read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Роберт ТОРСТОН


НЕФРИТОВЫЙ СОКОЛ



Все права, торговые марки и т.д. принадлежат корпорации FASA и ее официальным представителям. Перевод, коррекция и компоновка текста выполнены издательством "Армада" г. Москва
Данный текст распространяется свободно, для возможности ознакомления с вселенной боевых роботов, а также по причине отсутствия в продаже печатного варианта книг. Любое коммерческое использование или распространение этого текста запрещено.

Джоанна никогда не помнила своих снов. Порой ей даже казалось, что она их не видит, но в последнее время все переменилось. Практически с того дня, когда кланы заключили перемирие с Внутренней Сферой, ей постоянно что-нибудь снилось, причем воспоминания о снах с неотступностью привидения преследовали Джоанну даже днем.
Чаще всего ей снилось одно и то же - усталая, на негнущихся, тяжелых, словно покрытых многослойной броней ногах, из последних сил она продирается сквозь колючий, раздирающий кожу кустарник. Кругом темнота...
Раздвинув покрытые длинными иглами ветки низеньких деревьев, она вспомнила, как много лет назад совершала марш-броски вот по таким же зарослям. Как давно это было! Кажется, уже прошло несколько десятилетий.
После того как Джоанну взяли из сиб-группы, ее воспитанием занялся инструктор, начинающий полнеть крепыш по имени Барнак, больше всего любивший мучить своих подопечных. В тот день Джоанна точно так же тащилась, еле переставляя ноги в высоких, тяжелых ботинках, пробираясь сквозь плотный кустарник.
И когда она подошла к опушке леса, на нее с необычайной ловкостью, на которую иногда способны толстяки, прыгнул Барнак. Он очутился перед Джоанной внезапно, схватил ее за горло и прижал к стволу могучего дерева, в ветвях которого прятался.
Рыча и изрыгая проклятия, как это делали все воины Клана Нефритовых соколов в бою, он бил Джоанну о ствол дерева и повторял, что она худший из курсантов, которых он когда-нибудь видел. Барнак орал, что она неспособная дура и он скорее подохнет, чем позволит ей сдать выпускные экзамены. У нее нет выдержки и сил, даже хилый курсантишка побьет ее, и была бы на то его, Барнака, воля, он давно бы занес ее в одну из низших каст клана как самое никчемное существо, обременяющее и его и остальных.
- У тебя нет ни единого шанса пройти испытание на звание воина, безмозглая слабосильная тварь. Ты недостойна даже слизывать грязь с моих ботинок! - Барнак бил и бил Джоанну. Кора дерева рвала ее одежду, царапала спину, оставляя на коже множество кровоточащих ран. Позже, уже глубокой ночью, когда она приплелась в казарму, ее друг долго натирал девушку обезболивающей мазью. Да, это был настоящий друг. Джоанна попыталась вспомнить, как его звали и что с ним стало впоследствии, но безуспешно.
- Проси пощады, мразь, - хрипел Барнак. - Проси немедленно, или я вышибу твои куриные мозги. Не видеть тебе боевого робота как своих ушей!
В приступе ярости и отчаяния Джоанна ударила Барнака ногой в живот, и он отступил. Ненамного, всего на шаг, но этого оказалось достаточно. Завизжав, она бросилась на него, нанося по всему телу мучителя беспорядочные удары. В то время ее слабенькие кулачки не могли причинить Барнаку серьезных неприятностей, и Джоанна плакала от сознания собственного бессилия. Ей так хотелось стереть с рожи ненавистного Барнака эту холодную презрительную ухмылку. Джоанна сжала кулаки и с силой ударила Барнака по лицу. Брызнула кровь, и Джоанна с радостью ощутила теплые липкие капли на своих руках. Но ее ликование длилось недолго: вскрикнув от боли, Барнак набросился на нее и избил Джоанну до полусмерти.
Уже потом, лежа на сырой траве и страдая от острой, пронизывающей все тело боли, с опухшим от побоев лицом, Джоанна увидела на физиономии Барнака большой лиловый синяк под глазом, небольшую рваную рану на щеке и самодовольно улыбнулась. Вид запекшейся на толстой роже Барнака крови хотя и немного, но все-таки утешил ее самолюбие.
