read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Франсуа Мориак.


Подросток былых времен




Я пишу иначе, чем говорю, говорю иначе, чем
думаю, думаю иначе, чем должен думать, и так до
самых темных глубин.
Кафка


1
Я не такой, как все мальчики. Будь я таким, как все мальчики, в свои
семнадцать лет я бы охотился вместе с Лораном, моим старшим братом, и
Дюбером, нашим управляющим, и Симоном Дюбером, его младшим сыном -
"аббатом", которому полагалось бы сейчас присутствовать на вечерней
службе, и его братом Прюданом Дюбером, который подбивает Симона
распрощаться с кюре. Я стрелял бы из охотничьего ружья, а не рыскал в
кустах, выслеживая дичь, как собака, не играл бы, изображая из себя
собаку.
Да, я изображаю собаку, но в то же время раздумываю о том, что же
происходит в голове у Симона. Он подоткнул полы сутаны, чтобы она не
цеплялась за ветки и колючий терновник; не знаю почему, но его толстые
икры, обтянутые черными шерстяными чулками, вызывают у меня неудержимый
смех. Он любит охоту не меньше, чем наши собаки Диана и Стоп. Охота у него
в крови, это сильнее его, хотя он отлично знает, что в этот самый час
господин настоятель служит вечерню и смотрит на пустую скамью, где
следовало бы находиться. Симону, но где его нет. После службы господин
настоятель придет к нам поговорить об этом с мамой. Надеюсь, я успею
вернуться, хотя они очень осторожны и умолкают, едва завидев меня. Я
пустомеля, как говорит мама, а господин настоятель считает, что у меня
дурное направление ума, так как я задаюсь вопросами, которыми он никогда
не задавался и которых ему никогда никто не задавал, а тем более я. Но он
знает, что я считаю его глупцом.
"Послушать тебя, так все глупцы!" - обычно упрекает меня мама. Что
правда, то правда, в нашей семье умным я считаю лишь себя самого, но я
знаю, что ничего не знаю, потому что меня ничему не научили. Мои учителя
не могли ничему меня научить, только азам. Товарищи превосходят меня во
всем, что в их глазах имеет какую-то цену. Они презирают меня и имеют все
основания презирать: никаким спортом я не занимаюсь, сил у меня не больше,
чем у цыпленка. Я краснею, когда они говорят о девицах, а когда они
показывают друг другу фотографии, я отворачиваюсь. Однако иные из них
относятся ко мне дружески, и больше чем дружески.
Они знают, что они станут делать, у них есть свое место в жизни. А я? Я
даже не знаю, какой я. Я отлично знаю, что все проповеди господина
настоятеля и все, во что верит моя мать, не вяжется с тем, что существует
в действительности. Я знаю, что они и понятия не имеют о праведности. Мне
ненавистна их религия. И все-таки я не могу обойтись без бога. Вот это, в
сущности, и отличает меня от всех прочих, а совсем не то, что я изображаю
из себя собаку и рыскаю в кустах, вместо того чтобы охотиться с Лораном,
Прюданом и Симоном Дюбером, и даже не умею обращаться с охотничьим ружьем.
Все, что рассказывает господин настоятель, и то, как он это рассказывает,
кажется мне полным идиотством, и, однако, я верю, что все это истина,
решаюсь написать для самого себя: я знаю, что это истина. Словно слепой
поводырь ведет меня к непреложной истине каким-то нелепым путем, бормоча
свою латынь и заставляя бормотать ее все редеющие толпы верующих, а
точнее, просто жалкое стадо, которое будет пастись всюду, куда его ни
пригонят... Но что с того! Свет, в котором они идут, - я его вижу, вернее,
свет этот уже во мне. Они могут болтать все, что им угодно: ведь они и
есть те невежды и идиоты, против которых ополчается мой друг Донзак,
примкнувший к "модернистам" [модернизм - течение в католицизме, пытающееся
привести религиозные доктрины в соответствие с требованиями современной
философии]. И все-таки то, во что они верят, - истина. Вот, на мой взгляд,
к чему сводится история церкви.

Зайца они затравили у самых полей Жуано. Возвращение было мучительным:
семь километров по этой мрачной, но милой моему сердцу дороге, между двух
стен вековых сосен. "Все тут принадлежит мадам, все, насколько хватает
глаз!" - то и дело объявлял Дюбер со своей нелепой мужицкой гордостью...
Ужасно даже писать об этом. Я заранее знал, что всю дорогу Симон будет
шагать рядом со мной, не открывая рта. А Лоран сам вдруг превратился в
ребенка. Он играл, подбрасывая ногой сосновую шишку; если доведет ее до
дома, значит, выиграл.


