read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Кейт Форсит


Пруд Двух Лун


(Ведьмы Эйлианана - 2)
Kate Forsyth. The Pool of Two Moons (1998)



ГОРБУН

В час, когда ночь особенно темна, когда ток крови замедляется до предела, а потоки энергии находятся на спаде, из леса вышли трое путников. Они осторожничали, внимательно оглядывая окрестности. Хотя ночь была ясной и в свете двух лун искристо поблескивали заснеженные вершины Сичианских гор, в низине клубился туман и тропинка терялась в таинственной молочной белизне.
- Ты кого-нибудь чувствуешь впереди, старая матушка? - спросила Изолт.
- На тропинке - никого, хотя на постоялом дворе, похоже, довольно людно. Давайте прибавим шагу - скоро мы сможем остановиться и передохнуть.
- Ты это твердишь уже целую неделю, - фыркнул Бачи, тяжело опираясь на суковатую дубину. - Мне уже надоело пробираться вперед по ночам и прятаться днем, точно перепуганный заяц! Когда мы займемся чем-нибудь полезным?
Старая женщина круто развернулась и посмотрела на него снизу вверх.
- Идем, Бачи, ты будешь рад, когда перед тобой окажется миска с горячим рагу. Ты ведь уже давно жалуешься на голод.
- Особенно если принять во внимание, что все, что мы ели за последние несколько дней, это суп из сморщенных морковин!
- Лучше добывать еду по пути, чем попасть в лапы Красным Стражам, пытаясь пополнить запасы, - мрачно ответила Мегэн и пошла дальше.
- Первой пойду я, - остановила ее Изолт, бесшумно выскользнув вперед. - Бачи, не уходи далеко.
Вскоре холодная пелена тумана совершенно скрыла от них звездное небо. Тропинка шла под уклон, и ветви деревьев угрожающе тянулись к ним сквозь серую мглу, точно руки огромных скелетов.
Горбун не смог сдержать пугливую дрожь, и Изолт бросила на него презрительный взгляд.
Их ноги увязали в грязи, а в отдалении, еле различимое в клубящемся тумане, виднелось озеро. Слева чернели постройки постоялого двора, освещенные горящими факелами. Из низенького здания до них донесся взрыв хохота.
- Ты уверена, что нам стоит заходить внутрь, старая матушка? - спросила Изолт.
- На улице холодно и промозгло, а до парома ещё несколько часов, да и не ели мы толком уже несколько дней, - раздраженно отозвалась Мегэн. - Можешь оставаться здесь, если хочешь, а я войду. - Толкнув тяжелую входную дверь, она напомнила: - Следи, чтобы твой плащ не распахнулся, Бачи.
- Я же не совсем дурак, - огрызнулся тот, шагнув следом за ней.
Три путника пробрались к очагу, перешагивая через тела спящих и кучи вещей. Огонь, горевший в очаге, был единственным источником света, если не считать лампы на столе, за которым четыре человека все еще бодрствовали, потягивая эль из больших кружек и играя в кости. Один из них оторвался от игры и сказал:
- Эй, здорово!
Мегэн вежливо ответила ему, придерживая плащ, в который куталась. Хозяин указал им на стол.
- Есть хотите? - спросил он. - У нас есть баранье рагу и еще овощной суп.
- Суп устроил бы нас куда лучше, - ответила Мегэн. Он кивнул и принес им деревянные плошки с густым супом и поднос с черным хлебом. - Я смотрю, у вас сегодня полно народу, - заметила она.
Хозяин кивнул и почесал бороду.
- Да, вчера ули-бисту скормили одну ведьму, поэтому все считают, что сегодня утром паром доберется до другого берега благополучно, ведь змей уже набил себе брюхо.
- Верно! - воскликнула Мегэн. - Похоже, нам повезло.
Хозяин усмехнулся.
- О, я все равно привяжу у края воды несколько козлов. Не стоит дразнить эту тварь. - С этими словами он вернулся к игре в кости, а три путника занялись своим супом, греясь у очага.
- Надо поспать, - сказала Мегэн. - В углах должна остаться чистая солома.
- Да все что угодно будет лучше проклятых камней, на которых я спал всю эту неделю, - пробурчал Бачи. Он поплотнее замотался в свой плащ и поднялся на ноги. Дрожащий свет лампы упал на его горбатую спину, придав ему еще более зловещий вид. Игроки подозрительно уставились на него, и он ответил им таким свирепым взглядом, что они украдкой перекрестились, отгоняя зло.
