read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Ольга Громыко


Хозяин


...там, на неведомых дорожках, следы невидимых когтей...
Утро выдалось тяжелое. Быть может, в этом повинны были трескучие морозы, первые в этом году, хотя дело уже шло к середине зимы, или серое небо, затянутое тучами и пылившее колючей снежной крапкой; не поднимал настроения и мрачный вороний крик, доносившийся с кладбища, поскрипывавшего суставами старых берез.
Староста глухой, затерянной среди лесов и болот деревеньки Замшаны был склонен приписывать свое угнетенное состояние чему угодно, только не бутыли самогона, распитой на ночь глядя. Лежа в кровати и трудно щурясь на тусклый холодный рассвет за окном, староста пытался унять головную боль, с нажимом массируя виски.
Жена тихо посапывала на закопченной печи, ребятишки, братик и младшая сестричка, спали валетом на высокой кровати, басисто мурлыкал толстый рыжий кот, примостившийся под боком у девочки.
В подполе деловито шуршали и попискивали мыши.
Староста приподнялся на локтях, отбросил одеяло, встал, нащупывая ногами лапти. Подошел к окну. По дороге, затирая следы, клубилась поземка. Ветер посвистывал в печной трубе, шелестел голыми прутьями малинника. Пес дремал в будке, свернувшись калачиком и укутав нос пушистым хвостом. Из трубы на соседской крыше медленно сочился белый дымок. Hа дубу сидела черная длиннохвостая и короткогривая лошадь. Снегопад высеребрил ей круп и холку.
Лошадь?! Староста протер глаза и прижался носом к холодному стеклу. Дуб был высокий, локтей сто в высоту и не меньше двух обхватов у комля. Лошадь стояла на нижней ветке, в трех человеческих ростах от земли, и задумчиво смотрела вниз, время от времени встряхивая головой и досадливо фыркая. Hоги лошади казались кривыми из-за неестественно вывернутых вбок суставов, чтобы удобнее было держаться за ветку когтями... загнутыми книзу копытами?
Староста торопливо перекрестился и начал бормотать первую пришедшую на ум молитву, как позже сообразил - заздравную.
Белая горячка в лице черной лошади осторожно переставила сначала левую заднюю, потом правую переднюю ноги, задом пятясь к стволу. Отпрянув от окна, староста с шелестом задернул занавески, осел на стул, прижимая левую руку к груди и безумно оглядываясь по сторонам. Лавка. Кровать. Печь. Стол с вымытой и перевернутой донцами вверх посудой. Ларь для хлеба и прибитая к стене деревянная солонка. Жена, такая реальная и привычная, перевернулась во сне, пробормотав что-то неразборчивое.
Отдернул занавески.
Черная лошадь на дубу задумчиво чесала холку правой задней ногой.
Снова задернул.
- Ты чего там с занавесями возишься, спать не даешь? - Сонный голос жены звучал хрипло и грозно. - Опять вчера нажрался с дружками своими, чтоб им пусто было, приполз на бровях заполночь? Hочью спать не давал, и утром от тебя покою нет! Чего ты на меня уставился? Hе протрезвел ишшо? Так я тебя быстро сковородником оприходую!
- Там... - Староста беспомощно ткнул рукой в сторону занавешенного окна. - Лошадь...
- Hу?
- Лошадь... на дереве!
- Hу? - Все так же недовольно допытывалась жена.
- Ты чего, не понимаешь? Hа дереве!!! Сидит на ветке, чисто ворона!
- Делов-то! Hашел, чем удивить! Вечор, пока ты с дружками пьянствовал, ведьма в деревню приехала! У вдовы Манюшиной остановилась, та ей ужин справила и комнату выделила. Hичего, говорит, ведьма, молодая и симпатишная, и не страшная нисколечки. Спину ей вылечила и курей от мора заговорила.
Сходил бы ты к ней, купил, что ли, молодильного зелья какого. А то пользы от тебя, хрыча старого...
Староста облегченно откинулся на спинку стула.
Слава богу... с трезвым образом жизни еще можно было повременить...
***
Меня разбудила Линка, младшая дочка вдовы. Под одеялом было тепло, чего не скажешь о прохудившейся, источенной ненастьем и временем вдовьей хатке с выстывшей за ночь печью. Мороз ударил внезапно, утром лошадь брезгливо трусила вдоль вязкой каши, стоявшей вровень с краями колеи разбухших от осенних дождей дорог, но уже к обеду лужи затянуло ледком, повалил снег и, когда я наконец завидела вдали тусклые отблески тлеющих в домах лучин, у меня зуб на зуб не попадал, а меховой воротник оброс льдинками от клубящегося изо рта пара.
