read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Александр Абрамов, Сергей Абрамов.


Принц из седьмой формации


-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Тень императора". М., "Детская литература", 1967.
OCR spellcheck by HarryFan, 4 October 2000
-----------------------------------------------------------------------

Было около одиннадцати часов утра. Я просматривал у себя дома расчеты
ребят из нашего проектно-конструкторского бюро. Вдруг что-то мелькнуло у
меня позади. Я заметил это в зеркале для бритья и оглянулся. На тахте у
стены возникло нечто призрачное и прозрачное, напоминавшее огромный
мыльный пузырь.
Оно мерцало и вытягивалось, приобретая формы сидевшего на тахте
человека. Он был мутный снаружи и пустой внутри, как куклы на выставке
чехословацкого стекла. Узорный рисунок ковра на стене проступал сквозь
него, металлически поблескивая на месте уплотнявшегося лица.
Я разинул рот и застыл.
Стекловидный человек на тахте уплотнялся и темнел, окрашиваясь
почему-то в защитный цвет. Лицо и руки обретали оттенки человеческой кожи.
Рыжевато блеснули волосы. Только ноги по-прежнему оставались прозрачными.
В этот момент заглянувшая в комнату черная кошка Клякса буквально
прошла сквозь них и остановилась, так и не выйдя из заколдованной зоны.
Человек на тахте, не двигаясь, с ужасом посмотрел на меня. Именно ужас и
мольбу прочитал я в его еще не живом, не человеческом взоре. Но я понял
или меня принудили понять.
- Пшла! - взвизгнул я.
Клякса шарахнулась, вспрыгнув на подоконник. Человек вздохнул. Я
явственно услышал вздох облегчения и радости, словно вздыхающий только что
избежал смертельной опасности. Это был уже не призрак, не стеклянный
фантом, а реальный человек, живой с головы до ног, полностью утративший
свою диковинную прозрачность. Он выглядел тридцатилетним, моим ровесником,
атлетическим красивым парнем с очень правильными чертами лица, какие
встречаешь обычно на рекламных рисунках в американских журналах. Только
одет он был очень странно: в нелепую, травянистого цвета куртку и штаны,
сужающиеся у колен и обтягивающие икры. Вероятно, так одели бы
красноармейца в каком-нибудь голливудском боевике из жизни советских
комиссаров.
- Если бы ты не прогнал это животное, - сказал он, - могла произойти
катастрофа. Распад материи.
Он говорил по-русски чисто и правильно, тщательно выговаривая слова,
как знающий язык иностранец. На лбу у него поблескивал такой же странный,
как и его костюм, сетчатый металлический обруч. Он то исчезал, то
появлялся снова, отражая перебегавшие по нему искорки света.
- Трудно предвидеть подобные случаи даже при абсолютной точности
наводки, - продолжал он, как бы разговаривая сам с собой. - Воздушное
пространство казалось совершенно свободным.
Я молчал, пытаясь сообразить, что же, в сущности, произошло.
Галлюцинация? Но я был психически здоров, никогда не страдал
галлюцинациями, да и в человеке напротив не было ничего иллюзорного. Может
быть, сон? Но я не спал и не дремал, и все вокруг не походило на сон.
Материализация человека из ничего, из света, из воздуха? Невозможно.
Наваждение? Мистика. Чушь!
На секунду мне стало страшно.
- Ты боишься меня? - спросил гость.
Я только пожевал губами: голоса не было.
- Столкновение с непознаваемым, удивление, страх, - задумчиво продолжал
он, - все это мешает общению. Я сниму лишнее.
Он медленно провел рукой в воздухе, и мой страх исчез. Удивление тоже.
Я смотрел на него только с пытливым любопытством.
- Кто вы? - наконец вырвалось у меня. - Каким образом вы возникли?
- Почему "вы"? Ведь я один. У нас так не говорят.
- Где это "у вас"? Ты откуда?
- Из седьмой формации. - Он улыбнулся. - Непонятно?
- Непонятно.
- Хочешь проще? Изволь: из будущего. Из будущего этой планеты.
Я молча поискал глазами вокруг него.
- Что ты ищешь?
- Машину времени.
Он засмеялся. Звонко, по-детски, как смеются у нас на земле.
- Нет никакой машины. Все осталось там. Огромный комплекс аппаратуры.
Очень сложной. Даже громоздкой, излишне громоздкой, как говорят наши
ученые. Но мы только начинаем преодолевать время. Только первые шаги и
гигантские трудности. Мне пришлось преодолеть четыреста танов. Думаешь,