После окончания учебы Джоанна, единственная из всей сиб-группы успешно сдавшая последнее испытание, подошла к Барнаку с вызывающим видом, усвоенным от него же.
- Что ты хочешь сказать мне, птенчик? - спросил Барнак.
- Признайся, наставник Барнак, что ты был не прав.
- Не прав? - удивился он. - И в чем же?
- Ты называл меня неспособным курсантом?
- Да, называл.
- Так признай, что ты был не прав, или дерись со мной в круге равных. Он засмеялся:
- Нет, сейчас я не буду с тобой драться. А то, что ты слышала от меня в лесу, я говорил для твоей же пользы.
- Как это для моей пользы? Что ты хочешь этим сказать?
- Ты ненавидела всех подряд и поэтому часто ошибалась. Ненависть должна быть целенаправленной, и я направил ее на себя. С того случая в лесу ты уже никого не замечала, кроме меня, даже остальных членов своей сибгруппы. Ярость сжигала твою душу, ты стала упорно тренироваться и делала это со злостью, я бы даже сказал, с утроенной злостью. Твоя ненависть стала целенаправленной, и поэтому все, что ты ни делала, ты делала прекрасно.
- Ты самоуверенная сволочь, - прошипела Джоанна.
- Надеюсь, что ты права, - ответил Барнак. - И желаю тебе пореже попадаться мне на глаза.
Так и случилось. За исключением нескольких церемоний, посвященных окончанию военного училища, Джоанне больше не доводилось видеть Барнака.
Но, исчезнув из поля зрения, он не выходил из ее мыслей. Когда пришло время и Джоанна сама стала инструктором, то своих подопечных она муштровала с такой же жестокостью, что и Барнак. Джоанна переняла и дополнила его методы, она била и оскорбляла курсантов, унижала их, доводила до бешенства, заставляя тренироваться не щадя себя. И ее уроки пошли им на пользу, Джоанна считалась лучшим инструктором, вырастившим много сильных, отважных воинов, лучших в Клане Нефритовых соколов.
Но в своих снах она еще продолжала бояться Барнака. Может быть, этот человек и сейчас прячется между толстыми ветками деревьев и собирается неожиданно спрыгнуть прямо на плечи Джоанны. Она понимала, что продолжать бояться старого наставника глупо - тот уже давно переведен в низшую касту. Джоанне казалось, что в этом лесу ее окружают странные, неведомые создания с холодными, злыми глазами.
Она вышла на поляну и почувствовала, что идти стало легче. Вскоре Джоанна уже могла лететь и полетела. Через несколько минут она приземлилась на лугу, заросшем незнакомой разноцветной травой, и пошла. С каждым шагом идти становилось все легче. и легче, Джоанна высоко взлетала, не забывая осторожно осматриваться по сторонам.
Впереди, в нескольких километрах от себя, она увидела сражающихся роботов и воинов. На глазах Джоанны развалился "Бешеный Пес". Части робота неестественно долго висели в воздухе и, рухнув, покатились по земле. Джоанна увидела элементала, карабкающегося по плечу робота. Ловко орудуя топором, свирепый воин вгрызался в его броню.
Джоанной овладело сильное желание стать участником этой битвы, и она стремительно понеслась туда. Рассекая воздух, воин птицей неслась над лугом. Джоанна понимала, что то, к чему она хочет присоединиться, - всего лишь битва за родовое имя. Она участвовала в таких схватках не раз. В последней, в которой ее вынудили сражаться, она выиграла все поединки, кроме одного, и это только усугубило ее горечь и еще больше разозлило. По мнению многих клановцев, Джоанна была уже стара для схваток за кровное имя, немногие поставили бы на нее, но сама она думала иначе. Она заслужила кровное имя и будет драться за него. В любом возрасте!
