read_book
┴юыхх 7000 ъэшу ш ёт√°х 500 ртЄюЁют. ╨єёёър  ш чрЁєсхцэр  ЇрэЄрёЄшър, Ї¤эЄхчш, фхЄхъЄшт√, ЄЁшыыхЁ√, фЁрьр, шёЄюЁшўхёър  ш  яЁшъы■ўхэўхёър  ышЄхЁрЄєЁр, ЇшыюёюЇш  ш яёшїюыюуш , ёърчъш, ы■сютэ√х Ёюьрэ√!!!
уыртэр  | эютюёЄш сшсышюЄхъш | ърЁЄр сшсышюЄхъш | Ёхъырьр т сшсышюЄхъх | ъюэЄръЄ√ | фюсртшЄ№ ъэшує | ёё√ыъш

╦шЄхЁрЄєЁр
╨└╟─┼╦█ ┴╚┴╦╚╬╥┼╩╚
─хЄхъЄшт
─хЄёър  ышЄхЁрЄєЁр
─Ёрьр
╞хэёъшщ Ёюьрэ
╟рЁєсхцэр  ЇрэЄрёЄшър
╚ёЄюЁш 
╩ырёёшър
╧Ёшъы■ўхэш 
╧Ёючр
╨єёёър  ЇрэЄрёЄшър
╥ЁшыыхЁ√
╘шыюёюЇш 

└╦╘└┬╚╥═█╔ ╙╩└╟└╥┼╦▄ ╩═╚├

└╦╘└┬╚╥═█╔ ╙╩└╟└╥┼╦▄ └┬╥╬╨╬┬

╧└╨╥═┼╨█



╧╬╚╤╩
╧юшёъ яю Їрьшышш ртЄюЁр:

▌╥╬ ╚═╥┼╨┼╤═╬

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
╧ю тёхь тюяЁюёрь яшёрЄ№ эр allbooks2004(ёюсрър)gmail.com

└┬╥╬╨╤╩╚┼ ╧╨└┬└
╚ёяюы№чютрЄ№ Єюы№ъю фы  ючэръюьыхэш . ╦■сюх ъюььхЁўхёъюх шёяюы№чютрэшх ърЄхуюЁшўхёъш чряЁх∙рхЄё . ╧ю тюяЁюёрь яЁшюсЁхЄхэш  яЁрт эр ЁрёяЁюёЄЁрэхэшх, яЁшюсЁхЄхэшх шыш ъюььхЁўхёъюх шёяюы№чютрэшх ъэшу юсЁр∙рЄ№ё  ъ ртЄюЁрь шыш шчфрЄхы№ёЄтрь.

Сергей Алексеев.

Пришельцы.


