read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Александр ДИХНОВ


ШПАГА ГРОССМЕЙСТЕРА



Анонс
"Шпага Гроссмейстера" - первая часть дилогии "Рагнаради", одного из самых известных романов А. Дихнова.
На затерянной в глубинах космоса планете Эгрис, где домами местных жителей все еще являются замки, оружием - мечи, а средством передвижения - конные повозки, век за веком мирно существуют бессмертные Люди - последние представители некогда великой цивилизации. Один из них, известный воин Рагнар, по странному стечению обстоятельств становится обладателем уникальной Шпаги, после чего попадает в круговорот загадочных событий: похищения, покушения, таинственная магия, интриги...
Полностью роман издается впервые.

ЧАСТЬ I
ШПАГА ГРОССМЕЙСТЕРА

Глава 1
В конце мая, на девятый день после отплытия из Сайбэрта, наш корабль вошел в бухту столицы Пантидея. Немного приподнявшееся над дальним берегом залива солнце ярко освещало полуразрушенный мол и огромную забитую судами пристань, за которой уже можно было рассмотреть странные очертания древнего города. Меня всегда тянуло в Дагэрт, я помнил его таким, каким увидел впервые: воздушным, ярким, наполненным жизнью... С тех пор прошли века, тот город давно растворился в истории, но и новый Дагэрт неуловимо напоминал прежний...
Я стоял на носу тяжелого купеческого корабля, когда мы неторопливо обогнули мол и оказались в лазурных водах прибрежной лагуны. Несмотря на раннее утро, в порту уже кипела жизнь: суда разгружали и загружали, слышался разноязыкий гомон, в котором я узнавал почти все наречия этого мира... Да, столица Пантидея все еще оставалась торговой столицей планеты, но, увы, только торговой.
Наконец нам удалось втиснуться между низким драккаром северных варваров и могучим "купцом" из Местальгора. Не прощаясь, я соскочил на причал и начал пробираться к городским воротам сквозь нагромождения всевозможных товаров и толпы людей, среди которых промелькнули даже несколько бессмертных. Это не удивительно: мы любили Дагэрт, да и к нам относились здесь дружелюбно.
У Восточных ворот выстроилась длинная очередь торговцев, однако меня пропустили быстро - никаких товаров я не ввозил, и к тому же меня знали здесь в лицо.
Сразу за воротами начиналась главная улица, рассекающая Дагэрт и связывающая дворец Императора Пантидея с портом. Ступив на широкую булыжную мостовую, я невольно вспомнил, сколько раз уже проходил по ней, ведь эта улица - ровесница города, и лишь дома вокруг менялись, как декорации спектакля истории...
Дагэрт - большой город, и когда я добрался до дворца, солнце поднялось уже высоко. Я стукнул молотком в ворота, ведущие в дворцовый парк, и через секунду одна из створок приоткрылась. Навстречу мне вышел незнакомый рослый воин и довольно грубо спросил:
- Что тебе нужно?
- Я хотел бы повидать Императора. - Видя изумление воина, постепенно переходящее в злобу, я пояснил:
- Я - Рагнар!
Мое имя, очевидно, было ему известно. Взглянув на меня весьма недоверчиво, он тем не менее спорить не стал и пропустил в парк.
Я не был в Дагэрте четыре года, но за это время парк не изменился, как не менялся он на протяжении веков. Привезенные неведомо откуда величественные деревья были посажены здесь, казалось, в полном беспорядке, однако образовали неповторимый и завершенный ансамбль, главное место в котором занимал дворец - невысокое, украшенное затейливыми орнаментами трехэтажное здание из белого мрамора.
Пока я шел через парк, на меня вновь нахлынули воспоминания: в памяти всплывали образы Императоров и людей из их окружения, события, связанные с этим местом. Но я постарался избавиться от мыслей о былом, стремясь быть человеком без прошлого, что так естественно для бессмертных.
Поднявшись по лестнице, у главного входа во дворец я встретил одного из камердинеров Императора. Тот сразу узнал меня и сообщил, что Генрих сейчас в малой библиотеке. Отправив слугу доложить, я неторопливо двинулся за ним.