Вскоре все затихло, лишь потрескивал огонь в очаге да время от времени вздыхал или всхрапывал кто-нибудь из спящих. Изолт уткнулась лбом в колени и потянулась. Несмотря на всю усталость этих утомительных недель, она вовсе не собиралась спать, намереваясь быть начеку до тех пор, пока они благополучно не переправятся на другую сторону озера. Охранять Зажигающую Пламя Мегэн было ее почетной обязанностью, но несмотря на тишину и покой спящего постоялого двора, Изолт знала, что опасность подстерегает их на каждом шагу.
Почти три недели она и ее спутники не знали отдыха, преследуемые солдатами Банри. Изолт приходилось, сжав зубы, удерживаться от того, чтобы дать им бой. Эта игра в прятки казалась ей трусливой, хотя Мегэн и запретила ей нападать на них, сказав:
- Мы должны ускользнуть от них, не оставив следов, ибо у нас еще недостаточно сил, чтобы начать войну.
Теперь они направлялись в лес Мрака, огромный темный лес, покрывавший почти все берега озера. Там, в безопасности Сада Селестин, скрытого глубоко в сердце заклятого леса, Мегэн надеялась встретиться с сестрой Изолт, Изабо. Лесная ведьма говорила, что в Тулахна-Селесте они все будут в безопасности.
Сквозь ставни уже начал просачиваться свет, когда хозяин с топотом спустился вниз по лестнице, повязывая поверх килта видавший виды кожаный фартук и почесывая лохматую голову. Изолт, не желая привлекать к себе внимания, притворилась спящей, вполглаза наблюдая за тем, как он повесил над очагом котел с кашей и открыл ставни, впуская в комнату зарю. Спящие вокруг зашевелились, потягиваясь и зевая, а под закопченным котлом весело затрещал и вспыхнул огонь.
Мегэн села, показавшись вдруг себе невероятно старой и хрупкой в беспощадном свете начинающегося дня, а донбег высунул из ее кармана свой бархатный носик. Изолт помогла ей подняться на ноги, и лесная ведьма потянулась, распрямляя спину, и подтащила к себе мешок.
- Зря ты не поспала, - упрекнула она свою спутницу. - Я же сказала тебе, что здесь нет опасности.
Изолт удивилась, откуда старая ведьма узнала это, но покачала головой.
- Я высплюсь, когда ты будешь в безопасности, старая матушка, - ответила она.
- Хм, тогда приготовься к множеству бессонных ночей, моя дорогая!
Громкий звон колокола возвестил о прибытии парома, и постояльцы гурьбой высыпали на пристань, глядя на то, как широкодонная лодка, приводимая в движение облепленным тиной канатом, рассекает тусклую серебряную гладь воды. Фермеры сбились в одном конце причала, бросая косые взгляды на горбатую спину Бачи. Он нахмурился и злобно сверкнул на них своими необыкновенными желтыми глазами, взгляд которых, в сочетании с всклокоченными черными волосами и темной щетиной на щеках и подбородке, был очень устрашающим. Озеро, как обычно, было затянуто клубящимся туманом, но этим холодным ясным утром туман был негустым, и переменчивый ветерок легко разгонял его клочья. Как только паром ткнулся в причал, пассажиры хлынули на пристань, а ожидающие начали запрыгивать на паром; с борта и на борт в спешке полетели мешки с зерном и тюки с сеном. Никто не ждал, когда же морской змей поднимет из озера свою длинную шею. Сквозь туман донеслось боязливое блеяние козлов, привязанных на берегу, а те немногие животные, которых везли на пароме, были в плотных намордниках.
Путешествие по озеру проходило в той же нервозной спешке, и жилистый паромщик беспокойно оглядывал поверхность воды. Они успели пройти больше чем полпути, и в тумане уже замаячили спасительные стены Дан-Селесты, когда внезапно какая-то дородная матрона завизжала от ужаса.
- Ули-бист! - завопила она.
Все головы в ужасе повернулись туда, куда она указывала. Сквозь туман проступило длинное волнистое тело змея, огромными влажно поблескивающими кольцами вздымающееся над спокойной гладью озера. Его длинная шея и маленькая головка взметнулись высоко над носом парома, и казалось, что змей намеревается окружить его и раздавить. Все закричали, и мгновенно началась паника. Озерный змей издал оглушительный вой, и его бок - цвета морской травы - проехался вдоль борта. Паром закачался, и Изолт изо всех сил вцепилась в скамью, чтобы не полететь на пол. Одна только Мегэн не закричала и не упала, прямая и неподвижная, она стояла на носу, глядя в туман.
