read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Александр Беляев


Ариэль


OCR Палек, 1998 г.
Посвящаю дочери Светлане
Глава первая
ПО КРУГАМ АДА
Ариэль сидел на полу возле низкого окна своей комнаты, напоминающей
монашескую келью. Стол, табурет, постель и циновка в углу составляли всю
мебель.
Окно выходило во внутренний двор, унылый и тихий Ни кустика, ни тра-
винки - песок и гравий, - словно уголок пустыни, огороженный четырьмя
тюремными стенами мрачного здания с крошечными окнами. Над плоскими кры-
шами поднимались верхушки пальм густого парка, окружавшего школу. Высо-
кая ограда отделяла парк и здания от внешнего мира.
Глубокая тишина нарушалась только скрипом гравия под неторопливыми
шагами учителей и воспитателей.
В таких же убогих, как и у Ариэля, комнатах помещались воспитанники,
привезенные в мадрасскую школу Дандарат со всех концов мира. Среди них
были и восьмилетние и взрослые девушки и юноши. Они составляли одну
семью, но в их негромких и скупых словах, в их глазах нельзя было заме-
тить ни любви, ни дружбы, ни привязанности, ни радости при встрече, ни
горя при разлуке.
Эти чувства с первых же дней пребывания в школе искоренялись всеми
мерами воспитателями и учителями: индусами-браминами, гипнотизерами и
европейцами, преимущественно англичанами, - оккультистами новых форма-
ций.
На Ариэле была туника - рубашка с короткими рукавами из грубой ткани.
На ногах не было даже сандалий.
Это был рослый светловолосый юноша лет восемнадцати. Но по выражению
лица ему можно было дать иногда и меньше: светло-серые глаза смотрели с
детским простодушием, хотя на высоком лбу уже намечались легкие морщин-
ки, как у человека, который немало пережил и передумал. Цвет его глаз и
волос указывал на европейское происхождение.
Лицо Ариэля с правильными англосаксонскими чертами было неподвижно,
как маска.
Он безучастно смотрел в окно, как смотрит человек, погруженный в глу-
бокое размышление.
Так оно и было: наставник Чарака-бабу заставлял Ариэля по вечерам
подводить итоги дня - вспоминать все события, происшедшие от восхода до
захода солнца, проверять свое отношение к ним, проверять свои мысли, же-
лания, поступки. Перед отходом ко сну Ариэль должен был давать отчет -
исповедоваться перед Чаракой.
Заходящее солнце освещало кроны пальм и облака, быстро летящие по не-
бу. Дождь только что прекратился, и со двора в келью проникал теплый
влажный воздух.
Что же случилось за день?
Проснулся Ариэль, как всегда, на рассвете. Обмывание, молитва, завт-
рак в общей столовой. На толстом деревянном подносе подавали лучи-лепеш-
ки из муки, совершенно несъедобные жареные земляные орехи и воду в гли-
няных сосудах.
Воспитатель Сатья, как всегда, переводя тяжелый взгляд с одного вос-
питанника на другого, говорил им, что едят они бананы, вкусные рисовые
лепешки с сахаром и пьют густое молоко. И школьники, поддаваясь внуше-
нию, с удовольствием съедали все поданные кушанья. Только один
мальчик-новичок, еще не подготовленный к массовому гипнозу, спросил:
- Где же бананы? Где рисовые лепешки?
Сатья подошел к новичку, приподнял за подбородок его голову и повели-
тельно сказал, строго посмотрев в глаза:
- Спи! - И повторил внушение, после чего и этот мальчик стал с аппе-
титом есть жесткие орехи, принимая их за бананы.
- А ты почему надела шарф? - спросил другой наставник, худой индус с
черной бородой и бритой головой, обращаясь к девочке лет девяти.
- Холодно, - ответила она, зябко пожимая плечиками. Ее лихорадило.
- Тебе жарко. Сними сейчас же шарф!
- Уф, какая жара! - воскликнула девочка, снимая шарф, и провела по
лбу рукой, как бы вытирая выступивший пот.
Сатья нараспев начал читать поучение: воспитанники должны быть не-
чувствительны к холоду, жаре, боли. Дух должен торжествовать над телом!
Дети сидели тихо, движения их были вялы, апатичны.
Вдруг тот самый мальчик, который в начале завтрака спросил: "Где же
бананы?" - вырвал у соседа кусок лучи и, громко засмеявшись, засунул его
в рот.
Сатья одним прыжком очутился возле ослушника и дернул его за ухо.
