read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Джейн ОСТЕН


ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ




Перевод с английского И. Маршака
Комментарии Е. Гениевой, Н. Демуровой

ЧУДО ДЖЕЙН ОСТЕН


Предисловие Е. Гениевой



Джейн Остен (1775 - 1817) решительно опередила свое время. "Гордость и
предубеждение", самый известный роман Джейн Остен, издатель отверг, сочтя
его скучным и незначительным. Современники Остен, даже самые
благосклонные, были не слишком высокого мнения о ее сочинениях и искренне
удивились бы, доведись им узнать, что их читают и век спустя. Диккенс не
подозревал о существовании Джейн Остен, Шарлотта Бронте высказалась о ней
весьма уничижительно: "Точное воспроизведение обыденных лиц. Ни одного
яркого образа. Возможно, она разумна, реалистична... но великой ее никак
не назовешь". Теккерей упоминает о Джейн Остен лишь мимоходом.
Однако и в XIX в. встречались ценители таланта Джейн Остен. Самое
проницательное суждение принадлежит Вальтеру Скотту: "Создательница
современного романа, события которого сосредоточены вокруг повседневного
уклада человеческой жизни и состояния современного общества". Однако
"отцом современного романа" Байрон, Бальзак, Стендаль, Белинский считали
самого Вальтера Скотта. И в XIX в., как, впрочем, и в первой половине XX,
никому бы в голову не пришло подвергнуть сомнению приоритет Вальтера
Скотта.
Настоящее, широкое признание пришло к Джейн Остен лишь в XX в. Ее
психологическое, пронизанное изящной иронией искусство оказалось созвучным
писателям рубежа века и первых десятилетий XX столетия: Г.-К. Честертона,
Р. Олдингтона, С. Моэма, В. Вулф, Э. Боуэн, Б. Пристли, Э.-М. Форстера.
"Из всех великих писателей Джейн Остен труднее всего уличить в величии, ей
присущи особая законченность и совершенство", - замечала Вирджиния Вулф.
"Благодаря своему незаурядному художественному темпераменту ей удается
интересно писать о том, что под пером тысячи других, внешне похожих на нее
сочинительниц выглядело бы смертельно скучно", - заметил один из самых
проницательных английских критиков Г.-К. Честертон. "Почему героями Джейн
Остен, - задает вопрос мастер психологической прозы XX в. Э.-М. Форстер, -
мы наслаждаемся каждый раз по-новому, тогда как читая Диккенса,
наслаждаемся, но одинаково? Почему их диалоги так хороши? Почему они
никогда не актерствуют? Дело в том, что ее герои хотя и не так масштабны,
как герои Диккенса, зато организованы более сложно". Сравнение Джейн Остен
с Диккенсом продолжил Р. Олдингтон: "Диккенс владел даром жить жизнью
своих героев, и это передавалось его читателям. Погрешности вкуса,
предрасположенность к мелодраме, сентиментальности и карикатуре часто
ослабляют его. Дар Остен, возможно, более скромный и сдержанный, зато вкус
ее безупречен, и он никогда ей не изменял".
К сожалению, о самой писательнице известно досадно мало. Ее сестра,
Кассандра Остен, то ли выполняя волю Джейн, то ли скрывая какую-то
семейную тайну, а может быть, стремясь уберечь личную жизнь покойной от
нескромных взглядов, уничтожила большую часть переписки и тем самым лишила
биографов ценнейшего материала. Впрочем, сама же Кассандра, вовсе того не
подозревая, выпустила джинна из бутылки, создав благодатную почву для
всевозможных домыслов, дерзких гипотез, невероятных догадок. Почему все же
Джейн Остен так и не вышла замуж - ведь ей не раз делали предложения?
Правда ли, что она хранила верность брату поэта Уильяма Вордсворта,
моряку, погибшему во время кораблекрушения? Была она с ним помолвлена или
ее избранником стал кто-то другой? Почему на стене Уинчестерского собора,
где похоронена Джейн Остен, лишь в 1872 г. появилась доска, на которой
упоминается, и то вскользь, что Остен была писательницей? Почему близкие
так настойчиво уверяли, что в жизни их родственницы не было никаких
значительных событий? Почему им хотелось убедить мир, что Джейн была
безобиднейшим существом на свете, когда известно, каким быстрым был ее ум
и острым язык? А что, если и в самом деле была какая-то тайна и прав Моэм,
когда искренне недоумевает, как "дочь довольно скучного и безупречного в
своей респектабельности священника и очень недалекой маменьки могла
написать "Гордость и предубеждение", роман, который он отнес к числу пяти
самых великих романов в английской литературе?
Мир романов Джейн Остен - это мир обычных мужчин и обычных женщин:
молоденьких "уездных" девушек, мечтающих о замужестве, гоняющихся за
наследством, почтенных матрон, отнюдь не блистающих умом, себялюбивых и



