read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Яков Арсенов


Избранные ходы




© Copyright Яков Арсенов, 1995-2000
Email: artodox@mail.ru
Date: 29 Aug 2000







* ЧАСТЬ 1 *

Архив на побережье
Я работал корреспондентом отраслевой газеты. Мы с напарником вели
репортажи с новых объектов по добыче газа. Как-то нас угораздило отражать
введение в строй трубопровода на побережье Аральского моря. Побережье --
очень смело сказано, когда перед тобой замерзшая пустыня с утопленными в
песок баржами и обмелевшее море, отступившее за горизонт.
Под ночлег нам выделили балок -- перегороженную пополам фанерную бочку
на полозьях с буржуйкой при входе и лежанками по торцам.
На улице было минус десять, но из-за ветра казалось, все сорок.
Окаменевшие дрова разгорались плохо, и напарник изводил спички коробок за
коробком. Пошарив по шкафам, он нашел коробку с макулатурой, и печку удалось
разжечь. Ветер пытался укатить бочку вслед за шарами перекати-поля и задувал
в трубу так, что пламя то и дело гасло. Тогда напарник брал стопку бумаги и
начинал все снова. При этом он безудержно хохотал. Смех был настолько не к
месту, что я оторвался от книги. Перед тем как отправить листы в огонь,
напарник прочитывал их. Мне стало любопытно. Я подошел и просмотрел наугад
несколько страниц. Это был чей-то архив. То ли брошенный, то ли забытый --
дневниковые записи, наброски, письма. Я изъял у напарника коробку и унес на
свою половину.
Бумаги были переворошены, но читались с интересом даже вне всякой
последовательности. Текст имел своеобразную стилистику, словно автор
отмахивался от идущих к нему слов и на бумагу прорывались только самые
отчаянные. Создавалось впечатление, что в эту безлюдную местность человек
забрался, чтобы избавиться от ребенка, появление которого было очень
некстати.
Я зачитался допоздна.
-- Кто здесь жил? -- спросил я утром начальника участка.
-- Специалист отбывал.
-- Давно уехал?
-- С полгода.
-- Концы какие-нибудь оставил?
-- Может быть, в управлении.
Покончив с репортажем, мы вернулись из командировки. Бумаги я прихватил
с собой. Мои недолгие попытки разыскать хозяина записок оказались
безуспешными. Меж тем я систематизировал бумаги и, перечитывая по настроению
то одну часть, то другую, не заметил, как ушел в них с головой. Время,
которое присутствовало в записках по полной выкладке, мне не доводилось
видеть вот так, со стороны. Пожить в нем пришлось, а вглядываться -- не
приходило в голову. Мне нравилось, как из хаоса незатейливых описаний не
спеша появлялись характеры. Я узнавал себя в героях и понимал, что моя
юность прошла где-то по соседству.
Тринадцать лет я провел в ожидании произведения, в основу которого
должны были лечь эти записки. Но ничего подобного в свет не вышло. Я
окончательно убедился в том, что рукописи были не забыты в балке на
побережье, а оставлены. И тогда я отважился на этот шаг -- присвоил их.
Я помнил тексты наизусть, и мне оставалось придать запискам некое
подобие сюжета больше в хронологическом, чем в драматическом смысле. Я
оставил стилистику нетронутой и доработал только те места, к которым автор и
сам непременно вернулся бы еще. На свой страх и риск и не без помощи
напарника я восстановил содержание листов, сгоревших в буржуйке. Я публикую
записки в надежде, что после стольких лет они уже не повлекут за собой
никаких трагедий.