Генрих встретил меня, поднявшись из-за маленького столика, заваленного какими-то рукописями.
- Приветствую тебя, Рагнар! - Он улыбнулся и указал рукой на кресло. - Ты так давно не показывался, что я уже начал беспокоиться. Где пропадал?
Я сел и закурил, затягивая с ответом, - рассказывать о своих недавних приключениях мне не хотелось.
- Путешествовал в весьма отдаленных землях, но ничего особо примечательного, - проронил наконец и в свою очередь поинтересовался:
- А что нового в Империи?
Живое худощавое лицо Генриха окаменело, он отвел глаза в сторону. Только теперь я заметил, что он сильно постарел и как-то сгорбился.
- Ничего хорошего. Местальгор явно готовится к войне, хотя на словах и выражает дружеские чувства; в море свирепствуют пираты. Колонии в северных горах отделились, а это был основной источник железа и меди. Теперь - очередь за северным побережьем. Империя распадается на глазах!
Генрих стиснул руки, и мне подумалось, что дела, видимо, действительно очень плохи, раз этот известный своими железными нервами монарх так волнуется.
- Ладно, Генрих, расскажи лучше, как ты сам, как семья...
- Я - как всегда. - Он пожал плечами. - А семья... Сын уехал на север, а Марция здесь, на охоту, кажется, с утра отправилась.
Возникла небольшая пауза, во время которой я осмысливал эту информацию и уже начинал сожалеть, что вернулся сюда в преддверии конфликта, - воевать мне не хотелось. Внезапно Генрих улыбнулся и откинулся в кресле.
- Нет, Рагнар, расскажи-ка лучше о себе. О твоих прежних делах ходят легенды, и я бы с удовольствием послушал еще одну, новую...
- Да не о чем рассказывать...
Генрих усмехнулся, заметив:
- Один из лучших фехтовальщиков мира возвращается из долгого путешествия без шпаги и утверждает, что ничего не произошло!
Я почувствовал себя задетым, ибо со своей шпагой, прослужившей мне не меньше века, мне действительно пришлось расстаться, и обстоятельства, сопутствовавшие этому, не вызывали у меня восторга. Все же я решил кое-что рассказать, но тут наш разговор был прерван. В библиотеку вошел личный камердинер Генриха.
- Извините, милорд, тот бессмертный, с которым вы вчера встречались, желает вновь поговорить с вами.
Генрих недовольно поморщился, но это было кстати, и я заметил:
- Мы вполне можем продолжить нашу беседу за обедом.
Мой друг кивнул, и я направился к выходу из библиотеки. В дверях я столкнулся с Человеком, испросившим аудиенцию у Генриха. Мы виделись несколько раз, кажется, в позапрошлом столетии, я припомнил, что его зовут Кнут. Это был светловолосый Человек очень мощного телосложения, но сравнительно невысокого роста, почти на голову ниже меня. Мне было известно, что хмурый и замкнутый Кнут принадлежит к какому-то полумифическому сообществу Людей, и я обратил внимание на знак, приколотый к его черному плащу чуть пониже левого плеча - четырехрогий стальной шлем с выгравированным на нем красным пионом. Даже не поздоровавшись, мы разминулись. До обеда оставалось еще несколько часов, и я решил потратить это время на то, чтобы приобрести новое оружие.
К дагэртскому базару я подошел в полдень, когда торговля была в самом разгаре. Участок побережья площадью в несколько квадратных километров был забит сплошной толпой людей, а гул рынка доносился до центра города... Здесь можно было купить практически любой товар, производимый на планете, но тем не менее я сомневался, что найду что-либо подходящее.
Оружейный ряд находился поблизости от западного входа, и я быстро пробился туда сквозь запруженные людьми ювелирный и тканный. Я дошел до дальнего конца почти трехсотметрового ряда, но так ничего стоящего и не обнаружил. Здесь были, конечно, и тяжелые шпаги Местальгора и Флериона, и легкие, выкованные в мастерских Пантидея, видел я и несколько славящихся крепостью стали двуручных мечей северных варваров, однако даже в лучших образцах неизменно обнаруживались какие-нибудь изъяны. Внезапно мое внимание привлекла последняя слева лавка. Выбор клинков тут был превосходный, нашлись даже две старинные шпаги, сделанные в Ассэрте в период его расцвета. Я внимательно разглядывал и примерял оружие, как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Полуобернувшись, я увидел широкую рожу купца, явно уроженца юга, он улыбнулся и подмигнул левым глазом. Ни на что не рассчитывая, из чистого озорства я тоже улыбнулся, подмигнув ему правым глазом, и сказал:
- Покажите-ка то, что вы привезли!
