read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


ВАЛЕНТИН КАТАЕВ


БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ


Катаев В.П. Белеет парус одинокий. Хуторок в степи.
М., Советский писатель, 1987, сс. 14-258
Номер страницы предшествует странице.



СОДЕРЖАНИЕ
1 Прощанье
2 Море
3 В степи
4 Водопой
5 Беглец
6 Пароход "Тургенев"
7 Фотографическая карточка
8 "Человек за бортом!"
9 В Одессе ночью
10 Дома
11 Гаврик
12 "Подумаешь, лошадь!"
13 Мадам Стороженко
14 "Нижние чины"
15 Шаланда в море
16 "Башенное, огонь!"
17 Хозяин тира
18 Вопросы и ответы
19 Полтора фунта житного
20 Утро
21 Честное благородное слово
22 Ближние мельницы
23 Дядя Гаврик
24 Любовь
26 Погоня
27 Дедушка
28 Упрямая тетя
29 Александровский участок
30 В приготовительном
31 Ящик на лафете
32 Туман
33 Ушки
34 В подвале
35 Долг чести
36 Тяжелый ранец
37 Бомба
38 Штаб боевиков
39 Погром
40 Офицерский мундир
41 Елка
42 Куликово Поле
43 Парус
44 Маевка
45 Попутный ветер



Посвящается Эстер Катаевой
1 ПРОЩАНЬЕ
Часов около пяти утра на скотном дворе экономии раздался звук трубы.
Звук этот, раздирающе-пронзительный и как бы расщепленный на множество
музыкальных волокон, протянулся сквозь абрикосовый сад, вылетел в пустую
степь, к морю, и долго и печально отдавался в обрывах раскатами постепенно
утихающего эха.
Это был первый сигнал к отправлению дилижанса.
Все было кончено. Наступил горький час прощанья.
Собственно говоря, прощаться было не с кем. Немногочисленные дачники,
испуганные событиями, стали разъезжаться в середине лета.
Сейчас из приезжих на ферме осталась только семья одесского учителя, по
фамилии Бачей, - отец и два мальчика: трех с половиной и восьми с половиной
лет. Старшего звали Петя, а младшего - Павлик. Но и они покидали сегодня
дачу. Это для них трубила труба, для них выводили из конюшни больших вороных
коней.
Петя проснулся задолго до трубы. Он спал тревожно. Его разбудило
чириканье птиц. Он оделся и вышел на воздух.
Сад, степь, двор - все было в холодной тени. Солнце всходило из моря, но
высокий обрыв еще заслонял его.
На Пете был городской праздничный костюм, из которого он за лето сильно
вырос: шерстяная синяя матроска с пристроченными вдоль по воротнику белыми
тесемками, короткие штанишки, длинные фильдекосовые чулки, башмаки на
пуговицах и круглая соломенная шляпа с большими полями.
Поеживаясь от холода, Петя медленно обошел экономию, прощаясь со всеми
местами и местечками, где он так славно проводил лето.
Все лето Петя пробегал почти нагишом. Он загорел, как индеец, привык
ходить босиком по колючкам, купался три раза в день. На берегу он
обмазывался с ног до головы красной морской глиной, выцарапывая на груди
узоры, отчего и впрямь становился похож на краснокожего, особенно если
втыкал в вихры сине-голубые перья тех удивительно красивых, совсем сказочных
птиц, которые вили гнезда в обрывах.
И теперь, после всего этого приволья, после всей этой свободы, - ходить в
тесной шерстяной матроске, в кусающихся чулках, в неудобных ботинках, в
большой соломенной шляпе, резинка которой натирает уши и давит горло!..
Петя снял шляпу и забросил ее за плечи. Теперь она болталась за спиной,
как корзина.
Две толстые утки прошли, оживленно калякая, с презрением взглянув на
разодетого мальчика, как на чужого, и нырнули одна за другой под забор.
Была ли это демонстрация или они действительно не узнали его, но только
Пете вдруг стало до того тяжело и грустно, что он готов был заплакать.
Он всей душой почувствовал себя совершенно чужим в этом холодном и
пустынном мире раннего утра. Даже яма в углу огорода - чудесная глубокая
яма, на дне которой так интересно и так таинственно было печь на костре
картошку, - и та показалась до странности чужой, незнакомой.
Солнце поднималось все выше.
Хотя двор и сад всё еще были в тени, но уже ранние лучи ярко и холодно
золотили розовые, желтые и голубые тыквы, разложенные на камышовой крыше той
мазанки, где жили сторожа.
Заспанная кухарка в клетчатой домотканой юбке и холщовой сорочке, вышитой
черными и красными крестиками, с железным гребешком в неприбранных волосах
выколачивала из самовара о порог вчерашние уголья.
Петя постоял перед кухаркой, глядя, как прыгают бусы на ее старой,
морщинистой шее.
- Уезжаете? - спросила она равнодушно.
- Уезжаем, - ответил мальчик дрогнувшим голосом.
- В час добрый.
Она отошла к водовозной бочке, завернула руку в подол клетчатой панёвы и
отбила чоб.
Толстая струя ударила дугой в землю. По земле покатились круглые
сверкающие капли, заворачиваясь в серый порошок пыли.
Кухарка подставила самовар под струю. Самовар заныл, наполняясь свежел,
тяжелой водой.
Нет, положительно ни в ком не было сочувствия!
На крокетной площадке, на лужайке, в беседке - всюду т" же неприязненная
тишина, то же безлюдье.
А ведь как весело, как празднично было здесь совсем недавно! Сколько
хорошеньких девочек и озорных мальчишек! Сколько проказ, скандалов, игр,
драк, ссор, примирений, поцелуев, дружб!
Какой замечательный праздник устроил хозяин экономии Рудольф Карлович для
дачников в день рождения своей супруги Луизы Францевны!
Петя никогда не забудет этого праздника.
Утром под абрикосами был накрыт громадный стол, уставленный букетами
полевых цветов. Середину его занимал сдобный крендель величиной с велосипед.
Тридцать пять горящих свечей, воткнутых в пышное тесто, густо посыпанное
сахарной пудрой, обозначали число лет рожденницы.
Все дачники были приглашены под абрикосы к утреннему чаю.
День, начавшийся так торжественно, продолжался в том же духе и закончился
детским костюмированным вечером с музыкой и фейерверком.
Все дети надели заранее сшитые маскарадные костюмы. Девочки превратились
в русалок и цыганок, а мальчики - в индейцев, разбойников, китайских
мандаринов, матросов. У всех были прекрасные, яркие, разноцветные
коленкоровые или бумажные костюмы.
Шумела папиросная бумага юбочек и плащей, качались на проволочных стеблях
искусственные розы, струились шелковые ленты бубна.
Но самый лучший костюм - конечно, конечно же! - был у Пети. Отец
собственноручно мастерил его два дня, то и дело роняя пенсне. Он близоруко
опрокидывал гуммиарабик, бормотал в бороду страшные проклятья по адресу



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.