read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Кир Булычев


Поделись со мной...


-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Чудеса в Гусляре".
OCъ & spellcheck by HarryFan, 12 September 2000
-----------------------------------------------------------------------

Мне хочется туда вернуться. Но я никогда не смогу этого сделать. И
наверно, мне придется до конца дней своих мучиться завистью...
Но тогда я ни о чем не подозревал. Щелкнули и зажужжали двери лифта. Я
сошел по пологому пандусу на разноцветные плитки космодрома и остановился,
мысленно выбирая из толпы встречающих того, кто предназначен мне в
спутники, - о моем приезде были загодя предупреждены.
Человек, подошедший ко мне, был высок и поджар. У него были длинные,
зеленоватые от постоянной возни с герселием пальцы, и уже поэтому, раньше
чем он открыл рот, я догадался - коллега.
- Как долетели? - спросил он, когда машина выехала из ворот космодрома.
- Спасибо, - ответил я. - Хорошо. Нормально долетел.
В моих словах скрывалась вежливая неправда, потому что летел я долго,
часами ждал пересадок в неуютных, пахнущих металлом и разогретым пластиком
грузовых портах, почти терял сознание от перегрузок, казавшихся вполне
безобидными другим пассажирам в этой части галактики.
Встречавший ничего не ответил. Только чуть поморщился, словно страдал
от застарелой зубной боли и прислушивался к ней, к очередному уколу,
неизбежному и заранее опостылевшему. Прошло еще минуты три, прежде чем он
вновь заговорил.
- Вам, наверно, трудно было лететь на нашем корабле? Вы не привыкли к
таким перегрузкам.
- Да, - согласился я.
- Голова болит? - спросил он.
Я не ответил, потому что увидел, что его настиг новый укол боли.
- Голова болит? - спросил он снова. И добавил, словно извинялся: - К
сожалению, ваши корабли сюда прилетают редко.
Только теперь, от(r)ехав несколько километров от космодрома, мы очутились
в новой стране. До того был планетный вокзал, а они одинаковы во всей
галактике. Они безлики, как безлики все вокзалы, уезжают ли с них поезда,
улетают ли самолеты, стартую ли космические диски.
И чем дальше мы от(r)езжали, тем особенней, неповторимей становился весь
мир вокруг, потому что здесь, вне большого города, легко воспринимающего
моды галактики, все развивалось своими путями и лишь деталью, мелочью
могло напоминать виденное раньше. Но, как всегда, именно мелочи скорее
останавливали взгляд.
Было интересно. Я даже забыл о боли в голове и дурноте, преследовавшей
меня после посадки. Я чувствовал себя бодрее, и воздух, влетавший в
открытое окно машины, был свеж, пахнул травой и домашним теплом.
На окраине города, среди невысоких зданий, окруженных садами, мой
спутник снизил скорость.
- Вам лучше, надеюсь? - спросил он.
- Спасибо, значительно лучше. Мне нравится здесь. Одно дело читать,
видеть изображения, другое - ощутить цвет, запах и расстояние.
- Разумеется, - согласился мой спутник. - Вы остановитесь пока у меня.
Это удобнее, чем в гостинице.
- Зачем же? - сказал я. - Я не хочу вас стеснять.
- Вы меня не стесните.
Машина свернула в аллею, огибавшую крутой холм, и вскоре мы под(r)ехали к
спрятавшемуся в саду двухэтажному дому.
- Подождите меня здесь, - сказал мой спутник. - Я скоро вернусь.
Я ждал его, разглядывая цветы и деревья. Я чувствовал себя неловко
оттого, что вторгся в чужую жизнь, не нуждавшуюся в моем присутствии.
Окно на втором этаже распахнулось, худенькая девушка выглянула оттуда,
посмотрела на меня быстро и внимательно и согласно кивнула головой, не
мне, а кому-то стоявшему за ее спиной. И тут же отошла от окна.
И мне вдруг стало легко и просто. Что-то в лице девушки, в движении
рук, распахнувших окно, во взгляде, мимолетно коснувшемся меня, отодвинуло
в глубину сознания, стерло превратности пути, разочарование, вызванное
сухой встречей, неизвестно чем чреватую необходимость прожить здесь два
или три месяца, прежде чем можно будет отправиться в обратный путь.
Я был уверен, что девушка спустится ко мне, и ожидание было недолгим.
Она возникла вдруг в сплетении ветвей, и растения расступились, давая ей
дорогу.
- Вам скучно одному? - спросила она, улыбаясь.
- Нет, - сказал я. - Мне некуда спешить. У вас чудесный сад.
Девушка была легко одета, жесты ее были угловаты и резки.