Улыбка купца стала еще шире, он сделал мне знак рукой, и мы прошли за прилавок, в глубь небольшого помещения. Там южанин недолго копался в каком-то сундуке, а затем вытащил на свет шпагу, и какую! Я стал ее рассматривать и понял, что держу в руках лишь бесценную игрушку. Ее клинок из синеватой стали был длинным и необычайно тонким, гарды не было, рукоять представляла собой неизвестного мне зверя, чем-то напоминавшего дракона. Тело его было вырезано из большого куска янтаря вокруг него обвивалось левое крыло из темного серебра, что создавало удобный захват. Правое же, из светлого серебра, было расправлено, завершая эфес. В голову зверя - яблоко рукояти - вставлены два огромных рубина... Все это выглядело изысканно но шпага оказалась слишком легкой, мне же было нужно боевое оружие, а не игрушка, поэтому я с огорчением сказал:
- Не годится!
На лице купца отразилось недоумение, глаза его тревожно забегали. Секунду он раздумывал, а затем снял со стены стальной шлем и, вытянув руку, предложил:
- Попробуйте!
Я усмехнулся. Полагать, что эта шпага разрубит два сантиметра стали, было, по меньшей мере, наивно, но показать всегда проще, чем спорить... Размахнувшись, я вполсилы ударил по шлему и в первый момент подумал, что просто промахнулся... Это было невероятно - моя рука не встретила практически никакого сопротивления, однако звон упавшей на пол половинки шлема убедил меня в том, что я попал.
- Отлично, - спокойно сказал я, пытаясь скрыть удивление. - Сколько я вам должен?
Денег у меня не было, и я полез в карман за бумагой, собираясь выдать расписку за счет казны Генриха, как вдруг, к еще большему изумлению, услышал встревоженный голос купца:
- Собственно говоря, за все заплачено!
Меня выручила долголетняя привычка ничему не удивляться и действовать быстро: засунув шпагу в свои старые ножны, я попрощался с южанином, выскочил из лавки и поспешил затеряться в толпе. Раздались какие-то крики, но, возможно, мне это только показалось.
На обратном пути я попытался проанализировать весь этот странный эпизод и пришел к выводу, что не иначе как эта шпага предназначалась кому-то другому... Я собирался поразмыслить над этим еще, но уже подошел ко дворцу, и события начали разворачиваться с фантастической скоростью.
В парке царил переполох, слуги и воины носились туда-сюда, а на террасе дворца метался Генрих, крича и размахивая руками. Я подбежал, и он, опережая мой вопрос, чуть не истерически выкрикнул:
- Марцию похитили! Я снаряжаю погоню! Ты едешь?!
У меня не было никакого желания принимать в этом ни малейшего участия, однако Генрих был одним из моих очень немногих друзей, и я молча поспешил за лошадью.
Когда мы собрались у террасы, появился Кнут, он шагал не торопясь, был не вооружен. Я повернулся к Генриху и не без удивления поинтересовался:
- А он что, не поедет?
Генрих лишь раздраженно отмахнулся:
- Он-де не хочет ни во что ввязываться!
Внезапно, когда мы уже отъезжали, Кнут ссадил с лошади одного из воинов и, забравшись в седло, отправился за нами. Вскоре, поравнявшись со мной и Генрихом, он сумрачно произнес:
- Я решил принять участие в этом небольшом развлечении.
Через несколько минут кавалькада из тридцати с небольшим человек, стремительно пронеслась через Западные ворота Дагэрта в степь...

Глава 2
Наш отряд бойко пылил по Ассэртскому тракту. Очевидно, Генрих рассчитывал, что похитителей немного, но, оглянувшись, я увидел вырвавшийся из Охотничьих ворот эскадрон легкой кавалерии. Нет, погоня была организована с размахом.
