read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Андрей Платонов


Счастливая Москва



Над романом "Счастливая Москва" А.П.Платонов работал в
1932-36 гг. Опубликован впервые в сентябрьском номере "Нового
мира" за 1991 год. Публикация М.А.Платоновой.
В романе есть одна незаконченная фраза (в главе 8), а
также несколько мест, где автор записал по два варианта, но
выбора не сделал. В последнем случае варианты приведены в косых
скобках. В одном случае (глава 6, квадратные скобки) автор
вычеркнул из предложения два слова, но варианта не привел.
1
Темный человек с горящим факелом бежал по улице в скучную
ночь поздней осени. Маленькая девочка увидела его из окна
своего дома, проснувшись от скучного сна. Потом она услышала
сильный выстрел ружья и бедный грустный крик -- наверно убили
бежавшего с факелом человека. Вскоре послышались далекие,
многие выстрелы и гул народа в ближней тюрьме... Девочка уснула
и забыла все, что видела потом в другие дни: она была слишком
мала, и память и ум раннего детства заросли в ее теле навсегда
последующей жизнью. Но до поздних лет в ней неожиданно и
печально поднимался и бежал безымянный человек -- в бледном
свете памяти -- и снова погибал во тьме прошлого, в сердце
выросшего ребенка. Среди голода и сна, в момент любви или
какой-нибудь другой молодой радости -- вдруг вдалеке, в глубине
тела опять раздавался грустный крик мертвого, и молодая женщина
сразу меняла свою жизнь -- прерывала танец, если танцевала,
сосредоточенней, надежней работала, если трудилась, закрывала
лицо руками, если была одна. В ту ненастную ночь поздней осени
началась октябрьская революция -- в том городе, где жила тогда
Москва Ивановна Честнова.
Отец ее скончался от тифа, а голодная осиротевшая девочка
вышла из дома и больше назад не вернулась. С уснувшей душой, не
помня ни людей, ни пространства, она несколько лет ходила и ела
по родине, как в пустоте, пока не очнулась в детском доме и в
школе. Она сидела за партой у окна, в городе Москве. На
бульваре уже перестали расти деревья, с них без ветра падали
листья и покрывали умолкшую землю -- на долгий сон грядущий;
был конец сентября месяца и тот год, когда кончились все войны
и транспорт начал восстанавливаться.
В детском доме девочка Москва Честнова находилась уже два
года, здесь же ей дали имя, фамилию и даже отчество, потому что
девочка помнила свое имя и раннее детство очень неопределенно.
Ей казалось, что отец звал ее Олей, но она в этом не была
уверена и молчала, как безымянная, как тот погибший ночной
человек. Ей тогда дали имя в честь Москвы, отчество в память
Ивана -- обыкновенного русского красноармейца, павшего в боях,
-- и фамилию в знак честности ее сердца, которое еще не успело
стать бесчестным, хотя и было долго несчастным.
Ясная и восходящая жизнь Москвы Честновой началась с того
осеннего дня, когда она сидела в школе у окна, уже во второй
группе, смотрела в смерть листьев на бульваре и с интересом
прочитала вывеску противоположного дома: "Рабоче-крестьянская
библиотека-читальня имени А.В.Кольцова". Перед последним уроком
всем детям дали в первый раз их жизни по белой булке с котлетой
и картофелем и рассказали, из чего делаются котлеты -- из
коров. Заодно велели всем к завтрашнему дню написать сочинение
о корове, кто их видел, а также о своей будущей жизни. Вечером
Москва Честнова, наевшись булкой и густой котлетой, писала
сочинение за общим столом, когда все подруги ее уже спали и
слабо горел маленький электрический свет. "Рассказ девочки без
отца и матери о своей будущей жизни. -- Нас учат теперь уму, а
ум в голове, снаружи ничего нет. Надо жить по правде с трудом,
я хочу жить будущей жизнью, пускай будет печенье, варенье,
конфеты и можно всегда гулять в поле мимо деревьев. А то я жить
не буду, если так, мне не хочется от настроения. Мне хочется
жить обыкновенно со счастьем. Вдобавок нечего сказать".
Из школы Москва впоследствии сбежала. Ее вернули снова
через год и стыдили на общем собрании, что она как дочь
революции поступает недисциплинированно и неэтично.
-- Я не дочь, я сирота! -- ответила тогда Москва и снова
стала прилежно учиться, как не бывшая нигде в отсутствии.