День первый
Артамонов опасался опоздать на первую лекцию и проснулся ни свет ни
заря.
Когда он явился на занятия, институт был еще пуст. Артамонов сверил
часы с висящими на колонне и принялся переносить в блокнот расписание на
семестр. Постепенно у доски собралась значительная толпа и стала оттеснять
Артамонова.
Девушка, стоявшая за спиной, заметно суетилась и срывающимся дыханием
обдавала Артамонова с головы до ног. С высоты своего роста она долго
посматривала то на доску, то в блокнот Артамонова, а когда осенило, она
тронула его за локоть и спросила:
-- Ты, что ли, тоже в 76-Т3?
Артамонов обернулся и уперся взглядом в ее плечевой пояс. Подняв голову
выше, он увидел улыбающееся веснушчатое лицо и с таким удивлением осмотрел
фигуру незнакомки, что девушка застеснялась своей огромности. Однако она тут
же справилась с заминкой и повторила вопрос, поменяв местами слова:
-- Ты тоже, что ли, в 76-Т3?
В отношениях с женским полом Артамонов был скромен и застенчив. Его
опыт в этом плане исчерпывался тасканием портфеля соседки по парте. Тут
пришлось задрать нос кверху, чтобы говорить одногруппнице в лицо, а не в
грудь.
-- Да, -- произнес он после тщательного осмотра фигуры.
-- Вот и отлично! Значит, будем учиться вместе! Давай познакомимся.
Меня зовут Татьяной, Черемисиной Татьяной. Но называй меня лучше Таней --
девчонки говорили, мне так больше идет. Ты уже переписал? Тогда я у тебя
перекатаю. А тебя как зовут?
Артамонов сложил губы, чтобы произнести: Валера, но Татьяна, не
дожидаясь ответа, начала вразнос делиться переживаниями по поводу первого
дня занятий. Перешагивая через три ступеньки, она поволокла Артамонова вверх
по лестнице и, словно лучшей подруге, рассказывала, как из-за одного
симпатичного мальчика она не удосужилась прибыть в институт хотя бы за пару
дней до занятий, а явилась только сегодня утром самым ранним автобусом, в
котором к ней то и дело приставали парни и не дали спокойно дочитать "Дикую
собаку динго".
-- Я из Кирова, -- закончила она о себе. -- А ты?
-- Из Орла. Только я не пойму, как ты с утра успела добраться? Отсюда
до Кирова двое суток езды.
-- Это не тот Киров. Мой в Калужской области. Ты что, ни разу не
слышал? -- Татьяна нависла над собеседником с такой ревностью и нажимом, что
тот был вынужден засомневаться в своих географических познаниях.
-- Знаешь, не приходилось как-то...
-- Странно, -- укоризненно заметила Татьяна, и в наступившей паузе как
будто послышалось продолжение: "Стыдно не знать такое!"
Помедлив, она вернулась к теме первого дня занятий:
-- Ну вот, кажется, пришли. Высшая физика! Боже мой! Аж страшно
делается!
В аудитории никого не было.
-- О! -- воскликнула Татьяна. -- Здесь я писала контрольную по
математике. Я сидела вон там! Идем, оттуда хорошо видно. Ты удивишься, но я
чуть не завалила эту письменную математику! Хорошо, что знакомые ребята
оказались под рукой.
Чтобы как-то участвовать в разговоре, Артамонов хотел заметить, что он,
в отличие от нее, писал в этой аудитории сочинение, но Татьяна оказалась
неисправимым мастером монолога.
-- О! До звонка еще целых пятнадцать минут! Ты пока посиди, я приведу
себя в порядок. Ничего не успела сделать в автобусе из-за этих приставак!
Доставая косметику, она еще раз поведала, как чуть не опоздала к
автобусу и как ей всю дорогу мешали читать. Потом на время затихла,
вытягивая губы, чтобы нанести на них более вызывающий слой помады. Затем
возвела на должную длину ресницы, попудрилась, после чего еще минут пять не
вынимала себя из зеркальца. Наконец снова взяла помаду и еще резче выразила
нижнюю губу.
Закончив манипуляции, Татьяна чуть было опять не обратилась к
Артамонову, но снова, как в омут, бросилась в сумочку:
-- Забыла! Ногти!
Аудитория наполнялась первокурсниками. Они терялись, смущались,
спотыкались в проходе, стеснялись вошедших ранее, совершенно выпуская из
виду то, что все вокруг -- такие же неловкие и нерасторопные. За исключением
разве что Татьяны.
Первой была лекция по физике.
Одновременно со звонком вошел лектор. Татьяна отпрянула от зеркальца и
побросала косметику в сумочку, а потом, достав тетрадь из очень похожего на
себя портфеля, всей своей статью обратилась к лектору и надолго забыла про
Артамонова.
Небольшого роста лектор первоначально не вызвал у Татьяны никакого



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.