read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Олег Игоревич Бондарев


На краю бездны


Как быть, если человек из легенды, предсказанный как спаситель мира, окажется обыкновенным трусом? Кто сможет заменить его и спасти человечество от неминуемой гибели?
Чтобы разрушить планы пяти некромантов, продавших душу дьяволу и получивших за это невероятное могущество, необходимо пробудить и победить Спящего, могущественного сына самого Властелина Бездны… Задача для настоящего героя. Но кто он – этот герой?..
Автор выражает огромную благодарность Павлу Филатову.
Не будь этого человека, роман, возможно, никогда бы не был закончен.
Часть первая.
В поисках выхода
Пролог
Турнир…
Как много таит в себе это слово!
В первую очередь это огромный праздник для зрителей, которые солнечным апрельским днем, забыв о повседневных делах и заботах, пришли на арену в центре столицы.
Это возможность показать себя лучшим воинам королевства. Среди них и состоящие на службе Его Величества, и странствующие герои, чьи подвиги воспеты бардами и менестрелями, и даже обычные наемники.
Турнир…
И только для придворных это настоящая головная боль. Ведь им пришлось собирать бойцов, рассылая с гонцами грамоты во все уголки королевства, подготавливать арену, продумывать последовательность состязаний…
Но чем успешней, чем ярче пройдут игрища, тем больше будет довольных лиц горожан, тем меньше появится поводов для недовольства. Да, жизнь многих нелегка, но мещане умеют радоваться малому, и турнир, коль он удастся, они запомнят надолго. И станут в лицах пересказывать друзьям и близким все, что творилось в те дни на главной арене Роузена.
Малышня облепила деревья еще ранним утром: каждому из ребятишек хотелось вживую полюбоваться на настоящих рыцарей. Раскрыв рты, будут следить они за поединками, а после пытаться повторить их приемы – в своих, менее кровопролитных, играх.
Но хватит пока о зрителях. Стоит, пожалуй, взглянуть и на готовящихся к сражению героев…
– Да не переживай ты так, Брейв, братишка! – Светловолосый голубоглазый великан дружески похлопал собеседника по плечу. – Я уверен, что легко расправлюсь с этим выскочкой еще в самом начале!
– Надеюсь, – вымученно улыбнулся Брейв.
– Вот и отлично… – Великан прислушался к речи глашатая, а потом быстро сказал: – Ладно, братишка, я проверю доспехи, а ты пока иди на трибуны. После этой пары мой черед, и я хочу быть полностью готов.
Брейв рассеянно кивнул и поплелся прочь из шатра.
Это был молодой парень, лет двадцати пяти – двадцати шести, с коротко стриженными темными волосами, карими глазами, куцыми усами да бородкой клинышком. Долговязый и худощавый, Брейв не производил впечатления человека опасного, но те, кому довелось хоть однажды схватиться с ним, в один голос утверждали, что парень отнюдь не так прост, как может показаться. И это были не пустые слова ради оправдания.
В детстве Брейву и его брату Рону не раз и не два приходилось участвовать в уличных драках с соседской ребятней. В отличие от дворянских детей, за которыми повсюду следуют десятки нянечек, сыновья гончара Джека с улицы Постегвард целыми днями бродили по городу и очень часто попадали в самые разные переделки. Впрочем, они всегда находили способ из этих передряг выбраться.
Со временем их отец уже совсем не удивлялся, если ранним утром в дверь его дома стучал очередной родитель очередного «несправедливо обиженного» чада и начинал громко требовать «правосудия». Первое время Джек даже наказывал мальчиков, но потом перестал. Только надеялся молча, что когда-нибудь ребята наиграются, и вот тогда…
И это самое «тогда» в скором времени наступило: Рон попался на глаза лорду Лейзону, славному рыцарю Его Величества, и тот, очарованный крепким и дерзким мальчишкой, взял его к себе в пажи. Чуть позже Рон стал оруженосцем рыцаря, что вызвало немало возмущений: дескать, как это так, безродный ведь! Но Лейзону на те возмущения было наплевать.
А спустя два года Рон покорил новую ступеньку – сам стал рыцарем. Посвящали мальчишку-оруженосца неохотно, но отказать его бывшему хозяину не посмел даже сам король, настолько велики были заслуги Лейзона перед престолом.
Теперь же старшему брату выпала честь биться на главном турнире Зейда. Сегодня он мог показать всем недовольным, что не зря посвящен в рыцари, не за просто так!
И у него были все шансы, чтобы победить в этом турнире.
Однако судьба решила немного пошалить и свернула совсем не туда, куда должно. Не успел Брейв усесться на лавку в третьем ряду, как из шатра его брата выбежал бледный и до смерти перепуганный паж.
