read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Юрий НИКИТИН


САНИТАРНЫЕ ВРАЧИ


- Лена, а вы знаете, кто больше всего страдает сердечно-сосудистыми
заболеваниями? Кто чаще всего скопытивается от инфаркта?
- Нет, - ответила она.
- Мы, санитарные врачи.
Елена, элегантно откинувшись на спинку сиденья, с любопытством
посматривала на Шушмакова. Суровый, насупленный, с желтым нездоровым
лицом, особенно неподвижным на фоне проскальзывающего за стеклом пейзажа,
он смотрел прямо перед собой, большие кисти рук застыли на баранке
автомашины, чуть-чуть двигаясь из стороны в сторону, и загородное шоссе
неслось навстречу с огромной скоростью.
Нервный, поняла она. Как там от инфаркта, неизвестно, а язву желудка
наживет быстро. Или уже нажил, вон какой желтый, злой.
Шушмаков мастерски обогнал гигантский рефрижератор, прибавил
скорость.
- Я санитарным врачом четвертый год, - сказал он. - Всего четвертый,
а уже сердце побаливает, по ночам засыпать боюсь: могу не проснуться. Вы
только что из института, наших проблем не знаете... Таким ядом
пропитываешься, мухи на три метра от тебя дохнут! Кстати, вы знаете, что
есть специальное постановление, дающее заключению врача обязательную силу?
- Конечно, - ответила она, - мы проходили перед распределением.
Она чуть придвинулась к нему, чтобы полюбоваться в зеркало своими
огромными блестящими глазами. Вчера подруги водили к новому парикмахеру.
Там и брови подправили - блеск!
- Так вот, Лена, пока доберемся, впереди еще проселочная, поделюсь
горьким опытом... В нашей зоне по пальцам пересчитаете случаи, когда мы,
санитарные врачи, добились хоть чего-то. Вот сейчас катим мимо завода -
видите слева? - там шесть мартеновских печей. Впечатляет, не так ли?
- Впечатляет, - согласилась она, рассматривая в зеркало красиво
загнутые ресницы.
- Так вот, - свирепо сказал Шушмаков, - ни на одну из них санитарный
врач акта приемки не подписал!
- Да ну? - сказала она, понимая, что нужно что-то сказать. - А что
там стряслось?
- А то, что ни на одной из них нет газоочистки. Не построили сразу,
не поставили и после. Поэтому санитарный врач ни одну из них не принял. И
что же? Пустили без него, работают... А санитарника преспокойно сняли:
слишком много ходил, стучал кулаком, орал, ссорился, скандалил, добивался,
протестовал...
Он говорил с такой горечью, что она даже отстранилась, удивленно
пробежала взглядом по его лицу. Псих, определенно псих... И с ним
работать? Ни разу не улыбнулся, комплимента не сказал!.. А у нее
облегающая блузка с глубоким вырезом и стройные ноги: хоть сейчас на
рекламу! Он все время задевает, можно сказать даже - трогает пальцами,
когда хватается за рукоять переключения скоростей, но внимания не обращает
совсем-совсем. Обидно...
Шушмаков изредка посматривал вверх: нет ли патрульных вертолетов, и
тут же лихо обгонял редкие машины, в большинстве - тяжелые грузовики.
Почему-то быстро темнело небо. Елена удивленно поднесла к глазам
часы. Шушмаков перехватил ее взгляд, недобро оскалился и кивнул за окно.
Справа быстро наползала, подминая под себя горизонт, темно-синяя туча. В
глубине темного месива сверкали молнии. Туча катила быстро, тяжелая,
страшная своей беззвучностью.
- Успеем доехать? - спросила она.
- Вряд ли... Здесь близко, но не успеем.
Впереди по шоссе стремительно зарябило, будто с самолета врезали из
пулеметов; по асфальту сразу понеслись потоки. "Дворники" бегали по
ветровому стеклу, но воду сбрасывать не успевали.
Шушмаков снизил скорость до предела; ехал медленно: оба всматривались
в стену воды перед машиной. Он зажег фары, но тьма продолжала сгущаться.
Машина влетела в лавину дождя, крыша загрохотала, о стекло ударялись
фонтаны, вода отпрыгивала от асфальта выше мотора.
Туча над головой страшно треснула, будто твердое небо разломилось.
Прямо перед машиной вспыхнул едкий свет, похожий на блеск электросварки.
На миг ослепленные глаза уткнулись в зеленовато-серую стену воды, тут же
на крышу словно обрушилась железная балка и раздался удар - страшный,
уничтожающий.
Шушмаков раскрывал и закрывал рот, но Елена слышала только
сотрясающие удары и непрерывный мощный шум падающей воды.
Машина ползла сквозь смесь воды, грохота и удушающего блеска и
росчерков молний, мимо замерших на дороге легковушек и грузовиков. Горели
фары. Раскаты грома уже воспринимались как тупые удары по голове. Небо
гремело, шипело, грохотало, ломалось, рассыпалось на куски.
Шушмаков осторожно отстранил прижавшуюся к нему женщину. Елена
