read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Чарльз Диккенс


Повесть о двух городах




---------------------------------------------------------------------------
OCR Кудрявцев Г.Г.
Перевод с английского
С. Я. Боброва и М. П. Богословской
Редактор Р. Гальперина
---------------------------------------------------------------------------
"CHARLES DIСКЕNS"
"A TALE OF TWO CITIES"
1859


"ПОВЕСТЬ О ДВУХ ГОРОДАХ "

^T ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ^U
Идея этой повести впервые возникла у меня, когда я с моими детьми и
друзьями участвовал в домашнем спектакле, в пьесе Уилки Коллинза "Застывшая
пучина" *. Мне очень хотелось войти по-настоящему в роль, и я старался
представить себе то душевное состояние, которое я мог бы правдиво передать,
дабы захватить зрителя.
По мере того как у меня складывалось представление о моем герое, оно
постепенно облекалось в ту форму, в которую и вылилось окончательно в этой
повести. Я поистине перевоплотился в него, когда играл. Я так остро пережил
и перечувствовал все то, что выстрадано и пережито на этих страницах, как
если бы я действительно испытал это сам.
Во всем, что касается жизни французского народа до и во время
Революции, я в своих описаниях (вплоть до самых незначительных мелочей)
опирался на правдивые свидетельства очевидцев, заслуживающих безусловного
доверия.
Я льстил себя надеждой, что мне удастся внести нечто новое в
изображение той грозной эпохи, живописав ее в доступной для широкого
читателя форме, ибо, что касается ее философского раскрытия, вряд ли можно
добавить что-либо к замечательной книге мистера Карлейля *.
Ноябрь 1850 г.


"КНИГА ПЕРВАЯ "
Возвращен к жизни

^T ГЛАВА I - То время ^U
Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, -
век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы,
весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего
не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, -
словом, время это было очень похоже на нынешнее, и самые горластые его
представители уже и тогда требовали, чтобы о нем - будь то в хорошем или в
дурном смысле - говорили не иначе, как в превосходной степени.
В то время на английском престоле сидел король с тяжелой челюстью и
некрасивая королева; * король с тяжелой челюстью и красивая королева сидели
на французском престоле *. И в той и в другой стране лорды, хранители земных
благ, считали незыблемой истиной, что существующий порядок вещей установлен
раз навсегда, на веки вечные.
Стояло лето господне тысяча семьсот семьдесят пятое. В ту
благословенную пору Англия, как и ныне, сподобилась откровения свыше. Миссис
Сауткотт только что исполнилось двадцать пять лет и по сему случаю некоему
рядовому лейб-гвардии, наделенному пророческим даром, было видение, что в
оный знаменательный день твердь земная разверзнется и поглотит Лондон с
Вестминстером. Да и коклейнский призрак угомонился всего лишь каких-нибудь
двенадцать лет *, не больше, после того как он, точь-в-точь как наши
прошлогодние духи (проявившие сверхъестественное отсутствие всякой
изобретательности), простучал все, что ему было положено. И только совсем
недавно от конгресса английских подданных в Америке до английского престола



