read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Гарм ВИДАР


КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА





ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА - 1
(Подозрительная на экстремум)
(Сказочная повесть, ориентированная на юных инженеров
и младших научных сотрудников среднего возраста)

"Если вам когда-либо случалось читать мудрые
сочинения патера Бузенбаума, иезуитского богослова
и философа, то вы знаете - да как этого не знать?
- что черти днем почивают, встают же около заката
солнца, когда в Риме отпоют вечерню."
Большой выход Сатаны. О. Сенковский
"Был восьмой час вечера, когда доктор
приложил ухо к моему сердцу, поднес мне к губам
маленькое зеркало и, обратясь к моей жене, сказал
торжественно и тихо: - Все кончено. По этим словам
я догадался, что я умер."
Между жизнью и смертью. А. Апухтин


1. ЗДЕСЬ ЖИЛ И РАБОТАЛ...
Сидоров не любил экскурсии, экстракции, эксцессы, экспедиции,
экстравагантности, экстраординарности и экстрасенсов. Сидоров любил покой,
по возможности полный (но не вечный: это было бы уже чересчур). Любил
Сидоров вкусно поесть и сладко поспать. В промежутках между этими любимыми
занятиями Сидоров, как и все нормальные люди, ходил на службу, где
достаточно исправно служил, но без эксцессов и особой экстравагантности.
Со стороны могло показаться, что жизнь Сидорова была унылой, скучной
и серой. Но серый цвет был любимым цветом Сидорова (особенно обожал
Сидоров серые галстуки). Поэтому себя Сидоров считал человеком счастливым.
Что, в общем-то, соответствовало истине, в виду непритязательности
описываемого объекта, а именно, непосредственно самого Сидорова.
Но речь, собственно, пойдет не о Сидорове, точнее не только (а может
не столько) о Сидорове, сколько о тех феерически-фантасмагорических
событиях, безумным водоворотом захлестнувших бедного Сидорова - скромного
любителя покоя и серых галстуков.
Ничего в тот день не предвещало кардинального перелома в судьбе
скромного антагониста экстрасенсов, экстрактеров и прочего
экстраразнообразия.
В тот день Сидоров, как всегда, опоздал на работу. Как всегда был
пойман с поличным начальством прямо в коридоре и, тут же в коридоре, был
публично предан анафеме (Вы взрослый человек, Сидоров! Сколько это может
продолжаться! Я надеюсь, что это было в последний раз!). Лично он -
Сидоров, тоже надеется, что это в последний раз, и так каждый раз.
Как всегда, довольные соратники Сидорова, прервали утренний five
o'clock (ten, если уж быть совсем точным) и беззаботной гурьбой высыпали в
коридор, чтобы в который раз пронаблюдать ежедневную экзекуцию - моральное
избиение младенца (вы же не ребенок...) Сидорова.
Демонстрируя высшую форму социальной защиты, шеф повернулся к
Сидорову спиной, давая понять, что аудиенция закончена. Сидоров
встряхнулся, как пес после вынужденного купания, и собрался нырнуть в
помещение, где по истечению положенного срока, возможно, будет вывешена
мемориальная доска (...ЗДЕСЬ ЖИЛ И РАБОТАЛ СИДОРОВ...), но был пойман за
пуговицу пробегавшим мимо профсоюзным боссом.
- Сидоров! Ты... - начал тяжело отдувающийся босс.
- Петрович, займи десятку до зарплаты. - Сидоров, как и Штирлиц,
знал, что главное - озадачить противника.
- Погоди, Сидоров. Надо...
- Ну тогда - пятерку!
- Сидоров!
- Трешку!
- Сидоров, какой же ты меркантильный, - сдался наконец профбосс и
совершил тактическую ошибку, позволив втянуть себя в зыбкую и засасывающую
пучину философского спора.
- Я не меркантильный, а философски прагматичный.


