read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Василий ГОЛОВАЧЕВ


ПЕРЕХВАТЧИК



"КОРОЛЬ УМЕР - ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!"

Они собрались на квартире Завьялова - трое бывших комиссаров "Стопкрима": Герман Довлатович Рыков, начальник информационного бюро Управления "И" Федеральной службы безопасности (бывшей ФСК), сам хозяин, покинувший пост референта премьера, и Владимир Эдуардович Боханов, сохранивший за собой кресло президента в Центре нетрадиционных технологий при Академии наук. Не было Графа, то есть Горшина, исчезнувшего после страшного штурма базы генерала Ельшина, и не явился Музыка Глеб Максимович, который, по сведениям Рыкова, ушел на пенсию из службы обеспечения МУРа.
Никто из них, включая Рыкова, не знал толком, что произошло на даче генерала.
Ужасные события тех дней: гибель десятков людей, руины, оставшиеся на месте комплекса зданий, таинственное исчезновение двух звеньев военных вертолетов с десантными подразделениями и полным боекомплектом - все это не вызвало никакого общественного резонанса. Никто так и не узнал об этих трагических происшествиях! А из тех, кто знал, одни были предупреждены компетентными органами об уголовной ответственности, другие изолированы, третьи просто тихо исчезли, как и вертолеты.
Почти столь же тихо, без особой помпы и обсуждений в прессе, прошел кризис власти, связанный с вышеуказанными событиями. Ушли в отставку премьер со своими заместителями, министр обороны, министр внутренних дел, несколько человек из Совета безопасности, директор Федеральной службы контрразведки, реорганизованной в службу безопасности, и тьма "ответственных лиц" рангом помельче. Но на смену им пришли такие же чиновники, воспитанные той же системой, и в жизни государства ничего не изменилось. Новый президент, выбранный из старой номенклатуры, естественно, обещал "скорое преодоление кризиса", но разве мог он решить главную проблему страны - проблему криминального беспредела, созданную коррумпированным снизу доверху аппаратом?..
Но речь об этом на совещании комиссаров не шла. Собрались они по просьбе Рыкова и теперь болтали, поглядывая на него с интересом и потягивая из стаканов и бокалов кто что любил: Боханов - пиво, Завьялов - горьковатый тоник, Рыков - кока-колу. Вечер выдался по-летнему теплым, но лишь на Завьялове была рубашка с короткими рукавами и джинсы, остальные явились в костюмах: Рыков - в коричневом, с желтым галстуком, Боханов - в темно-синем.
Первым не выдержал Владимир Эдуардович:
- Ну, долго будем переливать из пустого в порожнее? Что ты хотел сообщить, Герман?
- Я хотел предложить работу. - Рыков допил колу и взял горсть орехов. - Пора выходить на "тропу войны".
- Я думал, мы наигрались в солдатики, - фыркнул Боханов. - Что тебя разобрало? Не пора ли констатировать, что война с мельницами не увенчалась успехом?
- С мельницами - возможно, но борьба с преступностью - наш долг. Нельзя терпеть нынешнее положение вещей, при том что в наших силах изменить обстановку. Я и так собрал вас позже, чем следовало, не надо было ждать, пока свершится "великая криминальная революция". Вы же видите, что происходит. Ушли почти все лидеры, но ничего не изменилось! Система рождает новых преступников. Я имею в виду лидеров. Выдавила из себя, это же как зубная паста из тюбика: стоит только нажать - и готово! Новый червячок появляется на свет!..
Завьялов с любопытством глянул на всегда сдержанного и тихого Рыкова, у которого заблестели глаза и выступил румянец на щеках.
- Довлатович, ты стал красиво говорить!
- В стране царит государственно-бандитский беспредел, - закончил Рыков. - Бороться против него можно только жестокостью. Преступник должен знать, что за все он заплатит своей смертью. Причем без судебной волокиты, сразу после совершения преступления.
