read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Владимир Набоков.


Приглашение на казнь


Comme un fou se croit Dieu
nous nous croyons mortels.
/Delalande.
Discours sur les ombres/ [*] (*1)
------------------------------------------------
[*] Подобно тому как глупец полагает себя богом,
мы считаем, что мы смертны.
/Делаланд.
"Разговоры теней"/ (франц.).
----------------------------
I
Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили смертный
приговор шепотом. Все встали, обмениваясь улыбками. Седой
судья, припав к его уху, подышав, сообщив, медленно
отодвинулся, как будто отлипал. Засим Цинцинната отвезли
обратно в крепость. Дорога обвивалась вокруг ее скалистого
подножья и уходила под ворота: змея в расселину. Был спокоен;
однако его поддерживали во время путешествия по длинным
коридорам, ибо он неверно ставил ноги, вроде ребенка, только
что научившегося ступать, или точно куда проваливался, как
человек, во сне увидевший, что идет по воде, но вдруг
усомнившийся: да можно ли? Тюремщик Родион долго отпирал дверь
Цинциннатовой камеры, -- не тот ключ, -- всегдашняя возня.
Дверь наконец уступила. Там, на койке, уже ждал адвокат --
сидел, погруженный по плечи в раздумье, без фрака (забытого на
венском стуле в зале суда, -- был жаркий, насквозь синий день),
-- и нетерпеливо вскочил, когда ввели узника. Но Цинциннату
было не до разговоров. Пускай одиночество в камере с глазком
подобно ладье, дающей течь. Все равно, -- он заявил, что хочет
остаться один, и, поклонившись, все вышли.
Итак -- подбираемся к концу. Правая, еще непочатая часть
развернутого романа, которую мы, посреди лакомого чтенья,
легонько ощупывали, машинально проверяя, много ли еще (и все
радовала пальцы спокойная, верная толщина), вдруг, ни с того ни
с сего, оказалась совсем тощей: несколько минут скорого, уже
под гору чтенья -- и... ужасно! Куча черешен, красно и клейко
черневшая перед нами, обратилась внезапно в отдельные ягоды:
вон та, со шрамом, подгнила, а эта сморщилась, ссохшись вокруг
кости (самая же последняя непременно -- тверденькая,
недоспелая). Ужасно! Цинциннат снял шелковую безрукавку, надел
халат и, притоптывая, чтобы унять дрожь, пустился ходить по
камере. На столе белел чистый лист бумаги, и, выделяясь на этой
белизне, лежал изумительно очиненный карандаш, длинный как
жизнь любого человека, кроме Цинцинната, и с эбеновым блеском
на каждой из шести граней. Просвещенный потомок указательного
перста. Цинциннат написал: "и все-таки я сравнительно. Ведь
этот финал я предчувствовал этот финал". Родион, стоя за
дверью, с суровым шкиперским вниманием глядел в глазок.
Цинциннат ощущал холодок у себя в затылке. Он вычеркнул
написанное и начал тихо тушевать, причем получился загадочный
орнамент, который постепенно разросся и свернулся в бараний
рог. Ужасно! Родион смотрел в голубой глазок на поднимавшийся и
падавший горизонт. Кому становилось тошно? Цинциннату. Вышибло
пот, все потемнело, он чувствовал коренек каждого волоска.
Пробили часы -- четыре или пять раз, и казематный отгул их,
перегул и загулок вели себя подобающим образом. Работая лапами,
спустился на нитке паук с потолка (*2), -- официальный друг
заключенных. Но никто в стену не стучал, так как Цинциннат был
пока что единственным арестантом (на такую громадную
крепость!).
Спустя некоторое время тюремщик Родион вошел и ему
предложил тур вальса. Цинциннат согласился. Они закружились.
Бренчали у Родиона ключи на кожаном поясе, от него пахло
мужиком, табаком, чесноком, и он напевал, пыхтя в рыжую бороду,
и скрипели ржавые суставы (не те годы, увы, опух, одышка). Их
вынесло в коридор. Цинциннат был гораздо меньше своего
кавалера. Цинциннат был легок как лист. Ветер вальса пушил