- Как это случилось? - спросил я у Генриха, решив узнать подробности похищения.
- Они травили зверя в Двуречной роще, Марция чуть вырвалась вперед, и невесть откуда взявшийся всадник буквально сдернул ее с лошади и умчал в неизвестном направлении. Сопровождавшие ее офицеры клянутся, что секунд через тридцать после этого на них обрушился большой отряд всадников, завязался бой, и только поэтому, дескать, они не смогли сразу организовать преследование.
- А кто были эти всадники?
- Местальгорцы! - лаконично ответил Генрих и лицо его потемнело.
Тем временем мы одолели уже километра четыре, миновав опушку леса Садрика. Император рассчитал верно: если бы похитители свернули направо, путь им закрыл бы широкий и многоводный Пант, единственная переправа через который располагалась километрах в десяти от места нападения, возле деревушки Эльбен, где их наверняка бы заметили и запомнили. Если же ехать прямо, то, переправившись через Дагрэй, они оказались бы зажаты между Пантом и Ассэртским трактом у поста Ста Слепых. Так что самый вероятный путь действительно был на северо-запад - там, пересекши тракт, похитители могли скрыться в лесу Садрика или в болотах вдоль западного берега Коронного озера...
Копыта моей лошади бойко стучали по камням дороги, я удачно выбрал скакуна и по-прежнему мчался во главе погони рядом с Генрихом. Чуть позади меня ехал Кнут, отчаянно нахлестывавший свою лошадку, за ним - остальные. Тракт на несколько километров вперед был пуст, а дальше терялся среди невысокой гряды холмов, поросших густым кустарником. Лес Садрика просматривался насквозь, и я, припоминая, что Двуречная роща похожа на этот лес, ума не мог приложить, как большой отряд похитителей ухитрился организовать там засаду.
Лошадь Генриха внезапно заржала и встала на дыбы. Мы уже подъезжали к холмам, когда из зарослей на нас хлынул поток всадников.
Я ударил шпорами своего коня и успел проскользнуть прямо перед вырвавшимся вперед вражеским солдатом, тот попытался огреть меня булавой, но промахнулся и, кажется, вывихнул руку. Я поднял своего скакуна на дыбы, чуть развернул и бросил в галоп, атакуя неприятеля по флангу. Не без волнения я извлек свою новую шпагу. Первый встретившийся на моем пути местальгорец не успел приготовиться к защите, его голова сказала шее последнее "прости", и на этом схватка для него закончилась. Я увернулся от клинка второго, третий нанес длинный рубящий, удар, но тоже промахнулся, лишив моего коня роскошной гривы, после чего сам лишился руки. С четвертым мне пришлось драться не меньше минуты, он был хорошим воином, но, прежде чем судьба разлучила нас, я успел наделать в нем несколько лишних дырок. Следующий противник достал меня раньше, чем я его: тяжелая чугунная шишка кистеня скользнула по голове, и на мгновение мир засверкал небывалыми красками. Нанести второй удар ему, к счастью, помешало оседающее тело моей прошлой жертвы, я же, не обращая внимания на набат в голове, описал клинком широкий полукруг, обрубив цепь кистеня, затем последовал короткий прямой выпад - и мой враг ткнулся лицом в гриву своей лошади. После этого на меня насели сразу трое местальгорцев. Доспехов на мне, к сожалению, не было, а кровью я дорожил, так что пришлось отчаянно вертеть конем и шпагой, кроме того, у одного из моих противников была кривая, очень острая сабля, необычайно меня раздражавшая, именно поэтому первым я убил его. Второй излишне понадеялся на прочность своего поруча и попробовал отбить им рубящий удар, за что и поплатился. Третий же их товарищ - редко встречал такую подлость - атаковал не меня, а мою лошадь! Та, естественно, защититься не смогла, а я помочь ей вовремя не успел и, уже падая, рубанул врага по корпусу. Увернувшись от двух-трех ударов проносившихся мимо местальгорцсв, я сбросил тело своего противника с лошади и вскочил в еще теплое седло.