Не защищенная броней боевого робота, практически безоружная, Джоанна тем не менее смело бросилась в схватку. Нанося яростные, точные удары руками и ногами, она расшвыривала противников, заставляя их кричать от боли. В процессе боя Джоанна обнаружила, что не потеряла способности летать, и, высоко подпрыгнув, опустилась на плечо могучего робота. Разорвав его броню, она просунула руку внутрь и повредила систему координации. Беззащитный робот упал. Джоанна взялась за следующего. Она побеждала роботов, лишала их возможности двигаться, оборачивала их оружие против них же и жгла броню машин. В дикой злобе она даже свалила одного из роботов, с силой ударив его по груди. Падая, он потащил за собой другого робота, , тот - следующего, и теперь перед Джоанной лежала целая куча боевых машин. Джоанна взгромоздилась на эту гору металла и издала победный крик.
Стоя наверху, Джоанна чувствовала горячий металл. Обжигая ее ноги, он, казалось, доходил до самого сердца.
Джоанна радостно смотрела вниз, на придавленных громадами роботов высоких, мускулистых элементалов и на водителей роботов, не успевших вылезти из кабин. Вид их безжизненных обугленных тел наполнял Джоанну восторгом и упоением битвы.
Джоанна задрожала от восхищения. Она победила, она добилась кровного имени. Подняв кверху руки, она дико закричала.
- Рано радуешься, ты еще не победила, - раздался откуда-то металлический голос.
Джоанна всмотрелась в покрытое клубами дыма
поле боя.
- Это ты, Эйден? - закричала она. Он вскоре появился. Ступая твердо и уверенно, с небрежной улыбкой на лице, полковник направлялся к Джоанне.
- Вот мы и снова встретились, Джоанна, - отчетливо произнес он.
- Почему ты здесь? - удивилась Джоанна.
- Потому что ты должна победить меня.
- Биться с тобой? С какой стати?
- В живых остались только мы с тобой, - не меняя выражения лица, ответил Эйден.
- Но что ты здесь делаешь? - крикнула Джоанна.
- Пытаюсь завоевать родовое имя.
- Оно у тебя уже есть.
- Но я хочу еще и твое, то, за которое ты бьешься.
- Это нечестно, - возмущенно отозвалась Джоанна. - У меня была возможность, и я ее использовала. Я победила!
- Честно это или нет, но таков закон клана, квиафф, Джоанна?
Спорить было бесполезно, оставалось только драться.
- Но ты мертв, Эйден, - попыталась возразить Джоанна. - Тебя убили на Токкайдо.
- Совершенно верно. Поэтому-то ты и должна драться со мной.
- Не буду!
- Тогда ты проиграла. Ты снова проиграла, безмозглая.
- Так мне говорил только Барнак, ты никогда не разговаривал со мной в таком тоне.
На какое-то мгновение Джоанне показалось, что перед ней стоит ненавистный Барнак, но видение тут же исчезло.
- Хорошо, я буду драться с тобой.
Откуда-то снизу выплыла винтовка, Джоанна схватила ее и, где бегом, а где скользя по гладкой поверхности роботов, спустилась на землю и пошла навстречу Эйдену. По мере того как она приближалась к противнику, он начал изменяться. Кожа воина приобрела серый оттенок и превратилась в металл, глаза стали холодными и свирепыми, а лицо - угловатым, словно кабина боевого робота. Сам он начал расти ввысь и вширь, и вскоре перед Джоанной во всей своей ужасающей мощи стоял боевой робот "Матерый Волк", в котором он, Эйден, и погиб.
- Это нечестно, - закричала Джоанна. - Посмотри, у меня только винтовка!
- Это битва, Джоанна, - прозвучал громовой голос. - Здесь нужно забыть о честности.
Она вскинула винтовку и в бессильной ярости начала посылать в него пулю за пулей.
- Извини, Джоанна, - снова раздался голос Эйдена, и он направил на нее свое смертоносное оружие. Выстрелы отбросили Джоанну назад, и она упала на спину. Женщина видела, как "Матерый Волк" подошел ближе и занес над ней гигантскую ногу. Снизу эта нога казалась большим облаком. Еще мгновение - и оно начало стремительно падать, приближаясь к Джоанне. Вот сейчас, еще немного - и оно опустится на нее, раздавит, сомнет, превратит в пыль...