– Убили! Убили! – закричал он, размахивая руками, таким способом, видимо, стремясь привлечь к себе побольше внимания.
Брейв, одновременно с сотнями других зрителей, вскочил и подался чуть вперед, едва не вывалившись на арену. Внутри похолодело: неужели?..
Не имея сил ждать ни секунды, парень побежал к шатру брата.
– Куда? – попытался изловить Брейва стоящий у входа страж, но тот легко выскользнул из его объятий и нырнул внутрь.
На земле, в луже крови, лежал его брат.
Глаза Рона широко открыты.
Но в них не было и капли жизни.
Брат Брейва был мертв.
– О нет… Рон… – Парень опустился на колени перед мертвецом и закрыл лицо руками. – Как же так?
В шатер вбежали двое – начальник стражи вон Дейвис и мальчишка-паж.
– Кто вы такой?! – недовольно воскликнул служитель закона.
– Я… его брат… – ответил парень, оборачиваясь к Дейвису.
– Это он! – неожиданно вскрикнул мальчишка, тыча пальцем в Брейва. – Он!
– Он? – нахмурился стражник. – То есть?
– Это он убил господина Рона! – выпалил паж.
– Что?! – воскликнул пораженный Брейв.
Чрезвычайно тяжело терять настолько близкого человека. Но совсем невыносимо слышать подобные обвинения.
Он убил брата?!
– Что за чушь?! – рявкнул парень, вскочив на ноги. – Да я и подумать о таком не мог!
– Это ты! Ты, ты, ты! – закричал мальчишка, от волнения подпрыгивая на месте. – Я все видел! Ты поплатишься за смерть моего господина!
– Да как ты смеешь, малец… – Глаза Брейва сузились. Гнев пока что бушевал внутри, но любое неосторожное слово могло легко открыть хлипкую дверцу наружу.
– Ну-ка, осади! – Вон Дейвис встал между парнем и мальчишкой. – Еще и мальчишку решил прикончить?
– Что значит «еще и»?! Ты намекаешь, что это я убил Рона ?!
– Я ни на что не намекаю. – Стражник пропустил мимо ушей неуважительное обращение простолюдина. – Но у нас есть свидетель.
– Он может лгать!
– А разве вы не можете? – пожал плечами Дейвис. – По мне, так вы ничем не лучше его. Но он – паж, слуга убитого, да к тому же ребенок. А вы – кто вы?
– Я же сказал, я – его брат!
– Тем больше у вас может быть мотивов. Банальная зависть, к примеру. Или, возможно, господин Рон увел у вас девушку, или вы крепко поругались… Да мало ли что может случиться между братьями?
– Значит, пажа вы совершенно не подозреваете.
– Что вы несете, уважаемый? Мальчишка убил рыцаря? Ха! Большей глупости не слышал в жизни. Да и нашлись уже свидетели, утверждающие, что паж вошел в шатер только после вас и тут же выскочил наружу, извещая о смерти господина Рона всех собравшихся. Так что этот вариант отпадает…
– …и остаюсь только я, верно? – глупо хмыкнул Брейв, глядя за спину собеседника.
– Да. И, похоже, все улики против вас. Сочувствую, – сказал вон Дейвис более для проформы, потому что в голосе его чувств вовсе не наблюдалось.
Брейв усмехнулся. Нервно, неестественно.
Грамотно же его подставили. Не оставили и крохотной надежды на спасение.
Но кому это понадобилось?
Ответа Брейв не знал. У них с братом никогда не было врагов. Разумеется, случались мелкие стычки, но последние годы, особенно после того, как Рон стал рыцарем, и они обходили стороной.
– Пойдемте со мной, уважаемый, – сказал вон Дейвис. Стражу наскучила игра в молчанку; ему хотелось поскорее сдать убийцу тюремщикам и спокойно наблюдать за происходящим на арене действом. – Сами понимаете, я не могу оставить это просто так. Вам придется побыть в заключении, пока мы не решим, что с вами делать дальше.
Брейв несколько секунд стоял, рассматривая лежащего на земле Рона. А потом буркнул:
– Ведите.
* * *
Его поместили в одиночную камеру. Небольшую, темную, достаточно холодную – даже по весне. Под самым потолком было единственное оконце – маленькое, с крепкой решеткой из толстых стальных прутьев.
– Сиди тихо, не буянь, – наставлял Брейва тюремщик, немолодой уже дядька лет сорока, бородатый, грузный. – Коли чего, я тебя не пожалею, дубинкой по черепушке дам, мало не покажется. Так что имей в виду! Вечером тебе принесут поесть. А назавтра… назавтра будет видно…
Надзиратель ушел. Закрылась окованная сталью дверь, щелкнули засовы. Брейв некоторое время сидел, тупо пялясь в одну точку, потом вздохнул грустно и улегся на кучу соломы, заменяющую пленнику лежак.