Змей хлестнул хвостом по палубе, выполняя какой-то сложный маневр в опасной близости от борта, так что паром угрожающе накренился и чуть не перевернулся. Изолт разглядела даже его гладкую чешуйчатую черно-зеленую кожу и массивные кольца. Бросив отчаянный взгляд на Мегэн, Изолт увидела, как старая ведьма наклонилась вперед, вытянув свою узловатую руку. На короткий миг толстое кольцо показалось из воды и потерлось о ладонь старой женщины, потом мелькнул огромный перепончатый хвост, и озерный змей ушел в глубину.
Еще дважды они слышали его жуткий вой, с каждым разом звучавший все глуше и глуше. Никто, кроме Изолт, не заметил мимолетного соприкосновения Мегэн с озерным змеем, хотя паромщик покачал головой и сказал:
- Ни разу еще не слыхал, чтобы ули-бист подошел так близко к судну и не потопил его!
Берег стремительно надвигался на них, выступая из тумана. Изолт разглядела огромные отроги гор, вздымающиеся из серой массы леса. Почувствовав внезапное беспокойство, она взглянула на город. Туман на миг расступился, и она увидела на пристани солдат в развевающихся на ветру красных плащах.
- Мегэн! - негромко позвала она.
Старая женщина оглянулась на нее и кивнула, натянув плед на голову так, чтобы он закрыл приметную белую прядь над ее лбом. Бачи тоже напрягся и поплотнее закутался в плащ. Изолт осторожно проверила свой маленький арсенал, висевший у нее на поясе, и несколько раз сжала и разжала пальцы, чувствуя, что замерзла и одеревенела после бессонной ночи. Мегэн бросила на нее предостерегающий взгляд, но ничего не сказала, поскольку паром уже ударился о причал и солдаты двинулись вперед.
Их было тринадцать, закутанных в свои красные плащи, чтобы не замерзнуть в сырости и холоде. Когда пассажиры начали сходить с парома, капитан, рослый, прекрасно сложенный мужчина с высокой переносицей и надменным выражением лица, шагнул вперед, зажав под мышкой украшенный перьями шлем. Он начал допрашивать фермеров, сверяя их ответы с кипой бумаг, которые были у него в руках.
Изолт заметила, что гордая осанка Мегэн куда-то делась, и она согнулась и зашаркала, как древняя старуха. Паромщик помог ей сойти на берег, и она со стоном вцепилась в его локоть.
- Все в порядке, бабушка, - ласково сказал он, - ули-бист уже уплыл.
Капитан недовольно посмотрел на толпу. У всех фермеров и их жен был до смерти перепуганный вид, но они, бесспорно, выглядели самим воплощением благонадежности. Потом его глаза приметили Бачи, и в них вспыхнул огонек.
- Так, что у нас здесь? - весело спросил капитан и направился к нему. - Горбун! Что ж, нам велели приглядывать за всеми калеками и прочими в таком же роде в окрестностях Дан-Селесты. Ведь главаря мятежников зовут Калека, верно?
Бачи ничего не сказал, лишь уголком глаза взглянул на гвардейца и уставился в землю. Капитан обошел вокруг него, ухмыляясь.
- Урод! Чудовище! Мы сбежали из цирка, да? - С этими словами он грубо толкнул Бачи, да так, что тот пошатнулся, и плащ, кончик которого был зажат в капитанском кулаке, съехал на сторону.
Показались огромные черные крылья, спрятанные под ним, и Бачи, уже успевший восстановить равновесие, вновь обрел величественный вид со своими широкими плечами, распрямившимися, когда он расправил необъятные крылья, подняв их высоко вверх.
- Святая Правда! - выдохнул капитан. - Да у нас тут ули-бист!
Солдаты бросились на Бачи, пытаясь завалить его на землю. Он громко закричал и начал отбиваться от них. Увидев, что он исчез в клубке кулаков и тяжелых подкованных башмаков, Изолт ринулась в бой, швырнув кинжал в горло ближайшего к ней солдата, и закрутилась на одной ноге, пнув другой еще одного в живот. Когда тот согнулся пополам, она ткнула локтем в горло третьего, а потом для верности поддала ему еще и коленом, так что он рухнул наземь как подкошенный.
Сделав безупречный кувырок назад, Изолт нанесла еще одному удар в спину, плашмя швырнувший его на землю, потом вихрем быстрых отточенных движений вывела из строя еще нескольких солдат, набросившихся на нее с другой стороны.
Капитан закричал, и некоторые из тех, кто держал Бачи, бросили его и накинулись на Изолт. Та вытащила свой кинжал из горла первого убитого и швырнула его в спину другого, слабо пытающегося встать, колесом выкатившись за пределы их досягаемости. Они попытались обойти ее с другой стороны, но она уже сняла с пояса восьмиконечный рейл и едва заметным молниеносным движением запястья метнула его в нападавших.