дрожала от холода и беспомощности, ощутив себя песчинкой, где и железная
коробка машины - не защита... Вода залила асфальт, и Шушмаков осторожно
вырулил к обочине. Свет фар пробивался сквозь падающую воду всего на пару
шагов; тут легко угодить в кювет или в какую-нибудь яму. Рядом с колесами,
переполнив кювет, мчалась бурая вода, несла ветки, щепки, сор.
Подавленная и уничтоженная, обхватив себя за плечи, Елена вжалась в
сиденье. Шушмаков сидел деловито, не делая попыток успокоить или согреть
ее. В городе сидишь в надежной каменной коробке, сверху - этажи, квартиры,
снизу - то же самое, напротив - такой же каменный дом, всюду асфальт,
камень... И грохота нет: телевизор, магнитофон, проигрыватель, приемник -
всегда что-нибудь да работает. А здесь ужас! Машина - жестянка, кажется,
пронесется вихрь, и перевернет ее.
Вдруг быстро посветлело; еще мгновение - и стена падающей воды разом
исчезла. На востоке уже во всю мощь горело ярко-синее небо, а туча,
сжавшись и побледнев, бегом уходила на запад. Елене показалось, что гроза
длилась по крайней мере час, но, взглянув на часы, поразилась, что прошло
всего четыре минуты. Четыре минуты!
Шушмаков вырулил на дорогу. На этот раз вел машину осторожнее,
медленнее. Чисто вымытое шоссе сияло, как зеркало, но теперь часто темнели
выбоины, которых перед дождем не было. Шушмаков открыл боковые окна.
Ворвался воздух, чистый и ясный, ароматный, пить бы его, как пили доброе
сказочное вино, возвращающее молодость.
Шушмаков кивнул туда, где вода в кювете неслась чуть ли не с той же
быстротой, как и машина, все еще выплескиваясь на асфальт:
- Матушка-природа намекнула нам, неразумным, на свою мощь...
Напомнила!
- Безобразие какое! - ответила Елена. Она ежилась, поджимала ноги. -
Хорошо хоть в машине... Ракеты запускаем, спутники, а с климатом совладать
не можем! Чтобы таких безобразий не было!
Шушмаков покосился, впервые сказал усмешливо:
- Это вы верно сказали: ракеты запускаем, атомные электростанции
вовсю пашут, а вот климат - эх! Погоду не можем даже угадывать, не то что
корректировать... А она с нашей цивилизацией что хочет, то и вытворяет.
Дождик не умеем ни вызвать, ни предотвратить. А что говорить о вулканах,
цунами, тайфунах... Едва прогнозировать учимся...
Она удивленно и с неодобрением вскинула брови, сказала холодновато:
- Вы словно бы рады этому...
- Может, и рад... Хорошо, что не умеем, а то бы натворили! Вообще бы
зарезали. А так природа еще постоит за себя. Только вот не понимаем ее
предостережений...
- Этот ливень - предостережение?
- А как же! Нам поучительный урок!
Шоссе медленно и с наслаждением выгибало блестящую спину, словно
потягивалось, и когда машина выпрыгнула на вершину, вдали показались
высокие рыжие здания, закругленные купола доменных печей.
Елена взглянула на часы. Ехали почти час: от города, далековато.
Со стороны завода в их сторону низко над землей двигалось огромное
бурое облако. Оно быстро разрасталось в размерах, и Шушмаков поспешно
закрыл окна.
- Что случилось? - не поняла Елена.
- Кислородная продувка... Самая стандартная продувка стали
кислородом, но без газоочистки. Завод автоматизирован полностью,
считается, что пыль здесь никому не вредит.
Облако приближалось, принимало угрожающие размеры. Неприродное, даже
противоестественное ощущалось в его плотных формах, жутком цвете.
Вынырнуло солнце, и облако осветилось железным цветом: недобрым, тяжелым.
- Пылинки из труб, - объяснил Шушмаков, - микроскопические. Ветер
несет их куда захочет. И когда он прет на город, то окна лучше не
открывать. Да что окна! Они через плотно закрытые форточки проникают в
комнату!.. Сколько раз бывал здесь, запрещал продувку! Ходил вкупе с
представителями заводского комитета, с милицией даже. Не слушают! Глухие,
как природа. Не знаю, самому уходить или подождать, пока выставят?
- А что, могут?
Шушмаков повернул руль, машина ухнула с шоссе на дорогу к заводу.
- А вы думаете? Если бы придирался по санитарии к директору пивной
точки - другое дело! Всякий поддержит. А директора крупного
металлургического завода только тронь! По всем инстанциям затаскают. На
втык, на ковер, а потом еще и выгонят, если станешь артачиться
по-прежнему.
Они уже приближались к заводу. Шушмаков не глядя ткнул пальцем в
левое окно:
- Какие трубы? По закону и по проекту должны быть?
Елена ответила послушно:
- Стометровыми, я помню.



Страницы: [1] 2 3
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.