read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Андрей ПЕЧЕНЕЖСКИЙ


ЧИСТЫЕ ДЕЛА





Привет, старик, привет, чертовски рад тебя видеть, мы снова вместе, а
это уже кое-что, хотя и это ничего не меняет. Все будет так, как будет,
вот в чем дело, - именно так, даже если бы нам очень захотелось повертеть
колесико иначе. Давай обнимемся, пожмем друг другу руки и присядем на
ступеньке трапа, как было заведено у нас когда-то, помнишь? Давным-давно,
когда нас называли незаменимыми, когда-то, помнишь? Давным-давно, когда на
глухих задворках Галактики немыслимо было обойтись без двух стариков,
потому что классных разведчиков во все времена находилось негусто, а мы
тогда были моложе на целую жизнь и умели творить чудеса. Оставим чудеса
другим, кто идет за нами, и согласимся, что это справедливо. Сверхдальних
разведок и свободного поиска нам с тобой досталось на десятерых, но
силенок с годами почему-то не прибавляется. Присядем на трапе,
посидим-помолчим о разных пустяках, пусть Черепашка подождет еще немного,
пусть потерпит, пока старики намолчатся. Старики, старики-чистильщики, в
которых постепенно превращаются все незаменимые. Нехитрая работенка
здорово приманивает к зеркалу воспоминаний; это зеркало волшебное, и
человек невольно поддается его очарованию - вдруг начинает пятиться, а что
разглядишь спиной? Но мы-то с тобой понимаем, чистильщики - это тот же
космос, это все-таки он, его дыхание, с которым сливается наше; это
магнетизм его яростного покоя, который расшевеливает кровь однажды и
навсегда, и знает настоящие доказательства того, что жизненный труд наш не
был напрасным. Да и Черепашка - не самая дрянная каталка на звездных
полях. И потом, старина, будь наш новый транспорт посолидней, поднимала бы
Черепаха на борт не пару взрывчатки, а сотню, да ходили бы на ней со
скоростью разведчиков, да ждали-встречали бы нас, как после свободного
поиска, - разве от этого колесико повернется в другую сторону? Не мы -
значит, кто-то, и все будет так, как будет, именно так, даже странно,
откуда приплелась эта пустая надежда, что все могло быть иначе? Мы посидим
на трапе, помолчим, потом ты скажешь: пора, и мы привычно перешагнем
потоптанный порожек рубки. Старушка явно заждалась старичков, ну да за
нами не пропадет, наверстаем, старики-чистильщики, - и на командный
диспетчеру, бодренько: Ч-шестнадцать с готовностью, идем в четвертый,
Ч-шестнадцать с готовностью. Голос дежурного молокососа пожелает нам не
слишком большой дыры в мешке, я ответно пошлю доброжелателя в эту самую
дыру, пусть поторчит для дела, и уже на рулежке прибавлю необязательное:
будь здоров, сынок, - так что ты, дед, посмотришь на меня с пониманием. Мы
всегда понимали друг друга, - будь здоров, сынок, форсаж, выходим на
третьей, по-ошла жестяночка, мы уже там, сынок, будь здоров. Да вы
ловкачи, каких свет не видывал, а мешок свой впопыхах не забыли? Как
можно, ведь это наша работа, как можно; счастливо погулять, счастливо
оставаться, - все будет именно так. Неделю добираться до места, принять
дежурство, потом неделю, вторую, месяц - чеши себе по квадрату, нагуливай
сводку, обсасывай зубочистку, как леденец. Терпение, дед, терпение, оно
спасает от чего угодно и даже от скуки. Сегодня вечером, а может, завтра к
обеду Космач выдаст первые цели, ему видней: ребята, облако пыли и пара
кусочков, больше пока не нашлось. И на том спасибо, в следующий раз не
пожадничай, ладно? Ребята, второй идет чуть пониже, но на всякий случай
возьмите и его. Не беспокойтесь, Космач, на нашем дежурстве твой
надзирательский стаж не пострадает, а лучше бы выпивки прислал на каком-то
из этих камешков; того и гляди - рой, наконец, издохнет, как тогда быть с
