read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Иван ЕФРЕМОВ


АЛМАЗНАЯ ТРУБА


Начальник главка раздраженно отодвинул наполненную окурками
пепельницу и негодующе посмотрел на собеседника.
Тот, худой, маленький, седобородый, утонул в большом кожаном
кресле, сжавшись, подобрав ноги. Глаза его поблескивали сквозь очки
непримиримым упорством.
- Третий год работает Эвенкийская экспедиция - и никаких
результатов! - бросил начальник.
- Как - никаких? А кимберлиты?[Кимберлит - плотная туфообразная
горная порода из группы ультраосновных, то есть с малым содержанием
кварца и увеличенным - железа и магния.]
- Вот, кстати, о кимберлитах. Вы знаете, что академик Чернявский
дал о них отрицательное заключение? Он не признает эту породу за
кимберлит. И вообще, Сергей Яковлевич, лично мне все ясно. Это ведь
огромная, почти неисследованная страна. Экспедиция стоит дорого,
особенно после того, как вы прибавили к ней маятниковую партию.
Результатов же нет. Я категорически настаиваю на прекращении работ! У
нашего института много более неотложных задач, и расходование крупных
ассигнований на такого рода изыскания идет в ущерб практике. На этом
кончим...
Начальник главка, недовольно морщась, бросил папиросу. Сидевший в
кресле директор института, профессор Ивашенцев, резко выпрямился:
- Вы прекращаете дело, которое должно принести стране миллионы, и
не только экономии, но и прямых доходов от экспорта!
- Это дело принесло пока только разочарования. Впрочем, я уже
сказал, что для меня все ясно. Решение мое окончательное.
Начальник встал. Рядом с ним профессор казался совсем маленьким и
беззащитным. Он молча поднялся с кресла, поправил очки. Потом
пробормотал что-то невнятное и протянул начальнику круглый камень.
- Я уже видел это, - сухо сказал тот. - "Река Мойеро, река
Мойеро"! Три года слышу! И эту грикваитовую породу[Грикваит,
грикваитовая порода - порода из смеси гранита и оливина из очень
глубоких зон земной коры.] вы мне тоже показывали.
Профессор сгорбился над портфелем, застегивая непослушный замок.
Начальнику стало жаль ученого. Он подошел к Ивашенцеву:
- Сергей Яковлевич, вы должны признать мою правоту. Но, извините,
я не понимаю вашего упорства в этом вопросе...
- Всякой работой, - перебил Ивашенцев, - легче управлять, когда
относишься к ней беспристрастно. А я не могу быть беспристрастным.
Понимаете ли, я уверен в этом деле горячо, всей душой! Только огромные
неисследованные, малодоступные пространства стоят между теоретическим
заключением и реальным доказательством. Вы скажете, конечно, что этого
уже достаточно для провала дела. Да, знаю: государственные деньги и
все такое!.. - начал сердиться профессор, хотя начальник и не думал
возражать. - Железный закон экономики знаете? Чтобы миллион добыть,
нужно семьсот тысяч затратить! А мы ведь десятки, сотни миллионов
ожидаем...
С этими словами он направился к дверям.
Начальник посмотрел ему вслед и покачал головой.
Вернувшись в институт, профессор Ивашенцев приказал секретарю
немедленно вызвать к нему начальника производственного отдела.
- Какие у вас последние сведения от Чурилина? - спросил он, когда
тот вошел в кабинет.
- Последние сведения были месяц тому назад, Сергей Яковлевич.
- Это я знаю. А новостей никаких нет?
- Нет, пока ничего.
- Где они сейчас, по-вашему, могут быть?
- Чурилин сообщал о приходе на озеро Чирингда, на факторию. Они
выступили вниз по Чирингде на Хатангу, а оттуда должны были перевалить
вершину Мойеро. Пожалуй, теперь они уже закончили этот маршрут и могут
подходить к Туринской культбазе - таков был их план. Но план - одно, а
тайга - другое...
- Это мне хорошо известно, благодарю вас.
Оставшись один, профессор Ивашенцев откинулся на спинку кресла и
задумался. Перед его мысленным взором возникла карта огромной области
между Енисеем и Леной. Где-то в центре ее, в хаосе невысоких гор,
прорезанных бесчисленными речками и покрытых сплошным болотистым
лесом, находилась экспедиция, посланная им за... мечтой. Профессор
достал из портфеля камень, который он показывал начальнику главка.
Небольшой кусок темной породы был плотен и тяжел. На грубозернистой
поверхности скола мелкими каплями сверкали многочисленные кристаллы
пиропа - красного граната - и чистой, свежей зеленью отливали
