read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Алексей Никитин


РУКА ПТИЦЕЛОВА




...спасайся как серна из руки,
как птица из руки птицелова.
Притч. 6,5

Остановились чаши на весах;
одна в земле,
другая в небесах.
Хименес |


ДВА СЛОВА ДО...

Я познакомился с Антоном Байкаловым около пяти лет назад. До того, хоть
временами мы слышали друг о друге, имя его мне не было знакомо.
Последовавшие годы оставили немало записей в моих блокнотах и сваленных в
беспорядке случайных листов бумаги, своим содержанием прямо или косвенно
относившихся к нему, но очень мало добавили к моему знанию о Байкалове.

В эту небольшую повесть я включил дневники самого Байкалова, которые он
передал мне. Они написаны белым стихом. Так, видимо, ему было удобнее.
Изложенное в них пересекается во времени с теми событиями из жизни
Байкалова, о которых он рассказал мне, и которые я, записав, объединил с
дневниками и назвал "Рука птицелова". Прочитав написанное мной, Байкалов не
стал ничего менять в тексте, сделав лишь небольшие вставки, которые
выделены курсивом.

I
Ленивый август
последних не считает дней.
Он получил уже письмо,
что брат спешит ему на смену,
а значит, осень близится.
Сентябрь.
Надменный брат.
Привык во всем быть первым,
и первенством кичившийся своим
кто знает сколько лет,
был вдруг поставлен
девятым.
Девятым после августа -
лентяя, бездельника, сластены-медолюба.
Лишен не только первенства, но - власти.
Не он теперь решает, быть ли году,
не он ведет его с собой степенно
и вводит в круг. Не он. Теперь - январь.
Вот уж кого не любит август. Правда,
они едва знакомы.
И, кстати, не родня,
как, почему-то, об этом говорят.
Седьмая, нет, не вода, а лед на киселе.
Он никогда понять не мог,
кем лето приходится зиме.
Они близки по осени,
но кровью не связаны одной.
А, впрочем, август в генеалогии
не то, что не силен,
он, попросту, плевать хотел на зиму.
Он солнце любит,
яблоки в саду,
рыбалку на рассвете,
запах сена,
туман в овраге...
Через пару дней наступит осень.
Сентябрь из ожиданий сотворен.
Он погружен в воспоминанья лета,
но устремлен к зиме. А вместе с ним
и я, хоть мну страницы
своих еще не старых дневников,
но думаю о том, что будет завтра.
Свой год я начинаю сентябрем.
Я начинаю с сочиненья планов,
громоздких,
как церковный "Указатель
евангельских и апостольских чтений",
подробных,
как отчеты казначея,
где мелочь каждую в отдельную графу
вношу, храню за стеклами в шкафу,
на полках, полных прошлогодней пыли,
и точно знаю то, каким я буду,
когда мой год приблизится к концу...
Как планы рушатся...
Не только те, что я
насочинял из добрых побуждений.
Все планы, что придуманы людьми,
имеют странную привычку не сбываться.
Хоть план и не гадание на картах,
но от него недалеко ушел.
Достаточно случайности, детали,
досадной мелочи в нем не предусмотреть,
не запланировать, не рассчитать, забыть
учесть - о, Боже, сколько слабых
и уязвимых мест у наших планов -
и все. Конец. Нам остается
хвалить судьбу, что под обломками - другие.
А если не они, а мы?
Я помню, как попали в руки
мне мемуары Шелленберга,
того, кто был в "Семнадцати мгновеньях"
у Штирлица начальником. Из них,
а позже и из прочих,
"Воспоминаний", скажем, графа Витте,
хрущевских мемуаров, я вдруг понял,
как власть убога. Сложные интриги,
коль и случаются, то гибнут непременно,
а так - все мыслится на расстоянье хода.
Кто просчитал на два и не ошибся - тот победил.
Случайность правит миром, рушит планы,
но стоит оглянуться - то, что прежде
мы понапрасну тщились предсказать,
предстанет очевидным. Выбор,
что гнул к земле и не давал вздохнуть -
лишь жалкой фикцией, подобием свободы.
Прошедшее свободы не имеет.
(Правда, историк ловкий стоит больше,
чем десять генералов, но об этом,
мы как-нибудь потом поговорим.)
Свобода видится нам в будущем, и это
нас заставляет строить планы, зная,
что им, почти наверняка, не суждено
исполниться. Что делать? Как и прежде
свой год я начинаю сентябрем.
(август - сентябрь)

II
Судьба - обманутая женщина,
не знающая, как прощать обманы.
Она хранит их в ящике стола,
и ближе к ночи, справившись с делами,
порывшись меж расписок долговых,
предсмертных писем, лживых обещаний
находит, достает, и, отряхнув
от пыли слов и тараканьих лапок,
внимательно рассматривает. Я,
когда приходит очередь моих
(Невинных, право же, не стоящих вниманья



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.