read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Наталья Давыдова


Вся жизнь плюс еще два часа





1
Со мной поступили так: отдали в мою лабораторию две темы, по всем
признакам совершенно безнадежных. Тема номер один давно переходила из
плана в план. Она значилась в другой лаборатории, в той, от которой
отделилась наша. Понять это сразу я не могла, а когда поняла, было поздно.
Обе темы, номер один и номер два, висели на нас. Предстояло с ними тонуть.
Выплыть невозможно.
Лабораторию я получила внушительную. Пять комнат и кабинет с моей
фамилией на дверях и опытная установка. Лаборанты.
Из окна кабинета видно, кто идет по двору. А по двору идет весь
институт - тридцать лабораторий, опытный завод. И толпы командированных.
Командированные к нам не ходят: у нас им нечего делать. У нас пока
стадия стекла, какая будет дальше стадия - неизвестно.
За окнами _территория_. Некоторые здания в кажущейся небрежности
поставлены поперек двора, некоторые затиснуты в угол. Строилось по плану,
но что-то привольное, бесшабашное есть во всем этом. Вдалеке завод у
каменной ограды, легкое современное здание склада в центре двора, четыре
скучных лабораторных корпуса по одному проекту, как четыре брата, а
впереди всех - добротный, в традициях русской усадебной архитектуры,
административный корпус, дом с колоннами. Все это выросло за последние
пять лет, после майского Пленума.
Кругом на многие километры тянутся заборы и проволока - заводы, заводы
и ТЭЦ. Молодые сотрудники много говорят о том, что было бы лучше жить
среди сосен, на берегу реки, без индустриального пейзажа. Наверно. Другим
отраслевым химическим институтам, также родившимся после майского Пленума,
повезло больше. Но это мелочи. Важно, кто лучше работает, у кого больше
отдача. Отдача - вот что. Остальное не главное - дырчатые навесы у
подъездов, окна без переплетов, пластики. Но об этом у нас тоже много
говорят, мы как раз те, кто создает эти пластики, синтетические волокна...
Я не была здесь с самого начала, не вкалывала со всеми, не мерзла, не
ходила по грязи с мокрыми ногами, а приехала на готовое. И все-таки... Мы
- НИИполимер, большая химия, боевое направление. Хочется, чтобы вокруг
были яркие краски. А наши краски - коричневый цвет кирпича, серый цвет
бетона и никакой - снега.
От дома с колоннами к лабораторному корпусу тянется широкий асфальт.
Проходит группа девушек в комбинезонах, поворачивает в сторону завода,
потом мужчины с желтыми и черными папками. Потом школьники с учительницей.
А вот идут двое, у них есть еще третий друг - это физики, отличные
ребята. Если бы переманить их в нашу лабораторию, они обеспечили бы
физический фронт работ. Тогда, может быть, можно было бы что-нибудь
сообразить с темой N_2. С темой N_1 ничего не придумаешь никогда, даже
если бы к нам в лабораторию пришел сам Менделеев, сам Штаудингер, сам
Петров, сам Эйнштейн и сам папа Байер.
Надо намекнуть этим ребятам, что, работая во вспомогательной
физико-химической лаборатории, обслуживая весь институт, они погибнут,
выродятся. Будут выполнять чужие заказы. За физиков я бы отдала пять
девочек, вполне хороших девочек-лаборанток, которые нам, однако, не нужны.
Вон идут эти ребята, со здоровыми, веселыми, спортсменскими лицами.
Завтра в обеденный перерыв пойду и поиграю с ними в пинг-понг. Они
говорят, что их "учили" атомным бомбам и чему-то еще, но они полюбят
полимеры, если дело будет поставлено правильно. В теме N_2 кое-что
заложено, но тема N_1 - смерть.
Они могут не согласиться, из-за того, что я женщина. Женщина-шеф - это
покажется им унизительным. И ненадежным. И без того для физика работать в
химической лаборатории - падение. Даже стыдно сказать, что он, физик,
герой века, работает в химической лаборатории. На фоне своих громадных
установок, весь в электронных лампочках, он героичен. А тут химическая
лаборатория, женщина-шеф. Трудно будет их уговорить.
Пять лаборанток я бы отдала, двух оставила. Одна - Регина, высокая
девушка с глухим, низким, как будто пропитым голосом. Выглядит она
несколько мрачно, густые кофейно-коричневые волосы нависают над лицом. В
столовой около нее крутятся пижоны, обслуживают, относят поднос, приносят
компот, а она молчит, смотрит из-под волос. Все это мы, руководители, не
любим. Но я видела, как она работает. Видела ее руки, сосредоточенность у
опыта и ее записи в журнале. Работает-красиво, чисто, у нее ум в пальцах.
