read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Юлия ЛАТЫНИНА


КОЛДУНЫ И МИНИСТРЫ


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РЕФОРМА
1
В пятый день восьмой луны, благоприятный для назначений на должности,
в зале Ста Полей государь Варназд подписал указ о назначении господина
Ханалая наместником провинции Харайн.
Зала Ста Полей! Сто полей - и все государевы! Поле синее, как вода
океана; поле зеленое, как весенняя трава; поле белое, как горная вершина;
поле черное, как тучная земля и поле красное, как земля бесплодная; а с
колонн, прозрачных, как солнечный луч, свисают плети нефритового
винограда, и солнце, звезды и луна глядятся в грани яшмовых полей, и весь
мир видит в них свое отражение, и драконы и пеликаны, украсившие золотые
стропила, поднимают голову так высоко, что заглядывают на небеса.
А дальше - дворец, под небом в серебряную сетку, сотворенный по
образу и подобию залы Ста Полей, а дальше - город и мир, сотворенный по
образу и подобию Дворца; и в мире - изобилие, справедливость и процветание
с той поры, как две тысячи лет назад государь Иршахчан отменил "твое" и
"мое", и из ойкумены исчезли зависть и злоба, ревность и ненависть,
наглость и распущенность, и причина их - пагубная страсть к стяжанию.
Итак, молодой государь Варназд стоял посередине мира, под государевым
деревом с золотым стволом и серебряными листьями, и глядел на нового
наместника с улыбкой. Это было нетрудно, так как на лице государя была
тонкая рисовая маска.
Новый наместник стоял перед ним в кафтане цвета морской воды с
круглым воротником, шитым облаками и звездами. С левой стороны на кафтане
были изображены пеликаны, с правой стороны - единороги. Тело у нового
наместника было крепкое, кулаки крупные, а глаза - черные, как донышко
закопченного котла. Он был на голову выше других чиновников. Золотая
повязка на его голове, по особому распоряжению государя, была не в четыре,
а в шесть пальцев шириной. Новому наместнику лучше было носить повязку на
два пальца шире установленного, потому что восемь лет назад нового
наместника, бывшего разбойника Ханалая, заклеймили в лоб за грабеж и
изнасилование.
"Распуститесь" - сказал государь Варназд, и тут же на Золотом Дереве
распустились рубиновые цветы. "Созрейте" - молвил государь Варназд, - и
цветы превратились в золотые гранаты справедливости. Новый наместник
хлопнулся на колени и заплакал от счастья, уткнувшись лицом в государев
башмак. Повязка в шесть пальцев шириной сбилась набок. Государь, улыбаясь,
протянул руку и, обняв голову Ханалая, незаметно поправил повязку,
поднимая его.
Государь нахмурился под маской. Он вспомнил, как прежний наместник
Харайна, изменник Вашхог, задумал отпасть от империи, пригласил на помощь
горцев. Заговор раскрыл господин Нан, посланный инспектором в провинцию, и
он же обещал прощение Ханалаю, ежели тот, за неимением правительственных
войск, разобьет варваров. Государь чуть не закусил губу, вспомнив
предсмертную записку этого Вашхога, развратника и самоубийцы: "Говорят,
государь, вы разгневались, промокнув на охоте, на Левую Реку, и велели,
чтоб отныне в ней не промокла даже курица. Вы увели двадцать тысяч
крестьян из моей провинции, чтобы реку под столицей разобрали на каналы.
Земли провинции Харайн опустели, земли под столицей превратились в болота.
Когда каналы строят, чтобы заболачивать землю, а не чтоб орошать - это ли
не знак времени?"
Зачитали указ, принесли печать, круглую, как солнце, привесили
серебряную кисть. Разбойник Ханалай от счастья разинул рот. Из пастей
драконов на золотых балках посыпалось жареное зерно. Господин Нан, новый
начальник парчовых курток, внес, кланяясь, поднос со съедобной печатью,
испеченной из шести видов злаков, и протянул его новорожденному
наместнику.
Ханалай сгреб печать с подноса и от смущения заглотил ее целиком, как
змея глотает бурундучка со шкуркой. Тут уж многие из дворцовых чиновников
стали улыбаться, глядя на удалого молодца. Ханалай понял, что сделал
что-то не то, крякнул и в замешательстве сунул палец в рот. Молодые
чиновники так и прыснули.
Господин Ишнайя, первый министр империи, глядел, однако, не на
Ханалая, а на бывшего инспектора господина Нана. Ему очень не нравилось,
что Нан протащил этого разбойника на должность наместника, потому что
Ишнайя уже продал эту должность другому человеку за два миллиона, и ему
было ужасно досадно возвращать этакие деньги. Гневно указывая на Нана,
первый министр промолвил:
- Когда разбойники превращаются в чиновников, тогда чиновники
превращаются в разбойников. Когда чиновники превращаются в разбойников,
государство разрушается, как истлевший зуб. Когда государство разрушается,
как истлевший зуб, каждый делает то, что кажется ему правильным в
собственных глазах.
Господин Мнадес, распорядитель дворца, и заклятый враг Ишнайи, тоже