Схватка уже перешла в отдельные дуэли; наши явно одолевали. Я свалил еще одного нападавшего и вдруг заметил выбитого из седла Кнута, на которого наседало шесть всадников, а он что-то орал и размахивал отобранным у кого-то двуручным топором. Кнут был сильным воином, но сейчас положение его было крайне тяжелым. "Человек Человеку - друг!" - решил я и отправился на помощь.
Первого врага мне пришлось убить некрасивым ударом в спину, второй же внезапно поднял своего коня на дыбы, и мой удар, вместо того чтобы распороть ему брюхо, рассек лишь подпругу. Седло немедленно съехало набок, всадник свалился под копыта лошадей, а его обезумевший от боли конь сделал огромный скачок вперед и на мгновение отвлек внимание Кнута. Я видел, как две шпаги местальгорцев рванулись вперед и минимум одна достигла цели. Рука Кнута дернулась, и вот незадача: роняя топор, он ухитрился подрубить ноги моей лошади. Несчастный конь рухнул, подмяв под себя мою правую ногу. Оставшиеся в живых всадники тотчас же переключили свое внимание на меня, и мне пришлось очень несладко. Когда, заработав несколько пинков подкованными копытами и парочку царапин, я выбрался-таки из-под своей лошади, Кнут лежал невдалеке без движения, и таким образом четыре противника целиком и полностью доставались мне. Я нырнул под брюхо ближайшей лошади, распоров его по дороге, и, вынырнув с другой стороны, убил всадника, а пока остальные разбирались что к чему, - успел добежать до отброшенного Кнутом топора и метнуть его левой рукой. После, этого стало еще одним нападающим меньше. Тогда оставшиеся двое передумали драться со мной, последовав за удирающими местальгорцами.
Я подошел к Кнуту. Обидно, если Человек, из-за которого тебя чуть не растоптали лошадьми, все же скончался. Кнут был без сознания, и я слегка приподнял его - раны не внушали серьезных опасений: глубокий разрез в правом трицепсе и царапина на голове. Даже крови он потерял немного, скорее всего его просто оглушили, когда сбили с ног. В этот момент за моей спиной раздался стук копыт, и я обернулся, держа шпагу наготове. Но это был Генрих, весь залитый кровью с окровавленным же клинком в руке.
- Останешься... с ним?.. - задыхаясь, спросил он.
- У меня убили лошадь.
- Я не могу ждать... Я уверен, что Марция с ними... Прощай! - Он развернул своего скакуна и умчался прочь.
- Я помогу тебе, Генрих! - лишь успел крикнуть я ему вслед.
Тем временем Кнут пришел в себя.
- Вы живы? - удивился он.
- Нет, мы в раю! - не удержавшись, съехидничал я. - Разве у меня нет за спиной крыльев?
Кнут мрачно усмехнулся, а потом сморщился от боли. Такие раны неопасны, но всегда очень болезненны. К счастью, у валявшегося неподалеку покойника нашлась при себя целая аптечка, так что я промыл Кнуту раны и залил их настоем, которым пользуются местные жители. Пахнет эта штука премерзко, но зато заживляет хорошо. Затем я перебинтовал его и, сняв с пояса фляжку с коньяком, передал ее раненому.
- Все в порядке. Сейчас я схожу за лошадьми и, как только вы сможете двигаться, отвезу вас в ближайшую деревню, до Эльбена всего километров пять.
- Спасибо, Рагнар! А что вы собираетесь делать дальше? - Кнут пристально взглянул на меня.
- Поеду догонять Генриха. Он мой друг, и я должен помочь ему найти Марцию.
- Завидую. Вам удается оставаться неравнодушным, после стольких лет, согласитесь, это трудновато.
- Я стараюсь жить сегодняшним днем, не помня прошлого и не задумываясь о будущем. Но простите, мне надо идти искать лошадей.