- Я всегда это говорил, - кивнул Боханов. - Но что мы можем втроем? Вон даже Глеб Максимович решил отмежеваться. Кроме того, раньше с нами был Граф.
- Что касается Музыки, то он порекомендовал, кем его заменить. С Графом нам, конечно, работалось легко, но и на его место можно подыскать перспективного человека.
- Но у нас потеряна связь с исполнительной сетью.
- Не совсем. - Рыков прожевал орехи и запил тоником. - Я сохранил свою ветвь целиком, да и у Музыки кое-что осталось в резерве. Восстановим.
- А кого рекомендует Глеб Максимович? И главное: кто же все-таки заменит Графа? Я лично не знаю специалиста такого уровня.
- Стоп, коллеги, - поднял руку Завьялов. - Чтобы потом не гонять меня по буеракам, ни слова больше. Я выбываю из игры и прошу вас продолжать обсуждение без меня. Так будет лучше для всех вас. Да и для меня тоже. Любые консультации - пожалуйста, тут я к вашим услугам, но о конкретных предложениях давайте потом, когда я уйду.
Боханов крякнул, потер себе шею сильной ладонью, на взгляд Рыкова ответил пожатием плеч.
- Я в общем-то тоже не горю желанием начинать все сначала, но, если предложения будут действительно интересные, подключу свой аппарат.
Рыков погасил в глазах упрямый огонек и кивнул Завьялову.
- Что ж, у каждого свой выбор. Жаль, что вы отказываетесь, Дмитрий Васильевич, я привык видеть вас во главе.
В последних словах Рыкова чувствовалась некоторая неискренность. Вместо ответа Завьялов только развел руками. С кем бы Завьялов меньше всего хотел иметь дело, так это с бывшим комиссаром-2.
Рыков встал.
- Придется мне крепко подумать, стоит ли начинать войну ослабленным составом. А как вы думаете жить дальше, Дмитрий Васильевич? Вы ведь вообще ушли из аппарата премьера?
- Выживу, - встал и Завьялов. - Я юрист, работу будет найти нетрудно.
- Ну что же, удачи вам!
В машине Боханова Рыков, помолчав немного, сказал:
- Он оказался слабее, чем я думал. Если организация возродится, он станет опасен.
- Пусть живет как хочет, - нажал на газ Боханов. "Тойота" плавно тронулась. - Так что, сворачиваем план?
- Наоборот, раскручиваем дальше! Завьялов всегда был слишком интеллигентен для роли комиссара "Стопкрима". А уж для должности координатора он тем более не годится!
- Насколько я понимаю, лидер теперь ты?
- Нет, есть кандидатура помощней. Приезжай завтра к Музыке.
- Ты же говорил, что он вышел из игры.
- На одно из кресел в "Чистилище" претендует его зять. В девять вечера, не опаздывай. Высади меня на углу.
Боханов свернул в Староконюшенный, остановился и долго смотрел вслед Рыкову, пока комиссар-2, худой и невысокий, как подросток, не растворился в серой толпе.
Вторая встреча комиссаров разительно отличалась от первой.
Кроме Боханова и Рыкова, на ней присутствовали еще трое, все в костюмах, но друг на друга совсем непохожие. Самый старший - на вид ему исполнилось лет шестьдесят - слегка напоминал Музыку тяжелым и властным лицом, бровями, осанистой фигурой. Двое других были моложе едва ли не вдвое. Один - небольшого роста, белобрысый, уверенный в себе, подвижный и резкий, по виду - бывший, а может, и сейчас еще спортсмен. Второй - высокий, широкоплечий, темноволосый, с невыразительным, но умным и в некоторые моменты каким-то хищным лицом - напоминал охотника в засаде, готового в любую секунду применить оружие. Будучи хорошим психологом, Боханов сразу отметил эту особенность в облике незнакомца.
- Знакомьтесь, - сказал Рыков, закрывая дверь в гостиную. - Боханов Владимир Эдуардович. А это - главный консультант управляющего администрацией президента Прохор Петрович Бородкин. - Кряжистый тяжелолицый гость кивнул, мельком глянул на Боханова, продолжая изучать картину на стене. - Шевченко Валерий Егорович, вице-президент "Барса"1.