Чистилище это называлось аттестационной комиссией, заседало в бывшей
Ленинской комнате и, должно быть, поэтому члены ее выглядели как один общий
собирательный портрет Ильича: кто хмурил бровь, читая газету, кто хитровато
щурился, взирая на жертву, к этому случаю обряженную в мундир с погонами,
кто улыбался, задумчиво и мечтательно черкая по бумаге. И всех мучила жажда,
поскольку заседатели слишком часто прикладывались к стаканам, потягивая
боржоми.
Вообще-то на такой комиссии, попросту говоря, "рубили головы"
оперативному составу, и Поспелов напоследок думал не о судьбе своей, не о
прошлом и будущем, а о своих "палачах". Команда в общем-то была знакомая,
почти с каждым когда-то приходилось сталкиваться по службе, однако после
десяти минут наблюдения выяснилось, что управляет ею не председатель в чине
генерал-лейтенанта, а коренастый живчик из администрации президента.
Несмотря на молодость свою, он, как опытный кукловод, дергал ниточки, и
окружавшие его матерые полковники, прожженные разведчики и контрразведчики,
поднимали руки по его команде.
Безответными к его замечаниям оставались лишь два человека прокурор, по
долгу своей службы, и непосредственный начальник Поспелова, сухой и колючий
от недосыпа полковник Луговой. Правда, члены комиссии пытались создать
видимость некоего суда, копались в причинах выдвинутых обвинений, а генерал
от ветеранов даже возмутился, что старший разведчик майор Поспелов за десять
лет службы шесть раз представлялся к орденам, но ни разу не был награжден.
Однако невзрачный с виду и могущественный куратор от президентской
администрации и его урезонил, обернув обыкновенную несправедливость в
заслугу вышестоящего руководства. Тут с ним даже прокурор согласился,
заявив, что над аттестуемым офицером висит рок и ему никогда не следует
брать в руки оружие: что ни операция, то труп, а то и не один... Комиссия
осталась совещаться, а Поспелова отправили ждать приговора, и он с
удовольствием покинул чистилище, переглянувшись с Луговым - тот делал знак
не уезжать.
Он и сам чувствовал этот рок, повисший над ним чуть ли не с первого года
службы. Иногда до физического ощущения дыхания в затылок, навязчивого
желания оглянуться. Обычно после операций, которые заканчивались
перестрелкой и трупами, прокурор являлся к Луговому и молча садился за
приставной стол, выкладывая пока еще тощую папку.
- Что? - угрюмо спрашивал Луговой. - Наш пострел и здесь Поспел?
- Ваш Поспел и здесь пострел, - поправлял его прокурор. - Вот заключение
баллистической экспертизы...
Бывало, при задержании вооруженных группировок палили все опера, но
извлеченные потом медиками пули оказывались выпущенными из оружия Поспелова.
Несомненно, это был рок и прокурор знал, что говорил, ибо за свои сорок
пять лет доживал вторую жизнь. Когда-то он считался классным военным
летчиком, пилотировал сверхзвуковые истребители-перехватчики и, побывав на
небе, должно быть, узрел оттуда, что всяким человеком управляет судьба и
случается с ним то, что на роду написано. Говорят, он катапультировал над
Саянской тайгой после отказа двигателя, несколько дней блуждал по горам,
сильно обморозился и, получив "белый билет", закончил юридический и подался
в прокуратуру.
Судьба дохнула ему в лицо саянским морозом, а Поспелову - зноем
неожиданно жаркого лета в Брянской области, где два года назад он завершал
операцию с торговцами оружием.
Все тогда было спланировано и отработано, оперативная информация
поступала каждые полтора часа, контролировалось не только передвижение
"объектов", но даже всякий человек, случайно вошедший с ними в контакт.
Рискованным и опасным этим бизнесом занимались не самодеятельные бандюги, по
какой-нибудь очередной амнистии выпущенные на свободу, а почти профессионалы
- уволенные из армии офицеры самых разных родов войск вплоть до пограничных,
к тому же некоторые из них прошли Афганистан. Эти знали, как перевозить свой
товар чуть ли не через полстраны, обходя все посты и заслоны, умели
маскироваться, имели представление об агентурной работе спецслужб и милиции,
отлично владели системой связи.
Судя по оперативной информации, неприметная рыботорговая фирма,
организованная частными лицами, прогнала уже две машины с оружием из
Прибалтики в район Северного Кавказа.
Сейчас же по дорогам через Белоруссию двигался целый караван - три
КАМАЗа-морозильника с оперативным сопровождением из двух легковых машин с
транзитными номерами, которых, якобы, перегоняют из Германии. Летучий этот
эскадрон одновременно вел и разведку безопасности трассы, и прикрытие тыла,
и мог, при необходимости, вступить в бой с группой захвата, чтобы дать
возможность каравану рассеяться и скрыться: в изрядно потоптанных, но
свежепокрашенных "Жигулях" пятой модели находилось по четыре вооруженных
человека - и тоже все бывшие защитники Отечества. О том, что морозильники



