read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Дарья ДОНЦОВА

БУКЕТ ПРЕКРАСНЫХ ДАМ



Анонс
Кто не знает всемирно известного сыщика Ниро Вульфа и его бессменного
помощника Арчи Гудвина!.. Пожилая, но очень богатая бизнес-леди Элеонора,
прикованная к инвалидному креслу, и ее личный секретарь Иван Подушкин очень
напоминают эту парочку... Как-то декабрьским вечером Нора попросила Ивана
встретить внучку. Риту на его глазах сбивает ?Вольво? с заляпанными грязью
номерами и скрывается с места преступления. После похорон Нора просит Ивана
узнать, с кем провела последний вечер внучка. Он знакомится с Ритиной
подругой Настей и понимает - она что-то скрывает. Явившись к ней, чтобы
выяснить правду, он находит ее мертвой в ванной. Потом умирают еще пара
приятелей Риты. Их смерть кажется естественной, но Нора считает, что их, как
и ее внучку, кто-то убил, и поручает своему ?Арчи Гудвину" все выяснить...

Глава 1
Не храните конфеты в ботинках! Большинство людей, услыхав эту фразу,
начинают вертеть пальцем у виска и весело хихикать, намекая на то, что сие
заявление абсурдно. И впрямь, кому в голову придет засовывать шоколадки и
карамельки в штиблеты. Всем очевидна глупость такого поступка!
Вздохнув, я подошел к подземному переходу. С неба валил снег, и ступеньки
покрывал толстый слой жидкой грязи. Запросто можно поскользнуться и
загреметь вниз на пятой точке, сломав руку или ногу. Перед глазами мигом
возникло видение: вот я, в добротном пальто, лежу у подножия лестницы и
издаю громкие стоны. Богатое воображение - это моя основная беда. Стоит
подумать о какой-то ситуации, как она мигом появляется перед глазами.
Впрочем, переломать себе конечности этим вечером не хотел никто. Женщины,
спускавшиеся в метро, все как одна держались за поручни. Вот оно,
преимущество принадлежности к дамскому полу. Совершенно естественно, если
нежное существо осторожно хватается за перила, но мужчине этого делать никак
нельзя. Ну не могу я себе позволить уцепиться за перила и ползти вместе с
тетками по обледенелым ступенькам, хотя это было бы разумно. Почему? -
спросите вы. А потому. Не хочу быть смешным. И вообще - не храните конфеты в
ботинках!
Кое-как я спустился вниз и направился по переходу на ту сторону
проспекта. Справа и слева сверкали витрины ларьков. Плохая погода загнала в
переход всех тех, кто обычно стоит снаружи: бомжей, ищущих пустые бутылки,
студентов из ближайших институтов и даже мамаш с детьми. Последние
таращились на витрины и ныли, выпрашивая шоколадки, жвачки и игрушки.
Студенты же, как всегда, были пьяны, впрочем, когда я проходил мимо одной
группки, мне в нос ударил сладковатый запах ?травки?. Вот как странно
устроен человек! Фраза о конфетах в ботинках заставляет его хохотать, но
ведь есть и другие, столь же очевидные, истины. Не кури - заработаешь рак
легких, не пей - превратишься в алкоголика, не употребляй наркоту - станешь
слабоумным... Но отчего-то люди, услыхав эти фразы, не смеются... Впрочем,
сам я курю, правда, к горячительным напиткам совершенно равнодушен,
наркотики же не пробовал и, честно говоря, не испытываю ни малейшего желания
проделать это в ближайшее время.
Переход закончился, я вышел наверх, завернул за угол, прошел вперед по
проспекту и встал у киоска ?Роспечать?. Сейчас сюда приедет Рита,
восемнадцатилетняя внучка моей хозяйки Элеоноры. Мне ведено встретить ее
здесь, в относительно людном месте, и проводить до дома. Элеонора боится,
что ее любимицу изнасилуют или ограбят, напугав до полусмерти. Хотя Рита
сама нарывается на неприятности. Одевается она так вызывающе, что при
взгляде на ее открытые почти до пятой точки ноги желание затащить девицу в
кусты возникает почти у всех представителей мужского пола. Рита знает о том,
что хороша, и вовсю пользуется этим. Кофточки она носит короткие и
облегающие, мне все время кажется, что они сейчас лопнут на ее довольно
пышном бюсте. Про юбки я уже говорил, впрочем, в брючки она, наверное,
влезает с намыленными ногами, потому что штанины обтягивают ее, словно
вторая кожа. И неизвестно, что выглядит более сексуально: голые колени
или ?кожаные? ножки? Еще господь наградил ее хорошенькой мордочкой, пышными
кудряшками и полным отсутствием ума... Но с такой бабушкой, как моя хозяйка
Элеонора, мыслительные способности Рите не понадобятся никогда. Она просто
будет бездумно тратить капитал, который нажила Нора.
- Вава, - раздалось с той стороны пустой улицы, - Вава, ты ждешь?
Я повернул голову, веселая Риточка махала мне рукой.
- Что такой мрачный? - верещала она. - Извини, опоздала...
И она стала спокойно, не торопясь, пересекать проезжую часть. Этой улицей
редко пользуются водители, в двух шагах шумит многолюдный проспект, а здесь
тишина, сонное царство. Но троллейбус, на котором прикатила Рита,
останавливается именно на этой пустынной магистрали, в самом подходящем для