Джоанна проснулась в холодном поту. Сон был такой явственный, что некоторое время она ничего не могла понять - сон это или явь. Джоанна недоумевала, проснулась она или все еще продолжает спать. "Матерый Волк" Эйдена Правда оказался всего лишь легким облачком тумана.
Джоанна увидела, что спит прямо на улице, на голой земле, подложив под голову сумку с инструментами. Как она попала сюда? Что случилось? Может быть, она слишком много выпила вчера и свалилась, не дойдя нескольких метров до собственного дома? Джоанна покачала головой.
В клане не приветствовали пьянство среди воинов. Образ их жизни тщательно контролировался, и стимуляторы применялись крайне редко. Врачи говорили, что возбуждать воина должно само сознание того, что он воин. Но Джоанна пила, уже в течение многих лет она регулярно употребляла крепкое вино и особой напиток, называемый "плавитель". Голова у Джоанны болела, поэтому она с удовольствием выпила бы сейчас чего-нибудь.
Женщина с трудом поднялась. Ноги затекли и сильно болели, словно Джоанна и впрямь всю ночь продиралась сквозь эти чертовы кусты. Стоя на негнущихся ногах, Джоанна вспомнила о новых водителях боевых роботов, присланных на замену погибшим на Токкайдо. Они не были похожи на нее, но разве может кто-нибудь быть таким, как она! Главное, что они мало походили на тех, кого Джоанна знала раньше. Речь шла о новом поколении воинов - смелых, горячих, не слишком довольных перемирием и изобретательных в яростных, свирепых атаках.
Вне всякого сомнения, они были настоящими бойцами, но совершенно другими по характеру. Непонятно почему, но, несмотря на все их достоинства, Джоанне они не нравились.
- Я их ненавижу, - прошептала она.
Эйден, казалось, прочно вселился в ее сознание.
- Да ты всех ненавидишь, Джоанна, - услышала она его тихий голос.
- Да, почти всех, - вслух произнесла она.

Западная учебная зона, Паттерсен, Судеты
Зона оккупации Кланом Нефритовых соколов
1 июля 3057 г.

- Что ты сказал? Они не хотят служить с нами? - взвилась Джоанна. Ее лицо напряглось, а всегда злые глаза расширились и приобрели угрожающее выражение. Глаза у Джоанны были почти бесцветные, только временами, при определенном освещении, они немного серели, и в эту минуту их можно было сравнить с кусками стали, вылетающими из артиллерийского орудия.
- Да, они не хотят служить с нами, звездный капитан Джоанна, - повторил звездный командир Жеребец - Вы правильно меня поняли, хотя я этого не говорил.
Джоанну бесили растущая беззаботность и веселье Жеребца. Его, похоже, не только не раздражало ухудшение общей обстановки в последнее время, но даже радовало. Никогда не сходящая с бледного лица полуулыбка с каждым днем становилась все шире и лучезарней.
- Ну, ладно, я сама догадалась. Командир должен иногда догадываться, о чем ему говорят.
- Не буду с тобой спорить по этому поводу, - охотно согласился Жеребец.
- Хватит, Жеребец, я начинаю уставать от твоего сарказма, - рявкнула Джоанна.
- Прошу прощения, капитан.
Жеребец потер щеку тыльной стороной ладони, словно ища кончики своих недавно сбритых усов. Осталась только борода, которая, по неоднократным замечаниям Джоанны, старила Жеребца, но хотя замечания относительно возраста воинами клана обычно воспринимались как оскорбления, Жеребец в ответ на едкие фразы Джоанны только посмеивался.
Вот и сейчас, стоя рядом с водителем боевого робота Дианой, также входящей в звезду Джоанны, он снова еле заметно улыбался. Трое заслуженных ветеранов Клана Нефритовых соколов расположились на пригорке, собираясь приятно провести погожий денек в унылом и неприютном мире, называемом Судеты. А день выдался действительно великолепный - хотя и холодноватый, но на редкость безветренный и солнечный. Воинам не потребовалось надевать зимнюю одежду, на них была обычная помятая боевая униформа со знаками отличия. Правда, в зонах перемирия на эти знаки никто не обращал внимания.
