read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Виктор ПЕЛЕВИН


МАРДОНГИ




Слух обо мне пройдет, как вонь от трупа.
Н.Антонов


Слово "мардонг" тибетское и обозначает целый комплекс понятий.
Первоначально так назывался культовый объект, который получался вот каким
образом: если какой-нибудь человек при жизни отличался святостью, чистотой
или, наоборот, представлял собой, образно выражаясь "цветок зла" (связи
Бодлера с Тибетом только сейчас начинают прослеживаться), то после смерти,
которую, кстати, тибетцы всегда считали одной из стадий развития личности,
тело такого человека не зарывалось в землю, а обжаривалось в растительном
масле (к северу от Лхасы обычно использовался жир яков), затем обряжалось
в халат и усаживалось на землю, обычно возле дороги. После этого вокруг
трупа и впритык к нему возводилась стена из сцементированных камней, так
что в результате получалось каменное образование, в котором можно было
уловить сходство с контуром сидящей по-турецки фигуры. Затем объект
обмазывался глиной (в северных районах - навозом пополам с соломой, после
чего был необходим еще один обжиг), затем штукатуркой и разрисовывался -
роспись была портретом замурованного, но, как правило, изображенные лица
неотличимы. Если умерший принадлежал к секте Дуг-па или Бон, ему
пририсовывалась черная камилавка. После этого мардонг был готов и
становился объектом либо исступленного поклонения, либо настолько же
исступленного осквернения - в зависимости от религиозной принадлежности
участников ритуала. Такова предыстория.
Второе значение слова "мардонг" широко известно. Так называют себя
последователи Николая Антонова, так называл себя сам Антонов. Наш
небольшой очерк не ставит себе целью проследить историю секты - нас больше
интересует ранний срез ее идеологии и мысли самого Антонова; кстати, мы не
согласны с появившейся недавно гипотезой, что Антонов - вымышленное лицо,
а его труды - компиляция, хотя аргументы сторонников этой точки зрения
часто остроумны. Надо всегда помнить, что "несуществование Антонова", о
котором многократно заявляли сектанты, есть одна из их мистических догм, а
вовсе не намек неким будущим исследователям. Согласиться с этой гипотезой
нельзя еще и потому, что все сочинения, известные как антоновские, несут
на себе ясный отпечаток личности одного человека. "Пять или шесть страниц,
- пишет Жиль де Шарден, - и начинает казаться, что ваша нога попала в
медленные челюсти некоего гада, и все сильнее нажим, и все темнее
вокруг..." Оставим излишнюю эмоциональность оценки на совести
впечатлительного француза; важно то, что работы Антонова действительно
пронизаны одним настроением и стилистически обособлены от всего
написанного в те годы - если уж предполагать компиляцию, то автор у
подделок тоже должен быть один, и в таком случае под именем Николая
Антонова нами понимается этот человек.