Белобрысый подошел скользящим шагом и протянул Боханову руку.
- И, наконец, Дмитрий Олегович Громов, полковник, главный военный эксперт Комитета по новым военным технологиям при Министерстве обороны.
Высокий гость сверкнул глазами, коротко поклонился и снова превратился в задумчиво-добродушного здоровяка. Вряд ли кто теперь увидел бы в нем охотника, ждущего добычу. Именно он и оказался зятем Музыки.
Присутствующие расселись возле круглого стола с шампанским и напитками, и после недолгого взаимного разглядывания Рыков начат:
- Все здесь знакомы в общих чертах с деятельностью "Чистилища", поэтому вводить в курс дела я вас не буду. Предлагаю возобновить работу нашей организации, сменив вывеску на более благозвучную.
- "ККК", если хотите. То есть "Команда контр-крим". По-моему, звучит неплохо.
- Подумаем, дело не в названии, - заметил Рыков.
- Герман Довлатович, нас здесь пять человек, - сказал Боханов, - то есть пять комиссаров. Так вот, давай-ка начнем сразу с главного - с распределения кресел, чтобы знать обязанности каждого. Я думаю, прежде чем собрать нас, ты все продумал.
- Именно с этого я и собирался начать, - тихим бесстрастным голосом ответил Рыков. - Шевченко Валерию Егоровичу отводится роль комиссара-5, начальника службы безопасности "СК"2... э-э... нашей будущей организации. Кроме того, он будет набирать исполнителей.
Вице-президент Ассоциации ветеранов спецслужб посмотрел на всех выжидательно, хотел что-то сказать, но Рыков уже представлял следующего кандидата:
- Прохору Петровичу предлагается занять пост комиссара-3, ему будет подчиняться сеть гранд-операторов3 и спикеров4 по работе с высшим эшелоном властных структур. Плюс кадровая политика в отношении самого корпуса спикеров. Я остаюсь комиссаром-2: разведка и сбор информации, наведение на цель. Ты, Владимир Эдуардович...
- Комиссар-4, как и прежде? То есть компьютерное обеспечение, разработка операций? Не возражаю. Таким образом, комиссар-1, то бишь координатор, - господин из Минобороны?
Глаза Громова, не то серые, не то зеленовато-голубые, снова сверкнули, но сдерживать себя он умел.
- Да, роль координатора я предлагаю отдать Дмитрию Олеговичу, - сказал Рыков. - По многим причинам. Во-первых, именно он инициатор возобновления работы "Чистилища". К тому же в Минобороны он руководит структурой, которая... э-э... негласно финансирует проекты со степенью "четыре нуля".
- Годится! - кивнул Боханов, сразу сообразив, насколько Громов будет полезен организации. По-видимому, это поняли и остальные, потому что возражений ни у кого не нашлось.
- Что ж, молчание - знак согласия. - Рыков откупорил бутылку шампанского, разлил по бокалам, встал. - Предлагаю по традиции - за доброе начало!
Все встали.
- "Король умер, - да здравствует король!" - весело проговорил Шевченко. Выпили, расселись.
- Слово лидеру, - сказал Рыков.
- Да, хотелось бы услышать что-нибудь, - скрипучим голосом произнес Бородкин. - Задачи, так сказать, приоритеты, цели...
- Минутку, - вставил слово Шевченко. - Мне известно, что в руководство "СК" входил один человек... Граф... большой специалист по воинским искусствам.
- Он... исчез, - сказал Рыков. - Вероятнее всего, погиб.
- Не "вероятнее" - он действительно погиб, - глубоким баритоном с басовыми нотками произнес новый координатор.
- Откуда вы знаете?
- Знаю! - Громов сказал это таким тоном, что все поверили: знает.
- Ну хорошо, Графа нет. Но у него был помощник, офицер военной контрразведки по фамилии Соболев. Он жив?