Они, как по команде, пригнулись, и рейл, вращаясь, просвистел над их головами, аккуратно перерезав сонную артерию солдата, стоявшего рядом с капитаном. Фонтан крови оросил причал. Капитан, чертыхнувшись, вытащил меч. Изолт улыбнулась и позвала рейл обратно в руку. Капитан быстро замахнулся на Изолт, но та втянула живот, и меч просвистел мимо всего лишь в дюйме от ее талии. Он снова и снова пытался ее ударить, но она каждый раз с улыбкой и без труда уходила от его удара. Побагровев, капитан замахнулся мечом, собираясь проткнуть ее, но Изолт в самый последний миг отступила назад, затем резко опустила руку ему на загривок, и он упал, выронив свой шлем, со звоном покатившийся по деревянной пристани.
На нее тут же набросились еще три солдата, но она ткнула одного под колено рейлом, а другого оглушила ударом кулака в висок. Стреноженный, первый рухнул на землю, крича в агонии, но второй просто потряс головой и снова набросился на нее.
Изолт уклонилась от его короткого копья и швырнула свой рейл, одновременно ударив ногой третьего нападающего. Ей удалось свалить второго, но третий ухватил ее за ногу и она сильно ударила его под подбородок, а потом вонзила в него рейл, который зажала в руке, как нож.
Второй солдат, шатаясь, поднялся на ноги и поднял палаш, но Изолт подпрыгнула высоко в воздух, подтянув колени к самому подбородку, потом развернулась в полете и пнула его в лицо. Приземлившись у него за спиной, она изо всех сил ударила его по почкам, а когда он упал, сорвала с пояса маленькую булаву и всадила ее прямо в нос солдату, пытавшемуся подобраться к ней сзади. Тот с воем схватился за лицо, а она, вцепившись в его копье, проткнула его насквозь, одновременно развернувшись так, что меч, запущенный ей в спину, отсек ему руку. Изолт толкнула мертвого солдата на нападавшего, сбив того с ног, но он ухватил ее за бедра и попытался свалить наземь.
Мегэн рванулась вперед, но Изолт так отчаянно боролась, что подобраться к ней было невозможно. Несколько пинков и ударов - и она уже освободилась от нападавшего на нее солдата, и откатилась в сторону от еще одного копья, воткнувшегося в то место, где она находилась всего несколько секунд назад. Изолт снова вскочила на ноги, без малейшего усилия отпрыгнув назад, отцепив от своей булавы головку и собираясь метнуть ее на кожаном ремешке. Солдаты заколебались, и она насмешливо бросила им:
- Что, струсили? Девчонки испугались?
Ошеломленный капитан, пошатываясь, встал на ноги и замахнулся на нее палашом. Она обеими ногами ударила его в живот, а потом со всего размаху опустила ему на голову свою булаву, снова подняла ее над головой и опустила на череп того солдата, который держал Бачи. Не дожидаясь, пока он упадет, она еще раз пнула одного из раненых солдат, попытавшегося дотянуться до своего меча, и отскочила за пределы его досягаемости, держа в руке его окровавленный меч. Теперь осталось всего трое солдат, да и те еле держались на ногах от ран, которые она нанесла им. Но и Изолт тоже выбилась из сил, а кровь, вытекшая из раненых, растеклась по причалу, делая доски предательски скользкими. Несколько минут солдаты пытались добраться до нее, но лишь одному удалось подойти достаточно близко, чтобы задеть ткань ее рубахи, разодрав ее. Она отразила его нападение быстрыми и сильными ударами и проткнула ему горло.
Опершись на меч, она ударила ногой вбок, попав одному в живот, но, упав, он увлек ее за собой на землю. Отчаянно молотя руками и ногами, она пыталась стряхнуть с себя его тяжелое тело, но было уже слишком поздно - один-единственный оставшийся солдат навис над ней и с торжествующим криком опустил свой меч. Но прежде чем смертоносное лезвие успело коснуться ее, он одеревенел и издал булькающий звук, меч выпал из его рук, а он начал заваливаться вперед, схватившись за конец копья, пронзившего его насквозь и вышедшего у него из живота. Изолт в изумлении подняла глаза и увидела суровое лицо Мегэн, которая только что отпустила древко.
- Ты убила его! - ахнула Изолт, стирая кровь с лица.
- Да, - мрачно подтвердила Мегэн. - Пойдем, нам надо уходить отсюда.