эгоистичных красоток, думающих, что им позволено распоряжаться судьбами
других людей. Хотя этот мир лишен таинственности, которая была в такой
чести у современников Джейн Остен, он отнюдь не безоблачен. Здесь
властвуют эмоции, случаются ошибки, порожденные неправильным воспитанием,
дурным влиянием среды. Джейн Остен смотрит на этот мир и на своих героев
иронично. Она не навязывает читателям моральной позиции, но сама никогда
не выпускает ее из поля зрения.
Джейн Остен не оставила нам подробного изложения своих эстетических
воззрений. О них можно догадываться, знакомясь с ее едкими пародиями, в
которых Джейн Остен подвергла сокрушительной критике модный в ее время
"готический роман тайн и ужасов", или знакомясь с ее письмами. Вельможной
особе, который взялся учить Джейн Остен писательскому ремеслу, она
однозначно объяснила, почему масштабное, эпическое повествование ей не по
плечу: "Уверена, что исторический роман... более способствовал бы моему
обогащению и прославлению, чем картины семейной жизни в деревне, которые
так меня занимают. Но я не способна написать ни исторический роман, ни
эпическую поэму. Всерьез приняться за такое сочинение заставило бы меня
разве что спасение моей жизни! И если бы мне нельзя было ни разу
посмеяться над собой и над другим, уверена, что уже к концу первой главы я
повесилась бы от отчаяния. Так не лучше ли мне идти по выбранному пути и
придерживаться своего стиля; может быть, меня и ждут неудачи, но я
убеждена, что они будут еще большими, если я изменю себе... Я умею
изображать комические характеры, но изображать хороших, добрых,
просвещенных людей выше моих сил. Речь такого человека должна была бы
временами касаться науки и философии, о которых я решительно ничего не
знаю... Думаю, что не преувеличу и не погрешу против истины, если скажу,
что являюсь самой необразованной и самой непросвещенной женщиной,
когда-либо бравшейся за перо".
Однако скромность "картин семейной жизни", или, как писала сама Остен,
рассказов о "двух-трех семействах в провинции", обманчива. При всей их
внешней намеренной камерности ее романы социальны. Денежные отношения
играют в них немалую роль. Не только отрицательные персонажи, но и те,
кому симпатизирует Джейн Остен, постоянно ведут разговоры о состояниях,
выгодных партиях, наследствах. Первая характеристика едва ли не каждого
человека - сумма годового дохода.
Задолго до Теккерея Остен обратила внимание и на типично английскую
"болезнь" - снобизм. Сатирическое перо писательницы довольно безжалостно
рисовало всю эту малопривлекательную галерею социальных типов -
аристократов, дворян разного достатка, выскочек-нуворишей.
Удивительно, что у этой писательницы было так мало иллюзий. Хотя у ее
романов счастливый конец, зло вовсе не побеждено, а добродетель отнюдь не
торжествует. Зло продолжает процветать, отравляя своими бациллами все
вокруг. Зло может замаскироваться, но оно неискоренимо. Может быть,
поэтому о браках Остен говорит такой скороговоркой, в нескольких
предложениях. Рассказ о будущем счастье героинь, видимо, казался ей
неуместным в мире, в котором так ощутим человеческий, нравственный
дефицит, а все герои, даже милые сердцу Остен, заслуживают осуждения.
Социальный смысл произведений Джейн Остен, ее сатирические эскапады и
обобщения были ясны и современникам. Ее первые читатели, родные и соседи,
советовали ей обуздать свой острый язык. Ее мистер Коллинз в "Гордости и
предубеждении" - само низкопоклонство, помпезность, чванство. Разве
прилично ей, дочери преподобного Джорджа Остена, быть столь резкой и
нелицеприятной по отношению к священнослужителям? Почему она так
непочтительна к аристократам? Ведь леди де Б"р в "Гордости и
предубеждении" совсем не блещет достоинствами и добродетелями, сэр Уолтер
Эллиот в "Доводах рассудка" - недалекий сноб, читавший во всех случаях
жизни лишь одну книгу - "Книгу баронетов".
Однако, выбрав в герои антигероев, Джейн Остен утверждала свое право на
изображение обычных в своих пороках и своих добродетелях людей. Кстати, и
ее отрицательные персонажи совсем не отпетые негодяи; сквозь спесь,
чванство, эгоизм пробивается доброта и такт, человечность. Отсутствие
ярких, броских красок в палитре Джейн Остен, безусловно, сознательно.
Порок именно из-за своей яркости и броскости бывает привлекательным, а ей
хотелось научить своих читателей распознавать добродетель в жизненном,
обычном, видеть достоинство в самой скромной одежде.
Читателям и в самом деле непросто разобраться в ее романах: авторский
комментарий практически отсутствует, в основном же все повествование
держит мастерски выстроенный диалог, который и раскрывает поведение
героев, их психологию, нравственные борения.
Джейн Остен не стремится никого исправлять: она не бичует пороки, не
произносит филиппик. Но ее изысканная фраза, точно хлыст, обвивает ее
героев, часто людей беспримерно глупых, чванливых, полных низменных
интересов. Картина человеческого ничтожества бывает так точна, а насмешка
так заслуженна, что при всей ее беспощадности мы даже не замечаем поначалу
сатиры. В этой сатире нет желчности, нет в ней и никакого раздражения.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.