read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


ВАСИЛИЙ ГОЛОВАЧЕВ


ОСОБЫЙ КОНТРОЛЬ


Фантастический роман


Иллюстрации А. ЛАВРОВА
Обложка И. ФОКИНА
На фарзацах - авторские работы
В.ГОЛОВАЧЕВА

Головачев В.
Избранные произведения. Т. 4. Особый контроль. Заповедник
смерти. Всадники: Фантастические роман и повести.- Нижний
Новгород: Флокс, 1993.- 496 с.: ил.
ISBN 5-87198-041-4
В четвертый том собрания сочинений Василия Головачева
включены роман "Особый контроль"', который входит в цш.л
фантастических приключений в космосе и на Земле, повесть
"Заповедник смерти", затрагивающая проблемы нравственности
научных исследований; повесть "Всадники'", являющаяся про-
должением повести "Калиюга".
Произведения написаны в яркой, увлекательной манере, ка-
сыщенные острыми эпизодами, героическими характерами, имеют
гуманистическою направленность.



Как долго по дороге я иду!
А все еще я около себя.
Г. Седельников


Глава 1. ИГРА
В мягкой фиолетовой полутьме ее лицо словно светилось из-
нутри розовым светом, и необычным казался его овал в черной
волне ощутимо тяжелых волос. Странным было лицо, безжизнен-
ным, одно выражение застыло на нем - безнадежность. Может
быть, темнота гляз скрывала и боль ее, и слезы, но слова бы-
ли резкими, твердыми и беспощадно чужими. Жестокие слова, от
которых замерло движение в воздухе и повеяло холодом... И
Филипп сказал почти равнодушно, чтобы прервать этот разго-
вор, чтобы ей было легче - он еще не понимал до конца, не
хотел понимать, что она уходит,- чтобы тяжесть вины - да и
была ли она виновата? - легла на двоих:
- Хорошо, не будем больше об этом.
Аларика облегченно вздохнула, вскинула голову и снова
опустила, теперь уже виноватым движением. И было в этом жес-
те то, чего больше всего не понимал Филипп, - неуверенность.
Непонятный получался разговор: говорила она прямо и энергич-
но, но неуверенными выглядели жесты, неуверенностью веяло от
всей ее отрывочной речи.
Молчание заполнило комнату: она не знала, что делать
дальше, он пытался понять, почему оказался в таком положе-
нии. Почему? Десять лет детской дружбы, десятки ссор и при-
мирений с помощью друзей - оба упрямы и горды, - и любовь...
Любовь ли? Может, не было любви?
- Прости,- сказал он, с трудом шевеля губами.- Я, навер-
ное, от природы инфантилен и не могу понять, что происходит.
Объясни мне, наконец, это что, так серьезно?
Аларика судорожно кивнула. На слова не хватало сил, а еще
она боялась, что решимость ее угаснет совсем и эта агония их
любви, которой он не хочет замечать, продлится еще долго,
долго...
- Я тебя всегда понимал с трудом,- продолжал Филипп, все
еще на что-то надеясь.- Наверное, я слишком медленно взрос-
лею. И все же... вот ведь парадокс - я тебе не верю!
Он подождал несколько секунд, всматриваясь в ее лицо,



ставшее вдруг чужим и далеким, и рывком выбросил свое силь-
ное тело из кресла.
- Что ж, прощай. Что еще говорят в таких случаях? Желаю
удачи и счастья.
Прошагал до двери, оглянулся, ничего не увидев, и вышел.
И только за сомкнувшейся дверью ощутил в груди странную со-
сущую пустоту, холодную, как ледяной грот, и понял, что это
действительно серьезно, серьезней не бывает, и ему до боли в
груди захотелось броситься назад, стать на колени и пусть
даже не видеть ее, только чувствовать рядом, ощущать ее теп-
ло, дыхание... Но вернуться было уже невозможно, стена там
выросла, толстая стена из двух слов: "Люблю другого... Люблю
другого! Люблю другого!!" Когда она успела? И кто он, поко-
ривший доселе независимый ее характер? Или это всего-навсего
слова, проверка чувства?.. Нет, не может быть! Так жестоко
шутить она не способна. Значит, на самом деле существует
этот третий, замкнувший тривиальный треугольник! И не помо-
жет никто. Никто! Потому что это, наверное, единственный
случай, не подвластный даже аварийно-спасательной службе,
когда - человек, помоги себе сам!
Кто-то прошел по коридору. Филипп открыл глаза...
Филипп открыл глаза и виновато улыбнулся, все еще пребы-
вая во власти воспоминаний. Рядом с пультом вычислителя сто-
ял Травицкий и смотрел на развернутый объем мыслепроектора,
перебирая на груди пухленькие пальчики. Метровый куб проек-
тора был заткан цветами, и в его глубине в раствор стацио-
нарной ТФ-антенны было вписано лицо Аларики.
- Извините, - пробормотал Филипп, стирая изображение. -
Задумался...
Травицкий грустно покивал.
- Я не удивляюсь. Привык. У тебя, кажется, завтра ответс-
твенный матч?
- Финал Кубка континентов,- сказал Филипп, не поднимая
глаз.
Зачем я только пришел сюда сегодня, подумал он, все равно
от меня толку, что от козла молока. У Травицкого и без меня
забот хватает. Надо же, размечтался с эмканом на голове!
Аларику нарисовал... Почему я вспомнил о ней? Согласно всем
нормам психомоделистов я должен сейчас думать только об иг-
ре. Или перегорел? Нет, просто запретил себе думать об игре.
А на Аларику, выходит, запрета не хватает. Слаб ты еще, Фи-
липп Ромашин, конструктор, спортсмен и так далее...
Тф - тайм-фаг - система мгновенной транспортации мате-
рии (здесь и далее примечания автора).
- Иди отдыхай,- посоветовал Травицкий.- Эту конструкцию,-
он кивнул на пустой объем мыслепроектора,- списываю только
за счет твоего волнения. На твоем месте я слетал бы куда-ни-
будь один, например, в музей истории. Кстати, у меня к тебе
один не совсем обычный вопрос: не замечал ли ты каких-нибудь
поразивших тебя явлений?
- Что вы имеете в виду? - озадаченно спросил Филипп.
- Ну.... что-нибудь странное, экстраординарное, выходящее
за рамки обыденности, ранее не встречавшееся...
- По-моему, нет, не встречал. А может, не обращал внима-
ния?
- Так обрати.- Травицкий кивнул, погрустнев еще больше,
пожелал удачи и вышел. Маленький, круглый, грустный. Началь-
ник конструкторского бюро, лучший специалист Института
ТФ-связи.
Филипп снял с головы корону мыслеуправления, называемую в
быту эмканом, постоял у пульта, размышляя о своих отношениях
с людьми, которые понимали его больше, чем он сам. Начальник
бюро Кирилл Травицкий... человек, вырастивший из него конс-
труктора-функционала, никогда не высказывающий недовольства
его постоянными увлечениями, капризами... волейболом, нако-
нец. Хотя волейбол не увлечение и не каприз, это жизненно
важная потребность, без которой нет смысла в слове "спорт".
Как их совместить - работу в Институте, требующую постоянных
занятий, и большой спорт, требующий полной самоотдачи? Как
совместить несовместимое?
- Проблема! - пробормотал Филипп, пряча эмкан в нишу под
пультом. Что хотел сказать Кирилл? Что он подозревал под



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.