Она помогла Изолт подняться на ноги и подозвала племянника, скорчившегося у изгороди, зажимая живот руками, и чуть не плачущего от боли и ярости. Он, шатаясь, поднялся на ноги и поковылял вперед, таща за собой огромные черные крылья. Раненый капитан попытался встать, нащупывая свой палаш, но Изолт метнулась вперед и прикончила его одним ударом меча. Фермеры бросились от нее врассыпную, точно ожидая, что она нападет на них с клинком, с которого еще капала кровь, но Изолт, изнуренная до предела, опершись на меч, хватала ртом воздух.
- Пойдем, Изолт, - повторила Мегэн. - Надо бежать.
Девушка отбросила слипшиеся от крови рыжие кудри со лба и положила меч. Медленно и торжественно она перевернула ближайшего от нее мертвого солдата лицом вниз и расставила его руки в стороны. После этого она церемонно прикоснулась пальцами к своему лбу, векам, ушам и губам, сосредоточенно пробуя его кровь.
- Обними же мать нашу, смерть, как она обнимает тебя, и знай, что Белые Боги приняли твою кровь в жертву, - затянула она, потом неуклюже поднялась на ноги и двинулась к следующему трупу, вытащив рейл у него из горла и вернув его к себе на пояс.
Мегэн, все то время, что вокруг нее царили хаос и кровавая бойня, простоявшая безмолвно и неподвижно, с усилием выпрямилась, подняла руку и начала петь первые слова обряда мертвых.
- Мегэн! - Бачи был бледен, желтые глаза горели диким огнем. Его лицо и шея уже начали наливаться багровой синевой. - У нас нет времени!
Мегэн повернулась к нему.
- Изолт права, - ответила она. - Мы должны воздать должные почести мертвым.
Так в сером свете туманного утра они с Изолт исполнили ритуалы своих стран и религий: Изолт - пробуя кровь убитых и укладывая их так, как будто они обнимали землю, Мегэн - провозглашая слова древнего обряда. Когда они закончили, лицо Изолт было залито кровью, а рот и зубы почернели.
Пассажиры парома неподвижно лежали на земле, одни - скованные ужасом, другие - с изумлением. Изолт подобрала палаш капитана с замысловатым эфесом и черным от крови лезвием.
- Я забираю это как мою добычу! - звенящим голосом объявила она. - Заметьте, я оставляю оружие остальных, поскольку они дрались отважно, хотя и неразумно.
Старая ведьма повернулась и обратилась к толпе.
- Сегодня вы видели крылатого прионнса, - сказала она. - Знайте же, что все истории и слухи правдивы. Он действительно существует, и когда для Эйлианана настанет самый черный час, он придет и спасет вас всех.
- К чему нам крылатый человек, когда нас защищает наш Ри, - скривился один из фермеров.
По лицу Мегэн промелькнуло выражение глубокой печали.
- Ри может не всегда быть с вами и защищать вас, - ответила она. - Красный Странник, прошедший по нашим небесам, принес с собой знамения о войне и разрушении. Боюсь, что вести о наступлении Фэйргов правдивы, и говорят, что Ри уже не тот, каким был когда-то...
- Измена! - прошипела одна из фермерш. Мегэн повернулась и взглянула на нее.
- Я правду говорю, милочка, - сказала она, скидывая плед и демонстрируя белую прядь, вьющуюся через всю ее косу до самой земли. - Я - Мегэн Ник-Кьюинн, Колдунья Зверей, и я никогда не лгу! В полотно наших жизней вплелась алая нить, и нам предстоит встретиться с такой опасностью, какой мы не видели уже многие годы.
Не было никаких сомнений в том, что горцы узнали Мегэн, ибо по толпе пролетел единогласный вздох, и фермеры начали перешептываться - полуиспуганно, полуобрадованно. Многие из них переводили взгляды с нее на Бачи, и когда они заметили белую прядь в его черных кудрях и его орлиный нос, так похожий на нос Мегэн, по толпе пробежала еще одна волна возбужденного шепота, более громкого, чем в прошлый раз.
- Нас ждут тяжелые времена, в этом нет никаких сомнений! - воскликнула колдунья. - Но знайте, что ведьмы Эйлианана не исчезли - они настороже и они все еще защищают вас. Не бойтесь! Мы не враги вам.
С этими словами Мегэн повернулась и пошла прямо в клубящийся туман, а Изолт поковыляла за ней следом, стараясь держаться как можно ближе к старой ведьме. Бачи закутался в плащ из волос никс и, опять превратившись в горбуна, неуклюже зашагал за ними. Туман поглотил их фигуры, и они исчезли из виду.