разбойника месте.
- Не грусти, Вава! - орала Рита, вышагивая по шоссе. - Чего нос повесил?
Я демонстративно отвернулся в другую сторону. Вава! Меня зовут Иван. К
простому мужицкому имени прилагается звучная фамилия Подушкин. Род мой
известен издавна. Бояре Подушкины были одними из тех, кто возводил на трон
Михаила Романова. Поколения Подушкиных верно служили царю и отечеству,
больших чинов не имели, но пользовались уважением и были стабильно богаты. В
1917 году почти весь род сгинул в пучине революции. Чудом выжил только мой
отец, ему еще не исполнилось и года, когда в имение Лыково, расположенное
под Петроградом, ворвался отряд красноармейцев и перестрелял ?проклятых
буржуев?.
Моего папеньку спасла повариха, у которой недавно умер от крупа младенец.
Когда возбужденные пролетарии ворвались на кухню, они увидели толстую бабу в
цветастой юбке. На коленях у нее лежал младенец, сосущий необъятную грудь.
- Тише, ироды, - замахала бабища руками, - дите перебудите, закатится ща
воплем, вам лялькать дам!
Солдаты на цыпочках ушли в комнаты и стали грабить барские покои.
Примечательно, что никто из слуг не выдал Анну. Ни камердинер, ни лакеи, ни
горничные. Впрочем, прислуга, жившая в имении много лет, глубоко переживала
смерть хозяев. Вместе с кончиной Подушкиных лопнуло и благосостояние
обслуживающих их людей. Никакой радости от свершившейся революции они не
испытывали.
Анна, прихватив младенца Павла, подалась в Москву, где проживала ее
старшая сестра Нина. Сначала они голодали, как все, потом жизнь потихоньку
наладилась. Аня устроилась на фабрику, стала ткачихой, уважаемым человеком,
получила целых две комнаты в коммуналке. Павла она выдала за своего сына.
Может быть, поэтому, а может, потому что фамилия Подушкин звучала для
пролетарского уха простецки, отца моего не коснулись репрессии. Оболенские,
Вяземские, Волконские... Вот этим не повезло, уже одна фамилия вызывала
классовую ненависть. А Подушкин? Никому и в голову не приходило, что ее
обладатель дворянин в двенадцатом колене. Впрочем, большевики не слишком
хорошо разбирались в фамилиях. Помню, как удивлялся в свое время мой отец:
- Надо же, отправили первым в космос Гагарина! Я полюбопытствовал:
- А что тут странного?
- Видишь ли, Ваняша, - ответил папенька, - были на Руси князья Гагарины,
известный, старинный род. Сомневаюсь я, что Юрий Алексеевич, наш первый
космонавт, им не родственник. Ну сам посуди, в тысяча девятьсот шестьдесят
первом году ему было двадцать семь лет, значит, родился он в тысяча
девятьсот тридцать четвертом... Нет, он точно из тех Гагариных, какая-нибудь
дальняя ветвь. Недоглядели коммунисты... А может, специально так сделал тот,
кто желал, чтобы героем стал дворянин.
Я не обратил тогда на слова отца никакого внимания. Папеньку частенько
заносило. У любого человека, сделавшего в жизни маломальскую карьеру, он
искал благородные корни и именно их наличием объяснял успех. Кстати, сам
папенька был человеком талантливым, изумительно владеющим словом.
Способность его к литературе отмечали еще в школе. Как ?кухаркин ребенок?,
он без всяких проблем поступил в свое время в Институт философии, литературы
и искусств, легендарный ИФЛИ, в стенах которого обучался весь цвет
интеллигенции. Отец получил диплом в 1940-м и, имея безупречное пролетарское
происхождение, устроился на завод, по-моему, станкостроительный, в редакцию
многотиражной газеты. В анкетах он указывал имена своих ?родителей?, в
графе ?Происхождение? сообщал: из рабочих. К тому же совершенно хладнокровно
писал:
"Отец погиб во время Гражданской войны, воспитан матерью, заслуженной
ткачихой, орденоноской?. И это было святой правдой. Анна к тому времени
стала уважаемым человеком и, несмотря на возраст, продолжала бегать по цеху
между станками. Не было никакого лукавства и в фразе о погибшем отце. Ведь
он и впрямь сгинул в горниле революции, просто папенька никогда не упоминал,
на какой стороне он сражался, а у читавших анкету вопросов не возникало.
Всю Отечественную войну отец благополучно пересидел на заводе, получив
бронь. В 1952 году его взяли сначала в ?Труд?, потом в ?Литературную
газету?, начался его карьерный взлет. Во время оттепели папа опубликовал
первый роман. Критика, хоть и отметила легкую ?сыроватость? вещи, в целом
приняла ее благосклонно. Так он стал писателем. ?Живой язык?, ?яркий
слог?, ?увлекательное повествование? - вот цитаты из газет 60-х годов,
посвященные Павлу Подушкину. Но, кроме литературного дара, у отца было
редкое трудолюбие и почти патологическое усердие. Из глубин памяти всплывает
картина. Вот я, маленький мальчик, подглядываю в щелку, приоткрыв дверь
кабинета отца. Услышав скрип, папенька поворачивается и, улыбаясь, говорит:
- Что, дружочек любезный? Иди, иди, мне еще надо поработать.
Будучи подростком, я как-то спросил у него:
- Неужели тебе не надоедает целый день сидеть за столом?
- Понимаешь, Ваняша, - ответил отец, - господь дает многим людям шанс,
только большинство бездарно растрачивает талант. Зайди в Дом литераторов, да
спустись в буфет, в подвал. Там за столиками сидят одни и те же люди, каждый



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.