read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Наталья АСТАХОВА


ХЛЕБ ДЛЯ СЛУЧАЙНОГО ПУТНИКА





- Извини, что отвлекаю тебя от святых материнских дел, но мы решили,
что только ты можешь внести хоть какую-то ясность... - Вика, первая
редакционная красавица, так прочно усвоила ироническую манеру говорить,
что теперь, даже если бы и захотела, не смогла бы от нее избавиться.
Однако я ее хорошо знаю, поэтому чувствую, как сквозь иронию и легкую
издевку прорывается тревога.
- Что случилось? - спрашиваю и уже почти знаю, о чем пойдет речь.
Неужели все-таки...
- Ионыч исчез. На работе нет, дома нет. Сережкину машину он вчера
брал. Стоит в гараже. Когда вы ее поставил, Сережка не знает. А Ионыча
нет. Мы решили, может быть, ты знаешь.
- Напрасно решили. Я не знаю.
Вика, наверное, хотела еще что-то сказать, но с меня достаточно.
Кладу трубку. Значит, все-таки исчез...
Наша с ним дружба началась с того, что я разревелась в его кабинете.
Принесла материал в секретариат, новый секретарь начал ворчать, сроки
перепечатки его, видите ли, не устраивают. Я, конечно, не преминула ему
напомнить, что раньше никто на такие мелочи внимания не обращал, и вообще,
некрасиво придираться по пустякам к несчастной замотанной женщине.
- Причем здесь это? - искренне удивился Ионыч.
- Что "причем?" - не поняла я.
- То, что вы женщина. Ни меня, ни читателей это не волнует.
- Боюсь, что это вообще никого не волнует...
И вот тут я разревелась. Потом неожиданно для себя самой все ему
рассказала.
Но сначала, наверное, нужно объяснить происхождение его имени.
Полностью это звучит так - Родион Иванович Кольцов. Учитывая не очень
солидный возраст и простоту редакционных нравов, коллеги отчество
отбросили сразу. Осталось - Родион. Длинно. Стали звать короче - Род.
Возмутился: "Что за страсть к сокращениям. Тогда уж зовите второй
половиной - Ион. Как-то актуальней". Из Иона легко и быстро образовался
Ионыч.
И вот теперь я сидела в кабинете нашего нового ответственного
секретаря Ионыча, плакала и рассказывала о своих отношениях с восьмилетним
сыном.
Мой сын дипломатично молчал, когда в нашем доме появился симпатичный
молодой человек Сережа. Сын благосклонно принял от Сережи цветные
карандаши и надувную сову. Только сказал тихонько: "Сова типа свинья". Я
поняла сразу. Сова была жизнерадостного розового цвета и, когда ее
надували, очень напоминала розового поросенка. Сережа сравнения не
услышал, а может быть, не захотел услышать. Он усиленно пытался наладить
отношения с моим сыном Антоном.
Наверное, симпатичный молодой человек Сережа не чувствовал, что
просто и незамысловато разрушает быт и нравы нашего с Антоном дома. Он
грел для себя молоко по утрам, а мы с Антоном пили кофе или тоже молоко, -
но непременно холодное. Он занимался йогой прямо в комнате, нимало не
смущаясь нашим присутствием, а мы с Антоном привыкли делать зарядку на
балконе; ему не нравился кораблик на стене, а мы его любили. И еще
множество разных мелочей не совпадали.
Меня раздражали его мелкие колкости, придирки, желание иметь максимум
удобств, прилагая для этого минимум усилий. Но я подавляла раздражение,
потому что твердо решила - Антону нужен отец. Что с того, что я умею
играть в хоккей, прилично плаваю, а недавно окончила курсы шоферов. Что с
того, что умею многое из того, что должен уметь папа: менять перегоревшие
пробки, прибивать полки, чинить ботинки, клеить обои? Сколько бы ни
пыжилась, я все-таки женщина, а сыну нужен отец.
И я гасила в себе раздражение. Но ведь не могла же я не замечать, как
снисходительно смотрит сын на бритье Сережи, которое тот возвел в ритуал.
Видела, как сын улыбался, когда Сережа втирал в гладкие щеки французский
крем, любовно себя похлопывал и поглаживал. От внимательного и
презрительного взгляда Антона не укрылись ни полировка ногтей, ни
пренебрежительное отношение Сергея к авоськам и сумкам. Он все замечал и
ничего не прощал.
Однажды, когда Сергея не было дома, мой сын, с двух лет отученный от
слез как типично немужского проявления чувств, серьезно и скорбно спросил:
- Он что, тебе очень нужен? Если ты из-за меня, так я обойдусь. Это
только очень невоспитанным детям нужны отцы. А я ведь ничего, да? Может,
он нам не очень нужен?
- Антон, ну что ты о живом человеке, как о шкафе каком-то говоришь:



обойдусь, не обойдусь, нужен, не нужен. Ведь он нас любит. И тебя, и меня.
Антон подумал, помолчал.
- Себя он любит, - буркнул и ушел в свой угол. Это значило: я все
сказал - делай выводы.
Я сделала выводы. Сергей из нашего дома исчез.
Мой сын воспринял это известие с огромным воодушевлением. Когда я
вернулась с работы, меня ждал сервированный на двоих стол. В идеальном
порядке разложены были ножи, вилки, салфетки. Возвышалась в центре бутылка
холоднейшего молока, а завершил все это великолепие букет. Цветы были
подозрительно похожи на те, что растут на клумбе в нашем дворе, но я
предпочла это сходство не заметить. Рядом с моей тарелкой блестело
колечко. Маленькое, желтое, обручальное. Откуда? Заглянула внутрь колечка.
Там значилось "ц. 55 коп.". Ясно, из газетного киоска. Видела я там такие.
Антон пожал плечами: "Раз уж тебе так хочется быть женатой".
И еще целую неделю он обращался со мной, как с выздоравливающей. Мыл
посуду, без напоминай чистил зубы и делал много других вещей, совсем не
свойственных здоровому восьмилетнему мальчику.
Я была почти напугана. И вот нервы сдали, разревелась в кабинете у
Ионыча.
Он выслушал молча, потом сказал:
- Я найду тебе ручную кофемолку.
Кажется, я даже вздрогнула испуганно, так это было неожиданно. Ведь
про кофемолку я ему ничего не говорила. Но меня это давно мучает.
Все дело в том, что у меня в доме две вещи, которыми я пользуюсь
особенно часто: кофемолка и пишущая машинка. Кофемолка электрическая, а
машинка - нет. Когда мелю кофе, отдыхаю от машинки. Но порция кофе мелется
всего за тридцать секунд. Не очень-то успеешь отдохнуть. Поэтому мне
хочется иметь ручную кофемолку, такую старинную, чтобы молоть кофе долго,
с чувством, с толком. А вот машинку лучше бы электрическую, чтобы быстрее
работалось и меньше уставали руки. Где взять ручную кофемолку, я не знаю.
Добыть электрическую машинку проще, но тут я не знаю, где взять денег.
Но откуда Ионыч узнал про кофемолку? Он не ответил. Заговорил об
Антоне:
- Сын у тебя вполне адаптировался.
- В смысле?
- Ну, ему уже не так трудно существовать в этом мире. Ты хорошо
помогла ему. Период адаптации у него не затянулся.
- Ты имеешь в виду детство?
- Можно назвать и так.
Тогда я не очень задумалась над его словами. Своих проблем хватало.
Через полгода после того, как из нашего дома исчез Сережа, нас стало
трое. Родилась девочка Света. Антон ее так назвал.
Наверное, это слишком - двое детей у женщины, которая никогда не была
замужем и даже не может рассчитывать на алименты или другую помощь. Только
зарплата машинистки, а еще то, что удастся выстучать вечерами на
портативной "Москве".
И сама до сих пор не знаю, как решилась оставить ребенка. Теперь
почему-то кажется, что это было как-то связано с Ионычем. Как раз в то
время я в первый раз увидела сон про планету с голубым солнцем.
Когда же это было? Да, после стихов. Очередной графоман из самых
настойчивых долго осаждал кабинет ответственного секретаря, и бедный Ионыч
никак не мог доказать ему непригодность для печати принесенных творений.
Наконец выпроводил настойчивого искателя лавров и, весь взъерошенный,
зашел к нам а машбюро.
- Ну вот почему я свои стихи по всяким редакциям не таскаю и даже в
нашей газете не печатаю? - почти простонал он.
- А ты что, стихи пишешь? - удивились мы о Викой.
- В принципе не пишу, но такие, как этот автор, думаю, что сумею.
Вот, пожалуйста, слушайте:
Я не с того света -
Вообще ниоткуда.
Я похож на ракету,
На кусок пистолета,
На сто тысяч розеток
И чуть-чуть на верблюда.
Мы с Викой, конечно, хохотали и уговаривали Ионыча немедленно
опубликовать шедевр в ближайшем номере.
Эти глупые строчки почему-то врезались в память, и я весь день
твердила их про себя. А вечером мне привиделась планета с голубым солнцем
и желтым небом. Нет, это был не сон, я хорошо помню, что не спала. Но ведь
и не явь, не настолько я сумасшедшая, чтобы наяву видеть другие миры.
Вот таи, небо было желтым, солнце голубым. Дома высокие, ажурные -
вдали фоном. А на переднем плане - два человека. Только не понять, кто они



Страницы: [1] 2 3 4 5 6
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.