давало ей власть над ними, а вкус власти, как известно, сладок.
Когда отец окинул ее опочивальню, Кассандра встала с кровати и подошла к окну. Она снова увидела небольшое войско Акилы, стоящее у ворот города.


Риикийская столица возвышалась перед ними. Лукьен никогда прежде не был у границ самого города и сейчас, вместе с Акилой приближаясь к высоким стальным воротам, он восхищался простой, природной архитектурой и изяществом построек врага. Хес ничем не напоминал Кот, столицу Лиирии. Он был меньше, и высоких башен насчитывалось в нем меньше, поэтому свет просто падал на бело-коричневые кирпичи, отчего они слегка поблескивали. По мере того, как садилось солнце, город оживал, озаренный заревом свечей, вспыхнувших в круглых окнах. Лукьен притормозил свою колонну у ворот. За ними выстроились солдаты, стоящие навытяжку мечами в ножнах. За ними толпилась целая процессия горожан Риика. Они заполонили улицы и благоговейно рассматривали вновь прибывших. Лукьен слышал и музыку - бравурный марш, из тех, которые предпочитают риикиане. Он ощутил неприятный холодок в желудке. Несмотря на очевидное гостеприимство со стороны хесцев, Бронзовый Рыцарь внутренне сжался. За пять лет, с тех пор, как стал полноправным королевским гвардейцем, он десятки раз сражался с этими людьми.
- Видишь? Они приветствуют нас, - заметил Акила. - Я же говорил тебе, что так и будет.
Король затрусил быстрее по направлению к городу. Лукьен пришпорил лошадь, чтобы не отставать.
- Помедленнее, Акила, - предостерег он короля. Его гнедой конь пошел рысью по соседству с королевским. - Разреши мне идти первым.
Акила сдался, умерив свой пыл. Он перевел лошадь на шаг. Колонна сзади него остановилась. Лукьен помахал едущим впереди лейтенантам, и Трагер с Бреком отделились от общей массы.
- Поедем впереди. Король за нами, - сообщил он им.
Брек кивнул своей огненной головой. В лице Трагера ничто не дрогнуло. Они заняли места по обе стороны от Лукьена, готовые возглавить процессию. Оглядев ряды хесцев, Лукьен заметил группу пышно одетых вельмож, стоящих у самых ворот. Советники Кариса были облачены в красные и золотые туники; их бородатые лица сияли подозрительными улыбками. Один из них, выше прочих и более царственного вида, стоял на шаг впереди товарищей. Его плечи украшала черная мантия, на поясе висел меч. Улыбка на его лице слегка исказилась, когда он увидел перед собой Лукьена, а чуть погодя остальные заразились тем же настроением. Солдаты на посту вдоль дорог надвинули поглубже шлемы; в толпе послышался ропот.
Ибо пришел Бронзовый Рыцарь.
Лукьен расправил плечи. Он был герольдом Акилы, а это значит, что страх ему понадобится меньше всего. Закованная в доспехи лошадь презрительно фыркнула, и Лукьен миновал городские ворота, двигаясь в гущу неприятеля. Повсюду гремела музыка: выстроившиеся на улицах музыканты играли на гитарах и дули в трубы. Город приветствовал их красными флагами Риика, вывешенными на окнах домов и развевающимися в руках детворы. Но, к удивлению Лукьена, присутствовал также и флаг Лиирии: его держал риикийский почетный страж, облаченный в алую тунику и белые перчатки. Когда Лукьен подъехал к группе знати, четверка глубоко поклонилась, прижав руки к сердцу, и опустив очи долу. И не поднимали глаз, пока тень Лукьена не упала на ближайшие камни.
- Я - Лукьен Лиирийский, - объявил он. - Герольд короля Акилы и капитан его королевских гвардейцев.
Четверо дворян подняли глаза на Лукьена. Самый высокий загадочно улыбнулся:
- Добро пожаловать, - он широко простер руки, глядя за спину рыцаря, где, чуть поодаль, стоял король, Акила. - Я - герцог Линук Глэйнский. От лица короля Кариса и всего Риика, я приглашаю вас в город.
- Спасибо, - ответил Лукьен. Он помнил имя Линука и был уверен, что они встречались в бою. Будучи герцогом Глэйнским, тот правил крупнейшей территорией Риика и был одним из ближайших советников Кариса. Акила ожидал, что герцог прибудет на встречу, однако Лукьен почувствовал себя сбитым с толку. Он поспешно развернул коня, чтобы пропустить вперед своего короля. Трагер и Брек расступились, и Акила проехал между ними. Четверо дворян снова поклонились, приветствуя молодого правителя.
- Милорд Акила, это огромная честь для нас, - начал Линук с благоговейными нотками в голосе. - Мы приветствуем вас в Хесе, и заявляем, что все, что есть в нашем городе, - к вашим услугам.
Акила царственным взором обвел их со спины своего коня, а затем выражение его лица потеплело и ожило, в глазах заискрился смех.
- Герцог Линук, это честь, скорее, для меня. Поднимитесь, пожалуйста.
Герцог подчинился, и Акила окинул взором солдат и горожан, собравшихся, дабы поприветствовать его. Если не считать громкой музыки, толпа стояла необычно притихшая. Даже дети, высовывающиеся из окон домов, хранили молчание. Акила прочистил горло, поднял руку в привычном жесте приветствия.