Джоанна и Жеребец полулежали на короткой колючей траве, опираясь на локти. Диана сидела, прислонившись спиной к дереву. Кора его была бугристой и вдавливалась в спину, но Диана едва ли замечала это неудобство.
В полукилометре от клановцев, внизу, у самого подножия холма, возвышались останки завода по производству боевых роботов и запчастей к ним, превращенного в руины. Помещения цехов и мастерских были почти разрушены в результате нападения на планету. Целыми остались одни стены; испещренные осколками бомб и снарядов, они стояли одиноко посреди руин. Кое-где виднелись крыши зданий, пробитые и покореженные. Из выбитых окон торчали погнутые балки и опоры. Сейчас завод напоминал кладбище с раскрытыми могилами и торчащими из них телами. Это были роботы, изуродованные, с оторванными конечностями, они валялись по всей территории бывшего завода. Куски боевых машин, словно кости воинов на поле битвы, громоздились неровной кучей. Мрачность, жутковатость картины подчеркивалась неестественностью изгибов рук и ног, повсюду лежали оторванные и разбросанные взрывами головы. Одни из них валялись на боку, другие стояли прямо, словно тела их находились на земле и ожидали прихода похоронной команды. Части роботов напоминали фрагменты гигантских статуй - доказательство и свидетельство могущества былых правителей.
Жеребец медленно прочитал отрывок из какой-то поэмы, в которой говорилось о древнем царе и стоящей в поле голове. Сравнение получилось очень удачное, только остальные никак не могли понять, на что намекает звездный командир.
Посреди обломков боевых роботов стояли покореженные машины. Порывы ветра носили по двору разрушенного завода части роботов. Будь он посильнее, воины услышали бы легкий металлический звон, издаваемый сталкивающимися деталями.
В такие дни Джоанне казалось, что останки боевых роботов стонут и скрежещут в бессильной ярости, оплакивая свои погубленные жизни. Когда-то их единственным занятием была война. Они верно служили водителям Клана Нефритовых соколов, помогая ему захватывать новые миры и одерживать славные блестящие победы. Как и люди, они были умными и смелыми. С полным правом их можно тоже считать клановцами. Джоанна смотрела на застывшие исполинские головы и думала, что и в ее жизни что-то сломалось. Когда-то она и ее товарищи мечтали о бесконечной войне, но кланы заключили с Внутренней Сферой перемирие, и вот уже несколько лет они бездельничают, выполняя унизительную для ветеранов гарнизонную службу, время от времени совершая перелеты на другие миры. Джоанна тосковала: жизнь складывалось не совсем так, как ей хотелось бы. Она оглядела сидящих рядом товарищей. Как и все ветераны, они были недовольны тем, что происходит, и жаждали задач, достойных их знаний, умений и боевых качеств. Джоанна вздохнула, стараясь унять раздражение.
- Так, значит, ты говоришь, они не имеют желания служить с нами? - снова спросила она Жеребца, делая ударение на последнем слове.
- На это у них причин больше, чем у тебя плохих привычек, капитан, - ответил тот.
Честно говоря, разговаривать Джоанне совсем не хотелось. Она чувствовала, что взвинчена, и старалась поменьше общаться с товарищами, чтобы ненароком не сорваться на крик. К сожалению, в последнее время сдерживаться становилось все труднее и труднее. Чтобы успокоиться, она пригладила длинные волосы - от постоянных влажных судетских ветров они загрубели, спутались и напоминали моток тонкой проволоки. Джоанна видела, что даже цвет их изменился, из светло-серых они превратились в темные. Правда, Джоанне нравилось это изменение. Перед самым вторжением и перемирием Джоанну не заботили такие мелочи, как цвет волос, теперь же она, словно какая-нибудь кухарка, следила за тем, чтобы волосы не посветлели, иногда ей в голову приходила мысль покраситься. Джоанна считала, что женщина-воин не должна пользоваться косметическими средствами, но иногда ловила себя на том, что ей хочется хотя бы попробовать, что из этого выйдет.