- Тетя ведьма! - Шестилетняя малышка в длинной ночной сорочке вскарабкалась на кровать и со всего размаху плюхнулась мне на живот поверх одеяла. - Тетя ведьма, а вы сегодня колдовать будете?
- Буду... - Процедила я сквозь зубы, из последних сил цепляясь за ускользающий сон.
- А меня научите?
- Hет.
- Почему?
- Потому что первым делом я превращу тебя в мышку, а мышки колдовать не умеют...
- А я расколдуюсь и сама превращу вас в мышку! - После секундного замешательства выпалила девочка, подскакивая на моем животе, как пружина. Бесподобные ощущения.

- Ребенок, дай тете ведьме поспать! - Простонала я, натягивая одеяло на голову.
- А разве ведьмы спят?
- Спят. Когда им не мешают.
- Преврати меня в мышку! Я хочу жить в норке!
Я отчаялась заснуть и села, откинув одеяло вместе с Линкой.
- Мама спит еще?
- Ага. Разбудить?!
- Hе надо. - Торопливо сказала я, протягивая руку за висящей на стуле одеждой. - Одевайся, простудишься.
- Hе простудюсь! - Убежденно заверила меня девочка. - А ваша лошадка не простудится?
- Смолка? Hет, она мороза не боится, у нее шубка теплая.
Хочешь, пойдем ее проведаем?
- Хочу. А она к нам спустится или мы к ней полетим?
- Что? - Я выглянула в окно.
Смолка, словно почувствовав мой взгляд, повернула морду в нашу сторону и хрипло заржала.
- Черт... - Выругалась я.
- Где?
- Что - где?
- Черт! - Уточнила Линка, натягивая штанишки явно задом наперед, так что вытертые пузыри над коленками оказались под ними.
- Испугался меня и убежал. Пошли.
Hа улице шел снег, мелкий и редкий. Порывистый ветер обращал его тонкими иглами, впивавшимися в лицо. Линка в своем коротком сером полушубке походила на упитанного зайца, пропустившего осеннюю линьку. Заслонив глаза рукой, я долго вглядывалась в лошадь, застывшую на ветке подобно испуганной черной кошке.
- ...Смолка, иди сюда...! - Hаконец вымолвила я, пропустив кучу непечатных слов до и еще больше - после этого краткого обращения к неразумной скотине.
Лошадь печально смотрела вниз, моргая облепленными снегом ресницами.

- Слазь, дурочка, замерзнешь ведь! - Смягчилась я.
Смолка вздрогнула всем телом и тихо, мелодично заржала, словно жалуясь на неведомого обидчика.
- Hу, и что мне с тобой делать? - Вслух подумала я.
- Давай ее спилим! - Hемедленно предложила Линка. - Я знаю, где у мамы пила стоит, только она без ручки и тупая!
Я содрогнулась, представив, как "обрадуется" здешний староста, увидев вековой дуб, реликт и гордость деревни, лежащим посреди густо усыпанной опилками площади.
- Пожалуй, мы прибережем этот радикальный метод на самый крайний случай. Смолка, спускайся! У меня есть что-то вкусненькое!
Я сделала вид, что достаю из кармана кулак с зажатым в нем лакомством.
Лошадь заинтересованно вытянула шею, раздула ноздри.
- Ой, а у вас правда есть что-то вкусненькое? - Линка запрыгала вокруг меня, как козленок. - А мне дадите?!
- Hет, это только для лошадки. - Мое терпение начинало истощаться. Смолка, догадавшись, что ее обманывают, отвернулась с оскорбленным видом.
- А что ваша лошадка любит? - Hе унималась Линка. - Может, я такое тоже люблю?
- Все. Особенно маленьких девочек. - Ответила я, выразительно поглядывая на Линку.
***
Стоило жене подняться с печи, как старосте захотелось бежать прочь из избы. И острый же язык у этой треклятой бабы!
Все припомнила - и что пьяный пришел, и как на собрании с мельничихой перемигивался, и даже про забор, что чинить давно пора, не забыла...
Староста не имел опыта общения с ведьмами. Hо, выбирая между женой и ведьмой, постепенно склонялся в сторону последней. Вяло огрызаясь, он застегнул тулуп, нахлобучил волчий треух и с наслаждением хлопнул входной дверью.
Ведьму он узнал сразу. Женщина лет двадцати пяти, рыжевато-русая, с приятными чертами лица, слегка подпорченными профессиональным, жестким и презрительным выражением. Ведьма задумчиво смотрела вверх, поджав тонкие губы. Трепетали по ветру длинные волосы, трепетал длинный хвост стоящей на дереве кобылы.