это легко?
- А что такое тан? - спросил я робко.
- Единица сопротивления времени.
Я все еще плохо понимал его. Необычность случившегося подавляла. Мне
хотелось задать тысячу вопросов, но я не мог задать ни одного. Они
буквально толпились в сознании, создавая суматоху и давку. Наконец
вырвался один, далеко не самый нужный.
- У вас по-русски говорят?
- Нет. Я изучил ваш язык перед опытом.
- В каком веке?
Он улыбнулся моему нетерпению и не без лукавства даже помедлил с
ответом. Он знал, чем поразить меня, этот молодой человек из неведомых
временных далей.
- По-вашему? В двадцать четвертом.
- А по-вашему? - чуть не закричал я, вспомнив заинтриговавшую меня
"седьмую формацию".
- У нас другая система отсчета, - сказал он.
- Формации?
- Да. Мы считаем формации в развитии коммунистического общества. По
тому основному, самому главному, что отличает их. Единый язык, новая
психика, отмирание государства, переделка планеты...
- А седьмая? - перебил я.
- Время. Мы учимся управлять временем, как одной из форм движения
материи.
Я с трудом проглотил слюну, слова застревали в горле. Только мысль тупо
долбила мозг: "Неужели все это возможно?" Реальность с трудом постижимого
чуда требовала ясности размышлений. А ясности не было. Я машинально
скользнул взглядом по комнате: все было на своих местах. Все, как прежде.
Только у меня на диване сидело Чудо.
Вот оно встало, потянулось, присело, выбросило и опустило руки,
точь-в-точь как я, делающий разминку под радиомузыку; зевнуло совсем
по-человечески и подошло к окну. Испуганная Клякса фыркнула и скрылась под
столом.
- Смешной зверек, - сказал человек из будущего, - никогда таких не
видел. Даже в зоариях.
- Разве у вас нет кошек? - удивился я.
- У нас вообще нет домашних животных.
- И собак?
Он промолчал, глядя на улицу, а его далекий мир вдруг показался мне
чуточку обедненным. Ни пушистой Кляксы, ни разговорчивого попугая Мишки,
ни барбоса Тимура у меня в том мире бы не было. Малость скучновато.
- Почему дома напротив стоят рядом, как стена? - вдруг спросил он.
- Улица, - сказал я.
- А за домами?
- Тоже улица.
- У нас дома в лесу... - проговорил он задумчиво. - Есть города,
плавающие в океане. Есть летающие... Но улиц нет.
Он все еще смотрел в окно.
- Маленькие - это автомобили, а большие - автобусы? - спросил он, не
оборачиваясь. - Я знаю о них. И движение одноярусное, - усмехнулся он.
- А у вас многоярусное?
- Мы отказались от него лет двести тому назад. Передвигаемся в каплях.
Я не понял.
- Их прозвали так из-за капельной формы. Впрочем, она меняется в
зависимости от движения, горизонтального или вертикального. Их очень
много. Они висят в воздухе в ожидании седоков. Правильно я говорю?
Теперь я улыбнулся снисходительно и тут же представил себе лес, полный
цветных воздушных шаров. Красиво? Не знаю. Что-то вроде парка культуры или
ярмарки в пригороде.
Он улыбнулся, видимо уловив мою мысль.
- Они прозрачны, почти невидимы, - пояснил он. - Подзываются и
управляются мысленным приказанием. Гравитация, - прибавил он, обернувшись.
- А у вас еще не освоили воздуха?
- Почему? - обиделся я за свой век. - У нас и самолеты есть и
вертолеты.
- Самолеты... - о чем-то вспомнив, повторил он, - знаю. Они прилетают
звеньями. По ночам. А как вы затемняетесь?
Я опять ничего не понял.
- Зачем?
- Освещенное окно может быть ориентиром для воздушных бомбардировщиков.
- Ты перепутал время, - засмеялся я. - Война окончилась двадцать лет
назад.
Он побледнел, именно побледнел, как чем-то очень напуганный человек.
- Окончилась... - пробормотал он. - Значит, у вас послевоенный период?
- Именно.



Страницы: [1] 2 3 4
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.