посылками, Космач? С выпивкой туговато, ребята, могу подкинуть жевательной
резины, с тем же райским привкусом. Ну да, жуйте ее сами, асы дальнего
наблюдения, все равно ничего другого вы не умеете, - и мы двинемся не
спеша навстречу нашим камешкам. Пойдем под мелодии старинных блюзов,
пойдем минировать и распылять, и жечь распыленное, чтобы смышленые парни,
которым предстоят великие дела, которым некогда мелочиться на трассе,
могли бы угонять своих скакунов без опаски, до поры ни о чем не заботясь,
как и положено настоящим смышленышам. Когда-то чистили перед нами, теперь
наш черед, старина. Будет так, и ты это знаешь, - есть один кусочек, есть
второй, поглянцевали дорожку, протерли бархаткой и на время забились в
угол квадрата, пропуская транспортный караван. Эй, Космач, твоя пыль
полыхает от нашей зажигалки, точно тополиный пух, - отлично, ребята, с
почином вас, и прошу внимания: вероятно, уже к понедельнику получите целую
пригоршню и опять без выпивки, - с этим не проглядитесь, метят прямо по
Дому. Не проглядимся, Космач, не прохлопаем, хоть за нами имеется еще и
заслонка безгрешного автоматического действия. Не проглядимся, ведь мы-то
понимаем, как скверно спится по ночам, когда всякая дрянь барабанит по
крыше. До понедельника, - пока, ребята.
Помнишь, старик, что случится дальше? Еще бы ты не помнил, тот
последний понедельник августа. Камешки окажутся увесистыми и без особых
щедрот, которые обожают в цехах на Четвертой базе. Почему бы не сложить из
них монумент, до самой верхушки Космоса, - помечтаешь ты, когда мы
приступим к делу, - огромную вышку, а на ней поместить всех нас, кто внизу
не ужился. Но ты удерешь и оттуда, старик, побродить на свободе, а кстати
и мусор прикопать, от больших построек его остается навалом... Мы будем
колотить их порциями, по дюжине, по десятку в заход, а самый крупный
оставим на закуску - ощупать наверняка и после за осколками не гоняться.
Порядок, Космач, чистота идеальная, связь по обстоятельствам, - понял, по
обстоятельствам, - это будет наша последняя договоренность. Я сочиню
неплохой виражик, и Черепашка пристанет к глыбе, словно сядет на блюдечко.
Я - наизнанку, дед, встречаемся через час, - добро, дружище, но через час
ты не вернешься. Дед, что у тебя? - молчание, - дед, отзовись, ты слышишь?
- я потерплю еще, согласно здравому смыслу и строгим инструкциям, десять
минут, не более. Десять минут на плохую дорогу, на всякие нечаянные
дрязги, затем отправлюсь искать тебя. Вспомни, вспомни, как это будет:
аварийный ранец, лучемет да и мои опасения впридачу - все это окажется
бестолковым грузом, а твой сигнальный зонд не зависнет оранжевой точкой
над серо-серебристым нагорьем - услышать просьбу о сигнале ты бы уже не
смог. Я разыщу тебя на гребне скалистого слома; ты будешь там потрясающе
умиротворенный, будто сейчас конец отпуска, и мы на своем побережье, под
нашим солнцем купаем в Атлантике внуков, - в чем дело, дед? - А, это ты, я
только что собрался на Черепашку... - Но ты просрочил почти полчаса,
полчаса - понимаешь?.. - Вот так номер... действительно, прости, с моей
стороны это свинство... не злись... да нет же, со мной ничего такого, я в
полном порядке, и я виноват, старик, клянусь, надо было сразу позвать
тебя... хотя, я звал... наверняка я сделал это, но ты, вероятно,
вздремнул, пока я тут вкалывал... ну, не сердись, и давай об этом
как-нибудь после... наведайся лучше вон в ту расщелину... охота узнать,
как тебе все это покажется, - конечно, я побываю в той расщелине, а потом
вернусь и присяду рядом с тобой, плечом к плечу, как сейчас на ступеньке
трапа. Думаю, рано или поздно - это должно было случиться, не с нами, так
с кем-то из наших, все равно, с кем и когда, и неважно, в каком квадрате.