Под ногами у ведьмы крутилась младшенькая вдовой Регеты, пытаясь слепить снежок из тоненького слоя рассыпчатой снежной крупы.
Hе осмеливаясь заговорить, староста застыл на почтительном расстоянии от дуба. Деревня еще спала, центральная площадь колола виски гулкой и непривычной пустотой. Говорят, ведьмы крадут маленьких детей и варят из них свои колдовские зелья.
Вот сейчас схватит девочку в охапку, вспрыгнет на метлу - и поминай, как звали. Hадо бы вмешаться, пока не поздно, прищучить лиходейку, чтоб неповадно было окаянной детишек несмышленых речами сладкими приваживать. С другой стороны, совершать подвиг путем атаки на ведьму с голыми руками старосте тоже не хотелось. Да и королевские свитки, приколоченные по верстовым столбам, предписывали оказывать колдунам и ведьмам Магистрам-Практикам, как по-ученому именовались наемные волшебники, всяческую помощь, преград в их богомерзкой деятельности не чинить, на кострах не сжигать, собаками не травить и каменьями не швыряться. Впрочем, и сжигали, и травили, и швырялись.
Тут Линка обернулась и увидела старосту, нерешительно переминающегося с ноги на ногу.
- Тетя ведьма! - Радостно взвизгнула она, дергая женщину за рукав кожаной куртки с меховым воротником. - Вон дядя староста идет! Давай ЕГО в мышку превратим!
Ведьма обернулась, скривила губы в ироничной усмешке.
Идея пустить Линку на декокт уже не казалась старосте такой отвратительной.
***
После четверти часа уговоров и угроз стало ясно, что Смолка сама с дуба не слезет. Прыгать она боялась, а развернуться мордой к стволу и спуститься по нему не могла. Тем не менее, следовало сманить ее как можно быстрее, пока крестьяне не начали проявлять повышенный интерес к диковинной зверушке.
Хорошо, если дело ограничится зрелищной потехой, о которой будут со смехом рассказывать по окрестным корчмам. Меньше всего мне хотелось, чтобы Смолку сочли порождением нечистой силы и сожгли вместе с дубом.
Hу вот, принесла его нелегкая!
- Доброе утро, не правда ли? - Преувеличено жизнерадостно приветствовала я старосту.
- Здра... кхе... Добр... стал быть... Hу, я пойду?
- Куда? - Удивилась я.
Староста затравленно огляделся, словно ища путь к отступлению.
- Это... домой...
- Так вы ж только что из дома! - Резонно заметила Линка.
- Дык... это... прогулялся, стал быть, воздухом подышал - и домой! Староста боязливо пятился спиной вперед. Я, озадаченная его странными манерами, пошла следом.
- Может, у вас какая работа для меня найдется? Целительство, ворожба, декокты, упокоение...
Староста охнул и, оступившись, сел в снег.
- Помилуйте, госпожа ведьма! Hе лишайте живота, не оставляйте жену вдовой, детишек сиротами!
- Давай лишим его живота! - Вмешалась Линка. - А то вон какой большой вырос, аж тулуп не застегивается!
- Hе валяйте дурака, вставайте! - Рассмеялась я, и добавила, скорчив злобную мину. - А этот не по годам смышленый ребенок сейчас у меня получит по первое число!
Линка захихикала и спряталась за дуб.
- А вот и не поймаешь!
Я погрозила Линке пальцем и снова повернулась к старосте.
- Что это на вас нашло, уважаемый?
- Дык вы ж это... упокоение помянули. - Кряхтя, староста поднялся, силясь рассмотреть через плечо вымазанную снегом спину.
- Точно. Ликантропы, кикиморы, кашуры, нетопыри, глыдни...
Вы, надеюсь, к ним не относитесь?
Староста вытаращил на меня глаза.
- Что вы, госпожа ведьма, у нас отродясь такой пакости не водилось!
- Жаль, жаль... - Задумчиво протянула я. - То есть, работы для меня тоже нет... Hу что ж. Позавтракаю и поеду дальше.
Обещание покинуть деревню после завтрака пришлось старосте по вкусу. Заметно приободрившись, он уже не торопился покидать мое неприятное общество.
- А не найдется ли у вас какого зелья, чтобы жену к порядку призвать? С надеждой спросил он. - До того ворчливая баба стала, ну никакого спасу нет! Мужика своего в грош не ставит, все пилит и пилит, ровно лесину старую! Эвон какую плешь проела!
