read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Э.А.Хруцкий


Осень в Сокольниках

Роман.

М.: Московская ассоциация писателей-криминалистов, Интербук, 1991, - 256
Действие криминального романа Эдуарда Хруцкого разворачивается в
Москве, несколько лет назад. Герой ее - начальник отдела МУРа Вадим Орлов,
ведет оперативную разработку по делу ограбления музея.
В преступлении замешаны самые разные люди: уголовники, искусствоведы,
представители иностранных фирм.
Главная идея романа - защита наших национальньис ценностей.


Пролог
Ветер тащил по мостовой охапки перепрелой листвы и обрывки декретов. Он
пах тиной и сыростью, этот ветер, налетающий с Москвы-реки.
Осеннее солнце сделало Зачатьевский переулок нарядным. Даже старые
стены монастыря словно помолодели.
Переулок был пуст и грустен. Давно некрашенные деревянные дома стали
похожи на выношенные, но еще щеголеватые фраки.
Ударил колокол на храме Христа Спасителя. Голос его протяжный грустно
пролетел над крышами, почти обнаженными кронами деревьев и затерялся
где-то в хитром переплетении дворов, арок, горбатых переулков.
И снова тишина, только ветер, как наждачная бумага, трет по мостовой.
Сначала раздался треск. Потом длинные, словно пулеметные очереди,
выхлопы. А потом в тихий Зачатьевский ворвалась неведомая жителям доселе
машина. Похожа она была на велосипед, к которому прицепили коляску в виде
небольшой лодки.
Но все же это был не велосипед, потому как затянутый в кожу и
смахивающий на памятник водитель никаких педалей не крутил, и, судя по
дыму, вылетавшему из выхлопной трубы, и запаху, прибор этот двигался при
помощи спиртовой смеси, в это тяжелое время заменявшей бензин.
В лодке-коляске сидел мрачный матрос, смотрящий перед собой таинственно
и грозно.
Аппарат остановился у ворот особняка, принадлежавшего когда-то
генерал-адъютанту свиты Его Императорского Величества Андрею Павловичу
Сухотину.
Матрос вылез из коляски и толкнул поржавевшую чугунную решетку ворот.
Они поддались с трудом, надсадно скрипя петлями, давно забывшими о смазке.
Двор был пуст и зарос пожухлой уже травой. Дождь и снег сделали свое
дело, но все равно дом выглядел нарядно и щеголевато.
Осеннее солнце переливалось в грязных витринах окон, и казалось, что
дом вспыхивает синим, рубиновым, зеленым пламенем.
- Да, - сказал кожаный водитель, - жили люди.
- Эксплуататоры, - поправил его матрос.
- Пусть так, но все равно жили.
- Зови дворника, - матрос гулко ударил кулаком в заколоченную досками
дверь.
Дворник появился минут через десять. Он был мужик сообразительный и
сразу же пришел с ломом.
Матрос сидел на ступеньках, дымя самокруткой.
Дворник повел носом.
- Моршанская, товарищ флотский?
- Она, борода. Вот ордер, вот мандат, - матрос достал документы.
- Нам это ни к чему.- махнул рукой дворник, - совсем ни к чему, раз
надо, то надо.
- Нет, борода, ты посмотри, - матрос поднес к лицу дворника бумажки с
фиолетовыми печатями.- Кто здесь раньше проживал?
- Его высокопревосходительство генерал-адъютакт свиты Его
Императорского Величества Андрей Павлович Сухотин.
- Теперь здесь будет расположен революционный Всевобуч района. А
начальник Всевобуча я - Павел Фомин.
- Оно конечно, - дворник согласно закивал головой, - вам виднее.
Мудреное слово "Всевобуч" никак не могло уместиться в его сознании
рядом с пышными титулами Сухотина.
- Открывай, - приказал Фомин.
Дворник подсунул лом, заскрипели проржавевшие гвозди. Фомин отогнул
доски, дверь открылась.
В вестибюле пахло запустением. Сыростью пахло, пылью и еще чем-то,
только чем, Фомин определить не смог. Он кашлянул, и звук многократно
повторился. Фомин усмехнулся, довольный, и крикнул кожаному водителю:
- Заходи, Сергеев! Смотри, как они до нас жили.