"Куда мне, старухе, готовиться", - думала она в такие моменты и, махнув рукой перед зеркалом, отворачивалась.
- Слушай, Жеребец, - сказала Диана, отстранившись от дерева, - мне кажется, что ты скоро совсем чокнешься. Ты что, не можешь говорить прямо? Мне, кстати, тоже интересно послушать про новичков, особенно тех, кто решил нас оскорбить.
Диана окинула Жеребца взглядом, который вполне можно было назвать теплым. Так смотрят друг на друга любовники, хотя, несмотря на многочисленные возможности, Жеребец и Диана никогда ими не были. Диана видела в Жеребце друга, родственника, не совсем любимого, но нужного и полезного. Диана, как и Жеребец, была вольнорожденной, и это их связывало, всю жизнь они прожили, страдая от позора и борясь с ним. Они участвовали во многих битвах и всегда побеждали, но, как бы ни были велики их храбрость и умение, "своими" их не признавал никто. Даже самые никчемные из вернорожденных считали себя особями высшего порядка: ведь они произошли от отборных генов, хранящихся в лаборатории клана. Общаясь с вольнорожденными, всем своим поведением они постоянно подчеркивали, что между ними пролегает не тонкая грань, а непреодолимая пропасть. Существовал даже такой анекдот: "Можно ли вернорожденного превратить в вольнорожденного? Можно, если выбросить мозги".
Когда Жеребец глядел на Диану, то видел в ней такого же отверженного, как и он, и, следовательно, своего друга. Жеребец вспомнил еще одного человека, тоже вольнорожденного, героя Клана Нефритовых соколов, Эйдена Прайда. Диана была очень похожа на него, но в этом Жеребец не видел ничего удивительного, в генетике вольнорожденных иногда наблюдается некоторая логика. Тогда как сходство между вернорожденными, принадлежащими к одной сиб-группе, достигалось усилиями врачей, вольнорожденные наследовали свою внешность от родителей. Жеребец никогда не видел Пери, мать Дианы, но он, пожалуй, лучше, чем кто-либо, знал ее отца. Диана была очень похожа на него, хотя, конечно, поскольку Пери принадлежала к той же сиб-группе, Диана в какой-то степени походила и на нее.
Черты лица у Дианы были такие же, как и у Эйдена Прайда, только значительно мягче. По мнению Жеребца, ее вполне можно назвать красавицей. Она напоминала ему давно живших женщин, их портреты он видел в книжках по истории мира и искусства. Жеребец собрал целую библиотеку таких книг и часто их рассматривал. Чтение книг, особенно но их собирательство, не то чтобы не приветствовалось в клане, но не считалось почтенным занятием, однако Жеребец привык к книгам и не мыслил своего существования без них. Эйден тоже коллекционировал книги, он, кстати, и заразил собирательством Жеребца. Правда, библиотеку приходилось прятать от посторонних глаз и читать в основном ночью, но Жеребца это не только не смущало, даже наоборот: занятие чтением книг казалось ему еще интереснее.
- Эти новички, Диана, принадлежат к новому поколению, - наконец заговорил он. - Мне кажется, их рановато вытолкнули из гнезда, они еще не совсем готовы стать Соколами.
- Ты слишком мягок в своих оценках, Жеребец. Их птенчиками-то назвать и то рано. Хотя, я согласна с тобой, воины они неплохие. - Диана помолчала. - Такого бойкого молодняка я еще не видела.
- Они придурки вольнорожденные, - прорычала Джоанна, и голос ее напоминал рык загнанного в клетку зверя.
У Дианы перехватило дыхание, ей и раньше случалось слышать такие откровенные высказывания в адрес вольнорожденных. Но она знала, что Джоанна уважает ее как воина, и не приняла оскорбления на свой счет.
- Эти так называемые придурки прекрасно проявили себя и заслужили право называться воинами, звездный капитан Джоанна, - возразила она. - Они прошли испытание и теперь являются воинами.
Джоанна не поняла иронии.