- А вы откуда знаете такие подробности? - удивился Боханов.
- Сорока на хвосте принесла, - засмеялся Шевченко. - Но речь не об этом: этот парень - профи очень высокого уровня, надо его найти и предложить снова работать на нас.
- Идея хорошая, но вряд ли он согласится работать после того, что произошло на полигоне Ельшина.
- И все же стоит попробовать.
- Поищем, - сказал Рыков. - Продолжайте, Дмитрий Олегович.
Боханов наклонился к нему.
- Откуда этот "ветеран" знает о Графе и Соболеве?
- От Завьялова, - шепотом ответил Рыков. - Хотя ты забываешь, из какой он организации. У "Барса" великолепный банк данных.
- А ты Завьялова... не того?
- Еще нет, но Завьялов слишком много знает. Может возникнуть потребность в его исчезновении.
Владимир Эдуардович не нашелся, что ответить.
- Не стоит чересчур долго рассуждать о беспределе, который захлестнул нашу многострадальную страну, - мягко проговорил лидер-координатор. - Достаточно отметить хотя бы такой факт: отдел по "резонансным" делам ГУБО не раскрыл в последнее время ни одного громкого преступления. Так и остаются неотомщенными убийцы Меня, Талькова, Холодова, Листьева, Корнева, Ланцевича и десятков других... А ведь эти убийства - лишь самая верхушка айсберга. Вдохновителем их является небезызвестная вам структура, пришедшая на смену Куполу.
- "СС" - пробормотал Бородкин. - "Сверхсистема", как они себя величают.
- Вот против нее мы и будем работать. Но тут я позволю себе некоторые уточнения. Бандитами, рэкетирами и ворами в законе пусть занимаются правоохранительные органы, а мы должны заставить работать против мафии не за страх, а за совесть самих "законников". Предлагается следующая ориентация нашей команды: коррумпированный госаппарат, коррумпированные верхи в МВД, ФСБ и Минобороны, а также ликвидация российских киллер-центров, число которых превысило предел терпения народа.
Наступила тишина. Присутствующие смотрели на Громова в неком замешательстве, и даже Рыков почувствовал себя не в своей тарелке.
- Не слишком ли ты широко замахнулся, Дмитрий Олегович?
- А что, мне нравится! - воскликнул Боханов, стукнув себя кулаком по колену. - Вот это размах! Интереснее всего будет работать по киллерам, эти ребятки в последнее время уж очень распоясались с заказными убийствами.
- А ваше мнение, Прохор Петрович? - спросил Рыков. Бородкин покачал головой.
- Только сумасшедшие вроде нас с вами могут обсуждать такие планы, и только нам под силу хоть что-нибудь сделать. Но все же какому направлению мы отдадим предпочтение? Вы же понимаете, охватить сразу все зоны криминальной среды в стране мы не сможем. Справиться бы со столицей.
- Начнем с Минобороны, - ничуть не смутился задумчиво-флегматичный Громов. Присутствующие уже успели почувствовать внутреннюю силу этого человека. - Затем почистим депутатский корпус, перейдем к киллер-центрам. Последний шаг - выход на "СС".
"Он жаждет власти! - мелькнуло в голове у Боханова. - Причем власти абсолютной! Потому что, когда "ККК" уничтожит "СС", в стране останутся лишь две реальные силы: президент и "Чистилище". А может быть, и вовсе одна, невидимая, но карающая за преступления сразу, без волокиты... Ну и черт с ним! Тем интереснее будет воевать против всех, благо, противник у нас не слабый".
- И все же вернемся на грешную землю, - гнул свое Бородкин, педант по натуре. - Вы, помнится, уже говорили, что в прошлом "Чистилище" работал некто Граф, обладающий, судя по тому, что я слышал, экстраординарными способностями. Именно благодаря ему "СК" успел сделать так много и не допустил значительных ошибок. Кто сможет заменить его в обновленной команде?
- Я! - после некоторого молчания ответил полковник Громов. - "Смерш-3".