- Меня зовут Линой, - сказала она. - Я покажу вам, где вы будете жить.
Отец очень занят. Больна бабушка.
- Простите, - сказал я. - Ваш отец ничего не говорил мне об этом. Я
поеду в гостиницу...
- И не думайте, - возразила Лина. Ее глаза были странного цвета - цвета
старого серебра. - В гостинице будет хуже. Там некому за вами присмотреть.
А нас вы никак не стесните. Он поручил мне о вас заботиться. А сам остался
с бабушкой.
Наверно, я должен был настоять на переезде в гостиницу. Но я был
бессилен. Мной овладела необоримая уверенность, что я очень давно знаком с
Линой, с этим домом-садом, что принадлежу этому дому, и все во мне
воспротивилось возможности покинуть его и остаться одному в безликом
равнодушии гостиницы.
- Вот и отлично, - сказала Лина. - Дайте мне руку. Пойдем в дом.
Лина показала комнату, в которой мне предстояло жить, помогла разобрать
вещи, провела в бассейн с теплой, бурлящей колючими пузырьками водой.
Бассейн был затемнен почти сомкнувшимися над ним ветвями деревьев.
Потом она увела меня на плоскую крышу дома, где расположился ее шумный
зоопарк - полосатые говорящие кузнечики, шестикрылые птицы, синие рыбки,
дремлющие в цветах, и самая обычная для меня, но крайне ценимая здесь
земная кошка. Кошка не обратила на меня никакого внимания, и Лина сказала:
- А я была уверена, что она обрадуется. Даже обидно.
Лина оставалась со мной до самого вечера, и я мало кого видел, кроме
нее. Иногда Лина просила прощения и убегала. Я говорил: "У вас же,
наверно, много дел. Не обращайте на меня внимания". Но как только я
оставался один, возвращалось тягостное ощущение одиночества, физического
неудобства и тоски. Я подходил к полкам с книгами, вытаскивал какую-нибудь
из них и тут же ставил на место, выходил в сад, и возвращался снова в дом,
и все время прислушивался к звуку ее шагов. Лина прибегала, касалась меня
кончиками пальцев и спрашивала:
- Вы не соскучились?
И я отвечал:
- Немного соскучился.
Раз я решился и даже рассказал ей о том, как меня излечивает от
недомоганий и дурных мыслей ее присутствие. Лина улыбнулась и ответила,
что к ужину вернется ее брат, привезет лекарства, которые излечат меня от
последствий перелета.
- К утру вы будете как новенький. Все исчезнет.
- А вы?
- Я?
- Вы не исчезнете? Как добрая волшебница?
- Нет, - сказала Лина уверенно. - Я буду завтра.
За ужином вся семья, кроме больной бабушки, собралась за длинным
столом. Неожиданно для меня обнаружилось, что в доме, который казался
совершенно пустым, живет не меньше десяти человек. Хозяин дома, усталый и
бледный, сидел рядом со мной и следил за тем, чтобы я выпил все лекарства,
привезенные его сыном, студентом-медиком. Лекарства, как им и положено,
оказались неприятными на вкус, но я был послушен и никому не сказал, что
единственным настоящим и безотказным лекарством считаю Лину. Лина
сочувствовала мне и даже морщилась, если в ходе лечения мне попадалась
особо отвратительная таблетка.
Хозяин дома сказал, что его матери лучше. Она уснула. Несмотря на
усталость и бледность, он был разговорчив, смешлив и являл собой контраст
тому угрюмому человеку, который встретил меня на космодроме. Тогда он был
обеспокоен состоянием матери, теперь же...
- Она проснулась, - сказал вдруг хозяин.
Я невольно прислушался. Ни кашля, ни вздоха - в доме абсолютная тишина.
- Я поднимусь к ней, - сказал его сын. - Ты устал, отец.
- Что ты, - возразил хозяин. - У тебя завтра занятия.
- А разве ты свободен?
- Мы пойдем вместе, - сказал отец. - Извините.
Лина проводила меня до комнаты и сказала:
- Надеюсь, вы уснете.
- Обязательно, - согласился я. - Особенно если среди лекарств было и
снотворное.
- Разумеется, было, - сказала Лина. - Спокойной ночи.
Я и в самом деле быстро заснул.
На следующий день я встал совершенно здоровым. Я поспешил в сад,
надеясь встретить Лину. Она меня ждала там, у бассейна. Я хотел было
рассказать ей, как хорошо я спал, как я рад этому душистому утру и встрече
с ней, но Лина мне и рта не дала раскрыть.
- Ну и отлично, - сказала она, словно прочла мои мысли. - Бабушке тоже
лучше. Сейчас отец отвезет вас в институт. А вечером я буду ждать. И вы
расскажете, как работаете, что интересного увидели.
- Вы и сами догадаетесь.



Страницы: [1] 2 3
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.