- Для меня эти вольнорожденные всегда останутся придурками, какие бы испытания они ни прошли. Что бы там ни делали в их сиб-группах, я буду всегда считать их слабоумными и не изменю своего мнения никогда. А если они в чем-то и преуспели, то это значит, что система где-то дала сбой. В какой-то сиб-группе это возможно, но их достоинства - всего лишь исключение, подтверждающее общее правило.
Жеребец рассмеялся:
- Ты принижаешь науку клана. Пополнение прибыло из разных сиб-групп. Надеюсь, ты не хочешь сказать, что вся научная программа саботируется введением недоброкачественной ДНК?
- Ты считаешь свою фразу шуткой, квиафф?
- Афф. Мне понравилась идея использования плохой ДНК для разрушения некоторых цепочек.
- За такие слова я могу тебя наказать, Жеребец.
- Можешь, но не станешь.
- Не будь таким самонадеянным. Я вернорожденный воин клана и горжусь этим. Да здравствует клан!
- Да здравствует клан! - отозвался Жеребец и прибавил с воодушевлением: - И да здравствует Эйден Прайд!
Джоанна отвернулась, ее покоробила насмешка Жеребца над клятвой клану. "В последнее время он слишком много себе позволяет", - подумала она, но сарказм в голосе Жеребца был почти незаметен, так что Джоанна решила не обращать на него внимания. Она вспомнила, что прибывшая молодежь тоже говорит именно так: "Да здравствует Эйден Прайд!", словно это какой-то пароль.
- Придурки, они относятся к нему как к Богу. - Джоанна презрительно сжала губы.
- Это лучше, чем если бы они никого не признавали. Может, что-то хорошее сделают, - сказал Жеребец.
- Они не способны сделать что-нибудь хорошее, - отрезала Джоанна. - Кстати, Эйден Прайд сам набил бы им морды за то, что они так превозносят его.
Перед глазами Джоанны всплыла торжественная церемония принятия генетического материала Эйдена Прайда в генетический банк клана. Зрелище было очень волнующим, особенно если учесть, что почти всю свою жизнь Эйден считался существом низшего порядка. Теперь же его положение в ряду величайших воинов клана узаконивалось. Если бы он умер до вторжения сил клана во Внутреннюю Сферу, валялся бы он сейчас где-нибудь в грязи на забытой всеми планете, а не считался бы героем битв за Токкайдо. И его генетический материал догнивал бы вместе с ним. Конечно, основной генетический материал в наличии имеется, его носителем является Диана, но о том, что она дочь Эйдена, знают очень немногие. Не исключено, что дети Дианы... Нет, от таких мыслей голова идет кругом.
"Странные штуки выкидывает с нами жизнь, - думала Джоанна. - Судьба воина зависит в основном от времени и вероятностей". Джоанна, как и многие другие, восхищалась Эйденом, но понимала, что ему просто повезло - он оказался на Токкайдо случайно, волею судьбы. Потому что случайно и очень кстати, прямо перед самой экспедицией на Токкайдо, он выиграл кровное имя! Его ведь даже не поставили в качестве кандидата на битву за кровное имя. Комиссия просто решила поразвлечься, добрать еще одного участника из воинов, не прошедших квалификационный отбор. Среди них устроили битву, и Эйден победил. Чистая случайность! Если бы не этот утешительный приз, не видать бы ему кровного имени как своих ушей! А что потом? Потом его, вполне естественно, послали на Токкайдо, доказывать свое превосходство, что он и сделал. Почему? Да потому, что его инструктором когда-то была Джоанна, вот почему! Это она воспитала из него того легендарного воина, которому поклоняется весь клан.
Джоанна была возмущена до глубины души. Ей, человеку, давшему клану великого воина, не удавалось выиграть кровное имя в течение многих лет. В каких только кровопролитных сражениях она не участвовала, но всегда проигрывала, пусть самой последней, но проигрывала.
"Это судьба, и биться с ней глупо. Плюнуть на все, забыть. Это самое лучшее. Но почему я все время думаю об этом? Пора свыкнуться с тем, что мне придется умереть без кровного имени. Что ж, не я первая, не я последняя". Так думала Джоанна, сидя на колючей, жесткой траве.