Первую лошадь я поймал относительно быстро, пегая смирная кобыла, похоже, принадлежала раньше одному из воинов Пантидея. Я стреножил ее и оставил неподалеку от Кнута. Потом же мне довольно долго пришлось гоняться за вздорным тайрасским жеребцом, которого я так и не догнал, но зато по дороге обратно мне встретился такой конь, что я замер на месте, стараясь не дышать, дабы не спугнуть это видение. Над телом своего хозяина стоял настоящий шанахарский скакун - редчайшая порода, ведущая свою родословную от легендарных ахалтекинцев, генетически перестроенная, способная приспосабливаться к любому климату, послушная и верная. Еще во времена Галактической Империи эти кони встречались довольно редко, и ценились они на вес серебра, которое в Местальгоре, да и в Пантидее, было и пять раз дороже золота. Сейчас же такой конь просто не имел цены. Осторожно, стараясь не спугнуть чуткое животное, я подошел, пошептал что-то ласковое в ухо и, только когда серый красавец успокоился, вскочил в седло. Боже, как он взвился! Я почувствовал себя верхом на взбесившемся носороге... Конь грыз удила, бил задом, пробовал кататься по земле, но я лишь сильнее и сильнее сжимал его бока коленями и не ослаблял поводьев. К счастью, в свое время я познакомился с дахетскими объездчиками, у которых и научился нескольким приемам, сослужившим мне хорошую службу. Все же, наверное, не менее получаса конь как бешеный носился по лесу, норовя расшибить меня о какое-нибудь дерево, и успокоился, только выбившись из сил.
Когда я подъехал к поляне, на которой оставил раненого, с удил шанахарца падала пена. Кнут же тем временем окончательно оправился и старательно исследовал что-то в кустах, откуда напали на нас местальгорцы.
- Эй! - крикнул я. - Что вы там забыли?
- Изучаю некоторые подробности стычки. Присоединяйтесь, думаю, вас это заинтересует.
Я спешился, привязал коня к дереву и пошел на голос Кнута.
- Смотрите, местальгорцы приехали оттуда. - Он махнул рукой на запад. - Отряд шел на рысях и уже начал разворачиваться в сторону Коронного озера, как вдруг остановился, немного постоял, а затем выехал на тракт, чтобы атаковать нас.
Я внимательно осмотрелся: земля вокруг сплошь была истоптана конскими копытами, но, похоже, все произошло именно так, как описал Кнут.
- Не иначе, местальгорцы, преследовали кого-то? - предположил я.
Или оставили заградительный отряд, чтобы дать своим оторваться.
- Нo тогда там должны быть следы тех, кто увез принцессу
- Они там и есть! Если вы пройдете чуть дальше затоптанного участка, то без труда обнаружите их. Ваше мнение? - Кнут глянул в мою сторону.
- По-видимому, местальгорцам не удалось схватить принцессу, и они сами преследовали похитителей до тех пор, пока не столкнулись с нами. Если бы Марция была с ними, то они не стали бы петлять, а постарались уйти как можно дальше. - Я закурил сам и протянул пачку Кнуту.
- Где вы их только берете? - восхитился он.
- В последний раз я чуть было не лишился шкуры из-за этих сигарет. - Необходимо было сделать так, чтобы Кнут первым открыл свои карты, ведь ему явно было что-то нужно от меня. - Кнут, а вы давно живете в Дагэрте?
- Месяца два, а что?
- Марции уже девятнадцать... Вы не заметили у нее поклонников, какого-нибудь тайного романа? - Я произнес все это с возможно более простодушным выражением лица, и моя уловка сработала.
Кнут расхохотался так, что даже поперхнулся дымом, а когда откашлялся, в глазах у него стояли слезы.
- Ну, Рагнар... - пробормотал он наконец. - Такое мне даже в голову не пришло. Ладно, если не хотите догадаться сами, я вам подскажу. Королю Местальгора зачем-то позарез нужна Марция, ибо, не заполучив ее, он не может развязать долгожданной войны с Пантидеем. По крайней мере, мне так сообщили.
- Это объясняет появление здесь отряда кавалерии из Местальгора. Но тогда кто же ее похитил? - Я продолжал вытягивать информацию,
- Примерно через месяц после моего появления в Дагэрте я неожиданно встретил знакомого мне Человека - Ганса, с ним был еще один - Марк. Они бездельничали и развлекались, это-то мне и показалось подозрительным. Так вот, вчера они оба выехали из Дагэрта в неизвестном направлении, а похитителей, судя по следам, было двое. Что ж, и это вам ни о чем не говорит?