Совещание руководителей военной контрразведки было внеплановым, поэтому на нем не присутствовали ни министр обороны, ни директор ФСБ, ни их заместители. Проводил совещание Никушин, генерал-лейтенант, шеф ВКР, или "Смерша", как продолжали называть военную контрразведку коллеги из родственных организаций. Среднего роста, неброский, молчаливый, упрямый на вид, Андрей Витальевич чем-то походил на артиста Александра Збруева. Жизнь научила его ни на кого не опираться, всегда "выплывать" самому, не ожидая дружеской помощи, но никогда не отказывать другим. Кроме того, Никушину была присуща стойкость и внутренняя твердость, которую весьма ценили его подчиненные и коллеги в Министерстве обороны
На место начальника военной контрразведки генерала Дикого, погибшего при невыясненных обстоятельствах, Никушин перешел с должности заместителя министра, и все его друзья сочли этот переход понижением. Сам Никушин думал иначе. Он начинал свою карьеру с работы в контрразведке, знал все ее нюансы, и ему было интересно вернуться туда на более высокий уровень.
Заместителем Никушина стал полковник Холин, исполняющий обязанности начальника ВКР - молодой, но опытный контрразведчик, за восемь лет прошедший путь от рядового до полковника, начальника оперативного отдела, а до этого он успел закончить институт.
Кроме Никушина и его зама, на совещании присутствовали руководители отделов и подразделений, всего девять человек. Еще один участник, главный военный эксперт Громов, должен был подойти позже.
Андрей Витальевич оглядел обращенные к нему внимательные лица сидевших за столом - пять слева, пять справа - и негромко заговорил:
- На нас свалилось еще несколько дел, и нам предстоит определиться, справимся ли мы собственными силами или придется просить помощи у "федепасов"5. Вадим Мартынович, пожалуйста, динамическую сводку.
- В пакете следствия десять внутренних и три внешних дела, - начал высокий, но тонкий в кости, хрупкий, интеллигентного вида Холин; говорил он всегда мягко и тихо, как и начальник, но жесткий взгляд карих глаз выдавал в нем человека решительного и целеустремленного. - Два внутренних и два внешних близки к завершению. Так, Петр Дмитриевич?
Начальник Первого следственного отдела Шестопалов кивнул. "Внутренними" назывались мероприятия по борьбе с криминалом в Минобороны, в армии и военно-промышленном комплексе, "внешними" - война с разведчиками других стран и выявление махинаций с военным имуществом на территории стран СНГ.
- Работа по ЗРК С-300 и танку Т-95 закончена, - пробасил Шестопалов. - Можно передавать материалы в прокуратуру и оперативникам наших братьев-славян.
Шестопалов имел в виду нашумевшие дела о продаже секретных образцов оружия с территории Беларуси: зенитно-ракетного комплекса С-300-99, способного обрабатывать одномоментно до сотни воздушных целей, и новейшего танка Т-95 с двойной артиллерийской установкой и каркасно-магнитной защитой.
- Как показывает статистика, - продолжал начальник отдела СВ-1, - торговля оружием вошла в тройку наиболее прибыльных видов легального бизнеса, но если иметь в виду нелегальные сделки, то она стоит на втором месте после сбыта наркотиков. Впечатляют не суммы продаж комплекса С-300 и танка, а суммы взяток, полученных чиновниками из высших эшелонов власти.
- "ККК" на их головы, - пробормотал начальник Второго отдела, специализировавшегося на работе против разведок "дружественных" стран. Никушин усмехнулся.
- Это уж точно. Кстати, о трех "К" разговор еще впереди.
- Кроме указанных дел, раскрыто семнадцать мелких, связанных с незаконной торговлей оружием непосредственно в войсковых соединениях. Идет непрерывный процесс оснащения разномастных мини-армий в городах России. К сожалению, этот криминальный торг остановить не удается. Прибалтика остается главной базой контрабандного оружия, а всех каналов поступления его в Россию мы просто не знаем. И таможни им не помеха.