- Киник ты!
- Это что: специалист по кино? Вроде кинолога, что ли?
Профбосс задумчиво посмотрел на Сидорова, тяжко вздохнул и отбыл,
однако уклонившись как от ответа, так и от дачи трешки.
Сидоров, все еще пребывая в мучительных интеллектуальных исканиях по
поводу не добытой трешки, добрался до своего рабочего стола (здесь жил и
работал...) и, машинально перебирая бумаги, сваленные в рабочем
беспорядке, наткнулся на лист плотного черного блестящего картона, на
котором искрилось и (ей богу!) подмигивало слово, выведенное серебряной
краской:
"СЕГОДНЯ"
- Сидоров, есть пайки с растворимым кофе. Ты не мог...
- "Для того чтоб смеяться, ставят хлеб на столы, и увеселяет жизнь
вино; а деньги все разрешают". Екклезиаст, глава 10, стих 19. НО! "Что
было то и будет, что творилось, то творится. И нет ничего нового под
солнцем". Там же, стих другой.
- Ты что, Сидоров, болен?
Заботу о своем драгоценном здоровье Сидоров оставил без ответа (в
лучшие времена он бы непременно спросил: "А ты что, врач?"). Заботящийся,
зачем-то постучав себя указательным пальцем по лбу, вынужден был
ретироваться.
Сидоров же остался, весь погруженный в себя. Механически порылся в
карманах, и на стол веером легли четыре куска черного картона.


2. НАСТОЯЩИМ ИЗВЕЩАЕМ...
Собственно мы покривили душой (что в наше время скорей правило, чем
исключение) анонсировав начало злоключений экстрафоба Сидорова данным
днем. На самом деле (если конечно не брать в расчет момента появления,
тогда еще младенца Сидорова, на свет) все началось четыре дня назад,
когда, как всегда опаздывая на работу, Сидоров на бегу, вскрыв почтовый
ящик, вдруг с изумлением обнаружил экстравагантное (недаром Сидоров так не
любил этого термина и все что с ним ассоциировалось) послание на черном
картоне.
(Кстати, вы обратили внимание, как часто в остросюжетном
повествовании возникают "вдруг" и "кстати".)
Текст послания гласил:
"НАСТОЯЩИМ ИЗВЕЩАЕМ ЧТО ОБЪЕКТ СИДОРОВ
ОПРЕДЕЛЕН КАК КРИТИЧЕСКАЯ ТОЧКА
МИНИМАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
О ЧЕМ И УВЕДОМЛЯЕТСЯ ОБЪЕКТ СИДОРОВ"
Тот день объект Сидоров посвятил выяснению обстоятельств
возникновения уведомления. Лучший друг Сидорова, Аристарх Петухов, заявил,
что это чья-то глупая шутка, а на тираду Сидорова:
- Значит твоя?
Миролюбиво ответил:
- Пошел к черту!
Сидоров решил повременить и никуда не ходил. Но на следующий день,
опять утром, когда Сидоров - еще тепленький (со сна, конечно), скакал на
одной ноге, мучительно пытаясь попасть второй в предательски ускользающую
штанину, из кармана брюк выпал другой кусок черного картона. На сей раз
послание было лаконичней:
"УВЕДОМЛЕННЫЙ ОБЪЕКТ СИДОРОВ О ДНЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ
БУДЕТ УВЕДОМЛЕН ОТДЕЛЬНО"
Сидоров впал в тихую панику и позвонил Марии Сидоровой, подозревая
экс-супругу в намерении лишить его - Сидорова останков совместно нажитого
имущества, а именно, шикарной кровати класса "земля-земля" (то бишь -
двухспальной). Кстати единственного аксессуара из мебели с которым
экс-супруг отказался расстаться, под вздорным предлогом: мол и так
квартира после ухода Сидоровой Марии являет собой визуальное воплощение не
новой, но актуальной в данном случае песни: "Опустела без тебя земля...".
Мария, которая после года жизни (разве это жизнь!) под тяжким
бременем фамилии Сидорова, несколько опрометчиво и поспешно расторгла
многообещавший союз, уходя сказала:
- Погоди, гад, в один прекрасный миг ты еще пожалеешь...
Сидоров решил, что прекрасный миг уже наступил.
- Машенька, это я - Сидоров...



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.