КОЛЕСО ПРЯЛКИ ПОВОРАЧИВАЕТСЯ
ВЕСЕННЕЕ РАВНОДЕНСТВИЕ

ПЕСНЯ СЕЛЕСТИН

Лес Мрака оказался темным и жутким местом. Островки, поросшие высокими соснами, перемежались огромными моходубами, увешанными серыми паутинами, вызывающими какое-то зловещее чувство. Повсюду плавали клочья тумана, скрывавшие переплетения исполинских корней, поэтому Изолт приходилось внимательно выбирать дорогу. Она держала свой арбалет наготове, положив на тетиву стрелу, ибо Мегэн сказала, что в заклятом лесу водится множество необычных существ, и Изолт пожалела, что забралась так далеко. Заметив, какими длинными стали тени, она развернулась и направилась обратно в Сад Селестин. Заходящее солнце все еще рдело на горизонте, а туман расстилался голубоватой дымкой, окутывавшей стройные деревья. Она дошла до поляны, где они расположились лагерем, и обнаружила Мегэн нетерпеливо меряющей поляну шагами, задумчиво нахмурившись.
- Вовремя ты вернулась! - сказала лесная ведьма. - Быстро мойся! Настало, наконец, весеннее равноденствие, и нам надо подготовиться. Сегодня Селестины соберутся в Тулахна-Селесте и, возможно, мы узнаем какие-нибудь новости о Изабо.
Изолт мгновенно повиновалась, зная, что такой тон в голосе Мегэн не стоит недооценивать. Колдунья места себе не находила с тех самых пор, как они добрались до Сада Селестин, поскольку там не оказалось Изабо, которую она рассчитывала найти. В саду не было ни единой живой души, если не считать лесных жителей, и, несмотря на то что Мегэн каждый день пыталась увидеть ее в своем магическом кристалле, она не смогла найти никаких следов своей пропавшей воспитанницы. После битвы на пристани трое беглецов поспешили как можно скорее добраться до спасительной тени Леса Мрака, слыша за собой тревожный звон набата. Старая колдунья кипела от гнева.
- Подумать только, а я-то хотела, чтобы Красные Стражи считали, что мы еще на том берегу озера! Теперь все искатели Оула накинутся на лес Мрака! После стольких лет, в течение которых мы пытались сохранить в тайне настоящую личность Бачи, позволить тайне выплыть наружу, и все из-за девчонки, которой следовало бы быть более осторожной!
- Это несправедливо! - сердито возразила Изолт. - Это же не я привлекла внимание солдат! Не я стащила с Лахлана этот грязный плащ!
- Нет, не ты, - тон Мегэн смягчился, но лишь самую чуточку. - Вы с Бачи оба первостатейные болваны! Почему ты не предоставила это мне, Изолт?
Изолт изумленно взглянула на нее. Что Мегэн могла сделать? Да из Бачи в два счета отбивную бы сделали, не вмешайся Изолт в драку, а потом их всех бросили бы в тюрьму. Там их допрашивали бы Пытатели Лиги Борьбы с Колдовством и приговорили бы к смерти, точно так же, как и ее сестру Изабо. Изабо лишь с огромным трудом удалось уйти от судьбы, но и то ее сначала жестоко мучил Оул. Если бы Изолт не вмешалась в драку и не убила солдат, их участь была бы столь же печальной. И все же Бачи не сказал ни слова благодарности, лишь поковылял вперед, нахмурившись больше обычного, а Мегэн бранила ее, точно она была нашкодившим ребенком, а не их спасительницей.
- Ладно, что сделано - то сделано, - сказала лесная ведьма. - Надо подумать, какую пользу можно из этого извлечь. По крайней мере, слухи о крылатом прионнса после этого будут распространяться гораздо быстрее.
Изолт, надувшись, вытерпела очистительные ритуалы Мегэн, на которых колдунья настояла как на необходимых перед тем, как пытаться проникнуть в заклятый лес. Им потребовалась почти неделя, чтобы пробраться через мрачные угрожающие деревья, но в конце концов они все-таки добрались до мягких лужаек и залитых солнечным светом аллей Сада Селестин. В самом сердце сада находился высокий холм, безупречно круглый и симметричный, с кругом из высоких камней, венчающим его зеленую макушку.
- Тулахна-Селеста, - сказала Мегэн, и в ее голосе радость мешалась с благоговением. Изолт была немного удивлена. После рассказов Мегэн она ожидала увидеть развалины величественного Города, но никак не этот скромный холм с простым кругом грубо обтесанных камней.
Они в молчании вскарабкались на холм и вскоре оказались над уровнем великанских деревьев, почти на той же высоте, что холмы и горы позади них. Камни, вдвое выше Изолт каждый, были накрыты другими камнями, образуя арки. На менгирах повсюду были выцарапаны символы солнц, лун, звезд и бегущей воды. По сравнению с замысловатой резьбой Башен, в которых Изолт выросла, они казались примитивными, как детские рисунки.