- Без лирики, пожалуйста, - остановил оперативника Никушин. - Что еще?
- Мы проверили заявление генерала Голышева, - продолжил начальник оперативного отдела. - Почти все подтверждается. Но... - Он замялся. - На объекты наших сыскарей не пустили. По личному распоряжению замминистра Козлова, как выяснилось.
Никушин коротко кивнул. Министр обороны Гусев уже звонил ему и сделал внушение, предлагая закрыть дело Голышева, командира сто двенадцатой военной базы. Теперь надо было решать - идти ли на конфронтацию с начальством или подумать о собственной карьере.
Генерал-майор Голышев принял вторую мотострелковую дивизию на территории Аджарии, потом дивизию преобразовали в сто двенадцатую базу российских войск в Грузии - два года назад. Рядовых не хватало, караульную службу несли офицеры, дивизия превратилась в явно небоеспособную единицу, хотя вооружением была обеспечена под завязку. Как Голышеву это удалось - неизвестно, однако меньше чем за два года он буквально преобразил свою часть, превратив ее в лучшую из российских баз. Несомненно было одно: генерал принадлежал к редкому ныне типу служивых, презирающих политику, но истово, попадая из-за этого впросак, поклоняющихся своему воинскому долгу.
Увы, Голышев не углядел, как в недрах его подразделения свила гнездо ядовитая змея коррупции и началась тихая распродажа дивизионного имущества... Затем последовали инциденты с нападениями на склады со стороны своего же спецназа, спровоцированного службой безопасности Грузии, появились человеческие жертвы, и генерала срочно уложили в госпиталь, откуда ему чудом удалось бежать...
Никушин вздохнул. Дело Голышева было самым обычным, таких дел в ВКР насчитывалось уже десятка три, и все они заканчивались одинаково - приказом министра обороны "прекратить следствие для поддержания в армии надлежащего порядка".
- С Голышевым повременим, нужен нестандартный ход, чтобы обойти известные препятствия. Что еще?
Холин раскрыл свою коричневую папку и зачитал сводку по остальным делам "Смерша". Еще час ушел на обсуждение плана мероприятий, и наконец Никушин отпустил подчиненных, оставив только заместителя и подполковника Санеева, начальника седьмого подразделения, ответственного за соблюдение секретности расследований.
Минут пять они курили, пили чай, пока не явился Громов, который принес с собой не папку с документами и не видеокассету, а компакт-диск. Никушин вставил диск в приемный блок компьютера, и с полчаса контрразведчики изучали материал, представленный главным экспертом.
Речь шла об утечке новейших образцов оружия, разрабатываемых в военных лабораториях: гипноиндуктора многоцелевого переносного "Удав", именуемого самими разработчиками "глушаком", генератора боли, известного под названием "болевик", а также цифровых шифраторов, защищающих телефоны от прослушивания, микротелекамер в шурупах и шляпках гвоздей, замков, открываемых с помощью лазерного считывания рисунка сетчатки глаза или запахового индикатора, и прочей спецаппаратуры. Но главным, несомненно, были суггестор "Удав" и генератор нервных наводок. Это было уже второе поколение подобного рода оружия, не имеющего аналогов в мире. Первые действующие образцы "глушаков" и "болевиков" были испытаны в ФСК еще при генерале Ельшине.
- Вряд ли мы получим доступ к этим делам, - с сомнением сказал Холин. - Если сам министр не заинтересован в расследовании, никто не даст нам хода в святая святых.
- Министр подпишет разрешение... в самое ближайшее время, - сказал Громов хрипловатым баритоном. - У него на хвосте висит "Чистилище", а эта организация работает не хуже старого "Стопкрима".
- Откуда вы знаете? - Холин задал вопрос вопреки желанию. Ответа он не дождался и продолжил с изрядной долей скептицизма: - Но даже если это правда, руки у трех "К", по-моему, слишком коротки для таких масштабов.
Глаза главного военного эксперта зло сверкнули.
