read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Александр Громов


Ватерлиния




Часть первая
ПОПЛАВОК
ГЛАВА 1
Смерч рассыпался в полумиле по правому борту; только минуту назад ходил
зигзагами, медленно приближался, рос в высоту, пил море бешено вращающимся
рукавом - и вот, пресыщенный, рухнул, вмиг опрокинув в океан килотонны воды.
Большая волна подбросила капсулу. Уронила в провал. Еще волна, уже поменьше. И
еще. Качнула. И снова штиль. Ни волны. Ни ветерка. Лишь мелкая рябь, бегущая
неизвестно откуда. Лишь прорывы в тучах, а в прорывах - нестерпимо слепящие,
бьющие наотмашь лучи солнца.
Лишь одиночество...
Филипп позволил подъемнику вознести себя на палубу, короткую и узкую, изъеденную
укусами волн. Подъемник пока работал. В принципе существовал еще трап,
оканчивающийся аварийным люком, открывающимся вручную, - но люк после бомбежки
заело намертво, хорошо, что не сорвало совсем.
Обшивка была цела и даже на глаз находилась в довольно сносном состоянии. Не
пузырилась после случайного цунами, не крошилась, отваливаясь кусками, как
бывало с капсулами, пересекшими на предельной скорости пятно желтого прилива. От
желтого прилива нужно уходить только на предельной скорости и немедленно
возвращаться на контрольный пост или прямо на Поплавок, послав кодированную
шифровку о прекращении патрулирования. Инструкции точны. Через два-три дня
поднявшийся из глубины пласт маслянистой жгучей жидкости растечется по
поверхности океана и под лучами солнца утратит активность - но этого времени с
избытком хватит, чтобы вчистую растворить крейсер высшей защиты, не то что
капсулу.
Никто не знает, отчего возникает желтый прилив. Среди противоречивых гипотез
преобладают биогенные. Родившись на пятисоткилометровой глубине вблизи границы
Вихревого пояса, плотный кокон, состоящий из смеси органических кислот и
вихревой оболочки, быстро поднимается к поверхности. Уплощаясь по мере подъема,
он всплывает гигантской линзой от одной до сотни миль в поперечнике. Там, где он
всплыл, ничего особенного не происходит, вид океана мало что скажет самому
внимательному глазу. Зато рецепторы на обшивке - что капсулы, что крейсера, все
едино - передадут на кожу глубинного пилота щадяще ослабленное ощущение жжения,
и одновременно замигают, заквакают, взвоют индикаторы, сообщая, предупреждая,
категорически требуя: уходи! Немедленно прочь отсюда! Или ныряй поглубже, если
еще доверяешь прочности разъедаемого корпуса.
Взамен отказавших рецепторов остаются глаза. Бесспорно, есть смысл следить за
обшивкой и в том случае, если плавсредство потеряло ход. Свою жизнь не спасешь,
конечно, но хотя бы успеешь умереть безболезненно. Барахтаться в кислоте еще
никому не нравилось.
Иногда желтый прилив можно предсказать, если регулярно брать пробы воды на
соленость и радиоактивность. Филипп делал это, сам не понимая зачем. От желтого
прилива ему не уйти и не поднырнуть под линзу - ослабевший корпус не выдержит
теперь и пятисотметрового погружения.
Мертвая зыбь покачивала капсулу. Как вчера, как третьего дня. Поборов
отвращение, Филипп осмотрелся по сторонам. Пусто. Лишь в свинцовых тучах далеко
на юге закрутился было новый смерч, потянулся к воде гнутым хоботом и, не
дотянувшись, рассеялся. В субэкваториальных широтах смерчи не редкость. Бывают и
тайфуны. Часты неведомо откуда налетающие грозы с обилием шаровых молний.
Гидросейсмы. Неожиданные водовороты, способные увлечь капсулу на десятимильную
глубину. О желтых приливах нечего и говорить - самое обычное дело.
Филипп со вздохом спустился вниз, в рубку (она же навигаторская кабина, она же
спальня, она же библиотека по праву единственного помещения капсулы,
приспособленного для обитания человеческого существа). От нечего делать взял в
руки книгу.
"Из миллиардов планет, существующих в Галактике, из миллионов известных землянам
миров, из тысяч миров разведанных и, уж конечно, из сотен заселенных вряд ли
найдутся два, похожих друг на друга. Искорки в безбрежности, игра сотворивших их
причуд, планеты несхожи, как снежинки в зимнем облаке - перебери их все, а не
найдешь двух одинаковых, хоть потрать на это занятие одну свою жизнь, хоть
миллион чужих, если тебе это по силам. Прекрасные, холодные, поражающие красотой
- но, увы! - такие разные. Неповторимые. Похожесть - но не тождество.
Встречаются уродцы. Как всегда, как везде. Иные заставляют улыбнуться, иные -
недоуменно пожать плечами. Любая норма подразумевает возможность отклонения, а
значит - уродство. Но и уродцы не схожи между собой.
В самой гуще Третьего спирального рукава, во внутренней его части, заполненной
сжимающимся газом, миллионами бело-голубых звезд, тысячами холодных гигантов -
еще не разогревшихся, погруженных в пылевые облака, возле заурядной белой
звезды, согреваемая ее лучами, была найдена планета во всех отношениях
уникальная и столь же неудобная. Имейся в радиусе триллиона километров хоть
что-нибудь более подходящее, лишь немногие уникумы из тех, кому платят деньги за