Вторая лаборантка, Аля, тихая девочка с металлическими брошками на халате,
на платье и на пальто. На брошках изображены города, рыбы, детские головы.
Аля краснеет, когда видит меня, что-то хочет спросить, но не решается. А
берет скальпель и начинает резать бумагу на столе или ногти или строгать
карандаш. Я нервничаю, жду, что она порежется.
Аля удивляет своей кротостью и спокойствием, переходящим в
медлительность. Задача - заставить ее двигаться быстрее. Ровно в четыре ее
уже нет в лаборатории и в институте, нет как не было. Только синий халат с
брошкой висит на стене.
А Регина не убегает и не бросает работу. С вопросами она ко мне тоже не
обращается. Не из-за робости - какая там робость! - она меня не признает.
А мне она нравится.
Многие мне нравятся. Но часто настоящими людьми оказываются те, кого я
не заметила.
Я слышу в коридоре голос моего старого друга. Он идет ко мне. Начальник
отдела кандидат наук Роберт Иванов, без пяти минут доктор, восходящее
светило. Мы дружны с ним давно, домами; друзьями были еще наши родители.
Кажется, совсем недавно, в Ленинграде, он был длинным худым студентом,
уезжал на картошку с потертым рюкзаком. И недавно он был аспирантом, носил
ковбойку, обедал мороженым, брился не каждый день, имел привычку работать
ночами и говорил: "Я все могу". Роберт - человек талантливый и блестящий.
Теперь на нем замшевая куртка с серебряными пуговицами, красная
шерстяная рубашка и графитово-черное пальто на бело-розовом меху. И пальто
и куртка кажутся случайными: ковбойка с закатанными рукавами шла ему
больше. Теперешний Роберт хотя и худ по-прежнему, но гладко выбрит, пахнет
одеколоном, носит кожаный портфель на молниях.
- Привет, Маша, как дела? - Он швыряет свои розовые меха на диван и
разваливается на стуле.
- По-моему, я горю, - говорю я.
- По-моему, да. - Он смеется. - Тебя предупреждали.
- Смеешься. Ты не знаешь, каким образом я так влипла?
- Знаю. Интриги товарища Тережа. Теперь никуда не денешься. Делай,
авось.
- Не могу, Роб. Это липа. Мономера нет.
- Глупышка, будет. Будет. Пока вы делаете, подоспеет мономер. Побольше
оптимизма. У меня есть идея.
- У тебя всегда есть идея, - кисло говорю я.
- Не хочешь - не надо.
Он смеется. Он неунывающий человек. Мне повезло, что он здесь.
Собственно говоря, и я здесь, потому что он здесь. Он первый приехал в это
благословенное место.
- Плюнь на гостиницу, переезжай к нам.
Дело в том, что я до сих пор живу в гостинице, квартиру мне пока не
дали, обещают со дня на день дать.
- Живя в гостинице, человек учится ценить домашний очаг. Наверно, зря я
уехала из Ленинграда.
- Все образуется, Маша, все будет хорошо.
- Еще как.
- Перестань. Сделаешь ты свой полимер!
- Нет.
- Хорошо. Не сделаешь.
- Ты какой-то баптист, - говорю я. Но разговор меня подбодрил.
- Баптист?
- Ладно. Какая у тебя идея?
- У меня их много.
- Ты мне скажи, директор - порядочный человек?
- Дир? Очень. Но он директор.
- Значит, ты считаешь, что бесполезно просить его нам помочь?
- Абсолютно. Он ничего не может. На институте твои темы висят...
- Я и говорю, надо снять с института.
- Ты очень умная, Маша. Даже мудрая какая-то.
- А что ты делаешь, Роб, когда видишь, что работать бессмысленно?
- Работаю.
- Ну и как, Робик?
- Все нормально.
Многие так работают в науке, заранее зная, что ничего не получится.
Отрицательный результат - это тоже положительный результат. И я должна.
Почему я считаю, что вижу лучше других?
- Что ты делаешь, Роб, когда видишь, что работать бессмысленно?
Повтори.
- Работаю. Или делаю вид.
Я вижу в его волосах раннюю седину, слышу нервозность в голосе. Он и
раньше был нервным, постоянно крутил что-нибудь в пальцах, отстукивал
дробь, много смеялся, торопился, острил. Пожалуй, он стал нервнее.
- Ты обедала?
Два часа. Весь институт уже пообедал. В это время обедают начальники:
начальники лабораторий, отделов, главный инженер, главный бухгалтер,
директор.
В коридоре мы встречаем Алю со скальпелем. Как обычно, у нее такой вид,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.