- Увидим. И все же недопустимо, чтобы наши технологии распродавались столь нагло и открыто. Виновных необходимо не то что судить, а публично казнить! Чтобы другим неповадно было. Но боюсь, все будет спущено на тормозах, если дело об утечке отдадут в Главную военную прокуратуру. Мне известно, что практически все военные верхи коррумпированны. Любое дело, которое кто бы то ни было начинает с самыми чистыми и честными намерениями, оборачивается при нашей бюрократии обманом, воровством и кровью. Военная контрразведка тоже не без греха... но, насколько мне известно, вы, господин генерал, не успели запятнать себя за те полгода, что сидите в этом кресле.
- Спасибо за оценку, - криво усмехнулся Никушин.
- Надеюсь, вы и дальше не уроните честь мундира. Мне, например, появление в вашей конторе грозит многими бедами, однако я пришел. Итак, ваше мнение?
- Мы начнем расследование, - сказал Никушин после длительного раздумья, прослыть нерешительным он не боялся. - По степени "четыре нуля". В конце концов, министр не имеет права говорить: "Государство - это я!" А я лично работаю не на него, а на закон.
Громов кивнул, встал.
- Оставьте материалы себе. Если понадобится, я свяжусь с вами, не надо искать меня ни по каким каналам. И по делу я могу проходить лишь как свидетель, да и то на завершающей стадии.
- Само собой разумеется.
Главный эксперт ушел - по-спортивному подтянутый, деловитый, знающий себе цену. В кабинете некоторое время стояла тишина. Нарушил молчание секретчик:
- Не провокация ли это?
Никушин покачал головой.
- Нет, все правда. У меня есть кое-какие данные по утечке, все совпадает. Но он, конечно, знает больше. И в связи с этим возникает одна проблема, для ведения следствия нужны профессионалы высочайшего класса, охотники, перехватчики. Есть у нас такие?
Холин покосился на Санеева.
- Охотники найдутся, а ганфайтеров нет. Был один волкодав, ушел по состоянию здоровья, подстрелили его. А молодежь из роты захвата пока не дотягивает до супервысоких кондиций. Вы же знаете, на подготовку одного профессионала требуется лет пять-семь, не меньше.
- Слышал я об одном ганфайтере, - вмешался в разговор Санеев. - Класса "супер" или даже "абсолют"... Он работал на бывших начальников "Смерша" Ивакина и Дикого. Но год назад он исчез.
- Откуда такие сведения?
- Секретчик я или нет? В компьютере раскопал... случайно. Но, судя по регалиям, профессионал он великий. Надо его найти.
- Найти надо, - согласился Никушин.
- Попытайтесь оба по своим каналам. Я тоже кое-что слышал о нем. Таких спецов наберется всего полсотни на всю планету, так что овчинка стоит выделки. Если удастся его найти и уговорить вернуться...
Никушин не знал, что он уже третий, кто говорит эти слова.

МЫ ЖИВЫ!

Падение было недолгим: он пробил потолок пещеры, внутри похожей на храм необычных пропорций, и упал рядом с возвышением, на котором лежала исполинских размеров книга в кожаном переплете с бронзовыми уголками. На ее обложке можно было играть в теннис, а толщина книги достигала не менее двух метров.
Матвей встал, обошел ее кругом, прикидывая вес верхней крышки, и не особенно удивился, когда с тихим стуком книга раскрылась, выпустив светящееся облако дыма. Облако поднялось вверх и приобрело очертания женской фигуры в плаще. Женщина, чье лицо мерцало, искрилось, трепетало, изредка как бы проступая отдельными чертами - губы, нос, глаза, - взмахнув широким рукавом плаща, поманила Матвея:
- Читай...
Матвей взобрался на первую страницу книги и невольно отступил назад, едва не свалившись: буквы, скорее напоминавшие символы или китайские иероглифы, ползли по странице сверху вниз, как ровные ряды жутковатых насекомых! Ни одной из них Матвей не узнал, хотя изредка то одна, то другая напоминали буквы русского или латинского алфавита.
- Читай, идущий!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.