- Спасибо всем за теплый прием. Я очень рад прибыть сюда и встретиться с вами. Наступил великий день, великий момент для наших народов.
При этих словах толпа зашумела. Люди аплодировали, дети кричали, музыканты играли громче, чтобы перекрыть гомон. Герцог Линук и его товарищи радостно смотрели на Акилу, чувствуя облегчение. Лукиен вдруг успокоился. Если это и ловушка, то выглядит она весьма непривычно. Он обернулся, встретившись глазами со своим другом Бреком, который подмигнул ему, затем - с Трагером: тот просто не верил в происходящее. Заместитель главнокомандующего королевских гвардейцев повернулся к своим людям, приглашая их войти в город. Вереница лошадей медленно затрусила вперед; они везли деревянную повозку, крытую просмоленной парусиной. Рядом ехали четверо гвардейцев. Когда повозка проехала, Акила указал на нее.
- Мы привезли дары для вашего короля, герцог Линук, - сказал он. - Можно ли нам самим вручить их?
Герцог кивнул.
- Король Карис ждет вас в замке, милорд, - и указал в центр города. Там на зеленом холме, посреди фруктовых садов, стоял замок Хес, двухбашенная цитадель из серого камня, уходящая под облака. Замок возвышался над всей столицей, и его двойная тень накрывала изящные невысокие здания. Главная дорога вела от ворот прямо к замку. По пути их сопровождали зеваки и вездесущие музыканты.
- Дорога была долгой, и теперь я хотел бы встретиться с вашим королем как можно скорее, - заметил Акила. - Думаю, наши дары ему понравятся, как и привезенные нами новости.
- Король ничего так сильно не желает, как говорить с вами, милорд, уверяю вас, - отозвался Линук. - Следуйте за нами, и вскоре долгожданная встреча состоится.
- Ведите же нас, герцог, - радостно провозгласил Акила.
Линук и придворные повернулись и направились к своим лошадям - сильным мускулистым животным, поджидавшим на другой стороне улицы. По команде герцога солдаты риикианской армии приготовились выстроиться следом за лиирийцами. Акила погнал лошадь вперед, помахивая в знак приветствия горожанам. Лукьен поспешал за королем, а за ним следовали Трагер, Брек, повозка с подарками и сорок королевских гвардейцев. Ворота тихо закрылись за ними; впереди манил огнями замок Хес. Лукьен осмотрелся, разглядывая наводнивших город жителей. И каждый, с кем он встречался глазами, реагировал на него с презрением. Насколько все они восхищались Акилой, настолько же ненавидели его герольда. Рыцарь склонился к уху Акилы.
- Ты был прав, - почтительно произнес он. - Посмотри на них. Они просто обожают тебя.
- Они обожают самую мысль о мире, - отозвался Акила, едва успевая говорить, настолько он был поглощен улыбками и приветствиями. - Они так же измотаны войной, как и мы.
- Мы? - усмехнулся Лукьен. - Ну, разве что, ты.
- Ну хорошо, я. Ты ведь не король, Лукьен. Будь ты королем, относился бы к этому иначе.
Лукьен посчитал за лучшее не портить момента. Из всей гвардии он единственный жаждал битв и сражений, ибо война придавала смысл его жизни, и больше он ничего в этой жизни не умел. Поэтому он проговорил:
- Я счастлив за тебя, Акила. Счастлив, что ты оказался прав.
- Тогда порадуйся за Лиирию, - произнес Акила. Они проезжали мимо кучи детишек, сплошь мальчиков, возбужденно и радостно показывающих на них. - Посмотри, видишь вон тех ребят? Они все могли, когда вырастут, сделаться солдатами, не знающими ничего, кроме войны. Теперь у них может быть иное будущее. И им не придется сталкиваться с тобой на поле битвы.
Логика Акилы была суровой и безупречной, и Лукьен весь сжался при этих словах.
- Как я уже сказал, - рад, что ты оказался прав.
Некоторое время оба ехали молча. Акила наслаждался зрелищем, Лукьен старался спрятать глаза. Герцог Линук и его товарищи привели их к началу холма, на котором стоял замок, к другим открытым воротам, ведущим во внутренний двор цитадели. Здесь толпы горожан поредели, сменившись солдатами и слугами короля. Скотники и доярки сгрудились во дворе. Широкие решетки замка Хес были подняты, позволяя делегации войти. Длинная колонна всадников зазмеилась по двору. Линук со своими людьми спешились, отведя скакунов конюхам. Акила не сводил глаз с двух башен, совершенно ими очарованный. Они выглядели величественными, а зелень лишайников, покрывающая стены, придавала им невероятно древний вид. Солнце уже почти село, и дворец освещался пламенем жаровен. Угрюмые стражники с перьями на шлемах опустили решетку. Лукьен ждал, когда Линук явится за ними. Они с Трагером и Бреком тоже спешились.
Герцог Линук выступил вперед и осторожно взялся за поводья коня Акилы.
- Милорд, если поедете следом, я отведу вас к королю Карису. Он уже в тронном зале, ожидает вас.
Акила спрыгнул с коня, спеша за герцогом.
- Разгружайте повозку, - велел он.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.