включения оливина. Эти кристаллы отчетливо выделялись на светлом
голубовато-зеленом фоне массы хромдиопсида. Кое-где сверкали крошечные
васильковые огоньки дистена[Хромдиопсид и дистен - породообразующие
минералы глубинных основных пород.]. Порода очаровывала глаз пестрым
сочетанием чистых цветов. Профессор повернул образец другой стороной,
где на мазке белой эмалевой краски стояла надпись: "Река Мойеро, южный
склон Анаонских гор, экспедиция Толмачева, 1915".
Ивашенцев вздохнул: "Ведь это типичный грикваит Южной Африки! Ни
в Анаонских горах, ни в долине Мойеро не удалось обнаружить даже
признаков подобных пород. И в этом году опять неудача: "Чурилин
молчит. Значит, мечта не сбылась".
Ивашенцев взвесил камень на руке и запер в нижний ящик
письменного стола. Потом решительно снял трубку внутреннего телефона:
- Отправьте Чурилину телеграмму: "Отсутствии результатов
ликвидируйте экспедицию возвращайтесь немедленно..." Да, я подпишу
сам, иначе он не послушает. Куда? На Туринскую культбазу. Ну,
разумеется, по радио, через Диксон.
Звякнул рычаг телефона, оборвав разговор и все возможности
осуществления давнишней мечты Ивашенцева. Он снял очки и прикрыл глаза
рукой.
Ивашенцев мечтал хотя бы на склоне лет добиться постановки
исследования глубоких зон земной коры путем бурения скважин особой
мощности. Но даже первые шаги к решению задачи - погоня за мечтой,
скрытой в лесах и болотах Средне-Сибирского плоскогорья, - оказались
напрасными. Ничему, как видно, не научила жизнь, и на шестом десятке
профессор остался мечтателем, стремящимся к слишком большому размаху
исследований.
Радиоволны понеслись из Москвы на северо-восток - над тундрами
Севера, холодными просторами Ледовитого океана - и достигли высоких
мачт радиостанции на голом острове. Через два часа новые волны
промчались отсюда на юг, миновали хребет Бырранга, болота Пясины и
пронеслись над бесконечными лесами. На Туринской радиостанции застучал
аппарат, и радиоволны запечатлелись в короткой фразе, четко написанной
на голубом бланке.
- У тебя есть кто-нибудь из корвунчанских эвенков, Вася?
- А что?
- Срочная телеграмма экспедиции Чурилина. Они сейчас на вершине
Корвунчана.
- Корвунчанских нет, однако завтра поедет Иннокентий к себе на
Бугарихту. Парень хороший, пятьдесят километров лишних сделает,
особенно если ты ему скажешь.
- Пойдем вместе его искать, я сразу и отдам ему телеграмму.
* * *
На широкую долину речки Никуорак, в трехстах километрах от
Туринской культбазы, опускались сумерки. Пологие склоны щетинились
еловым лесом, угрюмо черневшим внизу. На плоском холме, загромождавшем
с севера круглое болото, было еще совсем светло. Между редкими
лиственницами стояли четыре темно-зеленые палатки, а перед ними на
ровной площадке, покрытой светло-серым оленьим мхом, горел костер.
Огня почти не было видно. Густой коричневый дым с резким, одуряющим
запахом багульника расплывался в спокойном воздухе. По правую сторону
площадки возвышалась груда вьючных ящиков, сум, тюков и седел. Туча
мошки и комаров висела вокруг костра, за спинами людей. Сидевшие у
костра старались держать головы на грани дыма и чистого воздуха, что
давало возможность дышать и в то же время избавляло от упорно лезущего
в глаза, нос и уши гнуса.
- Чай готов! - провозгласил черный, насквозь прокопченный дымом
человек и снял с огня большое ведро, наполненное темно-бурой
жидкостью.
Каждый из сидевших у костра вооружился объемистой кружкой и взял
по огромной тунгусской лепешке, тяжелой и плотной, - своеобразный
хлебный концентрат. Мошка покрывала поверхность горячего чая серым
налетом, который приходилось сдувать через край кружки. Люди с
наслаждением прихлебывали чай, перебрасываясь короткими фразами.
В редкое позвякиванье ботал разбредшихся внизу лошадей вплелся
размеренный отдаленный звон.
- Слушайте, товарищи! Никак наши идут.
Молодежь бросилась к палаткам за ружьями. Встреча отрядов одной
экспедиции после долгой разлуки всегда является торжественным моментом
в жизни таежных исследователей. Сумерки еще не успели сгуститься, как
на большой прогалине северного склона водораздела появилась цепочка
худых утомленных лошадей, вяло поднимающихся вверх. Ободранные вьюки,
обвязанные измочалившимися веревками, свидетельствовали о долгом пути



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.