Внутри оказался всего лишь луг, а на нем еще камни, окружавшие пруд с зеленой водой. Окаймленная островками тростника, вода исчезала в пышных перьях осоки и клевера на западе, где когда-то из его глубин бил ручеек, стекавший по склону вниз и убегавший в лес. Радость на лице Мегэн медленно померкла, когда она не обнаружила никаких признаков чьего-либо присутствия ни на холме, ни в саду, и она угрюмо велела разбить лагерь и ждать.
- Наверное, Изабо скоро подойдет, - сказала она. - Может быть, она задержалась в лесу.
Когда они вместе собирали хворост и съедобные растения, Изолт заметила, что без тяжелого плаща Бачи движется гораздо легче, забыв даже про свою дубинку. Она решила, что это из-за того, что так он может удерживать равновесие при помощи крыльев, тогда как скрытые под плащом, они лишь мешают ему. Она начала раздумывать, почему же он не смог защититься тогда, на пристани. Он был высоким и крепким мужчиной, с мощными плечами и руками и парой убийственно когтистых лап. Почему он не воспользовался ими? Когда она спросила его об этом, он отвел взгляд, сжав зубы.
- Я думал, что Народ с Хребта Мира не задает вопросов.
- Разумеется, за это я тоже отвечу на твой вопрос, - сказала Изолт.
- Меня превратили в дрозда, когда мне было двенадцать, если ты помнишь, - огрызнулся он. - Меня только начали учить боевым искусствам, и хотя мне пришлось бороться, чтобы остаться в живых, пока я был птицей, теперь это все совершенно бесполезно.
- Я не понимаю почему.
- Я был дроздом четыре года, глупышка. Я скрывался в листьях, когда на меня падала тень ястреба, и улетал, когда видел, что эльфийская кошка вышла на охоту. Что мне теперь проку от этого?
- Но разве не ты распространял слухи о пришествии крылатого воина? Разве ты не готовишься к войне? Как ты можешь бороться за трон, если не в состоянии защититься даже от кучки солдат-недоучек? Ты отсиделся за спиной у девушки и у старой женщины...
- У тебя что, нет глаз, Изолт Дитя Снегов? Жизнь в облике когтистого калеки не способствует тому, чтобы стать воином. - Бачи неуклюже поднялся на ноги, языки пламени отбрасывали на его лицо зловещие тени.
- Почему? С такими плечами ты вполне мог бы стрелять из лука, ведь ты же такой сильный. Твои когти выглядят очень грозно. Не хотела бы я сойтись с тобой в рукопашной, если бы ты использовал свои когти так же, как это делает ястреб. И ты можешь нападать сверху, что дает тебе преимущество.
- Как я могу нападать сверху, если я не умею летать? - Бачи замахал крыльями, подняв такой ветер, что рыжие кудри Изолт сдуло у нее со лба. - Думаешь, эти крылья дают мне какое-нибудь преимущество, если не считать того, что они делают меня пленником моего собственного тела? Меня, Прионнсу Лахлана Оуэна Мак-Кьюинна, сына Партеты Отважного и прямого потомка Эйдана Белочубого, зовут ули-бистом и чудовищем. За мной, как за кроликом, охотятся солдаты моего собственного брата, и я вынужден постоянно жить скрываясь! Думаешь, я не хотел бы дать сдачи? Думаешь, я не мечтаю - обращаться с мечом так же ловко, как ты?
- Я могла бы научить тебя... - начала Изолт. Бачи отшатнулся от нее, снова закутываясь в плащ.
- Научить калеку, Изолт? Мне казалось, вы презираете слабых и убогих. Мне казалось, вы считаете, что беспомощных калек нужно оставлять вашим ужасным Белым Богам.
И, не дожидаясь ее ответа, он неуклюже ушел в темноту, оставив Изолт, багровую от стыда и ярости, стоять посреди поляны. Он сказал правду: слабых и больных младенцев в Прайдах выбрасывали, а тех, кто получал увечья в результате войны или несчастного случая, жалели и презирали. Она расстроилась, что Бачи об этом знает.
На следующее утро он поковылял в лес сразу же после того, как они доели свою кашу. Нахмурившись, Изолт искупалась и вымыла посуду в коричневом ручье, бежавшем между деревьев, на воде которого играли солнечные блики. Макушка зеленого холма, увенчанная Каменной диадемой, виднелась сквозь ветви массивного замшелого Дерева. Это зрелище моментально вернуло ей безмятежность. Подумаешь, какой-то вздорный горбатый болван рассердился и не хочет со мной разговаривать! Все равно он ничего для меня не значит...