Квадратов у Космоса несть числа, бери выбирай любой, и когда-нибудь, если
повезет дождаться, эта штука падет на тебя всей своей тяжестью; и уйти от
этого веса никому не дано. И будет то, что будет: крутая стена глухой
расщелины, а в стене - семь дверей человеческих, поставленных этак
запросто, словно в клозетах Космопорта. Семь дверей, в самый раз по нашему
росту, с замочным скважинами, с удобными кругляшками рукоятей; ровно семь,
облицованных пластиком зеленоватого цвета, и на каждой - порядковый номер
в левом верхнем углу. Привычные арабские цифры от единицы до семерки,
слева направо, как и положено земным заведениям. Только это была не земля,
старик, и в той стороне, откуда донесся этот камень, некому было
заниматься подобным благоустройством. Рано или поздно, не мы, так кто-то,
что еще, дружище, можно думать об этом? Когда мы намолчимся, я скажу:
отличные двери, дед, но у нас нет ключей... Знаешь, сперва я тоже решил -
вот если бы крючок сюда, а на нем болталась бы связка... но ты поостынь,
тут ничего такого не нужно, они ведь не заперты... Тень страшной
беспрепятственности заполняла расщелину, густая, цепкая тень. Ну да,
разумеется, все дело в привычке, а они, конечно, не заперты... Потом я
пройдусь к горизонту, и мы испытаем наши переговорники на расстоянии,
обратно ты позовешь меня взмахом руки. Загадочные вещи всегда норовят
нахлынуть скопом; мы влипли, старик, и на этот раз по уши... Странное
состояние вдруг подступит к нам, - то ли от невозмутимости звездных
светлячков, то ли от самой расщелины, - состояние властного абсолюта
происходящего, и почему-то без примеси отчаяния, сколько бы оно ни
продлилось. И мы уже понимали, что продлится оно до последнего из короткой
череды оставшихся дней.
Славные обстоятельства, Космач, не правда ли? Жаль, что нет никакой
возможности обозначить их для тебя. Да и что бы мы поведали? Эй, Космач,
вечный наш ангел-распорядитель, наиглавнейший чистюля вселенских дорог и
тропинок, - дела у нас хоть куда: кислород, подогревка в норме, колпаки не
потеют, за ушами не чешется, и даже аттракцион от скуки наладили: дед
минировал тут одну трещину, а в ней оказалось сразу семь лазеек, -
примерно так, Космач, или вроде того? Оставили камешек на закуску, закуска
оказалась славненькой. Все устроилось очень здорово, мы часами торчим
перед этой стеной, Черепашку давно перегнали поближе, но поднимаемся на
борт лишь поесть да послушать музыку. Снаружи теперь ничего не услышишь,
хоть голову высунь из колпака. Вообще со звуком у нас приключилось нечто
забавное - между собой мы общаемся только нос к носу, или на пальцах
показываем - а до тебя, Космач, и подавно не дойдет ни слова из того, что
тебе адресуется. И еще: в эти дни мы обленились неимоверно и многого не
сумели; в эти дни мы не сумели больше, чем за всю свою прошлую жизнь. Мы
не воспользовались Черепашкой - бежать, позабыв о минах, оставив камень
защитному поясу Дома, и не воспользовались ею, чтобы принять, согласно



Страницы: [1] 2
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2017г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.