и народа стали доходить сообщения на простом, человеческом языке о вполне
земных делах и событиях *, и, сколь это ни странно, оные сообщения оказались
чреваты много более серьезными последствиями для человечества, нежели все
те, что поступали от птенцов коклейнского выводка.
Франция, которая не пользовалась таким благоволением духов, как ее
сестрица со щитом и трезубцем *, печатала бумажные деньги, транжирила их и
быстро катилась под гору. Следуя наставлениям своих христианских пастырей,
она, кроме того, изощрялась в высокочеловеколюбивых подвигах; так, например,
одного подростка приговорили к следующей позорной казни: ему отрубили обе
руки, вырвали клещами язык, а потом сожгли живьем за то, что он не преклонил
колен в слякоть перед кучкой грязных монахов, шествовавших мимо него на
расстоянии пятидесяти шагов. Не лишено вероятности, что в ту пору, когда
предавали казни этого мученика, где-нибудь в лесах Франции и Норвегии росли
те самые деревья, уже отмеченные Дровосеком Судьбой, кои предрешено было
срубить и распилить на доски, дабы сколотить из них некую передвижную машину
с мешком и ножом *, оставившую по себе страшную славу в истории
человечества. Не лишено вероятности, что в убогом сарае какого-нибудь
землепашца, под Парижем, стояли в тот самый день укрытые от непогоды, грубо
сколоченные телеги, облепленные деревенской грязью - на них, как на насесте,
сидели куры, а тут же внизу копошились свиньи, - и Хозяин Смерть уже
облюбовал их как собственные двуколки Революции. Но эти двое - Дровосек и
Хозяин, - хоть они и трудятся не переставая, но трудятся оба беззвучно, и
никто не слышит, как они тихо шагают приглушенными шагами, а если бы кто и
осмелился высказать предположение, что они не спят, а бодрствуют, такого
человека тотчас же объявили бы безбожником и бунтовщиком.
Англия гордилась своим порядком и благоденствием, но на самом деле
похвастаться было нечем. Даже в столице каждую ночь происходили вооруженные
грабежи, разбойники врывались в дома, грабили на улицах; власти советовали
семейным людям не выезжать из города, не сдав предварительно свое домашнее
имущество в мебельные склады; грабитель, орудовавший ночью на большой
дороге, мог оказаться днем мирным торговцем Сити; так однажды некий купец,
на которого ночью напала разбойничья шайка, узнал в главаре своего собрата
по торговле и окликнул его, тот предупредительно всадил ему пулю в лоб и
ускакал; на почтовую карету однажды напало семеро, троих кондуктор уложил на
месте, а остальные четверо уложили его самого - у бедняги не хватило
зарядов, - после чего они преспокойно ограбили почту; сам вельможный
властитель города Лондона, лорд-мэр, подвергся нападению на Тернемском лугу,
какой-то разбойник остановил его и на глазах у всей свиты обобрал дочиста
его сиятельную особу; узники в лондонских тюрьмах вступали в драку со своими
тюремщиками и блюстители закона усмиряли их картечью; на приемах во дворце
воры срезали у благородных лордов усыпанные бриллиантами кресты; в приходе
Сент-Джайлса солдаты врывались в лачуги в поисках контрабанды, из толпы в
солдат летели пули, солдаты стреляли в толпу, - и никто этому не удивлялся.
В этой повседневной сутолоке беспрестанно требовался палач, и хоть он
работал не покладая рук, толку от этого было мало; то вздергивал он рядами
партии осужденных преступников, то под конец недели, в субботу, вешал
попавшегося во вторник громилу, то клеймил дюжинами заключенных Ньюгетской
тюрьмы *, то перед входом в Вестминстер жег на костре кучи памфлетов; нынче
он казнит гнусного злодея, а завтра несчастного воришку, стянувшего медяк у
деревенского батрака.
Все эти происшествия и тысячи им подобных, повторяясь изо дня в день,
знаменовали собой дивный благословенный год от Рождества Христова тысяча
семьсот семьдесят пятый. И меж тем как в их сомкнутом круге неслышно
трудились Дровосек и Хозяин, те двое с тяжелыми челюстями и еще двое - одна
некрасивая, другая прекрасная собою, шествовали с превеликой пышностью,
уверенные в своих божественных правах. Так сей тысяча семьсот семьдесят
пятый год вел предначертанными путями и этих Владык и несметное множество
ничтожных смертных, к числу коих принадлежат и те, о ком повествует паша
летопись.

^T ГЛАВА II - На почтовых ^U
В пятницу поздно вечером в самом конце ноября перед первым из
действующих лиц, о коих пойдет речь в нашей повести, круто поднималась вверх
дуврская проезжая дорога. Дороги ему, собственно, не было видно, ибо перед
глазами у него медленно тащилась, взбираясь на Стрелковую гору, дуврская
почтовая карета. Хлюпая по топкой грязи, он шагал рядом с каретой вверх по
косогору, как и все остальные пассажиры, не потому, что ему захотелось
пройтись, вряд ли такая прогулка могла доставить удовольствие, но потому,
что и косогор, и упряжь, и грязь, и карета - все это было до того
обременительно, что лошади уже три раза останавливались, а однажды,
взбунтовавшись, потащили карету куда-то вбок, поперек дороги, с явным
намерением отвезти ее обратно в Блэкхиз. Но тут вожжи и кнут, кондуктор и
кучер, все сразу принялись внушать бедным клячам некий параграф воинского



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.