- Пока нет. Возможно, это элементарное совпадение.
- Хорошо. - Кнут начал горячиться. - Я уже сказал, что эта парочка показалась мне подозрительной, я старался не упускать их из виду и даже в один из дней напросился поехать с ними на охоту. Меня тогда поразил конь Марка - огромный белый иноходец, а теперь пойдите взгляните на следы беглецов!
Действительно, одна из лошадей шла хорошей размашистой иноходью, и это уже совпадением быть не могло, если, конечно, Кнут не лгал, а мне казалось, что он не лжет...
- Зачем же этим двоим понадобилась Марция? Люди обычно не вмешиваются в подобные конфликты.
- Трудно сказать. Может, они хотят передать ее Королю Местальгора, может, наоборот, - спасти, а может, просто развлекаются от нечего делать.
Мне уже порядком надоела эта словесная игра, к тому же я чувствовал, что все равно из Кнута ничего больше не вытянешь, и я успокоил его:
- Я поеду по этим следам.
- Еще раз спасибо вам, Рагнар! Я жалею, что сперва обидел Генриха отказом участвовать в погоне, и надеюсь, что, указав правильный след, оправдаю себя в его глазах. - Кнут радовался совершенно искренне, хотя это было неестественно, но тогда меня не насторожило.
Я помог Кнуту взобраться в седло, и через несколько часов мы добрались до Эльбена. Разместив Кнута в доме старосты и отправив гонца в Дагэрт, я решил переночевать на сеновале. Начинать погоню в темноте не имело смысла.
Перед сном меня неожиданно навестил Кнут. Несколько минут мы говорили о незначащих вещах, вспоминали события минувшего дня...
- Кстати, куда могли отправиться похитители? - поинтересовался Кнут.
Я вытащил карту.
- Мы встретили их следы примерно в двенадцати километрах от Дагэрта, почти на Ассэртском тракте, и двигались похитители на север, но я думаю - это уловка, ведь им не пересечь Чистую, там уже наверняка все кишмя кишит дагэртскими патрулями. Самый вероятный путь - на юго-запад, вдоль Асского хребта. Места там безлюдные, и достаточно лишь благополучно миновать Ассэрт, а потом проскочить по Бронзовому перевалу, тогда Генрих может надолго распроститься с Марцией.
- Не лишено логики... - Похоже, мой ответ целиком удовлетворил Кнута, и он предложил лишь еще одну неплохую идею:
- Тогда вам, пожалуй, будет рациональнее срезать чуть, ведь, чтобы обогнуть Ассэрт, им в любом случае придется пересечь тракт. Следы в степи остаются долго, и я думаю, вы наверняка заметите их.
- Видимо, вы правы.
- Что ж, желаю удачи! - Кнут странно улыбнулся. - Моя рана, к сожалению, не позволяет мне присоединиться к вам, но я буду рад при встрече узнать, чем закончилась ваша погоня!
Он поднялся, пожелал мне спокойной ночи и вышел. Пожелание Кнута сбылось, я спал очень спокойно, а поутру тихо вывел шанахарца из конюшни, и мы помчались по новой Пантийской дороге к ее пересечению с Ассэртским трактом.
Ехал я почти весь день. О Генрихе ни на заставе Ста Слепых, ни в других деревушках, раскиданных по всему тракту, никто ничего не слышал, однако никаких выводов из этого сделать было невозможно.
След мне удалось заметить лишь под вечер, часов около восьми. На горизонте уже показался Асский хребет, и заходящее солнце ясно высветило полосу примятой травы, как раз такую, какую могли оставить за собой два несущихся во весь опор всадника. Они проехали здесь довольно давно, и ковыль почти поднялся, но следы были видны отчетливо. Спешившись, я долго разглядывал отпечатки конских копыт: та же самая иноходь, сомнений больше не оставалось... Я развернул коня и поскакал по следам, постепенно заворачивающим обратно, к восточным отрогам гор.