Начало движения относится к 1993 году и связано с появлением книги
Антонова "Диалоги с внутренним мертвецом".
"Смерти нет" - так называется ее первая часть. Идея, конечно, не
нова, но аргументация автора необычна. Оказывается, смерти нет потому, что
она уже произошла, и в каждом человеке присутствует так называемый
внутренний мертвец, постепенно захватывающий под свою власть все большую
часть личности. Жизнь, по Антонову, - не более чем процесс вынашивания
трупа, развивающегося внутри, как плод в матке. Физическая же смерть
является конечной актуализацией внутреннего мертвеца и представляет собой,
таким образом, роды. Живой человек, будучи зародышем трупа, есть существо
низкое и неполноценное. Труп же мыслится как высшая возможная форма
существования, ибо он вечен (не физически, конечно, а категориально).
Ошибка обычного человека заключается в том, что он постоянно
заглушает в себе голос внутреннего мертвеца и боится отдать себе отчет в
его существовании. По Антонову, ВМ (так обычно обозначается внутренний
мертвец в изданиях нынешних антоновцев) - самая ценная часть личности, и
вся духовная жизнь должна быть ориентирована на него. Мы еще вернемся к
этой мысли, получившей развитие в последующих работах Антонова, а пока
перейдем ко второй части "Диалогов".
Она называется "Духовный мардонг Александра Пушкина". Уже здесь,
помимо введения термина, обозначены основные практические методы
прижизненного пробуждения внутреннего мертвеца. Антонов пишет о духовных
мардонгах, образующихся после смерти людей, оставивших заметный след в
групповом сознании. В этом случае роль обжарки в масле выполняют
обстоятельства смерти человека и их общественное осознание (Антонов
уподобляет Наталью Гончарову сковороде, а Дантеса - повару), роль кирпичей
и цемента - утверждающаяся однозначность трактовки мыслей и мотивов
скончавшегося. По Антонову, духовный мардонг Пушкина был готов к концу XIX
века, причем роль окончательной раскраски сыграли оперы Чайковского.
Культурное пространство, по Антонову, является Братской Могилой, где
покоятся духовные мардонги идеологий, произведений и великих людей;
присутствие живого в этой области оскорбительно и недопустимо, как
недопустимо в некоторых религиях присутствие менструирующей женщины в
храме. Братская Могила, разумеется, понятие идеальное (после выхода книги
в издательство пришло много писем с просьбой указать ее местонахождение).
Существование духовных трупов в ноосфере, говорит дальше Антонов,
способствует выработке правильного духовно-эмоционального процесса, где
каждый шаг ведет к "утрупнению" (один из ключевых терминов работы).
Практические рекомендации, приведенные в "Диалогах", впоследствии получили
развитие, поэтому будет правильно рассмотреть их по второй книге Антонова.
Книга "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека" (1995) представляет собой на
первый взгляд бессвязный набор афоризмов и медитационных методик - однако
адепты утверждают, что в этих высказываниях, а также в принципах их
взаимного расположения зашифрованы глубочайшие законы Вселенной. За
недостатком места мы не сможем рассмотреть эту сторону книги - отметим
только, что последние исследования на ЭВМ ЕС-5540 установили несомненную
структурную связь между повторяемостью в книге слова "гармония" и ритуалом
приготовления вареной суки - национального блюда индейцев Навахо.
(Легендарный факт съедения Антоновым в мистических целях своей собаки,
предварительно якобы загримированной под Пушкина, никак не документирован
и, по-видимому, является одним из многочисленных мифов вокруг этого
человека; насколько известно, никакой собаки у Антонова не было.)
Практические техники, ведущие к "утрупнению", разнообразны. Еще в
первой книге предложен "Разговор о Пушкине". (Утверждают, что в последние
годы жизни Антонов открывал рот только для того, чтобы сделать очередное
заявление о величии Пушкина; антоновцы комментируют это в том смысле, что
мастер работал одновременно над двумя мардонгами - укреплял пушкинский и
достраивал свой.) Эта практика среди антоновцев сейчас строго
формализована: "Разговор о Пушкине" начинается с вводного утверждения о
том, что поэт не знал периода ученичества, и кончается распеванием мантры
"Пушкин пушкински велик" - регламентированы не только все произносимые
слова, но и интонации. Можно допустить, что при жизни Антонова (антоновец
бы поправил, сказав - при первосмертии) существовали отклонения от канона
и в современной форме он сложился позднее.
Другой техникой утрупнения является изучение древнерусской культуры -
разумеется, не ее самой, а ее мардонга. На этом пути Антонов высказал
интересную мысль, благодаря которой к движению примкнула масса
славянофилов. Антонов заявил, что найденный археологами под Киевом горшок
VIII века является первым в истории мардонгом, а находящаяся в нем малая
берцовая кость принадлежала девочке по имени Горухша - это слово написано
на горшке. После такого патриотического высказывания антоновцы получили
государственную дотацию, и их движение заметно укрепилось.
Кроме этих методик, Антонов рекомендует изучение какого-нибудь
мертвого языка, например, санскрита, а также лежание в гробу.
С момента возникновения секты быт ее членов был подвергнут тщательной
ритуализации. Рассказывают, например, что Антонов не терпел, когда при нем
огурцы вынимали из банки пальцами - по его мнению, мертвость овощей
осквернялась живым прикосновением. Работа "Ежедневное чудо", где, может
быть, рассмотрены эти вопросы, не сохранилась.
Книга "Майдан" (1998) при стилистическом единстве с остальными
сочинениями сдержанней и задумчивей и чем-то напоминает суры мединского
периода. В ней нет новых идей, но углублены и развиты ранее высказанные -
например, появляется мысль о множественности внутренних трупов, которые
как бы вложены один в другой, наподобие матрешек (по Антонову -
древнерусский символ мардонга), причем каждый последующий труп созерцает
предыдущий и испытывает по нему ностальгию; первичный внутренний труп
тоскует по окончательному, то есть по актуализированному мертвецу - круг
замыкается.
В этой книге Антонов отрекается от тех своих последователей, которые
идут на самоубийство, - он презрительно называет их "недоносками". (В
системе Антонова убийство рассматривается как кесарево сечение, а
самоубийство - как преждевременные роды. Смерть в юности уподобляется
аборту.)
В 1999 году Антонов достигает актуализации. Его мардонг устанавливают
на тридцать девятом километре Можайского шоссе, прямо у дороги.
Он и сейчас на этом месте, и в любое время там можно встретить
антоновцев - это хмурые молодые люди в темных плащах, крашенные под
блондинов, с перетянутыми резинкой - чтобы трупно синели кисти -
запястьями. У мардонга читают стихи - обычно Сологуба или Блока,



Страницы: [1] 2
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.