read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Александр Никонов.


Хуева книга





* ЧАСТЬ 1. * Унесенные ветром
"Не хвались идучи на рать,
а хвались идучи срать."
Пословица.

ГЛАВА 1.
Как я научился играть в преферанс.
Я научился играть в преферанс в поезде, 18-и лет от роду. Десять лет
уже прошло с тех пор! Боже мой! Еб твою мать! Десять лет! А ко времени
издания этой хуевой книги, если это говно вообще когда-нибудь будет издано,
пройдет я ебу сколько лет! А ведь мне уже 28! Скоро 29! А будет -- бог весть
сколько лет. И тогда цифра 29 покажется мне детством золотым и умильным.
Время-то идет. И это хуево. Мне было хорошо в 18 лет. Потому что тогда я
научился играть в просиранс. Пики-крести-буби-черви. В поезде. По пути
следования со студенческой группой в город Магнитогорск, на ознакомительную
практику после первого курса.



ГЛАВА 2.
Преферанс -- не главное в жизни.
Но сначала я поступил в МИСиС. Годом раньше преферанса. МИСиС -- это
Московский институт стали и сплавов. В годы сталинского мракобесия институт
имел ту же аббревиатуру, но расшифровывался по-другому -- Московский
институт стали имени Сталина. Вот такое говно.
Но я туда поступил. Это хороший институт. Там не сдавали иностранный
язык: я херово знаю французский.
Я вообще сдавал два экзамена. Тогда был Брежнев и застой. Это
называлось поступить "по эксперименту". Учитывался средний балл аттестата.
Если он больше 4,5 (четыре целых, пять десятых долей еще одного целого), то
абитуриент сдавал два экзамена: математику и физику. Если он при этом
получал не менее 9 баллов, то автоматически считался поступившим. А если
меньше, то сдавал еще химию и сочинение на русском языке.
У меня был аттестат 4,52. Потому что я иногда подправлял оценки в
школьном журнале и любил ставить напротив своей фамилии пятерки. Учителя
меня тоже любили. Кстати, потом, уже учась в институте, я из головы придумал
156 экспериментальных значений в курсовой работе. А позже, наполовину
выдумал научные цифры своей дипломной научно-исследовательской работы,
построил красивые графики и защитился на пять баллов. Я преступник. Оторвите
мне яйца.
Итак, я набрал на вступительных экзаменах 10 очков и поступил. Мне было
по хую куда поступать-то, я просто не хотел идти в армию, а мой двоюродный
дядя из Госплана, сам кондовый металлург, усердно ломал меня на МИСиС,
обещая, что у него сам ректор чуть ли не пахан, и в жопу целует, и вообще
хуева туча знакомых на кафедрах -- обещал поддержку.
Увы, поддержки не получилось. По математике все эти элементарные
задачки я решил как не хуй срать. А вот по физике меня ебали долго, давали
дополнительные задачки, я отсаживался, решал их, а мне еще давали, но таки я
взял свои пять баллов и отвалил. НО ЕСЛИ БЫ МНЕ ДОСТАЛСЯ НЕ МОЙ БИЛЕТ, А
СЛЕДУЮЩИЙ, Я МОГ ПОЛУЧИТЬ БАНАН. Я знаю. Потому что следующий билет взял мой
одноклассник. Правда он был двоечник, но то, что он мне передал на решение,
я не решил: такие херовые формулы мы по оптике не проходили в школе...
Короче, так случилось, что я поступил в МИСиС. А на следующий год наша
крутая группа МО-81-3* поехала в Магнитогорск на Магнитогорский
металлургический комбинат.
Здесь необходимо отметить следующее: на обратном пути мы, корифаны,
затарились колбаской и водочкой, сложили эти чудеса в сумку и пошли на поезд
со своими сраными баулами, проникли в купе. И в предотъездной суматохе у нас
эту волшебную сумку, туесок наш заветный, сидор приспособленный -- СПИЗДИЛИ.
Спиздили! Унесли без спроса и без отдачи!
Представляете?! Впереди полутора суток дороги, нам по 18 лет, мы
радостные, сдавшие на хуй зачет едем домой к любимым мамочкам после долгой
отлучки из родного гнезда и у нас нет водки!! Блядь! Где справедливость?!.
И полбатона вареной колбасы тоже там было, в сумке. Но это хуй с ним, с
колбасой. Жрачка -- хуйня, допустим, нас бабы из соседнего купе в дороге
задаром кормили. Но ву-одка!!!
Александр Матросов, отчаявшись -- хоть жопой заткнуть! -- прыгнул раком
на амбразуру. Еврей Гастелло направил тлеющий аэроплан на озверевшие
фашистские колонны. И все их подзорвал на хуй. Зося Космодемьянская
героически удавилась на глазах у всей деревни. Александр Невский разбил
псов-рыцарей на ледовом поле. Мересьев ежиков ел. Пионер-герой Марат-Казей
тоже мочил фашизм. Но все хуйня!!!
Мы -- четверо здоровых советских чуваков ехали в поезде со студенческой
практики без водки! Думал ли о таком исходе войны Александр Матросов? Хуй с
два. Сомневаюсь.
Никогда, никогда еще в истории... Слезы застилают... Блядь... Весь
вагон. Весь состав. Вся страна, Родина-мать... И только мы...
-- Как?!. Как имена этих героев?! Где их малая родина? -- спросите вы.
Вот они: 1. Я. 2.Толстенький Олег Косокин, который учил меня преферансу
по дороге ТУДА. 3. Баранов Олег (про него позже) 4. Дима Макеев (позже,
позже). Вот, четверо. Эти святые имена. Такое горе нас постигло. И что же?
Разве мы погибли? Пропали? Упали духом на хуй?
Нет, нет и нет! Мы достали из других сумок оставшуюся еду, открыли
трехлитровую банку с огуречными там помидорами. Поели. И заорали во всю мощь
хриплые хмельные песни, будто были в дупель, просто в жопу. В сиську были.
Весь вагон решил, что мы ужрались.
ГЛАВА 3,
(вставная челюсть)
Я вот сижу, пишу книгу, а Галя-жена доебывает с разными вопросами:
-- Ты меня любишь?
-- Угу.
-- А ты меня будешь любить если я бегемотика рожу?
-- Человек не может рожать бегемотиков: у них хромосом мало, --
рассудительно отвечаю. Моих мозгов не сгинет сила!
-- Меня это не интересует. Я спрашиваю -- ты меня будешь любить, если я
бегемотика рожу?
-- Угу. Хоть бензовоз...
-- А я бы его на веревочке в лес водила, в прудик плавать запускала...
Я ебешь!.. Так мешать творческому процессу!
(Эпиграфом к этой главе, если бы он был, я бы взял слова Льва
Новоженова*, сказанные им мне однажды вполголоса, чтобы редакционные девки
не услышали: "Все бабы -- дуры.").