Мегэн, поджав ноги, сидела на траве, вытаскивая из небольшого черного мешочка, стоявшего у нее на коленях, один за другим массу странных предметов. Ее донбег, Гита, носился туда и обратно, раскладывая то, что мог унести, в разномастные кучки.
- Волшебный мешок, - пояснила Мегэн. - Его соткала для Мак-Бренна одна из самых старых и мудрых никс. Эта бездонная сумка - очень полезная вещь при переезде или бегстве от неожиданных нападений. К сожалению, вытащить вещи оттуда можно только в том же порядке, в каком их туда клали, поэтому, если нужно найти что-то одно, это может быть очень утомительно.
Слушая лесную ведьму, Изолт помогала донбегу рассортировывать разнообразную утварь по кучкам, удивляясь некоторым необычным вещам, которые Мегэн решила захватить с собой в дорогу. Кузнечный молот и долото соседствовали со сломанной стрелой с белыми перьями и кружевной подвенечной фатой, - такой старой, что Изолт испугалась, как бы она не рассыпалась прямо у нее в руках. Там были прекрасные пледы с сине-зеленым узором, в который, точно огненная линия, вплеталась красная нить, а на высокой стопке книг, покачиваясь, стоял темно-коричневый глобус.
Изолт подняла шар за богато украшенную подставку и завертела его.
- А мы где?
Мегэн, не прекращая разбирать свою сумку, взглянула на глобус, и он осторожно выплыл из рук девушки и опустился на траву.
- Это глобус не нашего мира, - укоризненно сказала она. - Это один из двух глобусов Другого Мира, и если с ним что-нибудь случится, восстановить его будет нельзя. Поэтому я храню его в мешке, чтобы время не коснулось его. Пожалуйста, будь очень осторожна с моими сокровищами, Изолт. Многие из них я спасла от огня и предательства, и мне не хотелось бы, чтобы с ними что-нибудь случилось сейчас.
Она указала на одну из толстых книг, потемневшую от старости, в тисненом переплете.
- Это одно из величайших сокровищ Шабаша, и, спасая ее от Банри, я была в двух шагах от смерти. Это Книга Теней, и в ней хранится наше знание и история, а также множество могущественных заклинаний. Теперь, когда мы находимся в безопасности, в Тулахна-Селесте, я снова начну учить тебя и Лахлана.
- Магии? - радостно спросила Изолт.
Мегэн кивнула, но сказала:
- Но вам с Лахланом нужно учиться еще и многому другому: алхимии, географии и истории, кроме всего прочего. Вы оба настоящие невежды! - При этих словах Изолт уселась на пятки, а ее лицо приняло то выражение, которое Мегэн уже успела хорошо узнать. - Пожалуйста, без упрямства, Изолт, - предостерегла Мегэн. - Ты согласилась разделить свою участь со мной, и я действительно рада, что по воле Прях твоя нить пересеклась с моей. Я знаю, что это полотно украсит узор. Ты должна быть ко всему готовой.
Руки Изолт, лежащие на коленях, прекратили ходить ходуном.
- Кроме того, почему бы не воспользоваться возможностью и не научиться всему, что можешь? Знание - это сила, ты не можешь не понимать этого. Если тебе суждено когда-либо стать Зажигающей Пламя, как ты мечтаешь, ты должна быть готовой сделать для своего народа все, что в твоих силах. Я уверена, твоя бабка не хотела бы, чтобы ты здесь впустую тратила время.
Изолт молчала, только рыжие полукружья опущенных ресниц подрагивали на персиковых веснушчатых щеках.
- И, если меня не подводит память, твой отец впервые приехал в Башню Двух Лун, потому что узнал все, чему его могли научить мудрецы твоей страны. Он хотел постичь нашу мудрость и науки, и пока был с нами, упорно учился.
Подняв на нее глаза, Изолт сказала:
- Ты права. Быть Зажигающей Пламя - это гис Белым Богам. Выполнить его без усердия значит не воздать богам всех почестей. - Она запнулась, потом сдавленным голосом продолжила: - Позволь принести тебе мои извинения, старая матушка, и признаться в трусости и гордыне - худших из пороков. - Мегэн, казалось, очень удивилась и хотела что-то сказать, но Изолт хмуро продолжила: - Я боялась, что ты хочешь, чтобы я изучала твою мудрость для того, чтобы забрать меня из Прайдов и обратить меня на твою стезю; и я рассердилась на твоего племянника, когда он отверг мое предложение учить его, а я, возгордившись, думала, что ему следовало бы знать, что с моей стороны предложить ему это было огромной любезностью!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.