светлые концы его длинных, но жидких усов, а большие,
прозрачные глаза косили, как у всех пугливых танцоров. Да, он
был очень мал для взрослого мужчины. Марфинька говаривала, что
его башмаки ей жмут. У сгиба коридора стоял другой стражник,
без имени, под ружьем, в песьей маске (*3) с марлевой пастью.
Описав около него круг, они плавно вернулись в камеру, и тут
Цинциннат пожалел, что так кратко было дружеское пожатие
обморока.
Опять с банальной унылостью пробили часы. Время шло в
арифметической прогрессии: восемь. Уродливое окошко оказалось
доступным закату: сбоку по стене пролег пламенистый
параллелограмм. Камера наполнилась доверху маслом сумерек,
содержавших необыкновенные пигменты. Так, спрашивается: что это
справа от двери -- картина ли кисти крутого колориста или
другое окно, расписное, каких уже не бывает? (На самом деле это
висел пергаментный лист с подробными, в две колонны, "правилами
для заключенных"; загнувшийся угол, красные заглавные буквы,
заставки, древний герб города, -- а именно: доменная печь с
крыльями, -- и давали нужный материал вечернему отблеску.)
Мебель в камере была представлена столом, стулом, койкой. Уже
давно принесенный обед (харчи смертникам полагались
директорские) стыл на цинковом подносе. Стемнело совсем. Вдруг
разлился золотой, крепко настоянный электрический свет.
Цинциннат спустил ноги с койки. В голове, от затылка к
виску, по диагонали, покатился кегельный шар, замер и поехал
обратно. Между тем дверь отворилась, и вошел директор тюрьмы.
Он был как всегда в сюртуке, держался отменно прямо,
выпятив грудь, одну руку засунув за борт, а другую заложив за
спину. Идеальный парик, черный как смоль, с восковым пробором,
гладко облегал череп. Его без любви выбранное лицо, с жирными
желтыми щеками и несколько устарелой системой морщин, было
условно оживлено двумя, и только двумя, выкаченными глазами.
Ровно передвигая ноги в столбчатых панталонах, он прошагал
между стеной и столом, почти дошел до койки, -- но, несмотря на
свою сановитую плотность, преспокойно исчез, растворившись в
воздухе. Через минуту, однако, дверь отворилась снова, со
знакомым на это раз скрежетанием, -- и, как всегда в сюртуке,
выпятив грудь, вошел он же.
-- Узнав из достоверного источника, что нонче решилась
ваша судьба, -- начал он сдобным басом, -- я почел своим
долгом, сударь мой --
Цинциннат сказал:
-- Любезность. Вы. Очень. (Это еще нужно расставить.)
-- Вы очень любезны, -- сказал, прочистив горло, какой-то
добавочный Цинциннат.
-- Помилуйте, -- воскликнул директор, не замечая
бестактности слова. -- Помилуйте! Долг. Я всегда. А вот почему,
смею спросить, вы не притронулись к пище?
Директор снял крышку и поднес к своему чуткому носу миску
с застывшим рагу. Двумя пальцами взял картофелину и стал мощно
жевать, уже выбирая бровью что-то на другом блюде.
-- Не знаю, какие еще вам нужны кушанья, -- проговорил он
недовольно и, треща манжетами, сел за стол, чтобы удобнее было
есть пудинг-кабинет.
Цинциннат сказал:
-- Я хотел бы все-таки знать, долго ли теперь.
-- Превосходный сабайон! Вы хотели бы все-таки знать,
долго ли теперь. К сожалению, я сам не знаю. Меня извещают
всегда в последний момент, я много раз жаловался, могу вам
показать всю эту переписку, если вас интересует.
-- Так что может быть в ближайшее утро? -- спросил
Цинциннат.
-- Если вас интересует, -- сказал директор. -- Да, просто
очень вкусно и сытно, вот что я вам доложу. А теперь, pour la
digestion [*], позвольте предложить вам папиросу. Не бойтесь,
это в крайнем случае только предпоследняя, -- добавил он
находчиво.
----------------------------------------------------------
[*] для лучшего пищеварения (франц.).
----------------------------------------------------------
-- Я спрашиваю, -- сказал Цинциннат, -- я спрашиваю не из
любопытства. Правда, трусы всегда любопытны. Но уверяю вас...
Пускай не справляюсь с ознобом и так далее, -- это ничего.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.