ГЛАВА 2,
опять.
...Итак, весь вагон решил, что мы ужрались. А когда Баранов вышел из
купе под предлогом поссать, блядун и алкоголик Соломонов с завистью
констатировал его сильное опьянение.
-- Не пили мы, -- скромно промолвил Баранов. -- Ничего не принимали.
-- Врешь! -- убежденно, будто гирьку на весы положил, сказал Соломонов.
-- А ну дыхни!
-- Ххо!..
-- И рассолом запивали, суки! -- заключил Соломонов.
Вот что такое сила духа и настоящая убежденность. Идет на хуй любой
Мересьев.

ГЛАВА 4.
Утренний туман.
Самое трудное в творческом процесе -- передать ощущения. Что такое,
когда тебе 18 лет. Когда ты студент, а мир -- большое утро. Лето. Все время
лето.
Вроде бы ничего и не было. А было то же, что потом и на других
студенческих практиках -- в Череповце, в Запорожье, -- вечерний чай в
общаге, пляж, шатания по магазинам. Месяц в Магнитогорске. Полтора в
Череповце. Два в Запоре.
Жизнь в застойное время. Особое своеобразие. Тихо, гнило, но если
притерпелся -- не пахнет. Ну вот как сон.
Как сон...

x x x
Небольшая кисельная туча, просыпашись легким, сверкающим дождем
умчалась куда-то, солнце ударило в разрыв облаков, мгновенно просветлело.
В узкой ленте мокрого шоссе отразилось голубое небо и от этого асфальт
казался темно-синим. По обе стороны от дороги сиял умопомрачительный осенний
лес. Был сентябрь, и макушки деревьев покрывала золотая седина.Какой это
год?
Шипели шины, и машина легко мчалась вперед, мягко приседая на
неровностях блестящего полотна. Желто-зеленый Русский Лес тихо терял листья
и поднятые ветром они безмолвно неслись навстречу лобовому стеклу омытому
чистыми каплями ушедшего дождя. Куда я еду?
Впереди, на фоне сиреневых туч, клубившихся у горизонта, вставала
двойная радуга. Внешняя -- тонкая, блеклая и внутренняя -- широкая и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.