сопровождает эскорт, стало известно незадолго до завершения операции; по
всей вероятности, "эскадрон" приставили уже на дорогах между Минском и
Гомелем, а захват каравана планировалось провести на подъезде к городу
Новозыбкову, уже на российской территории, где вставшие на ночную стоянку
КАМАЗы вместе с оружием должны были перейти в собственность покупателя. В
морозильниках, в каждом третьем ящике, в ледяные глыбы из скумбрии были
вморожены автоматы, патроны в цинках, гранаты к гранатометам, запаянные в
пластик, противотанковые мины - даже по самым приблизительным подсчетам
хватило бы вооружить пару батальонов.
Настоящий продавец этой партии товара сидел в одном из прибалтийских
государств и, видимо, очень высоко, поскольку разведка российских спецслужб
пока не могла прорвать завесы многочисленных официальных прикрытий.
Прокручивать такие сделки простой смертный и даже очень богатый человек был
просто не в состоянии, чувствовался государственный уровень. Но покупатель
оружия был налицо, с необходимой суммой денег в долларах, с кипой отлично
изготовленных документов на автомобили и груз и крепко сколоченными
легендами на предмет своего продвижения в сторону Кавказа. В прошлом он тоже
служил офицером в группе войск в Монголии и после ликвидации базы и
увольнения стал переправлять оставшееся на складах оружие на тот же Кавказ,
только через Казахстан. Одним словом, был уже профессиональным торговцем
смерти с четырехлетним стажем и эта сделка для него казалась даже
мелковатой, ибо ему случалось продавать из Монголии артсистемы и
бронетехнику. Правда, в роли покупателя он выступал в первый раз. И в
последний, поскольку сейчас сидел в оперативной машине Поспелова,
пристегнутый наручником к специальной скобе.
Брать караван предполагалось в три часа десять минут на ночной стоянке,
без особого шума и перестрелки, когда к утру притупится бдительность охраны
и когда покупатель при расчете войдет в прямой контакт с продавцами:
Поспелов с группой захвата из шести человек входил в "свиту" покупателя.
По последней перехваченной радиосвязи продавцы подтвердили этот план
купли-продажи. Только умолчали о двух машинах сопровождения, вероятно, желая
подстраховаться. Отслеженный наружным наблюдением "эскадрон" сильно осложнил
задачу, требовались дополнительные силы, чтобы блокировать легковушки с
пассажирами, отсечь их от стоянки и не допустить огня в спину. До развязки
остается полтора часа. Морозильники уже на стоянке, и их водители доедают
жареную рыбу и пьют чай. Любое промедление, смена места захвата - и можно
упустить продавцов.
Наружка докладывала, что один "жигуленок" с транзитными номерами стоит
сейчас на обочине в полукилометре от морозильников, тем самым контролируя
тыл, а другой, красный, медленно движется в сторону Новозыбкова: что
скажешь, разумно несут свою службу! Блокируй одного сразу же будет тревога и
непредсказуемые последствия.
Решение подсказал сам покупатель, пришлось поделиться с ним информацией
об "эскадроне".
- Я так работать не привык, - сказал он. - Только система постоянного
радиообмена с контрольными фразами и полное доверие. А если прибалты хотят
меня "прокатить"?
Я передаю деньги, а нам в спину стволы?
Покупатель отрабатывал свое право на жизнь, готов был сотрудничать на
любых условиях и делал это старательно, инициативно - хорошо иметь дело с
профессионалами в любой сфере.
- А ты продавцам так и скажи, - заявил Поспелов и подал ему радиостанцию.
- Объясни им, как привык работать.
Он и объяснил, на что получил ответ от продавца, что уважает привычки
(эти партнеры работали не в первый раз и знали друг друга в лицо), однако
сопровождение все равно не уберет, поскольку еще на въезде в Белоруссию
ощутил неясное пока предчувствие опасности. Оставалось единственное брать
"легкую кавалерию" за пять, максимум восемь минут до сделки. И так, чтобы не
успели дать сигнал тревоги.
За двадцать минут до назначенного часа Поспелов приказал по радио занять
снайперам свои позиции в районе автостоянки, предупредил наружное наблюдение
и выехал на трассу. Дорога была почти пуста, редко, в обе стороны,
погромыхивали тяжелыми грузовиками дальнобойщики. Самое нежелательное
сейчас, если кто-либо из них вздумает встать на ночлег рядом с
морозильниками и таким образом помешает снайперам по сигналу расстрелять
колеса КАМАЗов, да и вообще ни к чему лишние люди на месте операции.
Опасаясь утечки информации, решено было не предупреждать местную милицию и
ГАИ - береженого Бог бережет. Где-то впереди оперативного микроавтобуса
двигался грузовичок "газель" с наружкой, сидящей на хвосте красного
"жигуленка", а со стороны Новозыбкова из "волги" вели наблюдение за второй
машиной охраны. По графику они должны были совершить "рокировку" через
восемь минут, разъехавшись в километре от стоянки, успеть поменять
автомобили на другие марки и выходить уже на "боевой курс".
Через четыре минуты Поспелов попросил сбавить скорость, потому как
впереди замелькали задние огни "газели". И почти сразу же последовало



╤ЄЁрэшЎ√: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
┬╒╬─
╦юушэ:
╧рЁюы№:
ЁхушёЄЁрЎш 
чрс√ыш ярЁюы№?

 

▌╥╬ ╚═╥┼╨┼╤═╬

┬█┴╬╨ ╫╚╥└╥┼╦▀

уыртэр  | эютюёЄш сшсышюЄхъш | ърЁЄр сшсышюЄхъш | Ёхъырьр т сшсышюЄхъх | ъюэЄръЄ√ | фюсртшЄ№ ъэшує | ёё√ыъш

╤╦╙╫└╔═└▀ ╩═╚├└
Copyright © 2004 - 2016у.
┴шсышюЄхър "┬ёх╩эшуш". ╧Ёш шёяюы№чютрэшш ьрЄхЁшрыют - ёё√ыър юс чрЄхы№эр.