Глава 3
Солнце недавно взошло за моей спиной, и черные тени гор образовывали сложный геометрический узор на песке. Начинался пятый день погони, хотя погоней это назвать было уже трудно, потому как след я потерял, и потерял давно, еще на второй день, когда примчался к берегам Панта. На одном берегу след обрывался, а на другом его не было. Естественно, я решил, что похитители каким-то образом отправились вверх по реке, но тогда они прибыли бы прямо к Бронзовому перевалу, и я поспешил туда. Но на перевале охранники уверили меня, что похожие на тех, кого я ищу, тут не проезжали, тайком же там не проскочит и мышь. Если так, значит, они направились к другому, Южному, решил я. Тем не менее ни на пути к Южному, ни на самом перевале я ничего не нашел. Предположение, что беглецы продолжили свой путь по ту сторону гор через пустыню Дахет, не выдерживало критики, спрятаться там также было негде, и я абсолютно ничего не понимал...
Теперь я двигался вглубь Местальгора, к Дориону, одному из новых городов этого сравнительно молодого и набирающего силу королевства. Переход по пустыне, сменявшейся выжженной степью, обещал быть очень нелегким, как вдруг я заметил следы на песке.
Я сразу узнал поступь иноходца и подумал, что, похоже, мои поиски все же не окажутся напрасными, однако чем дольше я изучал следы, тем больше у меня появлялось сомнений, и в первую очередь потому, что проехавшие здесь всадники явно не спешили. Кроме того, по-прежнему не ясно было ни как они здесь оказались, ни куда стремились. Таким образом, вопросов было много, а ответы проехали часа два назад, направляясь на юго-запад, и я помчался вслед за ними.
Мой конь порядочно устал, однако несся по следу с потрясающей скоростью, и я не сомневался, что вскоре настигну похитителей. Я уже начал представлять себе встречу с ними, как вдруг внезапно осознал всю неприятность ситуации, заключавшуюся в том, что они ведь тоже были Людьми...
Согласно общепризнанной истории, Человечество возникло на очень далекой отсюда планете - Земле, там оно быстро прошло все начальные этапы развития и наконец вышло в космос, который в те времена был практически пуст. В течение всего лишь одного тысячелетия Людям удалось покорить и объединить все населенные разумом миры, и так возникла Великая Галактическая Империя. Проходили годы, века, тысячелетия, развивались наука, техника, искусство - более десяти тысяч лет прогресса и совершенствования Человека...
А затем внезапно стала катастрофически падать рождаемость, Людьми овладела какая-то вселенская апатия, всеобщее нежелание мыслить... Когда эти проблемы стали всерьез беспокоить лучшие умы Человечества, было уже поздно, начались войны... Все, что было создано огромным трудом и в течение долгих веков, рухнуло за какие-то сто лет. Но, с другой стороны, в этот последний век произошел небывалый научный всплеск, и была решена проблема смерти.
Тогда же родился я. Это произошло на одной из центральных планет Империи. Мое детство и юность были очень сумбурны, но для рассказа об этом понадобится несколько больше времени, чем мне бы хотелось. В двадцать я стал бессмертным, кстати, одним из последних, кому это удалось, ибо в этот же год разразилась Последняя Война. Были уничтожены девяносто процентов обитаемых миров и практически все средства космического сообщения. Это был конец Империи и цивилизации Людей.
С тех пор прошло почти восемьсот лет, но остатки Человечества по-прежнему сохранялись. Около двух сотен бессмертных жили на этой планете, наверное, существовали еще Люди и в других мирах, однако связь с ними была давно утеряна... За века, прошедшие с момента катастрофы, Люди выработали своеобразный кодекс невмешательства, согласно которому ни один Человек не имел права вторгаться в дела другого. Даже участвуя в войнах на противоположных сторонах, Люди не обнажали оружия друг против друга, но, впрочем, и редко приходили на помощь...
А я мчался по следу Людей, направленный также Человеком. Неординарность ситуации подчеркивала странная активность, с которой происходили эти события, активность, совершенно чуждая нынешним Людям. Я внезапно осознал, что оказался втянутым в круговорот событий, которых совершенно не понимал, но мне казалось, что я вот-вот ухвачу нужное звено...



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.