Из природы ей нравились больше всего ветер и солнце. Она
любила лежать где-нибудь в траве и слушать о том, что шумит
ветер в гуще растений, как невидимый, тоскующий человек, и
видеть летние облака, плывущие далеко над всеми неизвестными
странами и народами; от наблюдения облаков и пространства в
груди Москвы начиналось сердцебиение, как будто ее тело было
вознесено высоко и там оставлено одно. Потом она ходила по
полям, по простой плохой земле и зорко, осторожно всматривалась
всюду, еще только осваиваясь жить и радуясь, что ей здесь все
подходит -- к ее телу, сердцу и свободе.
По окончании девятилетки Москва, как всякий молодой
человек, стала бессознательно искать дорогу в свое будущее, в
счастливую тесноту людей; ее руки томились по деятельности,
чувство искало гордости и героизма, в уме заранее торжествовала
еще таинственная, но высокая судьба. Семнадцатилетняя Москва не
могла никуда войти сама, она ждала приглашения, словно ценя в
себе дар юности и выросшей силы. Поэтому она стала на время
одинокой и странной. Случайный человек познакомился однажды с
Москвой и победил ее своим чувством и любезностью, -- и тогда
Москва вышла за него замуж, навсегда и враз испортив свое тело
и молодость. Ее большие руки, годные для смелой деятельности,
стали обниматься; сердце, искавшее героизма, стало любить лишь
одного хитрого человека, вцепившегося в Москву, как в свое
непременное достояние. Но в одно утро Москва почувствовала
такой томящий стыд своей жизни, не сознавая точно, от чего
именно, что поцеловала спящего мужа в лоб на прощанье и ушла из
комнаты, не взяв с собой ни одного второго платья. До вечера
она ходила по бульварам и по берегу Москвы-реки, чувствуя один
ветер сентябрьской мелкой непогоды и не думая ничего, как
пустая и усталая.
Ночью она хотела залезть на ночлег куда-нибудь в ящик,
найти порожнюю пищевую будку Мостропа или еще что-либо, как
поступала она прежде в своем бродячем детстве, но заметила, что
давно стала большая и не влезет незаметно никуда. Она села на
скамью в темноте позднего бульвара и задремала, слушая, как
бродят вблизи и бормочут воры и бездомовные хулиганы.
В полночь на ту же самую скамью сел незначительный
человек, с тайной и совестливой надеждой, что может быть эта
женщина полюбит его внезапно сама, поскольку он не мог по
кротости своих сил настойчиво добиваться любви; он в сущности
не искал ни красоты лица, ни прелести фигуры -- он был согласен
на все и на высшую жертву со своей стороны, лишь бы человек
ответил ему верным чувством.
-- Вам чего? -- спросила его проснувшаяся Москва.
-- Мне ничего! -- ответил этот человек. -- Так просто.
-- Я спать хочу, и мне негде,-- сказала Москва.
Человек сейчас же заявил ей, что у него есть комната, но
во избежание подозрений в его намерениях -- лучше ей снять
номер в гостинице и там проспать в чистой постели, закутавшись
в одеяло. Москва согласилась, и они пошли. По дороге Москва
велела своему спутнику устроить ее куда-нибудь учиться -- с
пищей и общежитием.
-- А что вы любите больше всего? -- спросил он.
-- Я люблю ветер в воздухе и еще разное кое-что, сказала
утомленная Москва.
-- Значит -- школа воздухоплавания, другое вам не годится,
-- определил сопровождающий Москву человек. -- Я постараюсь.
Он нашел ей номер в Мининском Подворье, заплатил вперед за
трое суток и дал на продукты тридцать рублей, а сам пошел
домой, унося в себе свое утешение.
Через пять дней Москва Честнова посредством его заботы
поступила в школу воздухоплавания и переехала в общежитие.
2
В центре столицы, на седьмом этаже жил тридцатилетний
человек Виктор Васильевич Божко. Он жил в маленькой комнате,
освещаемой одним окном; гул нового мира доносился на высоту
такого жилища как симфоническое произведение -- ложь низких и
ошибочных звуков затухала не выше четвертого этажа. В комнате
было бедное суровое убранство, не от нищеты, а от
мечтательности: железная кровать эпидимического образца с
засаленным, насквозь прочеловеченным одеялом, голый стол,
годный для большой сосредоточенности, стул из ширпотребного
утиля, самодельные полки у стены с лучшими книгами социализма и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.