смотрел на Нана, а не на Ханалая: ему было неприятно, что из-за этого дела
в провинции Харайн его друг Нан слишком уж возвысился во мнении государя.
А господин Мнадес был человек мелкий и завистливый, совести в нем было
меньше, чем костей в медузе, он делал множество неправд в государственной
казне и полагал, что глупо не изменять убеждениям, но еще глупей - не
изменять друзьям. Зять Мнадеса, Коркинна, перехватил его взгляд и тихо
сказал:
- Господин Нан, сколько я слышал, всегда считал, что нет ничего хуже,
чем менять существующие порядки. Ибо едва лишь начинают ломать
существующее во имя добра, как тут же приучаются ломать существующее во
имя зла.
Господин Мнадес помолчал и молвил:
- Господин Нан всегда считал, что ничего не бывает добрым и злым само
по себе, но все - смотря по обстоятельствам.
А молодой государь глядел на Ханалая, который приплясывал от радости,
и на Нана, и завидовал людям, о приключениях которых говорит народ и
чиновники, - а он, государь скучает в нефритовом дворце под небом в
серебряной сетке.
День кончился, и солнце, подобно важному чиновнику, удалилось на ночь
в личные покои, и место его заняли два тоненьких, услужливо выгнувшихся
секретаря-месяца. Пробили третью стражу.
В это самое время на плоской кровле городской тюрьмы показался
человек в арестантской одежде. В лунном свете он был виден очень хорошо.
Это был юноша вряд ли старше двадцати лет, с белокурыми волосами, бровями,
изогнутыми наподобие ласточкина крыла, и холодными, навыкате голубыми
глазами. Плечи его были чуть широковаты. Он был очень красив. Звали его
Киссур. Киссур вынул из-за пояса веревку, приладил ее к зубцу и
соскользнул вниз. Если бы сторожа караулили стену, они бы, бесспорно, его
заметили. Но сторожа в эту ночь выпили по три тыковки на брата, радуясь и
удивляясь тому, что настали сказочные времена и справедливый разбойник
получил в управление провинцию. Теперь сторожа спали и видели во сне, как
они разбойничают в темных лесах: ибо, несомненно, никакого более
вероятного пути к чину наместника им не было.
Итак, Киссур соскользнул со стены по веревке и пересек тюремный двор.
Двор был мощен гранитом, в гранит въелись медь и железо. Триста лет назад
тут был монетный двор, но государь Иршахчан преобразовал его городскую
тюрьму. Киссур дошел до гранитной стены и полез по ней вверх, как ящерица.
Веревка ему не могла помочь, потому что стена была в три раза выше
веревки, зато помогали стальные когти на руках. Киссур дошел до верхушки
стены и осторожно перевесился через зубец. Стена была широкая, поверх шла
крытая дорога, на которой могли разъехаться две повозки установленной
ширины. На дороге никого не было. Киссур пересек дорогу, прошел по узкому,
с ладонь, парапету за выступ угловой башни, зацепил веревку и через
мгновение повис на ее конце. Далеко внизу плескался грязный канал.
Противоположного берега в ночи не было видно. Киссур раскачался на
веревке, чтоб не упасть близ берега, и прыгнул.
Вода была ледяная: Киссур едва не выронил душу, однако вынырнул и
замотал, тихо отфыркиваясь, головой. Ему повезло, что он не ударился при
падении о тряпку, доску, выеденную тыкву, словом, о любой жизненный отход
самого большого города ойкумены, города, где живет сто тысяч чиновников и
еще миллион человек.
Через полчаса Киссур вышел на берег у песчаного моста. Киссур разрыл
землю у опоры моста, достал что-то, завернутое в ветошку, сел на берегу и
задумался. По правде говоря, он не знал, как быть дальше.
Доброжелатель, снабдивший его когтями и веревкой, планировал побег
совсем по-другому и через месяц. Доброжелатель этот сейчас уехал
инспектором в провинцию. Но заключенный увидел вечером снаружи своей
клетки пьяного стражника и не устоял перед искушением: зацепил стражника
крючком, подволок к прутьям, просунулся сквозь них, придавил, вытащил
ключи и бежал. Но что делать дальше, он не знал. Он, правда, смутно
слышал, что в столице недавно завелось место, называемое рынком, где
продаются поддельные документы и другая жизненная снасть.
Киссур поднял голову и увидел по звездам, что скоро полночь. Он
взобрался по гранитной стене канала. Перед ним открылась площадь, а на
площади статуя государя Иршахчана, в окружении двух крыльев городской
управы. Киссур забился под корни огромного платана напротив и стал ждать,
глядя на идола. Это была небольшая, еще прижизненная статуя, и поэтому у
нее было человеческое лицо. В одной руке государь держал меч, а в другой
книгу. Киссур знал, что ровно в полночь государь вздрагивает и
переворачивает каменные страницы книги, и в этот миг можно у него
чего-нибудь выпросить. "Дай мне встретиться с государем Варназдом" -
загадал желание Киссур. Он терпеливо сидел и ждал. Однако каменная статуя



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.