Отвратительный день. Смерть брата, самого близкого человека. Обвинение в убийстве. Тюрьма.
И ведь это, судя по всему, – только начало. Если стражники не найдут настоящего убийцу, всех собак повесят на Брейва. Хотя кто сказал, что они вообщестанут искать ? У них есть подозреваемый, есть свидетели… а что еще надо, чтобы обвинить кого-то? У них небось и сомнений в его вине не возникнет…



Завтра утром, Брейв в этом не сомневался, к нему явится начальник стражи и поведет на суд, пред светлый лик самого Джуана Первого. Его Величество предпочитает дела подобного рода рассматривать самостоятельно, не доверяя мировым судьям.
А вот что будет дальше? Тюрьма? Эшафот?
Как поступят с тем, кто убил рыцаря, вассала короны?
Догадок много, но истина – одна, и знает ее лишь король.
Интересно, придет ли отец? И что он решит, когда услышит о случившемся? Поверит ли, что это Брейв убил брата, или поймет, что сына его подставили?
И снова нет ответа…
Ясно только одно: даже если его не повесят, даже если он отделается десятью, пятью, двумя годами тюрьмы, его жизнь уже никогда не вернется в привычное русло. Горожане будут сторониться Брейва, лучшие друзья станут бывшими, и даже отец, коли он доживет до освобождения сына, отречется от него.
Его будут звать братоубийцей, и никто не поверит, если он станет отрекаться от своего греха. Все сочтут это ложью.
Отвернувшись к стенке, Брейв закрыл глаза и постарался выгнать из головы дурные мысли. Он хотел забыться сном, но сном темным, пустым, который и не сон вовсе, а сплошное черное пятно, не имеющее смысла и не несущее боли.
И Кварус смиловался над ним, впервые за день.

Боги тоже бывают милостивы, если вдуматься.
* * *
Однако пробуждение вновь вернуло все на свои места.
Действительность безжалостна и холодна к людям, отсюда все их беды, незаживающие годами душевные раны. Время старается их залечить, но воспоминания, кои действительность призывает на помощь, непреклонны. Они рвут сознание на части, они впиваются в память когтями, отказываясь уходить прочь. Они – безжалостные монстры, обитающие внутри людей.
И чем меньше прошло времени со дня, изменившего человеческую душу, тем яростней и злее бывают воспоминания. Тем тяжелее переносить их.
А порой время и вовсе заключает с действительностью союз, и союз этот называется ожиданием. Оно может быть почти незаметным, а может быть долгим, мучительным. Время словно нарочно замедляет ход, а действительность накрывает человека с головой, и он все ждет, ждет…
Брейв устал сидеть. Он встал, обошел свою темницу – раз, другой, третий. Замер, вслушиваясь в тишину, надеясь различить шаги.
Когда же?
Томительное ожидание длилось часа два, не больше, но заключенному казалось, что прошло несколько лет. Когда наконец заскрежетали засовы, у него вырвался из груди вздох облегчения.
Он в тот момент готов был выслушать любой приговор, помилование или смертная казнь – все лучше, чем ожидание!
– Утро, – поприветствовал Брейва надзиратель, входя. Обернулся через плечо, крикнул в коридор: – Забирайте вашего дружка!
В камеру вошли двое стражников.
– Ты бы хоть покормил парня, что ли, – заметил один из них, мужчина лет тридцати пяти с длинными светлыми волосами, рассматривая бледного Брейва.
– Дык как раз сейчас и собирался! Ведите его в столовую, повар чего состряпает, да отзавтракает тогда!
Брейву связали руки за спиной и вывели в коридор.
– Смотри, только без шуток! – предупредил его длинноволосый. – У меня приказ убивать на месте при попытке к бегству.
Брейв на ходу кивнул.
Столовая представляла собой просторный зал с двумя длинными столами и несколькими рядами табуретов. Пока зал пустовал, но к обеду его заполнят оголодавшие заключенные, и тогда только успевай похлебку разносить!
– Это еще кто? – недовольно осведомился повар, отвлекшись от готовки.
– Да вчерашний, – ответил тюремщик. – Я его на общий завтрак не повел, ждал, чего там сверху скажут. Вот сказали – покормить перед судом, так что давай наливай ему плошку!
– У меня тут не трактир, Рич! – огрызнулся повар. – Надо было его вести в положенное время, чтоб пожрал!
– Тебе чего, налить трудно?
– Ждите до обеда. Некогда мне сейчас ему завтрак стряпать!