накопление бесполезных знаний, обратили бы внимание на космическую диковину.
Беда заключалась в том, что для создания перевалочной и ремонтной базы
поблизости от выходов сразу четырех стабильных субпространственных Каналов и,
следовательно, от пересечения давно освоенных торговых путей не нашлось ничего
более пригодного.
Планета, открывшаяся взорам исследователей, вдвое превышала Землю в диаметре и в
полтора раза по массе. Вода, из которой она состояла от поверхности до центра,
находясь в зональном вращении, несла растворенные соли и примитивную жизнь.
Перенасыщенная влагой атмосфера позволяла дышать сквозь фильтр и даже некоторое
время обходиться без фильтра. Именно наличие свободного кислорода и воды
побудило проектировщиков отклонить космический вариант базы в пользу плавучего.
Сами себе иногда напоминая клопов-водомерок, люди начали жизнь посреди океана.
Ни материка, ни островка, ни мели.
Только вода.
Громадная жидкая Капля.
Никто не придумывал планете имени. Оно нашлось само так же естественно, как
естественно чихнуть в дождливый день. Капля - и все. Круглая, неправдоподобно
большая. Пугающая. Просто Капля..."
Ругнувшись, Филипп выдернул из книги вкладыш с надписью "Для юношества:
Беллетризированная история освоения Капли" и, поискав среди исторических
романов, сунул в книгу первое, что попалось под руку.
"...Несмотря на то что оружие противника было длиннее на целых два дюйма,
молодой барон молнией проскользнул под описывающую грозные круги бензопилу де
Ренси и нанес, казалось, неотразимый удар наискось снизу вверх. Изабелла,
уверенная в своем избраннике, захлопала в ладоши. Трехсотсильный портшез,
стоявший на радиоактивных развалинах, весь содрогался от охвативших молодую
женщину бурных треволнений. Но маркиз не зря считался одним из лучших
фехтовальщиков в гвардейских казармах. Злобно усмехнувшись, он дал отпор. Две
изящные бензопилы, визжа и кромсая друг дружку, встретились крест-накрест между
побледневшими от гнева лицами противников..."
Почему-то не читалось. Зевнув, Филипп съел вторую за сегодня галету, запил водой
из опреснителя, бросив в дистиллят крупинку соли. Переключив книгу на
"действие", оживил картинку и досмотрел сцену дуэли в движении и звуке.
Выключил. Посмотрел на часы. До времени, которое он сам себе назначил,
оставалось еще порядочно, но нетерпение оказалось сильнее.
Радио по-прежнему молчало. Это не удивило: невооруженным глазом было видно, что
повреждения, полученные капсулой при бомбежке, слишком серьезны, чтобы надеяться
на естественное регенерирование. Связи с контрольным постом нет и не будет.
Сработала система аварийного всплытия, и то удача. Девятый день спокойного, без
происшествий, дрейфа - удача вдвойне.
Судя по всему, он очнулся на второй день. Аварийное отключение от рецепторов
капсулы почему-то не сработало, и несколько часов он провел, исходя безмолвным
криком, извиваясь червяком в борьбе со слепотой, слабостью и болью, пока наконец
ему не удалось ощупью найти и выдернуть из гнезда тонкий кабель-пуповину,
соединявший шлем с приборной панелью. Придя в себя, долго, с остервенением пинал
шлем, ругательски ругая умника, додумавшегося до цереброуправления с обратной
связью. Цепь аварийного отключения удалось исправить, но Филипп больше не
испытывал потребности сунуть голову в шлем. И без того было видно, что за
несколько истекших дней капсуле не стало лучше.
На второй день, считая от бомбежки, он выпустил два ракетных маячка, выдержав
между запусками шестичасовой перерыв. На третий день повторил попытку. Затем
запускал маячки по одному в день. Последний ушел в небо вчера в полдень. Маячок
опускается на парашюте почти час и все это время сотрясает эфир воплями о
помощи. Не запеленговать невозможно. Через два-три дня, максимум через четыре,
если очень не повезет, можно ждать помощи: терпящего бедствие подберет
сосед-патрульный или даже возьмет на борт вместе с капсулой подводный крейсер.
И - ничего...
Все впустую. Девятый день.
Навигационный комплект действовал, но поправки теперь приходилось вносить
вручную, а точность определения координат не превышала полградуса. Взяв пеленги
на три стационарных спутника, Филипп рассчитал свое местоположение: три с
довеском градуса южной широты, сто восемнадцать - восточной долготы. За
последние три дня капсулу снесло на сто миль к северу и на четыреста к востоку.
В это время года экваториальные антипассаты нередко пробуждают незаконные
течения.
К северу - это плохо. Экватор - граница, рубеж. Пересеки его в дрейфе - и ты
либо пленный, либо покойник. Вероятность остаться незамеченным крайне мала, а
после серии маячков, можно сказать, нулевая. Строго говоря, беспомощная капсула
в приграничье - уже добыча, северяне могли бы рискнуть отбуксировать ее в свои
воды, да что-то не торопятся. Такая осторожность непонятна: не постеснялись же
они взять патрульное судно в бомбовый "ящик"!
Без связи с контрольным постом, не говоря уже о Поплавке, оставалось только
гадать о причинах. Война, атака северян на южные базы? Южан на северные? Тогда
конечно: в большой заварухе обе стороны легко могли позабыть о беспомощной
капсуле.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.