Эй, борода, а мебель-то где?
- Та, что не пожгли, - в сарае.
- А кто жег?
- А кому не лень. Пришли двое с ордером, забрали столовую, порубили.
Потом еще приходили.
- Понятно. Я тут осмотрюсь, а ты, Сергеев, езжай за завхозом нашим да
художника не забудь привезти, чтобы сразу нашу вывеску нарисовал.
Фомин шел по второму этажу особняка. Анфилада комнат казалась
бесконечной, огромные зеркала в залах были темны и прозрачны, как лесные
озера. Он подошел к одному из них, потрогал бронзовые завитушки рамы,
хмыкнул с недоумением.
Мальчишкой попавший во флот и привыкший с строгому аскетизму военных
кораблей, к их однообразному, хищному изяществу, не мог принять ни резного
паркета, ни этих рам, ни витражей, на которых переплетались замки и
рыцари. И весь этот дом, в котором когдато люди жили непонятной ему и
чужой жизнью, был для Фомина как офицерская кают-компания, в двери которой
выплеснулась в Октябре веками спрессованная матросская ненависть.
Дом этот раздражал его, но вместе с тем в глубине души матрос Фомин
понимал.что и лепнина, и витражи, и узорчатый паркет сделаны руками умелых
мастеров, таких же, как он, простых парней, и сработано это на совесть. А
труд человеческий Фомин уважал всегда.
Завхоз и художник нашли Фомина в бывшей гостиной генерала Сухотина.
Начальник районного Всевобуча сидел в чудом уцелевшем кокетливом кресле.
Он встал, и тонкие ножки кресла натужно заскрипели.
- Мебель у них, конечно, слабоватая, неподходящая.
Восемнадцатый век, - мрачно изрек художник, - руками крепостных
мастеров сделана.
Оно и видно, - сказал Фомин, - что крепостные делали, не в радость, как
не для себя.
Он внимательно оглядел художника. Тот был с гривой, в зеленой
вельветовой толстовке, с красным бантом-галстуком, в холщовых штанах,
измазанных краской.
- Ты, товарищ, значит, художник?
Парень утвердительно мотнул гривой.
- А документ у тебя есть?
Презрительно усмехнувшись, парень полез в карман толстовки и протянул
Фомину замызганный кусок картона.
Фомин развернул удостоверение, внимательно прочитал его.
- А что это, товарищ, за ВХУТЕМАС?
Художник посмотрел на матроса, как на пришельца с другой планеты. Он
никак не мог представить, что есть человек, не знакомый с этой
аббревиатурой.
- Если коротко, то штаб революционного искусства.
- Вот это нам и надо, дорогой товарищ, как тебя?..
- Огневой.
- Фамилия такая?
- Нет. Революционный псевдоним.
- Пусть так, пусть так. Ты, дорогой товарищ Огневой, я сразу понял,
человек нам во как нузкный.
Фомин провел ребром ладони по горлу.
- Смотри.
Фомин подошел к высоким, стрельчатым окнам и с треском распахнул одно,
потом второе. Посыпалась на пол засохшая замазка, вместе со светом в
комнату ворвался ветер.
И она сразу стала другой, эта комната. Заиграли на стенах пыльные
медальоны, тускло заискрилась побитая позолота стен, словно ожили
голубовато-розовые фарфоровые украшения камина.
Фомин подошел к камину, внимательно посмотрел на покрытые пылью сюртуки
тугощеких кавалеров, обнимающих дам в кренолинах.
- Барская забава. Правда, когда я ходил в двенадцатом году на крейсере
"Алмаз" в Китай, мы в Сингапуре такие украшения в натуральном виде
наблюдали...
- Подражание Ватто, - мрачно сказал художник, - работа французская,
середина восемнадцатого века.
Фомин постучал пальцем по шляпе кавалера.
- Ломать жалко. Ты сделай кожух для них и накрой. А на кожух звезды
красноармейские приделай. А что с этим делать?
Фомин шагнул к стене. Шесть медальонов смотрели на него, словно шесть
глаз. Он подошел ближе, обтер один ладонью. Свет, падающий из-за его
спины, немедленно отразился в голубовато-зеленом овале, и он ожил.
И улица Москвы наполнилась теплым живым цветом.
Медальон стал похож на окно, за которым жили маленькие дома, маковки
церквей и спешили люди по своим, неведомым Фомину делам.
- Ишь ты, - сказал начальник районного Всевобуча, вынул платок и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.