– Ах, до обеда? – Глаза надзирателя сузились.
– До него самого. – Повар был непреклонен.
Властелин кухни, правитель столовой…
Свистнула в воздухе плетка. Повар вскрикнул от боли и схватился за плечо.
– Ты чего делаешь, Рич?! – воскликнул он испуганно.
– Давай быстро за работу, иначе еще разок подстегну! – пригрозил надзиратель, подвешивая плетку обратно на пояс.
Повар пробормотал под нос что-то неразборчивое, но спорить больше не решился.
Спустя несколько минут перед Брейвом стояла полная плошка и кружка с неизвестным парню пойлом. Пойло было вонючим и густым.
– Что это? – спросил пленник, потирая запястья: на время завтрака стражи освободили его от пут.
– Похлебка, – ответил тюремщик, усевшись на табурет с противоположной стороны стола. – Не нравится, что ли? Ну, ничего другого нет, не хочешь – не ешь.
– А в кружке?
– А Кварус его знает! Настойка на травах небось. Или чай какой, из дешевых, жейских.
Брейв невольно поморщился: из Жейса в королевство всегда везли самое разнообразное дерьмо. Обитатели дружественной страны то ли отличались редкостно извращенным представлением о нормальной пище, то ли сплавляли в Зейд все ненужное им самим.
Впрочем, не ожидал же он в тюремной столовой отведать лучшего вина из подвалов королевского замка?
Шумно сглотнув, Брейв приступил к трапезе.
* * *
Десятки любопытных взглядов провожали его на площадь. Он смотрел в землю, не желая видеть лица горожан. Он боялся разглядеть в них слишком много презрения – гораздо больше, чем заслуживал на самом деле.
Сразу по окончании завтрака Брейву вновь связали руки и повели на суд. Все попытки разузнать, что его ожидает на площади, разбились о молчаливый заслон стражей. Судя по всему, устав запрещал им общаться с пленниками… хотя, вполне возможно, они и сами не горели желанием с ним говорить.
Для них он был убийцей рыцаря – благородного вассала Его Величества. И за человека его, этого убийцу, стражники уже не считали.
Увидев установленный посреди площади помост, Брейв похолодел. Неужели все же смерть? Однако, приглядевшись, он вздохнул с некоторым облегчением: на помосте был установлен лишь трон, предназначенный явно не для него.
Для короля.
– Его Величество Джуан Первый! – оповестил глашатай, приютившийся на самом краю помоста.
Заиграли трубы, зашептались собравшиеся на площади люди. Врата открылись, и, сопровождаемый свитой и личной охраной, к народу вышел король.
Джуан Первый был человеком пятидесяти лет, с длинными, ниспадающими на плечи седыми волосами, невероятно пронзительным взглядом серых глаз и властной осанкой. Он правил Зейдом вот уже тридцать пять лет, и при нем королевство процветало. Было несколько мятежей, но благодаря умелому руководству Джуана и его военачальников они так и закончились ничем.
Его Величество был отличным полководцем и дипломатом.
Отсюда и блистательные союзы с Жейсом и Логвиндором, отсюда и народная любовь.
А еще Джуан Первый был весьма проницательным человеком с врожденным чувством справедливости.
Поднявшись на помост и усевшись на трон, Его Величество прежде всего поднял руку и поздоровался с народом:
– Приветствую вас, жители Роузена!
Толпа ответила ему одобрительным гулом. Джуан степенно кивнул и велел, обращаясь к стражникам:
– Подведите обвиняемого!
Солдаты молча отдали честь и подтолкнули Брейва в спину – мол, выполняй приказ. Он поспешно засеменил к помосту и замер у самых ступенек.
Обвиняемый был напуган, и оттого движения его были судорожно-резкими, нервными. Тряслись коленки.
– Приветствую тебя, – кивнул король парню.
– Благодарю, Ваше Величество, – в ответ склонил голову Брейв. – Приветствую вас тоже.
– Насколько я знаю, ты являешься братом убитого рыцаря, господина Рона, ведь так?
– Да, Ваше Величество, истинно так.
– Что же подтолкнуло тебя на убийство?
– Я не убивал брата, Ваше Величество! – воскликнул Брейв. Память, словно в издевку, подбросила ему образы из вчерашнего дня: Рон, лежащий в луже крови, мальчишка-паж, кричащий: «Это он! Он убийца!», спокойное лицо вона Дейвиса…
– Тише, не кричи, – поморщился король. – Я догадывался, что преступление совершено тобой неосознанно… ты, похоже, просто был не в себе. Признайся – ты крепко повздорил с братом и в бешенстве ударил его ножом, так?
– Да нет же! Нет! Я не убивал его!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.