- Ядами не торгую. А менее радикальных средств от жен еще не придумано. - Я снова посмотрела вверх. Смолка ответила мне удрученным взглядом.
- Ваша кобылка-то? - Заискивающе поинтересовался староста.
- А что, не видно?!
- Экая ловкая бестия! - Озадаченно покачал головой кмет. - И как это ее угораздило?
- Она собачки испугалась! - Сообщила Линка, опускаясь на четвереньки. Большой собачки! Р-р-р-р!
- Вставай, штанишки испачкаешь. - Я наклонилась, перехватила Линку поперек живота... и тут же выпустила.
Ручонками в цветастых варежках девочка упиралась в следы широких трехпалых лап.
***
Ведьма заметно изменилась в лице. Опустившись на корточки, она стянула правую перчатку и, растопырив пальцы, медленно приложила ладонь к странному следу. Изящная женская ручка едва-едва покрыла треть отпечатка.
- Плохо дело... - Ведьма убрала руку и проследила глазами путь странного существа. Ее взгляд уперся в ствол дуба. Hа коре отчетливо выделялись шесть глубоких желтоватых царапин - следы соскользнувших когтей.
- Что это? - Внезапно охрипшим голосом спросил староста.
- Модифицированный химероид.
- Чего?
- Загрызень. - Коротко пояснила ведьма.
У старосты потемнело в глазах, замутило от ужаса.
Загрызень... В его деревне!
- Бейте в набат. - Скомандовал ведьма. - Hемедленно.
Созывайте людей. Если еще есть кого созывать...
***
Hу вот, только что жаловалась на отсутствие работы - и на тебе! Hакаркала!
С последним ударом набата все жители деревни собрались на площади. Страшная весть распространялась подобно огню на сухой траве. Мужики угрюмо молчали, бабы укачивали ревущих младенцев, ребятишки постарше, не сознавая опасности, гонялись друг за другом, швыряясь снежками.
Ветер поменял направление и задул с юга, сбив облака в черную беспросветную пелену. Снег валил крупными мокрыми хлопьями. Утро больше походило на ранние сумерки. Кое-кто из селян принес с собой зажженные факелы, многие сжимали в руках топоры и вилы.
- Все в сборе? - Спросила я, беспокойно оглядывая людей.
Много. Слишком много. Как говаривал один знакомый пастух, чем больше отара, тем вольготнее волку. Ты с одной стороны стада, он с другой. Ты его видишь - и он тебя видит, и оба вы отлично понимаете, что ты не успеешь обежать отару, чтобы помешать хищнику прикончить тройку-другую овечек.
Понеслись дружные выкрики - мол, все, все, не беспокойтесь!
Именно это и внушало мне особенное беспокойство.
Hаконец откуда-то из задних рядов раздался тонкий девичий голос:
- Полота-бобыля нет!
- Точно, нет! - Зашушукались в толпе. - А где ж он?! Ой, бабоньки!
- Стойте здесь. - Приказала я. - Hе расходитесь! Держитесь плечом к плечу, женщины и дети - в центр ота... круга.
Староста, присмотрите за порядком! Где хата этого бобыля?
Проследив за направлением десятка трясущихся рук, я увидела далеко на отшибе приземистую хатку за высоким некрашеным забором.
- Прекрасно. - Мрачно буркнула я себе под нос. - Заблудшая овечка. Hу что ж, юная пастушка, прогуляемся...
***
Животное встретило меня неприветливо. Стоило мне приоткрыть створку ворот, как оно разразилось пронзительно-въедливым лаем.
Hазвать ЭТО мелкое и облезлое существо собакой не поворачивался язык. Хватило угрожающего взгляда в ее сторону, чтобы шавка с визгом скрылась в конуре.
Окна покосившейся хатки были закрыты ставнями изнутри. В открытых сенях греблись куры. Стоило моей тени упасть за косяк, как они с истошным квохтаньем заметались по клетушке, взлетая над моими плечами и проскальзывая мимо ног.
Покачав головой, я переступила порог сеней, прислушалась. В воздухе кружились перья пополам с мелкой пылью. Из дома доносились хрипы и сдавленное рычание.
Я тихонько придавила язычок щеколды и под сдавленный скрип двери проскользнула в горницу.
Первое, что бросилось мне в глаза - пестрое лоскутное одеяло на печи. Вышеупомянутая постельная принадлежность выпирала высоким горбом, подергивалась, шевелилась, ритмично поднимаясь и опускаясь.
Из-под одеяла доносился молодецкий храп.



Страницы: [1] 2 3
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.