С Симоном мы не разговариваем ни о чем. Наверное, кюре сетовал при нем
на мое "дурное направление ума", и Симон восхищается тем, что в семнадцать
лет я способен внушать тревогу этому ограниченному человеку, под чьим
присмотром он будет находиться все время - ведь он семинарист, приехавший
на каникулы.
Сейчас я исповедуюсь перед богом в своем обмане: все, что делает меня
опасным в глазах настоятеля и, возможно, вызывает восхищение Симона, не
более как смутные отголоски речей моего друга Андре Донзака, все уши мне
прожужжавшего премудростями, взятыми из "Анналов христианской философии",
Он превозносит издателя этого журнала, некоего отца Лабертоньера, члена
конгрегации ораторианцев, одно имя которого повергает нашего настоятеля в
ужас. "Это "модернист", таких еретиков на костре сжигали", - твердит он. Я
презираю его за этот жестокий и тупой образ: костер! О, они всегда готовы
сжечь того, кто верит с открытыми глазами.
Тем не менее я обманщик, я бью их наповал зажигательными речами Андре,
выдавая их за свои собственные, и делаю вид, будто знаю то, что неизвестно
им, хотя сам я такой же невежда, как они... Нет, я клевещу на себя. Как
выражается Андре, я проник в Паскаля. Я читаю Паскаля без всякого усилия,
особенно "Примечания" в издании Бренсвига, которое дал мне Андре. Меня
касается все, что касается Пор-Рояля.
А вот читал ли Паскаля Симон Дюбер, хоть он и сдал экзамены на
бакалавра? Подозреваю, что ни с одним автором, упомянутым в программе, он
не знакомился непосредственно, а довольствовался изложением в учебнике...
Он шагает рядом со мной. От него пахнет потом, пропитавшим всю его сутану.
Не то чтобы он был грязен, он чистоплотнее своей крестьянской семьи,
которая и понятия не имеет, что значит мыться, и, может быть, даже
чистоплотнее нас, потопу что ловит рыбу у мельницы и чуть не каждый день
полощется в воде. Он стучит по корням ольхи, загоняя в верши щук и
налимов... Впрочем, я не собираюсь рассказывать здесь о рыбной ловле.
По правде говоря, меня мутит не столько от запаха Симона, сколько от
его шестых пальцев - этих дрожащих отростков на каждой руке и на каждой
ноге: ему приходится даже шить башмаки по мерке, и ноги кажутся
одинаковыми что в длину, что в ширину - прямо как у слона! Но шестой палец
на ноге мне случается видеть не так уж часто, зато от этих хрящиков без
фаланг на руках меня бросает в дрожь. К тому же он и не старается их
прятать, он даже откровенно радуется, что лишние мизинцы избавят его от
военной службы. Но его старший брат Прюдан другого мнения: "Ты мог бы
поступить в Сен-Сир..." Это единственные произнесенные при мне слова,
когда Прюдан выступил в роли искусителя, которую, если послушать маму и
настоятеля, он играет в жизни младшего брата.
Я подумал, какой роман я мог бы написать на эту тему: Прюдан, хилый,
тощий, темнолицый, с гнилыми зубами, да еще влюбленный, это я знаю
наверняка, в Мари Дюрос, их соседку, дочь плотника, сестру Адольфа Дюроса,
двадцатилетнего великана, похожего на Геракла из учебника греческой
истории, - Прюдан в лице своего брата сведет счеты с этим миром, где сам
он всего лишь плесень... Не считая того, что он, как все Дюберы, умен. Его
бунт доказывает это. По моему замыслу в этой придуманной истории Прюдан
должен отказаться от Мари Дюрос и вручить ее Симону. Впрочем, Мари Дюрос,
вероятно, смотрит на младшего брата с таким же отвращением, как на
старшего, даже с большим, из-за этих его мизинцев и сутаны, словно
прилипшей к телу... Но что мне об этом известно? Все это я выдумываю, хотя
уверен, что это правда, потому что знаю парня, которого любит Мари Дюрос,
к которому она ходит, наконец, - он друг Адольфа, ее брата-великана.
Впрочем, господин настоятель, пожалуй, прав, когда твердит, что Симона
искушает не дьявол вожделения, а дьявол честолюбия. На девушек он почти не
глядит. Я прекрасно понимаю, что его так вышколили, чтобы он на них не
глядел. И все равно ему еще не приходилось по-настоящему бороться с
искушением. Но что я об этом знаю? Я не знаю ничего ни о Симоне, ни о ком
бы то ни было. Даже мама и господин настоятель подчас ставят меня в тупик.
Когда мы вернулись с охоты, Лоран отнес зайца на кухню. Я устал и
растянулся на диване в прихожей. Мама присела рядом. Она потрогала рукой
мой лоб и спросила, не хочу ли я пить. Ей не терпелось поговорить. Должно
быть, они заранее условились с настоятелем, о чем следует со мной
говорить: ведь считается, будто Симон поверяет мне свои тайны. На самом
деле этого и в помине нет. Его расположение ко мне никогда не проявляется
в словах. Разделяющая нас пропасть его не смущает. Во всяком случае, он ни
разу не пытался преодолеть ее.
Мама, впрочем, тоже. Она меня любит, по я ее не интересую. Ее не
интересует ничто, кроме наших земель и еще чего-то, что она держит в тайне
от всех, подозреваю, что ее мучат угрызения совести - об этом я могу
судить: я сам терзался угрызениями совести в детстве, я от них
освободился, или почти освободился, с тех пор как открыл, благодаря
Донзаку, что нам вдолбили в голову, будто наше вечное спасение зависит от
всяких нелепых запретов, от таблицы грехов простительных и так называемых
смертных.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455 456 457 458 459 460 461 462 463 464 465 466 467 468 469 470 471 472 473 474 475 476 477 478 479 480 481 482 483 484 485 486 487 488 489 490 491 492 493 494 495 496 497 498 499 500 501 502 503 504 505 506 507 508 509 510 511 512 513 514 515 516 517 518 519 520 521 522 523 524 525 526 527 528 529 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 541 542 543 544 545 546 547 548 549 550 551 552 553 554 555 556 557 558 559 560 561 562 563 564 565 566 567 568 569 570 571 572 573 574 575 576 577 578 579 580 581 582 583 584 585 586 587 588 589 590 591 592 593 594 595 596 597 598 599 600 601 602 603 604 605 606 607 608 609 610 611 612 613 614 615 616 617 618 619 620 621 622 623 624 625 626 627 628 629 630 631 632 633 634 635 636 637 638 639 640 641 642 643 644 645 646
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.