Западная учебная зона, Паттерсен, Судеты
Зона оккупации Кланом Нефритовых соколов
1 июля 3057 г.

Диана видела задумчивый, устремленный вдаль взгляд Джоанны, жесткую и горькую линию сомкнутых губ и поняла, что женщина размышляет о своей не совсем удачно складывающейся жизни. Непонятно почему, но Диана вдруг почувствовала себя виноватой и отвернулась. Она снова перевела взгляд на разрушенный завод и мастерские. Она словно воочию увидела голову "Матерого Волка", того самого боевого робота, в котором ее отец встретил смерть на Токкайдо. То время Диана помнила плохо, поскольку находилась в действующей армии, в постоянных битвах. Тогда в одном из сражений ее "Грифон" был поврежден и она потеряла сознание. Буквально в последние минуты битвы Джоанна сказала Эйдену, что Диана - его вольнорожденная дочь, но Диана уже не слышала, что он ей на это ответил. Судя по всему, Эйден поверил тому, что в минуту откровенности сообщила ему Джоанна. Но прежде всего, вступив в неравную схватку с противником и выиграв ее, он помог, и не только Диане, но и другим воинам клана, бежать. После смерти Эйден Прайд удостоился чести и славы, а его генетический материал был помещен в банк клана.
Раздумья Дианы были прерваны появлением у подножия холма пятерых воинов. Поглощенная своими мыслями, девушка даже не заметила, как молодые люди здесь оказались. Она слышала, как один из воинов, показывая в сторону ветеранов, что-то сказал и остальные громко захохотали в ответ. Воины хохотали долго, строя рожи и подталкивая друг друга. Диане показалось, что Джоанна совершенно права: эти новички - придурки и шуты гороховые. Новобранцы явно не стоили той чести, которую им оказали, прислав на замену смелых Нефритовых соколов, убитых во время вторжения. "Они ничего не знают, а ведут себя так, будто их генетический материал уже находится в банке клана", - презрительно подумала Диана.
Воины стали быстро подниматься, ступая в ногу, они шли плотной шеренгой. Диана ухмыльнулась, она видела, что во всем вызывающем поведении новичков, даже в их четкой походке, сквозит плохо скрытый апломб.
- Сопливые показушники, - пробормотала она сквозь зубы, разглядывая приближающиеся фигуры новоприбывших воинов. Одеты они были в облегающие блестящие костюмы, которые водители роботов обычно носили в выходные дни и во время тренировок по рукопашному бою. Диагональная полоса на груди показывала, к какой сиб-группе принадлежат воины. У плеча на ленту был приколот значок клана - парящий сокол. И одежда, и полосы - все было отутюжено и идеально пригнано.
Диана никогда не слышала, чтобы клановцы открыто демонстрировали свою принадлежность к той или иной сиб-группе. Раньше у плеча предпочитали носить знаки отличия и доблести. Показывать что-то иное казалось Диане просто смешным.
- Что тут нужно этим дуракам? - лениво проговорила Джоанна.
- Едва ли их появление грозит нам неприятностями, - заметил Жеребец. - Пусть потешатся на солнышке, квиафф?
- К чертям тебя со всеми твоими квиаффами! - огрызнулась Джоанна. - Сейчас я им покажу, как раздражать меня.
- Успокойся, Джоанна, - ответил Жеребец.
- Ты что, невежественный вольнорожденный, забыл мое звание?
Жеребец расхохотался:
- О, простите меня, звездный капитан.
- Заткнись, Жеребец, и завтра же подавай рапорт о переводе. Я возражать не буду!
- Зачем? - удивился Жеребец. - Мне и здесь неплохо.
- Жеребец, я ненавижу тебя! - рявкнула Джоанна.
- Не больше, чем других, - спокойно ответил Жеребец.
Джоанна хмыкнула и уже спокойнее спросила:
- Как зовут того кретина, который идет чуть впереди остальных?
- Чолас, - ответила Диана. - Говорят, он неплохой боец.
- А кто остальные?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.