Мальчик громко заплакал. Все дети словно окаменели перед таким неслыхан-
ным нарушением дисциплины. Смех и слезы беспощадно искоренялись в этой
школе. Сатья схватил одной рукой мальчика, другой - широкий сосуд.
Мальчик совсем затих, только руки и ноги его дрожали.
Ариэлю стало жалко новичка.
Чтобы не выдать своих чувств, он опустил голову. Да, ему было очень
жалко этого восьмилетнего малыша. Но Ариэль знал, что, сочувствуя това-
рищу, он совершает большой проступок, в котором должен покаяться своему
воспитателю Чараке.
"Покаяться ли?" - мелькнула мысль, но Ариэль подавил ее. Он привык к
осторожности, скрытности даже в своих мыслях.
По приказу Сатьи слуга увел мальчика с сосудом на голове. Завтрак был
закончен в полном молчании.
В этот день после завтрака должны были уехать несколько юношей и де-
вушек, окончивших школу.
Ариэль чувствовал скрытую симпатию к уезжавшему темнокожему, большег-
лазому юноше и стройной девушке и имел основание предполагать, что и они
также дружески относились к нему. Несколько лет совместного пребывания в
Дандарате связывали их. Но свои чувства они прикрывали маской холодности
и равнодушия. В редкие минуты, когда глаза надзирателей и воспитателей
не следили за ними, тайные друзья обменивались одним красноречивым
взглядом, иногда рукопожатием - и только. Все трое хранили свою тайную
дружбу - единственное сокровище, которое согревало их юные сердца, как
маленький цветок, чудом сохранившийся в мертвой пустыне.
О, если бы воспитатели проникли в их тайну! С каким ожесточением они
растоптали бы этот цветок! Под гипнозом они заставили бы признаться во
всем и внушением убили бы и это теплое чувство, заменив его холодным и
безразличным.
Прощание произошло во дворе возле железных ворот. Не глядя друг на
друга, уезжающие сказали ледяным тоном:
- Прощай, Ариэль!
- Прощай, прощай! - И разошлись, даже не пожав рук.
Опустив голову, Ариэль направился в школу, стараясь не думать о
друзьях, подавляя чувство печали, - для тайных мыслей и чувств будет
время глубокой ночью. Об этих думах и чувствах он не скажет никому даже
под гипнозом! И в этом была самая последняя глубокая тайна Ариэля, о ко-
торой не догадывались даже хитрый Чарака и начальник школы Бхарава.
Потом были уроки по истории религии, оккультизму, теософии. Обед с
"бананами", уроки английского языка, хиндустани, бенгали, маратхи,
санскрита... Скудный ужин.
- Вы очень сыты! - внушает Сатья.
После ужина - "сеанс". Ариэль уже прошел этот страшный круг данда-
ратского ада, но должен присутствовать при "практических занятиях" с но-
вичками.
Узкий темный коридор, освещенный только слабым, колеблющимся огоньком
светильни с коптящим фитилем из бракованного хлопка, ведет в большую
комнату без окон с таким же тусклым огоньком. В комнате - грубый стол и
несколько циновок на полу.
Ариэль с группою старших воспитанников неподвижно, молча стоит в углу
на каменном полу.
Слуга вводит четырнадцатилетнего мальчика.
- Пей! - говорит наставник, протягивая кружку.
Мальчик покорно глотает остро пахнущую, горьковатую жидкость, стара-
ясь не морщиться. Слуга быстро снимает с мальчика рубашку и натирает его
тело летучими мазями. Мальчика охватывает тревога, смертельная тоска.
Потом наступает возбуждение. Он часто и тяжело дышит, зрачки его расши-
рены, руки и ноги дергаются, как у картонного паяца.
Учитель поднимает с пола лампу с мерцающим огоньком и спрашивает:
- Что видишь?
- Я вижу ослепительное солнце, - отвечает мальчик, щуря глаза.
Все чувства обострены. Тихий шепот кажется ему громом, он слышит, как
мухоловки бегают по стенам, как дышит каждый человек в комнате, как
бьется сердце у каждого из присутствующих, как где-то на чердаке шеве-
лятся летучие мыши... Он видит, слышит, замечает, чувствует то, чего не
замечает ни один нормальный человек.
У одних это состояние кончается бредом, у других - сильнейшим нервным
припадком. Некоторых Ариэль уже больше не видел после таких бурных при-
падков: они или умерли, или сошли с ума.
Сам Ариэль имел крепкий организм. Он прошел все испытания, сохранив
свое здоровье.
Когда зажглись первые звезды, дверь комнаты открылась. Вошел Чарака,
ведя за руку смуглого мальчика с испуганным лицом.
- Садись! - приказал он мальчику.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.